авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Правовое регулирование применения технических средств в сфере уголовного судопроизводства

-- [ Страница 4 ] --

Автором дается классификация технических средств, применяемых в сфере уголовного судопроизводства, демонстрирующая сложность построения взаимосвязей, возникающих при использовании технических средств в раскрытии и расследовании преступлений, а также указывающая на необходимость выработки единого подхода к формулированию понятий, относящихся к техническим средствам в уголовно-процессуальном законодательстве.

Во втором параграфе исследован вопрос о достижении объективной истины в ходе уголовного процесса и взаимосвязи ее с процессуальной формой, который, по мнению автора, до настоящего времени остается открытым. Исследуемая проблема актуализирует вопрос о том, способствует ли достижению истины по уголовному делу применение в ходе расследования технических средств и научных достижений. Вопрос о достижении истины имеет непосредственное отношение к правилам оценки доказательств, полученных, в том числе при помощи технических средств.

По мнению диссертанта, имеется существенное различие между истиной как объективным отражением действительности и истиной, которая достигается в ходе уголовного судопроизводства, поскольку последняя всегда является формальной, вынужденной основываться не на всех фактах, имевших место в действительности, а лишь на тех, что были задокументированы определенным образом. В настоящее время существует ряд препятствий для достижения объективной истины в ходе уголовного процесса, закрепленных как в Конституции РФ, так и в уголовно-процессуальном законодательстве.

Например, требование непременного установления истины по каждому делу вступает в противоречие с установленным Конституцией РФ (ст. 51), а затем и в нормах УПК РФ правом обвиняемого отказаться от дачи показаний (п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ), правом свидетеля отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников (п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК РФ), а также в иных случаях освобождения участников уголовного судопроизводства от обязанности свидетельствовать, давать объяснения и показания. Установив право на свидетельский иммунитет, законодатель явно предпочел охрану лежащих в основе этого иммунитета ценностей (презумпции невиновности, сохранения родственных отношений и др.) установлению истины «любыми средствами». Закрепленное в ст. 50 Конституции РФ и развитое в нормах УПК РФ правило о недопустимых доказательствах является существенным препятствием для установления истины «любыми средствами».

По мнению автора, к основным препятствиям установления «истины» в уголовном судопроизводстве следует отнести положения, касающиеся правил оценки доказательств, полученных как с применением технических средств, так и «традиционными» способами. Это ст. 22, 23, 24, 25, ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, лимитирующие вторжение государства в частную жизнь граждан и сбор информации о них, а также использование при осуществлении правосудия доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 3 ст. 7, ст. 12, 13, 14, 16, 89 и ряд других положений УПК РФ), существенно ограничивающих органы предварительного расследования в способах собирания, проверки и оценки доказательств, правилах производства и протоколирования следственных действий.

В целом же, накладываемые на ход уголовного процесса и сбор доказательств ограничения делают истину, достигаемую в ходе уголовного судопроизводства, скорее не материальной, а «формальной», т.е. отражающей не факты, а способы и формы их установления, определенные в уголовном процессе, и отрицает все остальные события, хотя и имеющие место, но порядок отражения которых не соответствует форме, разрешенной уголовно-процессуальным законом. Во имя соблюдения прав человека и законности, закрепленных в Конституции и уголовно-процессуальном праве, законодатели ограничили формальными рамками возможности для установления истины в уголовном процессе, исключив «соблазн» применения для этого «любых средств».

Таким образом, по мнению диссертанта, возникает неразрешимое противоречие между задачей установления истины в ходе уголовного процесса и способами ее достижения – противоречие между целью и средствами.

Объективная необходимость применения в уголовном судопроизводстве современных достижений науки и техники объясняется не только стремлением сотрудников правоохранительных органов упростить и ускорить процесс раскрытия и расследования преступлений, но также и возможностями технических средств существенно расширять диапазон человеческого восприятия.

Очевидно, что с развитием современной уголовно-процессуальной науки происходит постепенный пересмотр отношения к применению технических средств в ходе расследования преступлений. Технические средства постепенно превращаются из вспомогательных в основные инструменты расследования, приобретая все большую процессуальную значимость.

Таким образом, по мнению автора, в ближайшей перспективе уголовно-процессуальное законодательство потребует существенного реформирования с учетом возможности использования технических средств и сведений, получаемых с их помощью, не только как вспомогательных инструментов при расследовании и раскрытии преступлений, но также и основных средств протоколирования следственных действий.

Диссертант полагает, что следует пересмотреть понятие «материалы уголовного дела», поскольку под данное понятие не попадают аудио- и видеозаписи, которые по закону «прилагаются» к уголовному делу. Поэтому на результаты применения технических средств в виде носителей аудиальной и визуальной информации, которые могут содержать важные для уголовного дела сведения, не распространяется право участников уголовного процесса снимать с них копии. Вместе с тем именно информация, находящаяся в приложениях к протоколам, может быть принципиально важной с точки зрения допустимости следственных действий, зафиксированных с использованием технических средств. Таким образом, существенно ограничивается право стороны защиты на изучение материалов уголовного дела и выявление фактов нарушения закона и порядка осуществления следственных действий.

