авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака

-- [ Страница 3 ] --

Применительно к незаконному использованию товарного знака, как преступному деянию, основными признаками выступают особый вид охраняемых отношений, размер причиненного ущерба и неоднократность действий. Доктрина уголовного права относит подобные составы к деяниям с реальным причинением ущерба. Поэтому признак неоднократности, по нашему мнению, не совсем точно отражает криминализирующее основание. Более того, данный признак не соответствует ранее принятым решениям об исключении из УК РФ такого вида множественности, как неоднократность, и не в полной мере соответствует установлению в определенных случаях административной преюдиции. В связи с этим, в работе обосновывается вывод об исключении данного признака из числа конститутивных.

Решение законодателя об увеличении размера ущерба, как основания для наступления уголовной ответственности, следует признать не в полной мере обоснованным. Если мы говорим об ответственности за нарушение интеллектуальной собственности и опираемся на нормы 4-й части ГК РФ, то размер ущерба, установленный для незаконного использования товарного знака, не соответствует размерам, оставленным в статьях об авторских и смежных правах, что нарушает системность институтов уголовного права в целом и института охраны интеллектуальной собственности в частности. Заявляя об усилении ответственности за правонарушения в области интеллектуальной собственности, мы фактически ослабляем рычаги влияния на нарушителей, позволяя им свободно действовать вне рамок установленного размера. Кроме того, все те, кто был ранее привлечен к ответственности за данное преступление по признаку крупного ущерба, в силу действия обратной силы закона должны быть освобождены от уголовной ответственности или от наказания. На данном примере можно убедиться в том, что скоропалительные решения подрывают веру законопослушных производителей в надежность их брендов, в торжество закона о честной экономической конкуренции. С предложением об установлении в ст.180 УК размера ущерба, аналогичного указанному в ст.146 УК, согласились почти 70 % опрошенных респондентов. Также обосновано предложение об исключении из статьи упоминания о таком предмете преступления, как предупредительная маркировка, которая не входит в перечень предметов, охраняемых нормами 4-й части ГК РФ.

Повышенная степень опасности данного деяния заключается во многих факторах. Во-первых, речь идет о причинении весьма серьезного экономического ущерба. Например, стоимость товарных знаков некоторых фирм превышает десятки миллиардов долларов. По оценке специалистов, на сегодня самой дорогой является торговая марка американской компании Apple, которая составляет 153 млрд. долларов США. Далее следуют Google – 111 млрд. долл., IBM - 101 млрд. долл., McDonald's - 81 млрд. долл. и Microsoft - 78,2 млрд. долл.9. Посягательство на такие товарные знаки может привести к весьма негативным последствиям. Как показывают исследования, в результате незаконного использования объектов интеллектуальной собственности авторы и иные правообладатели несут материальные потери, которые, по оценкам отечественных и зарубежных экспертов, составляют от 1 до 3 млрд. долларов США в год10. Во-вторых, страдают нормальные торгово-экономические отношения, предполагающие честную конкуренцию. Например, по оценкам Международной торговой палаты, торговля контрафактной продукцией во всем мире составляет 5-7% от объема всей международной торговли товарами, что в абсолютных величинах составляет порядка 500 млрд. долларов США в год. По официальным данным Роспатента, оборот поддельной продукции на российском рынке составляет 80-100 млрд. руб. в год, в результате чего экономика недосчитывает 1,5 млн. рабочих мест, а госбюджет - 30 млрд. руб. По оценке Союза производителей Франции, который ведет наиболее активную борьбу с фальсификацией товаров и создал Музей контрафакции (Musee de la contrеfacon), подделки составляют 5-7% объема мировой торговли и ежегодно наносят Франции ущерб, составляющий 40 млрд. франков и приводящий к сокращению 30 тыс. рабочих мест11.

Следует учитывать и латентность подобных правонарушений. По неофициальным данным, оборот контрафактной продукции в России значительно больше и оценивается в 150-200 млрд. руб. в год. Ежегодные общие потери правообладателей и государства в России из-за незаконного использования товарных знаков составляет более 3 млрд. долларов США. По данным Всемирной организации интеллектуальной собственности, прямые убытки от контрафактной продукции и интеллектуального пиратства в мире превышают сегодня 100 млрд. долларов в год12.

