авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Брачно-семейные отношения как объект международного частного права российской федерации

-- [ Страница 4 ] --

Вопрос о сверхимперативных нормах представляет собой один из сложнейших вопросов и в науке международного частного права, и в практической деятельности. Ещё до закрепления института сверхимперативных норм в ГК РФ была опубликована статья О. Н. Садикова, посвященная данной проблематике, в которой известный ученый обращал внимание на неисследованность данного вопроса не только в отечественной, но и в зарубежной доктрине международного частного права. С момента опубликования статьи прошло более десяти лет, однако вопрос о квалификации норм в качестве сверхимперативных до сих пор остается нерешенным.

В сфере брачно-семейных отношений ситуация осложняется ещё и тем, что специальной статьи, аналогичной ст. 1192 ГК РФ, в семейном законодательстве не содержится. В связи с этим, в диссертации формулируется предложение о восполнении имеющегося пробела посредством включения в раздел VII СК статьи, аналогичной ст. 1192 ГК. Обосновывается также вывод о необходимости принятия специального постановления Пленума Верховного Суда по вопросу применения сверхимперативных норм российского законодательства. Принципиальным вопросом, требующим рассмотрения и решения в постановлении, является вопрос о возможности применения коллизионных норм раздела VI ГК к регулированию трансграничных брачно-семейных отношений и определении примерного перечня норм российского семейного законодательства, которые следует квалифицировать как сверхимперативные нормы.

Третья глава «Правовое регулирование семейных отношений с участием детей в международном частном праве Российской Федерации» состоит из трех параграфов.

Первый параграф «Международное усыновление как объект международного частного права Российской Федерации» посвящен исследованию отношений, которые сегодня в России обсуждаются на всех уровнях специалистами, работающими в разных сферах общественной деятельности.

Заслуживает внимания факт появления в последние годы достаточно большого количества диссертационных исследований, посвященных как общим вопросам усыновления, без акцента на усыновление, осложненное иностранным элементом, так и вопросам, связанным исключительно с международным усыновлением. Однако исследование отношений, складывающихся в процессе международного усыновления, осуществляется авторами без учета норм международного частного права. Анализ диссертаций, посвященных международному усыновлению, свидетельствует о том, что авторы исследований, как правило, избегают или просто не рассматривают вопрос об эффективности действия национальной коллизионной нормы (п. 1 ст. 165), ограничиваясь констатацией факта её закрепления в СК. Единственным связующим звеном с международным частным правом в имеющихся диссертационных работах является рассмотрение международных договоров, принятых в сфере регулирования международного усыновления.

Международное частное право в российской правовой системе (как, впрочем, и в правовых системах иностранных государств) входит в перечень тех отраслей права, нормы которых применяются при международном усыновлении. Однако в отличие от российского семейного или гражданско-процессуального права, к нормам которых обращается судья, эффективность применения коллизионной нормы ст. 165 СК РФ вызывает большие сомнения. Анализ судебных решений, вынесенных по делам о международном усыновлении, показывает, что ст. 165 СК судьями не применяется.

Обращая внимание на неприменение коллизионных норм, закрепленных в действующем семейном законодательстве РФ и, в то же время, учитывая не только правовой, но и политический просчет в возврате к разделу V КоБСа РСФСР 1969 г., в диссертации предлагается корректировка ст. 165 СК. Данный вариант предполагает внесение изменений в ст. 165 СК, не нарушая при этом общий подход, в соответствии с которым допускается регулирование международного усыновления иностранным правом. Изменения, связанные с внесением корректив в указанную статью, будут состоять в юридическом закреплении тех отношений, которые из всего комплекса, именуемого «международное усыновление», могут регулироваться иностранным правом – правом гражданства усыновителя. К примеру, п. 1 ст. 165 предлагается дополнить нормой следующего содержания:

«Усыновление (удочерение), а именно: 1) определение круга лиц, имеющих право быть усыновителями; 2) учет разницы в возрасте между усыновителем и усыновляемым; 3) получение согласия родителей или лиц, их заменяющих, на усыновление ребенка; 4) выражение согласия на усыновление самого усыновляемого; 5) присвоение ребенку имени и определение порядка изменения даты и места рождения усыновленного производится в соответствии с правом государства, гражданином которого является усыновитель...» – далее по тексту п. 1 ст. 165. Подробная регламентация отношений, регулирование которых может осуществляться нормами иностранного права, позволит конкретизировать те вопросы, возникающие в связи с международным усыновлением, которые находятся в компетенции иностранного законодателя.

Исследование отношений в области международного усыновления, осуществляемое через призму международного частного права, является неполным без учета международных норм. Как известно, в области международного усыновления одной из основных конвенций, посвященной этой проблеме, является Конвенция о защите детей и сотрудничестве в области межгосударственного усыновления 1993 г., вопрос о присоединении к которой активно обсуждается в Российской Федерации. Представители Государственной Думы РФ, которым предстоит осуществить этот шаг, не настроены принять положительное решение о ратификации данной Конвенции, считая, что это может заметно ослабить контроль за системой вывоза детей – граждан РФ из Российской Федерации и тем самым усугубить сложившуюся, по их мнению, тревожную ситуацию с международным усыновлением.

В диссертации обосновывается другая точка зрения. Принимая решение о ратификации Конвенции 1993 г., Российская Федерация одновременно может подготовить проект специального заявления, текст которого может быть следующим: «Российская Федерация передает детей – граждан Российской Федерации на усыновление лицам, являющимся гражданами тех иностранных государств, с которыми заключены двусторонние договоры, устанавливающие правовые основы сотрудничества договаривающихся государств по вопросам международного усыновления. В случае если двусторонний договор не заключен, дело о международном усыновлении приостанавливается до заключения соответствующего договора». Кроме того, Государственной Думе Российской Федерации следует рассмотреть вопрос о заключении двусторонних договоров с теми государствами, граждане которых участвуют в усыновлении российских детей.

Второй параграф «Правовое регулирование отношений, связанных с заботой о детях, оставшихся без попечения родителей» посвящается отношениям, подобно международному усыновлению опосредующим одну из форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей.

Международное усыновление, которое находится в центре внимания ученых, включая и специалистов по международному частному праву, не является единственным отношением с участием детей, которое может быть урегулировано нормами международного частного права. Опираясь на исходный тезис о том, что к объекту международного частного права относятся трансграничные отношения, имеющие частноправовую природу, через призму международного частного права необходимо рассматривать и другие семейные отношения с участием детей.

Приняв в 1995 году качественно новый источник семейного права, содержащий систему коллизионных норм, российский законодатель не определил коллизионное регулирование патронатных отношений. Очевидно, нерешенность в то время этого вопроса объяснялась необходимостью разработки наиболее оптимальных для регулирования патронатных отношений коллизионных норм. Прежде чем сформулировать приемлемые коллизионные принципы, необходимо было удостовериться в эффективности возрождения в России патронатного воспитания вообще. Как выяснилось позднее, различные модели патронатных отношений не только стали приживаться в переживающей кризис семье, но и оказались более востребованными, чем проверенный многолетним опытом законодательного закрепления такой институт социальной заботы, как институт опеки (попечительства) над детьми.

К сожалению, развивая патронатное воспитание в России, внедряя в российскую практику различные формы устройства детей, законодатель и инициаторы детских программ обходят вниманием международное сотрудничество и возможность организации патронатных семей с привлечением граждан иностранных государств. Граждане иностранных государств, подобно гражданам Российской Федерации, могут оказывать содействие и готовы быть участниками различных правоотношений, обеспечивающих ребенку право на семейное воспитание. Социальные службы, ориентированные сегодня на поиск патронатных воспитателей из числа российских граждан, должны также направлять свои усилия и на поиск лиц, желающих помочь детям, из числа граждан иностранных государств. Как правило, семьи иностранных граждан, желающие взять ребенка на воспитание, бывают в материальном плане достаточно обеспеченными. Учитывая, что привлечение иностранных граждан в качестве патронатных воспитателей может значительно уменьшить политический накал проблемы с международным усыновлением, этот вопрос заслуживает внимания не только в рамках настоящего исследования, но и в рамках любой научно-исследовательской работы, посвященной вопросам семейного воспитания детей, оставшихся без попечения родителей.