По мнению автора, необходимо приравнять по процессуальной значимости материалы уголовного дела в виде документов, содержащих сведения, записанные в письменной форме, и иные документы, содержащие сведения, зафиксированные при помощи технических средств аудиальной и визуальной фиксации информации. Включение в состав протокола следственного действия всех материалов, содержащих информацию о ходе и порядке его проведения, позволит выровнять дисбаланс, имеющийся на сегодняшний момент в уголовно-процессуальном законодательстве в части доступа участников уголовного судопроизводства к материалам уголовного дела.

Третья глава диссертации «Теоретические и прикладные проблемы использования технических средств при собирании, проверке и оценке доказательств» посвящена исследованию процессуально-правовых и криминалистических проблем использования технических средств в доказывании, выработке и обоснованию правил и критериев оценки доказательств, полученных с применением технических средств.

В первом параграфе исследованы процессуально-правовые и криминалистические проблемы использования технических средств в доказывании. По мнению диссертанта, собирание, фиксация, исследование, оценка и процессуальное закрепление доказательств, полученных при помощи различных технических средств в уголовном процессе, имеет ряд особенностей и сопровождается рядом проблем, которые необходимо разрешить. В частности доказательства, полученные с использованием технических средств в ходе осуществления уголовного судопроизводства имеют определенную специфику, которая не учитывается в современном уголовно-процессуальном законодательстве, что порождает ряд серьезных проблем.

Проведенное автором исследование показало, что в настоящее время одним из препятствий к законодательному закреплению возможности использования цифровых технологий и новых технических разработок в уголовном процессе является опасение некоторых ученых и законодателей, заключающееся в том, что доказательства, полученные путем применения новейших технических средств, можно легко фальсифицировать. Проведение их экспертных исследований достаточно сложно: нет соответствующих процессуальных процедур; следователи не имеют соответствующей квалификации, а в правоохранительных органах отсутствует соответствующая техника и оборудование. Кроме того, до сих пор ведется дискуссия о том, какие носители информации лучше использовать в раскрытии и расследовании преступлений, цифровые или аналоговые, что в современных условиях не имеет смысла, поскольку сейчас цифровые технологии практически вытеснили аналоговые, и через несколько лет все носители информации могут стать цифровыми.

Одним из актуальных аспектов применения цифровых технологий в раскрытии и расследовании преступлений является проблема исследования материалов, полученных с использованием алгоритмов сжатия данных. Методы цифрового сжатия данных получили широкое распространение в системах записи речевой и графической информации. В настоящее время все форматы записи, используемые в компьютерной технике, основаны на тех или иных алгоритмах сжатия.

Существенным препятствием для использования в уголовном процессе информации, записанной с применением алгоритмов сжатия, является то, что большинство из них основано на удалении из исходного материала так называемой «избыточной информации», которая при использовании в быту не имеет никакого значения. В то же время, для процессуального использования именно эта «ненужная» информация может быть принципиально важной, так как придает речи или изображению особые неповторимые признаки, необходимые для установления аутентичности.

По мнению автора, при проведении экспертных исследований таких материалов следует определить максимально возможный предел сжатия, при превышении которого речевой сигнал должен быть признан непригодным для экспертной идентификации диктора как физическими методами, так и лингвистическими, поскольку фонетическая структура языка, прошедшего такую обработку, существенно отличается от оригинала.

Сжатие информации, особенно выполненное с удалением или коррекцией определенной ее части, необходимо рассматривать как некую разновидность монтажа, хотя и сделанную автоматически, без вмешательства оператора. Диссертант считает, что такие материалы требуют обязательного экспертного исследования при использовании их в качестве доказательств в ходе уголовного судопроизводства, поскольку с помощью сжатия, выполненного с удалением «избыточной» части материала, легче закамуфлировать ранее произведенный монтаж, а также лишить запись индивидуальных признаков, сделав невозможной установление факта ее аутентичности.

На основании проведенного исследования диссертантом сделан вывод о том, что материалы, полученные с применением технических средств фиксации информации, имеют существенные отличия от других сведений, используемых в ходе расследования преступлений. Оценка доказательств такого рода должна проводится с учетом трех критериев, отсутствие или несоответствие любого из которых заданным требованиям должно являться правовым основанием для признания исследуемых доказательств недопустимыми.

К указанным критериям следует отнести: процессуальную значимость, соответствие источников получения сведений требованиям УПК РФ и экспертное подтверждение факта аутентичности. Последний критерий, в свою очередь, должен слагаться из целого ряда факторов, к которым можно отнести: 1) отсутствие, либо допустимую для проведения экспертных исследований степень программного сжатия данных; 2) отсутствие в исследуемых материалах признаков механического или электронного монтажа; 3) соответствие записанной информации месту, времени, условиям и обстоятельствам ее получения, зафиксированным в протоколе следственного действия; 4) идентификацию образцов и речи лиц, зафиксированных при помощи технических средств, а также ряд других факторов.

