авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Система ограниченных вещных прав на земельные участки

-- [ Страница 3 ] --

Анализ эволюции вещного права в отечественном правопорядке дает основания утверждать, что в русском праве вплоть до XIX в. не было ни понятия прав на чужие вещи, ни их систематизации. Обращение к категории вещного (вотчинного) права в русском дореволюционном праве произошло лишь во второй половине XIX столетия. В Своде законов гражданских Российской империи отсутствовала система вещных (вотчинных) прав. Готовившееся взамен его Гражданское уложение относило к вещным правам наследственное (оброчное) владение, пользовладение, сервитуты (поземельные и личные), вотчинные выдачи (в редакции 1902 г.). В проекте Гражданского уложения 1905 г. круг вещных прав был дополнен правом на разработку недр земли. Проект Вотчинного устава включал в перечень вещных прав право отдельного владения, вечного, пожизненного или срочного, право на разработку недр земли, вотчинные повинности, вотчинные выдачи.

Раздел «Вещное право» был введён в Гражданский кодекс РСФСР 1922 г., который содержал три вида прав: право собственности (ст. 52-70), право застройки (ст. 71-84) и право залога (ст. 85-105). Права, которые были обозначены в первом советском кодексе как вещные, представляли собой сочетание публично-правовых и частноправовых элементов с доминированием первых. Впоследствии произошел отказ от категории вещных прав, и во второй половине XX столетия они не регламентировались в праве РСФСР, а также не выступали объектом анализа цивилистической науки.

Дальнейшее развитие категория вещных прав получила лишь в конце прошлого столетия в Законе РСФСР “О собственности в РСФСР” 1990 г. (ст.5 о праве предприятия на полное хозяйственное ведение и праве государственного и иного учреждения на оперативное управление), Основах гражданского законодательства Союза ССР 1991 г. (раздел «Право собственности и другие вещные права»), а позднее – в части первой Гражданского кодекса РФ 1994 г. (раздел II «Право собственности и другие вещные права»).

Параграф второй «Понятие ограниченного вещного права, его признаки и принципы правового регулирования» содержит анализ понятия, сущности, признаков вещного права, различных подходов к определению принципов его правового регулирования в зарубежном и российском праве.

По утверждению диссертанта, понятие вещного права было выражено пандектным учением лишь в начале XIX столетия. В связи с тем, что дефиниция вещного права основывалась на уже существующих в германском правопорядке особенностях существующей власти лица над вещью, она не вызывала особых споров в среде пандектистов. Авторитетные представители пандектного учения Г. Дернбург, Г. Пухта, Б. Виншайд и известные германисты (например, О. Гирке) видели сущность вещного права в определенном отношении владельца к вещи, которое выражается в его непосредственном господстве. Отмечается преемственность пандектного и современного западноевропейского учения о вещном праве. В этой связи в сегодняшней доктрине главнейшими признаками вещного права, отграничивающими его от прав обязательственных, выступают непосредственное отношение к вещи и абсолютный характер. Для аргументации данного вывода приводятся определения вещного права в трудах германских, австрийских и итальянских правоведов (Г. Вилинг, У. Маттеи, Г. Козиел).

Исследуя генезис признака вещного права «непосредственное господство над вещью», констатируется, что он берет начало с пандектного права, его образованию способствовало существование у германских народов конструкции под названием Gewere, которая обозначала полное господство лица над вещью. Для старогерманского права было характерно отграничение обязательств от Gewere не по способу защиты (как в римском праве), а в зависимости от непосредственного господства над вещью, без участия других лиц.

Анализ абсолютного характера вещного права позволил диссертанту утверждать, что источником его происхождения служит римское право, поскольку с его рецепцией германским правом было заимствовано деление исков action in rem и action personarum в отношении различных по содержанию имущественных прав, т.е. вещных и обязательственных.

Показывается, что под «непосредственным господством» пандектное учение стало понимать не только возможность пользования вещью, но и непосредственного воздействия на вещь путем принудительной реализации, а также приобретения на нее права собственности без участия третьих лиц. Подобная характеристика послужила предпосылкой значительного расширения перечня вещных прав германскими правоведами. Аргументация непосредственного господства над вещью и абсолютного характера залога, вещного обременения, преимущественного приобретения вещи при определенных условиях позволила выделить в среде вещных прав «права реализации» и «преимущественного приобретения». Диссертант обосновывает ошибочность высказываемых в отечественной доктрине суждений о признании вещным правом любого права, в составе которого имеется правомочие владения или пользования вещью.