Наконец, изготовление контрафактной продукции способствует формированию теневого сектора экономики, снижает международный авторитет страны, снижает приток инвестиций и инновационную активность.

Противодействие экономическому пиратству и защита интеллектуальной собственности от противоправного посягательства на современном этапе становятся важными составляющими экономической безопасности любого государства.

Изучение решений по уголовным и административным делам позволяет говорить о том, что совершение подобных деяний подрывает основы экономической деятельности, препятствует развитию свободной конкуренции товаров и услуг, самым неблагоприятным образом сказывается на развитии экономики в целом. Более того, во многих случаях общественная опасность незаконного использования товарного знака отчасти обусловлена тесной взаимосвязью данного преступления с другими более тяжкими преступлениями (незаконное предпринимательство, мошенничество, производство, хранение, перевозка или сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающим требованиям безопасности и др.). Например, фальшивые лекарства не только подрывают рыночные позиции фирм-производителей, но и приносят огромный вред здоровью их потребителям. За последние 40 лет террор убил 65 тысяч человек, а поддельные лекарства — 200 тысяч. То есть, поддельная фармацевтическая продукция в три раза опаснее международного терроризма13. По сообщениям китайской печати, в Китае ежегодно умирает не менее 200 тыс. человек от употребления просроченных или поддельных лекарств. В 1995 г. в Нигере погибли 2.500 человек после инъекции им фальшивой вакцины против менингита14.

По исследованным нами делам и материалам почти в 64 % фактах нарушения по использованию чужих товарных знаков и других обозначений осуществлялись устойчивыми группами лиц, заранее договорившимися об этом.

В работе обоснован вывод о невозможности противодействия незаконным деяниям в данной сфере только с помощью норм административного и гражданского законодательства. Приводятся убедительные факты о наличии достаточного опыта процессуального закрепления и процедуры доказывания признаков исследуемого состава преступления. Вместе с тем было бы правильнее включить основной состав данного преступления (ч.1 ст.180 УК) в категорию преступлений, подследственных следственным органам МВД России (сейчас их расследуют дознаватели), т.к. это наиболее подготовленные специалисты для сложных преступлений в сфере экономической деятельности, где возможны запутанные схемы, необходимы тщательные экспертные исследования. Как показывает следственно-судебная практика, оправдательных приговоров по таким преступлениям практически не бывает, т.е. профессиональное отношение к делу позволяет изобличать виновных и по таким преступлениям, что говорит о высоком интеллектуальном потенциале сотрудников полиции.

Таким образом, исследование позволило сделать вывод о реально существующей криминологической обусловленности уголовной ответственности за незаконное использование товарного знака при наличии признаков, существенно повышающих степень общественной опасности данного деяния.

О необходимости данного уголовно-правового запрета высказались 83 % опрошенных респондентов.

Во второй главе «Уголовно-правовая характеристика состава незаконного использования товарного знака и проблемы уголовно-правовой оценки анализируемого и смежных с ним преступлений» исследуются субъективные и объективные признаки незаконного использования товарного знака и рассматриваются проблемы юридической оценки различных вариантов незаконного использования товарных знаков, иных знаков индивидуализации товаров и услуг, а также сходным с ними знаков.

В первом параграфе исследуются объективные признаки состава преступления незаконного использования товарного знака.

Диссертантом обоснован вывод о том, что основным непосредственным объектом, учитывая положения 4-й части ГК РФ, следует признать отношения, складывающиеся по поводу исключительных прав на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, и интересы обладателей этих прав. Дополнительным объектом следует признать отношения, складывающиеся в процессе добросовестной конкуренции хозяйствующих субъектов. С таким выводом согласились 63 % респондентов.

Можно подчеркнуть особенность потерпевшего по такого рода делам. Во-первых, потерпевшими (правообладателями), что вытекает из норм ГК РФ, могут стать не все граждане, а лишь имеющие статус индивидуального предпринимателя. Во-вторых, это в большинстве своем юридические лица.