Во втором параграфе проведено исследование проблемы допустимости использования в сфере уголовного судопроизводства доказательств, полученных с применением технических средств.

По мнению автора, одними из актуальных являются вопросы использования в уголовном процессе «ущербных доказательств» и «асимметрии правил допустимости доказательств», которые не раз рассматривались в работах отечественных юристов, однако решение этих вопросов до сих пор не найдено. Очевидно, что возникновение данной проблемы имеет под собой веские основания. Она вытекает из таких философских понятий, как «достижение истины» и «справедливость». Действительно, не вызывает сомнений, что суд, оценивая доказательства вне зависимости от формы их получения и закрепления, будет более приближен к истине, нежели когда часть доказательств будет исключена по формальным признакам.

С другой стороны, уголовный процесс имеет своей задачей не только защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, но и достижение этой цели законными средствами. В противном случае теряется смысл всей процедуры судопроизводства. Данное положение закреплено не только в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, в соответствии с которой при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона, но и в ст. 75 Уголовно-процессуального кодекса РФ, в которой закреплено требование о том, что доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми.

Таким образом, диссертант приходит к выводу о том, что не исключая возможности обсуждения в теоретическом и философском плане проблемы использования доказательств, полученных с нарушением закона, следует признать, что практически, с учетом требований действующего законодательства, использование в уголовном процессе подобных доказательств представляется невозможным. Из сказанного вытекает первое требование к допустимости доказательств – законность получения. Требование законности получения доказательств является одним из основополагающих, и под его содержанием необходимо понимать неукоснительное соблюдение всех правил уголовного судопроизводства, а также критериев, предъявляемых к доказательствам Конституцией РФ и Уголовно-процессуальным кодексом РФ.

Как считает автор, необходимость экспертных исследований материалов, полученных с применением технических средств, еще на стадии предварительного расследования, косвенно обусловливается положениями УПК РФ, определяющими права и обязанности участников процесса, а также порядок назначения и проведения судебной экспертизы. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 159 УПК РФ стороне защиты не может быть отказано в производстве судебной экспертизы и других следственных действиях, если обстоятельства, об установлении которых она ходатайствует, имеют значение для данного уголовного дела.

Диссертант отмечает, что в соответствии со ст. 38 УПК РФ следователь вправе давать органам дознания письменные поручения о производстве следственных действий. Вместе с тем сотрудники органов дознания, например, оперативных подразделений органов внутренних дел, не включены законодателем в число лиц, которые в соответствии со ст. 86 УПК РФ могут участвовать в собирании доказательств. Указанные сотрудники выпали из круга лиц, имеющих право собирать доказательства даже при осуществлении предусмотренных ст. 38 УПК РФ процессуальных действий и при исполнении своих должностных обязанностей. В связи с чем представляется необходимым дополнить ст. 86 УПК РФ пунктом, позволяющим сотрудникам органа дознания собирать доказательства в ходе следственных действий, проводимых по поручению следователя, прокурора или суда.

Требует уточнения также и статус оперативных сотрудников, осуществляющих технико-криминалистическое обеспечение производства следственного действия. По мнению диссертанта, они не могут считаться специалистами, участвующими в проведении следственного действия, так как характер их действий не соответствует обязанностям специалиста, которые согласно ч. 1 ст. 58 УПК РФ привлекаются к участию в процессуальных действиях для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Выполнение сотрудниками оперативных подразделений следственных действий по заданию следователя также противоречит требованиям ст. 15 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», в соответствии с которой они имеют право проведения лишь перечисленных в ст. 6 Закона оперативно-розыскных мероприятий.

Диссертант предлагает дополнить УПК РФ положениями, детально определяющими процессуальный порядок использования в доказывании по уголовным делам сведений, получаемых при проведении оперативно-розыскных мероприятий с применением средств аудиальной и визуальной фиксации информации. При этом в основу регламентации использования в доказывании указанных материалов может быть положена процедура, данная в статье ст. 186 УПК РФ применительно к результатам следственного действия, – «контроль переговоров», фактически представляющая собой комбинацию следственного действия и оперативно-розыскного мероприятия.

Части 1 и 3 ст. 86 УПК РФ однозначно определяют круг участников уголовного процесса, имеющих право на собирание доказательств, к которым относятся дознаватель, следователь, прокурор, суд и защитник. Иные участники уголовного процесса вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.

Еще меньше прав по формированию доказательственной базы у подозреваемого, обвиняемого, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, которые вправе собирать и представлять лишь письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. Кроме того, полномочия перечисленных участников уголовного процесса по сбору доказательств ограничены формулировкой «письменные документы», которая однозначно исключает возможность предоставления документов в иной форме – «иных документов», в том числе, полученных с использованием технических средств.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.