авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Система ограниченных вещных прав на земельные участки

-- [ Страница 4 ] --

Показано развитие в пандектном праве комплексных институтов частного права, состоящих из различных вещных прав («выдел» пожилым людям (включает элементы узуфрукта, вещного обременения, личного сервитута), оговорка об узуфрукте в договоре о передаче имущества в собственность, право застройки с вещным обременением выплат и др.). Делается вывод о том, что подобные комплексные правовые конструкции имеют наибольшую эффективность при наличии всех сформированных в развитых правопорядках элементов. Введение в отечественное право классической системы вещных прав обуславливает формирование аналогичных институтов.

В главе 3 «Ограниченные вещные права пользования чужим земельным участком» исследуются вещные сервитуты, право личного пользовладения (узуфрукт), права постоянного владения и пользования (эмфитевзис) и право застройки.

В параграфе первом «Вещные сервитуты» отмечается, что, несмотря на разработку сервитутов еще в римском праве, сегодня данная категория имеет широкое практическое применение в зарубежных правопорядках. В частности, в правоприменительной практике Германии, Австрии, Швейцарии наблюдается расширение сферы использования сервитутов, в связи с чем получают востребование сервитуты, которые не были известны прошлому столетию, например, сервитуты как средства ограничения конкуренции и обеспечения обязательства (в частности, сервитут на запрет продажи на соседнем земельном участке минерального сырья, пива и других товаров), а также сервитуты для прокладки коммуникаций – линий мобильных телесистем, радио-, телекоммуникаций, сервитуты снабжения – теплом, газом, электроэнергией и т.п.

В настоящее время нормы российского права о сервитутах (прежде всего ст. 274 ГК РФ, ст. 23 Земельного кодекса РФ) не содержат достаточных нормативных положений о содержании и существенных условиях договора о сервитуте, его видах, условиях осуществления, основаниях возникновения и прекращения. Вместе с тем актуальность сервитутных прав в отечественном правопорядке возрастает.

Обращаясь к закреплению сервитута в отечественном законодательстве, отмечается, что он сформулирован в виде предоставления возможности совершать сервитуарию определенные действия для пользования служебным участком (аналогия с положительным сервитутом). Аргументируется необходимость расширения содержания сервитута в будущем российском законодательстве. В качестве образца предлагается подход, по которому сервитут предоставляет возможность управомоченному лицу совершать определенные действия и требовать соблюдения запретов (т.е. предоставление двух групп правомочий).

Далее анализируются условия установления вещного сервитута, его соотношение с другими вещными правами (личным сервитутом, узуфруктом, эмфитевзисом, застройкой, вещным обременением) и делается вывод о существовании предпосылок для обособления вещных сервитутов в самостоятельную группу. Рассматривая соотношение вещных сервитутов и ограничений права собственности, автор приходит к выводу об отсутствии вещно-правовой природы у «публичного сервитута» (соответственно, невозможность признания субъективным вещным правом). Подобный подход был аргументирован еще пандектным учением, а также русской дореволюционной цивилистикой, где считалось, что эта категория не является вещным правом вообще, ибо она не предоставляет конкретному лицу абсолютного субъективного права на чужую вещь. Отмечается важность отграничения вещного сервитута от отношений, получивших название «соседского права» (известного в немецком и австрийском праве как Nachbarrecht). Аргументацией для такого вывода послужило то, что сервитут представляет вещное право ограниченного пользовании чужим земельным участком, тогда как нормы о соседском праве закрепляют «границы», пределы осуществления права собственности в отношении своего земельного участка, а также пределы вмешательства в права владельца соседнего земельного участка.

Осуществлена систематизация сервитутов на группы. В качестве общего деления, в зависимости от содержания сервитута, аргументируется классификация на положительные и отрицательные сервитуты. Критерием деления сервитутов также может выступать цель использования, в связи с чем предлагается деление на земельные, городские и коммунальные сервитуты.