В исследовании подчеркивается специфика предмета данного преступления. Во-первых, мы поддерживаем доминирующее мнение в теории уголовного права о том, что предмет преступления - это конкретный материальный объект, в котором проявляются оп­ределенные свойства общественных отношений (объекта преступления), путем воздействия на который причиняется вред в сфере этих общест­венных отношений.

Во-вторых, в случае со ст.180 УК мы имеем дело с предметом, который подтверждает исключительное право его правообладателя на использование в сфере экономической деятельности в качестве средства для индивидуализации товаров или услуг.

В-третьих, данный предмет преступления, прежде чем стать законной формой реализации исключительного права, должен пройти определенную процедуру государственной регистрации и обладать определенными признаками. Исключение составляют коммерческие обозначения, которые в силу ст.132 ГУ не являясь фирменным наименованием, не подлежит обязательному включению в учредительные документы и единый государственный реестр юридических лиц.

В-четвертых, предметом преступления может быть чужой товарный знак или иное обозначение, т.е. обозначение, исключительное право на которое не принадлежит использующему его субъекту экономической деятельности. Более того, никаких предполагаемых прав на это обозначение у субъекта не имеется. По этому поводу следует поддержать разъяснение Пленума Верховного Суда РФ, согласно которому чужим считается товарный знак (знак обслуживания), который зарегистрирован на имя иного лица и не уступлен по договору в отношении всех или части товаров либо право, на использование которого не предоставлено владельцем товарного знака другому лицу по лицензионному договору»15

. Учитывая эти аспекты, а также нормы 4-й части ГК РФ, к предмету преступления в рамках ст.180 УК можно отнести: фирменные наименования; товарные знаки и знаки обслуживания; наименования мест происхождения товаров; коммерческие обозначения.

Определено внимание на такой предмет преступления, как сходные с указанными предметами обозначения. Речь идет о товарных и иных знаках, сходных с первичными до степени смешения. В работе проанализированы основания признания знаков таковыми и дается их классификация по определенным признакам.

Диссертант пришел к выводу о том, что состав исследуемого преступления по типу объективной стороны сконструирован как формально-материальный. Законодатель обозначил следующие обязательные признаки объективной стороны: деяние в форме незаконного использования предмета преступления, совершенное неоднократно (формальный состав) и деяние, последствия в виде крупного ущерба и причинная связь между ними (материальный состав).

Однако неоднократность, как признак множественности отменен в 2003 г., но здесь он выступает как системообразующий признак объективной стороны, что впрочем, также, по нашему мнению, является анахронизмом и характеризует недостатки в криминализации данного деяния. На практике это оборачивается различными недоразумениями и ошибками в оценке действий нарушителя. Если бы действовала в этом случае административная преюдиция, то с точки зрения момента возникновения уголовной ответственности понятно. Но признак неоднократности не характеризует преюдицию. Можно трактовать это явление и как повторное привлечение к административной ответственности и как повторное нарушение, если данный факт будет доказан. При этом сроки давности не учитываются, фиксация неоднократности не формализована. Все это может привести к объективному вменению. Разные позиции по содержанию и правовому значению этого признака высказаны в специальной литературе. Диссертант обосновывает предложение об исключении данного признака из состава незаконного использования товарного знака. С таким предложением согласно 53 % опрошенных специалистов.

Подробно проанализированы признаки объективной стороны, составляющие содержание таких понятий как незаконное использование, крупный ущерб и причинная связь. В этой части диссертант опирался на разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, который фактически продублировал нормы гражданского законодательства. В теории возникает дискуссия и по поводу общей направленности действий, охватываемых термином «незаконное использование». Одни авторы полагают, что речь о незаконности использования может идти только при введении товарного знака в гражданский оборот. А при использовании знаков обслуживания – собственно применение данных знаков в процессе осуществления работ или оказания услуг. По их мнению, применение товарных знаков, например, исключительно в художественных целях либо иное воспроизведение товарного знака на предметах, не вовлекаемых в гражданский оборот, не расценивается как его использование с точки зрения гражданского права.