В этой связи категория ограниченного вещного права, выступающая первичным элементом системы вещных прав, определяется как предусмотренное законом право на чужую вещь, предоставляющее непосредственное господство и характеризующееся абсолютным характером, выражающееся в возможности владения, пользования, а в случаях, предусмотренных законом или договором, – и распоряжения чужой вещью, либо при наступлении определенного условия – ее принудительной реализации, либо преимущественного приобретения на нее права собственности.

В заключении параграфа предлагается разграничение: во-первых, критериев, по которым происходит деление вещных и обязательственных прав, и, во-вторых, признаков вещных прав, влекущих создание для них особого правового режима, отличного от режима обязательственных прав. К первым следует относить абсолютный характер и непосредственное господство над вещью, они выражают сущность вещных прав. Тогда как элементы второй категории, а именно «специальность (определенность)» относительно объекта вещного права, старшинство вещного требования, публичность, определение видов и содержания законом, диссертант предлагает обозначить как принципы вещного права и закрепить их в Гражданском кодексе РФ в специально созданной «общей части» вещного права.

Параграф третий «Земельный участок как объект вещного права» посвящен анализу понятия и определению основных характеристик земельного участка как объекта вещного права, соотношения его с категорией недвижимости.

С реализацией в отечественном правопорядке классической системы ограниченных вещных прав, в том числе и права застройки, диссертант предлагает строить правовое регулирование по принципу единого объекта недвижимости, который возникает при совпадении в одном лице собственника земельного участка и собственника находящегося на нем недвижимого имущества.

Автор признает неудовлетворительными положения Концепции развития гражданского законодательства РФ относительно вопроса о правовом режиме строения, возведенного как на собственном, так и чужом участке. В Концепции остался неразрешенным вопрос о возможности применения к подобным объектам конструкции составной части земельного участка. Подчеркивается, что однозначного ответа на вопрос о судьбе строений, возведенных на чужой земле, не было ни в дореволюционном Законе о праве застройки от 1912 г., ни в Гражданском кодексе РСФСР 1922 г.

При рассмотрении данного вопроса диссертант обращается к немецкому, швейцарскому, австрийскому, эстонскому праву и делает вывод о том, что в указанных правопорядках постройки на чужой земле в силу принципа приращения признаются составными частями земельного участка. В качестве существенных составных частей в ряде западноевропейских правопорядков признаны некоторые вещные права (право застройки, узуфрукт, эмфитевзис), и на них распространен правовой режим недвижимости (например, §11, 12, 14 Положения Германии 1919 г. «О наследственном праве застройки»). Применение к некоторым вещным правам режима недвижимости обосновывается практическими потребностями – необходимостью введения их в гражданский оборот (в т. ч. и их залога).

По мнению автора, с введением в российское право принципа «приращения», предлагаемого Концепцией развития гражданского законодательства РФ, востребует внедрения известная континентальным правопорядкам конструкция отнесения к составной части земельного участка ряда вещных прав, а соответственно, и распространения на эти права режима недвижимости.

Исследуются положения зарубежного права о составных частях земельного участка, которые рассматриваются как существенные составные части и временно присоединенные части (Германия, Эстония), а также понятие недвижимости и его элементы в гражданском праве Франции, Австрии и Швейцарии.