Выявлены условия для заимствования известных развитым европейским правопорядкам (германскому и швейцарскому) сервитутов как средств ограничения конкуренции, способа обеспечения обязательств, коммуникационного сервитута. Введение сервитута, запрещающего определенную деятельность на земельном участке, возможно в рамках соблюдения российского законодательства о защите конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках. Заимствование данного права позволит разрешить проблему неравномерного распределения товаров, работ и услуг, в связи с чем органами государственной власти субъектов Российской Федерации предлагается ее разрешение путем введения квотирования на производство сельскохозяйственной продукции.

В рамках исследования права пользовладения (узуфрукта) в параграфе втором «Право пользовладения (узуфрукт)» отмечается, что данный институт особенно актуален в развитых европейских правопорядках. Узуфрукт (право пользовладения) регламентировался русским дореволюционным правом. С формированием класса собственников земли и другой недвижимости перед отечественным законодателем вновь поднимается вопрос о введении узуфрукта как самостоятельного вещного права.

В настоящее время наиболее распространенной сферой личного пользовладения (узуфрукта) в зарубежном праве выступает наследственное и семейное право, в виде предоставления в силу дарения или завещания обширного по содержанию личного права пользования недвижимым имуществом супругу, родителям, детям и другим лицам с правомочием присвоения плодов (в том числе и доходов). Приводится статистика, представленная кафедрой гражданского права университета Дюссельдорфа по результатам социологического опроса (проведенного среди нотариусов, адвокатов и налоговых консультантов Германии). Было выявлено то, что наиболее распространенным основанием установления узуфрукта в современный период выступает Niessbrauchsvorbechalt (оговорка об узуфрукте в договоре о передаче имущества в собственность) и vorweggenommene Erbfolge (передача имущества в счет будущего наследования). Отмечается, что доминирование в праве узуфрукта социального аспекта, который выражается в безвозмездном предоставлении имущества, повлекло в ряде европейских стран поддержку со стороны государства в виде предоставления льготного налогообложения и упрощенного порядка внесения записи в Поземельную книгу.

Анализируя исторические предпосылки введения узуфрукта в отечественное право, диссертант отмечает, что в русской дореволюционной цивилистике велись оживленные споры о природе известного в тот период права пользовладения, которое специально не закреплялось в Своде законов гражданских. Однако 27 февраля 1862 г. были приняты специальные правила, предоставляющие одному из супругов законную возможность обеспечить оставшемуся в живых супругу средства к существованию, которая учеными рассматривалась как пользовладение (узуфрукт). Право пользовладения в качестве самостоятельного вещного права предлагалось ввести в Гражданское уложение Российской империи.

Формулируется понятие узуфрукта как непередаваемого по наследству и неотчуждаемого иным способом ограниченного вещного права, предоставляющего его субъекту – узуфруктуарию право владения и пользования имуществом присвоением плодов (в т.ч. доходов), с обязанностью сохранения субстанции вещи, оставлением за собственником номинального права собственности. Отмечается, что узуфрукту свойственны такие не вызывающие споров зарубежных ученых признаки, как абсолютный характер, непосредственное отношение к вещи, свойство следования, публичность, закрепление законом видов и содержания.

Дается аргументация разграничения узуфрукта и эмфитевзиса.

Диссертант обосновывает необходимость установления эмфитевзиса как в коммерческих, так и некоммерческих целях, а также в интересах любых субъектов гражданского права (частично вместо права пожизненного наследуемого владения и постоянного бессрочного пользования), тогда как пользовладение представляется в некоммерческой деятельности и характеризуется как социальный институт., Показывается, что системы ограниченных вещных прав условно можно подразделить на режимы, в которых наряду с узуфруктом предусматривается возможность установления эмфитевзиса (Италия, Квебек), и режимы, в которых законодатель отказался от эмфитевзиса, включив часть правомочий, содержащихся в данном праве, в состав узуфрукта либо вещного обременения (Германия, Австрия, Швейцария).

Рассматривая соотношение личного сервитута и узуфрукта, диссертант приводит положения зарубежных законодательств и делает вывод о том, что по этому вопросу существуют три группы законодательных подходов. Первый характерен гражданскому законодательству Франции, Италии, Квебек, Грузии. Согласно ему узуфрукт является самостоятельным ограниченным вещным правом, отличным от сервитутов. Согласно второму подходу узуфрукт выступает разновидностью личного сервитута (Австрия, Эстония, Македония, Латвия). Третий подход, признающий узуфрукт, наряду с предиальными (вещными) и персональными (личными) сервитутами, самостоятельным подвидом сервитутных прав, создан под влиянием пандектного учения, в результате рецепции римского права в Германии и Швейцарии. Перечисляются предпосылки конструирования узуфрукта в отечественном правопорядке в качестве самостоятельного вещного права.