Другие авторы считают, что использованием средств индивидуализации товаров и услуг следует признавать и применение их в маркетинговых целях, в рекламе, на выставках. Если нет никаких объективных данных о причинении ущерба в размере, необходимом для признания этого деяния преступлением, то и стадии приготовления и покушения отсутствуют, т.к. еще раз повторим – такой состав в теории уголовного права носит название состава с реальным причинением ущерба.

Изучение уголовных дел показывает, что не все субъекты правоприменения понимают правила определения ущерба. Разные мнения высказывались учеными по содержанию тех компонентов, которые следует вкладывать в понятие «ущерб». Величина ущерба определяется исходя из стоимости товаров, объема использования чужого товарного знака. Для оценки ущерба необходимо привлекать специалистов Федерального института промышленной собственности Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент), которые руководствуются методиками определения материального ущерба, утвержденными ведомственными актами.

Учитывая наличие разных позиций по определению ущерба, предложено определять его с учетом количества реализованных единиц товара, умноженного на стоимость такого же количества законно произведенного товара правообладателем. Полагаем, что было бы своевременным разъяснение по этому вопросу со стороны Пленума Верховного Суда РФ. В соответствующем постановлении Пленума 2007 г. речь идет еще о старом размере крупного ущерба. Вместе с тем, в настоящее время размер изменен и составляет 1500 000 руб., а особо крупный – 6000 000 руб. Но необходимо отметить следующее. В ст.146 государство не посчитало нужным изменять размер ущерба, значит, оно в одном случае защищает интеллектуальную собственность и исключительные права правообладателей, а в другом случае делает невозможным привлечение к уголовной ответственности злостных нарушителей исключительных прав на товарные знаки и другие обозначения. Хотя если пройти по рынкам и супермаркетам Москвы, то этих нарушений тысячи, но преступники прекрасно теперь знают, что размер ущерба должен быть меньше чем указанные в законе суммы (например, 1450 000 руб.) и оснований для уголовной ответственности нет. Административная ответственность в России никого не останавливает от злостных нарушений в данной сфере. Полагаем, что ущерб (крупный и особо крупный) должен быть установлен в ст.180 УК такой же как и в ст.146 УК, т.к. эти преступления из одной категории. Тем самым будут лучше защищены как интересы правообладателя, так и потребителя, да и качество товаров в условиях настоящей конкуренции будет повышаться. С таким выводов согласились почти 63 % опрошенных респондентов.

Во втором параграфе рассматриваются субъективные признаки исследуемого состава преступления. Доктрина российского уголовного законодательства базируется на принципах индивидуальной ответственности физического лица. По данному поводу мнение ученых подавляющее. Хотя конечно, состав преступления, предусмотренный ст.180 УК, в большей части связан с действиями юридических лиц. Диссертант полагает, что следует еще раз вернуться к проблеме уголовной ответственности юридических лиц, особенно по делам, связанным с торгово-экономическими отношениями. Но вопрос требует детальной проработки, а не скоропалительных решений.

С точки зрения административной ответственности данный вопрос, по нашему мнению, решен более дифференцированно. Ответственности подлежат физические и юридические лица. В случае уголовной ответственности вопрос будет решен в отношении руководителя юридического лица. Однако, с другой стороны, привлечение к уголовной ответственности за незаконное использование товарного знака конкретного человека, виновного в совершении рассматриваемого преступления, не лишает возможности подвергнуть наказанию и юридическое лицо, в интересах которых действовало лицо. Это предусмотрено ст. 14.10 КоАП РФ.

По ст.180 УК ответственности подлежит лицо, достигшее 16 лет. Полагаем, что возрастная планка в целом соответствует психическому восприятию субъекта противоправности своих действий. Понижать возрастной порог до 14 лет нет необходимости, т.к. в этом возрасте вряд ли существует четкое понимание значимости правового режима интеллектуальной собственности, особой специфики норм 4-й части ГК РФ. Исследования уголовных дел и материалов об использовании чужого товарного знака, проведенные диссертантом, другими авторами, не содержат упоминаний об участии лиц, не достигших 16 лет. Вместе с тем необходимо более тщательно воспитывать молодежь в духе уважения чужой интеллектуальной собственности, учитывая ее существование в рамках компьютерной технологии и в сети Интернет.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.