Обоснована необходимость изменения подходов российского законодательства к соотношению правовых режимов земельного участка и строений, расположенных над и под его поверхностью, путем замены принципа «единства судьбы» на принцип «единого объекта» с модификацией существующей теоретико-правовой модели учения о вещи и ее составных частях: во-первых, строения, возведенные над и под поверхностью земли на основании права собственности, должны быть признаны существенными составными частями земельного участка, что влечет невозможность отделения их судьбы от судьбы земельного участка без того, чтобы строение было разрушено или изменено в своей сущности; во-вторых, здания и сооружения, возведенные над и под поверхностью чужого земельного участка в силу ограниченного вещного права (застройки, узуфрукта, вещного сервитута) либо обязательственного права аренды, а также независимо от права, на котором возведены, но не имеющие прочной связи с землей и обладающие временным характером (некапитальные постройки), должны признаваться составными частями земельного участка, с той отличительной особенностью от существенных составных частей, что они могут быть в случаях, предусмотренных законом или договором, объектом самостоятельных прав; в-третьих, некоторым вещным правам следует придать правовой режим недвижимости целью введения их в гражданский оборот (праву застройки, узуфрукту и эмфитевзису). Подобный режим требует занесения указанных вещных прав в отдельный лист государственного реестра прав на недвижимое имущество. Распространение режима недвижимости при помощи фикции к вещным правам позволит ввести в оборот вещные права так же, как и иную недвижимость, учитывая, безусловно, то, что они являются составной частью главной вещи и не могут иметь собственную юридическую судьбу.

Глава 2 «Система ограниченных вещных прав на земельный участок: проблемы формирования, генезис и современное развитие» состоит из двух параграфов.

Параграф первый «Формирование системы ограниченных вещных прав в современном, пандектном и русском дореволюционном праве» посвящен развитию представлений о системе ограниченных вещных прав в различные периоды развития цивилистической науки.

Подчеркивая особую актуальность данного вопроса для современной России, диссертант отмечает, что в отличие от правопорядков европейских стран в отечественном праве не выработано единой системы ограниченных вещных прав. Перечень вещных прав ст. 216 ГК РФ представлен лишь одной группой – вещных прав пользования. Автор считает справедливыми предложения Концепции развития гражданского законодательства РФ о введении новой системы вещных прав, содержащей не только известные права пользования чужой вещью, но и права приобретения и права реализации чужой вещи (обеспечительные права). Вместе с тем диссертант отмечает отсутствие в Концепции классификации прав на подсистемы по единому правовому режиму и дифференцирует вещные права по признаку содержания права.

Обращаясь к генезису системы вещных прав, показывается, что самостоятельная и обособленная система ограниченных вещных прав создана лишь к концу XIX века – перед принятием Германского Гражданского уложения (BGB). Наиболее полное обоснование систематизации (begrenzte dingliche Rechte - нем.) ограниченных вещных прав на подсистемы по критерию содержания осуществлено O. Gierke (на вещные права употребления и пользования (Gebrauchs- und Nutzungsrechte), вещные преимущественные права (Erwebsrechte) и вещные права ответственности (реализации) (Haftungsrechte (Verwertungsrechte)).

Анализ русского дореволюционного права позволил сформулировать вывод о том, что в тот период не было создано системы вещных прав по единым критериям и признакам. Ученые находились в поисках указанных критериев и предлагали разнообразные их варианты. Наиболее соответствующей имущественному укладу дореволюционной России выступала система прав на чужие вещи, передоложенная И. А. Покровским: 1) права на пользование чужой вещью (сервитуты, права пожизненного пользования, право вечно-наследственной аренды); 2) права на получение известной ценности из вещи (закладное право); 3) права на приобретение известной вещи (права преимущественной покупки, (например, право сотоварища на преимущественную покупку продаваемой другим сотоварищем его доли в общем имуществе), разнообразные права выкупа (право родового выкупа, права на исключительное усвоение известных вещей (право охоты или рыбной ловли в чужом имении)). Отмечается, что эта классификация достаточно близка к системе вещных прав Германского Гражданского уложения, выступившей в качестве образца для многих европейских правопорядков.

Во втором параграфе «Система ограниченных вещных прав на земельный участок и их классификация в современных зарубежных правопорядках и отечественном праве» исследуются современные системы ограниченных вещных прав.

Диссертант приходит к выводу о том, что существующие системы ограниченных вещных прав европейских правопорядков по многим элементам (виды прав и их классификация, область применения) имеют сходные тенденции развития. Такая схожесть является как результатом существования общих корней (заимствование римского права), так и серьезного влияния и проникновения пандектного учения.