Участие иностранных граждан может осуществляться не только тогда, когда иностранные организации или иностранные граждане выполняют роль организаторов домов семейного типа или работают в качестве патронатных воспитателей, но и в случае, когда иностранными гражданами являются дети, оставшиеся без попечения родителей на территории Российской Федерации. В этой ситуации дети, являясь иностранными гражданами, могут быть переданы на воспитание в семьи российских граждан, что также придает исследуемым отношениям международный характер и обусловливает обращение к нормам международного частного права.

Частноправовая природа договора о передаче ребенка предполагает наличие коллизионного регулирования, но в российском законодательстве, как уже говорилось, отсутствуют коллизионные нормы, посвященные выбору применимого права для регулирования данных отношений. В связи с этим возникает вопрос: можно ли осуществлять коллизионное регулирование, применяя имеющиеся коллизионные нормы, которые закреплены в СК (например, нормы об усыновлении) или ГК (нормы об опеке)? Или отсутствие специальных коллизионных норм, посвященных патронатным отношениям, следует понимать как отказ от коллизионного регулирования данного вида семейных отношений с участием детей?

В диссертации формулируется вывод о возможности и необходимости коллизионного регулирования патронатных отношений. Предлагается модель коллизионного регулирования, в основе которой лежат гибкие коллизионные принципы. Только сравнивая правовые системы государств, имеющих тесную связь с регулируемыми отношениями, сопоставляя регулирование патронатных отношений в разных правовых системах с точки зрения защиты интересов детей, можно обеспечить детям, лишенным родительского воспитания, наиболее благоприятные условия для реализации ими права на семейное окружение и воспитание.

Третий параграф «Реализация права ребенка на общение с родителями, проживающими в разных государствах» раскрывает особенности регулирования одного из неимущественных прав ребенка в сфере международного частного права.

За последние годы в Российской Федерации заметно возросло число дел по спорам между родителями об определении места жительства ребенка в ситуации, когда брак расторгнут, и один из родителей покидает или имеет намерение покинуть пределы Российской Федерации. При этом, рассматривая дела данной категории, российский судья, как правило, принимает решение без учета права ребенка на общение с обоими родителями. В итоге ребенок, имея подтвержденное решением суда определенное место жительства с одним из родителей, фактически не может реализовать свое другое не менее важное неимущественное право – право на общение с обоими родителями.

В международном частном праве Российской Федерации нет специальных коллизионных норм, посвященных выбору права при решении вопроса об определении места жительства ребенка. Для регулирования этих отношений могут применяться общие коллизионные нормы ст. 163 СК РФ. Понятно, что наличие коллизионных норм в российском законодательстве ещё не является гарантией обеспечения ребенку права на общение с обоими родителями при разводе родителей или в ситуации, когда родители, не расторгая брак, проживают на территории разных государств. Как уже было видно на примере международного усыновления, закрепление в СК коллизионных норм ещё не означает их применения российскими судьями. Даже закрепление в российском законодательстве гибких коллизионных принципов, позволяющих выбрать наиболее благоприятное для ребенка право, вряд ли способно коренным образом изменить ситуацию.