Подчеркивается переплетение в зарубежной практике различных вещных прав в одних правоотношениях. Наиболее типичной формой смешанного договора выступает известная немецкому праву передача имущества при vorweggenommene Erbfolge (дословно vorweg – заранее и genommen – брать, взять, Erbfolge – наследование), в котором сочетаются дарение при жизни наследодателя и последующее наследование. В этом институте наряду с узуфруктом возможно установление личного сервитута, рентного долга, вещного обременения, залога.

Отмечается, что в российском праве отсутствуют предпосылки прямого заимствования указанных институтов, поскольку российскому праву не известны такие категории, как договор о наследовании, договор дарения со встречными обязанностями, договор дарения на случай смерти, а также представляется невозможной передача имущества в порядке наследования при жизни наследодателя.

В заключении параграфа предлагается охарактеризовать узуфруктные отношения как снабженческие (узуфрукт снабжения) и обеспечительные (обеспечительный узуфрукт).

В параграфе третьем «Право застройки (суперфиций)» анализируется актуальность вещного права застройки в отечественном праве, его генезис и развитие в зарубежном праве, предлагается правовая модель его внедрения в российский правопорядок.

Одним из вариантов разрешения проблемы недоступности земельных участков под строительство выступает введение отчуждаемого, закладываемого и передающегося по наследству вещного права застройки (известного многим европейским правопорядкам, а также русскому дореволюционному и советскому праву (до 1949 г.)). Право застройки получило развитие в европейских правопорядках в результате жилищного кризиса начала XX столетия. Высокая стоимость земель, возникшая в результате их спекуляция и недоступность малообеспеченным слоям населения выявили несовершенство регулирования права застройки в Германском Гражданском уложении, в связи с чем 15 января 1919 г. было принято специальное Положение «О наследственном праве застройки (Verordnung ber das Erbbaurecht (ErbbauVO)). Сходные причины легли в основу принятия закона Австрии о праве застройки от 26 апреля 1912 г. (Baurechtsgesetz – BauRG), а также введения норм о праве застройки в Гражданском уложении Швейцарии 1907 г. (ZGB), посвященных праву застройки. Однако в отличие от немецкого и австрийского права швейцарское право застройки отнесено к разновидности сервитутов (ст. 674, 675, 779 – ст. 779 l 40). Обращается внимание на то, что в настоящее время право застройки (droit de superficie) получило признание во французском праве в качестве самостоятельного права (Жилищно-коммунальный кодекс Франции (Code de la constukction et de l'habitation)).

Исследуя право застройки в русском праве, автор указывает на то, что возможность застройки на чужой земле не рассматривалась в качестве ограниченного вещного права вплоть до конца XIX в. В Законе Российской империи «О праве застройки» от 23 июня 1912 г. под правом застройки понималось вещное право срочного, отчуждаемого и наследуемого владения чужой землей как строительной площадью за вознаграждение. Отмечается, что институт застройки был закреплен в ст. 71-84 Гражданского кодекса РСФСР в виде устанавливаемого договором вещного, отчуждаемого и обременяемого права, требовавшего нотариального оформления на срок до 49 лет для каменных и до 20 лет для прочих строений. Данное право просуществовало до 1949 г.

Диссертант концентрирует внимание на проблему определения правовой природы права на строение. При этом подчеркивается, что в различных правопорядках она разрешается по-разному. Указывается, что в контексте реформы отечественного законодательства о вещном праве при введении принципа «единого объекта недвижимости» рассмотрение данной проблемы является особенно важным.