В работе предлагается системы ограниченных вещных прав на земельные участки рассматривать как основные (классические), сформированные в XIX столетии, и системы, созданные под влиянием классических. В качестве основных (классических) определяются системы, образованные под влиянием пандектного права – германскую и сходные с ней австрийскую и швейцарскую, а также более романизированную – французскую. К более поздним следует отнести системы вещных прав, сформированные в середине и в конце прошлого столетия в связи с политическими изменениями в мире и, соответственно, реформированием национального законодательства – венгерская, болгарская, чешская, польская, испанская, голландская. Самостоятельным направлением в формировании вещно-правовых систем выступает законодательство стран Восточной Европы, отказавшихся от социалистических правопорядков (Хорватии, Македонии, Сербии, Словении), а также ряда бывших советских республик (Эстонии, Латвии, Грузии, Украины, Туркменистана, Молдовы). Институт вещных прав перечисленных государств сориентирован на развитые правопорядки, причем в большинстве случаев образцом выступает германская (пандектная) правовая система.

По содержанию видов вещных прав существующие системы ограниченных вещных прав можно разделить на: созданные по пандектному (германскому) образцу (содержащие, как правило, двух- и трехзвенное деление прав) и романскому, т.е. французскому образцу (состоящие, чаще всего, из одной группы – вещных прав пользования). По образцу пандектного права сформированы вещные права в законодательстве Австрии, Швейцарии, Чехии, Венгрии и др. По французскому образцу – в гражданском праве Италии, Испании, Бельгии.

Основное различие между указанными классификациями состоит в том, что пандектная строится не только на реципированных из римского права институтах, но и национальных, созданных под влиянием фактических жизненных потребностей. Тогда как французская и итальянская системы вещных прав основаны в большей части на положениях римского права. В этой связи перечни вещных прав, в основном имеющие общие элементы, тем не менее содержат права, которые вытекают из этого различия. Например, германская (пандектная) система, наряду с сервитутами, застройкой, ипотекой, разработала положения об ограниченных вещных правах, которые не были известны римскому праву и соответственно, не закрепляются в системе, построенной по римскому образцу (Франции, Италии, Испании, Бельгии). В частности, французской системе вещных прав не известны вещные обременения, преимущественное право покупки, поземельный и рентный долг. И, наоборот, сохранено право эмфитевзиса, которого нет в пандектном праве. Кроме того, во французской системе узуфрукт признан самостоятельным вещным правом наряду с сервитутами, тогда как в германском праве узуфрукт отнесен к сервитутам. Показывается современный процесс сближения этих систем путем включения во вторую из них правовых конструкций, аналогичных пандектным «правам реализации» и «правам преимущественного приобретения».

Указывается, что на страницах современной юридической литературы вещные права классифицируются по различным критериям – содержанию правомочий, содержанию соответствующего права и предмету и др. Автор не соглашается с подобными суждениями, поскольку они не учитывают того положения, что содержание ограниченных вещных прав не сводится исключительно к трем правомочиям (владению, пользованию и распоряжению), поскольку оно содержит еще правомочия на преимущественное приобретение и реализацию чужой вещи. Поэтому за рамками подобных систематизаций остаются права на приобретение чужой вещи (преимущественное право покупки, право приобретения вещи в будущем), а также права на реализацию чужой вещи (обеспечительные права) (ипотека, вещные обременения).

Доказывается наличие экономико-правовых, политических и исторических предпосылок перехода от однотипной системы вещных прав, закрепленной в отечественном праве (вещные права пользования чужой вещью) к классической системе ограниченных вещных прав на земельные участки со структурированием по признаку содержания вещного права на три самостоятельные подсистемы: (1) ограниченные вещные права пользования чужим земельным участком (узуфрукт (право личного пользовладения), вещные сервитуты, эмфитевзис (право постоянного владения и пользования), право застройки); (2) ограниченные вещные права преимущественного приобретения чужого земельного участка (преимущественное право покупки и право приобретения чужой вещи в будущем); (3) ограниченные вещные права реализации чужого земельного участка (обеспечительные права) (ипотека и иные зарегистрированные залоговые права, вещные обременения (вещные выдачи)). Показывается, что переход на классическую систему вещных прав позволит наиболее полно задействовать в гражданском обороте экономический потенциал земельных участков для сельскохозяйственного использования, застройки, ренты, а также как средств обеспечения финансовых и иных обязательств.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.