Защищать интересы ребенка, а это должно стать приоритетной задачей при разработке модели правового регулирования, нужно путем использования различных приемов и средств правового регулирования. Говоря об обеспечении и реализации права ребенка на общение с родителями, проживающими в разных государствах, недостаточно руководствоваться принципом наиболее благоприятного права при рассмотрении иска об определении места жительства ребенка. Независимо от того, по праву какого государства будет решен вопрос об определении места жительства ребенка, данное решение будет направлено только на защиту права ребенка на место жительства. Для того чтобы обеспечить право на общение с родителями, необходимо в рамках одного дела рассмотреть и принять решение по двум вопросам: определить место жительство ребенка и порядок его общения с родителями, проживающими раздельно. В диссертации обосновывается вывод о том, что второй вопрос суд должен рассмотреть независимо от того, заявляет истец данное требование в иске об определении места жительства ребенка или нет.

Четвертая глава «Правовое регулирование брачных отношений и отношений между супругами в международном частном праве Российской Федерации» состоит их трех параграфов, объединенных общим видом исследуемых отношений.

Первый параграф «Коллизионно-правовое регулирование брачных отношений» посвящен анализу правового регулирования трансграничных брачных отношений в Российской Федерации, которое осуществляется посредством действия коллизионных норм. Анализ показал, что существует заметное различие между юридическим оформлением регламентации данных отношений в коллизионных нормах российского законодательства (ст.ст. 156, 159 СК) и осуществлением регулирования заключения и расторжения международного брака правоприменительными органами Российской Федерации.

В отличие от коллизионного регулирования семейных отношений с участием детей, которое, как представляется, должно быть изменено с учетом интересов детей и защиты их прав, регулирование брачных отношений юридически не нуждается в каких-либо принципиальных изменениях. Закон гражданства как основной коллизионный принцип, определяющий условия заключения брака, является подходящим и наиболее приемлемым для регулирования данных отношений. Проблема заключается в применении этого принципа на практике. В связи с этим в диссертации формулируется предложение о привлечении внимания судей к необходимости применения коллизионных норм. Предлагается привести российское гражданско-процессуальное законодательство в соответствие с разделом VI ГК «Международное частное право» и внести определенные коррективы в ст.ст. 362, 363 ГПК РФ, обязывая судей общей юрисдикции правильно применять не только материальные или процессуальные нормы, но и коллизионные нормы российской правовой системы для того, чтобы вынесенное ими решение было законным.

Защищая целесообразность сохранения двусторонних коллизионных принципов, получивших закрепление в разделе VII СК РФ, нельзя в то же время не замечать неподготовленности российского правоприменительного корпуса, реализующего действие коллизионных норм на практике. Что касается выполнения работниками органов ЗАГС коллизионных норм ст.ст. 156, 159 СК, то для налаживания работы в этом секторе необходимо, помимо учебы и разъяснительной работы, разработать и принять специальную инструкцию. В Российской Федерации действие инструкций, не обладающих высшей юридической силой, имеет хорошие результаты. Разумеется, что высказанные предложения могут быть изменены по форме: вместо инструкций могут быть разработаны специальные Положения для работников ЗАГСа; вместо введения в штат Минюста работников, подготавливающих ответы на судебные запросы об информации относительно иностранного права, может быть создан специальный орган, обеспечивающий только процесс передачи запросов и получения ответов. Однако потребность в принятии эффективных мер и задействование различных рычагов, активизирующих применение судьями и работниками ЗАГСа норм международного частного права, является не только актуальной задачей, но и одним из критериев оценки уважения к праву в Российской Федерации.

Во втором параграфе «Правовое регулирование отношений между супругами» в качестве объекта международного частного права исследуются отношения между супругами.

Преобладание территориального принципа в регулировании трансграничных брачно-семейных отношений, не помешало СССР ещё в конце 1950-х годов стать участником двусторонних договоров о правовой помощи, в которых закреплялись коллизионные нормы, допускающие выбор иностранного права, в том числе, и применительно к регулированию отношений между супругами. Такие договоры были заключены с Польшей (1957 г.), Венгрией (1958 г.), Румынией (1958 г.), Югославией (1962 г.), Болгарией (1975 г.).



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.