Для разрешения данного вопроса автор обращается к зарубежной и русской дореволюционной доктрине. При этом отмечает то, что разработанный римлянами принцип superficies solo cedit был заложен в основу пандектного права и реципирован многими европейскими правопорядками. Обращается внимание на то, что относительно определения правовой природы права застройки немецкими учеными XVIII-XIX в. сформировано несколько теорий: разделенной собственности (geteiltes Eigentum); права пользования сходные с сервитутом (Sachnutzungsrechte); права принудительного исполнения (Sachhaftungsrechte); сособственности (Miteigentum); особой собственности на сооружение (Sondereigentum). Основополагающим был признан подход, согласно которому застройщик имеет особую собственность (Sondereigentum) на сооружение, и на нее распространяется режим недвижимости. Такая конструкция была создана в виде признания строения, возведенного в силу права застройки существенной составной частью наследственного права застройки (а не земельного участка, поскольку это привело бы к признанию последнего движимой вещью) и распространения на данное право правового режима недвижимых вещей (в связи с чем стала возможной ипотека права застройки). В связи с предполагаемым введением вещного права застройки в российское право, в целях включения этого права в гражданский оборот (отчуждения, ипотеки) автор предлагает распространить на него правовой режим недвижимости.

При создании правовой модели права застройки в российском гражданском праве диссертант одобряет конструкцию права застройки, представленную в Концепции развития гражданского законодательства РФ. Подчеркивается востребованность предложенных в Концепции сроков права застройки от 50 до 199 лет (в отдельных зарубежных правопорядках максимальный срок составляет 99 либо 100 лет), дается дополнительная их аргументация, согласно которой внедрение новых строительных технологий и материалов позволяет существовать зданиям или сооружениям (построенным в соответствии со строительными правилами и нормами) в течение более длительного времени. По мнению диссертанта, востребованы современной практикой и положения Концепции об отчуждаемости права застройки, его платности, необходимости государственной регистрации на основании договора.

Формулируется понятие права застройки как ограниченного вещного права, обладающего абсолютным характером и предоставляющего управомоченному лицу (застройщику) возможность владения и пользования земельным участком для последующего возведения строений и их эксплуатации.

Обращая внимание на проблемы определения платы за право застройки и обеспечения ее выплаты, автор аргументирует возможность использования зарубежного опыта об определении данной платы по соглашению сторон в зависимости от рыночной стоимости земельного участка, сложившегося размера арендной платы в определенной местности и других условий (в немецком праве размер платы, как правило, составляет 3 - 5 % от рыночной стоимости земли). По мнению автора, в исключительных случаях возможен пересмотр размера платы в зависимости от изменения социально-экономических отношений, но с соблюдением принципа стабильности. Для обеспечения платы за право застройки предлагается введение положений зарубежного права о вещном обременении, предусматривающем правило о ценностной оговорке, т.е. возможности в зависимости от инфляции, изменения минимального размера оплаты труда и других обстоятельств разрешения изменения размера платы, а в случае просрочки – обращения взыскания на имущество застройщика.

В параграфе четвертом «Право постоянного владения и пользования земельным участком (эмфитевзис)» показываются исторические и социально-экономические предпосылки внедрения права эмфитевзиса в отечественное право. В дореволюционной России регламентировалось чиншевое право, которое предоставляло наследуемое владение землей за выплату чинша. Регламентированное действующим законодательством право пожизненного наследуемого владения земельным участком сходно с чиншевым правом (оно бессрочно, передаётся по наследству, имеет широкое содержание). Однако пожизненное наследуемое владение, в отличие от эмфитевзиса, предоставляет возможность безвозмездного пользования только государственным или муниципальным земельным участком.

Отмечается, что эмфитевзис наряду с узуфруктом и другими вещными правами получил правовое оформление в новейших кодификациях развитых стран – в Гражданском кодексе Нидерландов и Гражданском кодексе Квебека. Эмфитевзис известен сегодняшнему французскому (положения об эмфитевзисе в новом Сельскохозяйственном кодексе Франции) и итальянскому законодательству (ст. 959 ГК Италии). В зарубежных правопорядках под эмфитевзисом, как правило, понимают вещное долгосрочное наследуемое право пользования земельным участком (чаще всего сельскохозяйственным), которое предоставляет управомоченному лицу (эмфитевту) широкие по содержанию правомочия владения, пользования а также отчуждения участка.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.