авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Распределение обязанности доказывания в арбитражном процессе по российскому законодательству

-- [ Страница 3 ] --

В четвертом параграфе «Ситуация non liquet и бремя доказывания» исследуется вопрос, который не нашел должного отражения в российской юридической литературе. Речь идет о ситуации, известной еще со времен римского процесса, а именно, формула римского судопроизводства non liquet (не ясно). Проблема «non liquet» была предметом исследования известного дореволюционного ученого Б.В. Попова. Однако в работах процессуалистов советского периода, а также в трудах современных авторов комплексного исследования по этому вопросу не встречается. Как поступить суду, когда, с одной стороны, он обязан вынести решение, а с другой стороны, в результате всего процесса доказывания, оценив по всем правилам имеющиеся доказательства, суд не может с полной уверенностью утверждать, что он достиг верного знания о фактических обстоятельствах дела?

Проблема non liquet (не ясно) подробно изучена в немецкой правовой литературе. Немецкие ученые видели несколько различных путей ее решения. Например, предлагалось избегать ситуации неопределенности путем снижения пределов доказывания. Если рассматривать предел доказывания как границу познавательной деятельности суда, определяемую моментом, когда цель доказывания оказывается достигнутой, т.е. когда с необходимой степенью надежности установлены подлежащие доказыванию обстоятельства дела, то, благодаря низкому порогу предела доказывания, можно избежать ситуации «non liquet»: чем меньше требований к пределу доказывания, тем меньше число «non liquet»-случаев (Nell, Maasen).

В качестве еще одного решения для преодоления ситуации неопределенности немецкими учеными разработано учение о так называемой преимущественной вероятности. Эта теория основана на существовании шкалы вероятности с обозначениями от 0 до 100. Если оцениваемый судом факт имеет вероятность 49:51 (то есть на 49 % судья убежден в том, что факт доказан, а на 51% не уверен в доказанности факта), то факт не признается доказанным. Если же вероятность составляет 51:49, то подобное соотношение считается соотношением преимущественной вероятности, и факт должен быть признан доказанным. Пятидесятипроцентную вероятность предлагается рассматривать как преимущественную, то есть признавать факт доказанным уже при вероятности 50:50, что автоматически исключает существование положения «non liquet» (Motsch).

К сожалению, разработки немецких правоведов, основанные на так называемом вероятностном принципе, не могут быть использованы в России. С точки зрения российского права вероятностные выводы и суждения, в том числе статистические данные (и в этом автор согласен с И.В. Решетниковой), могут рассматриваться в качестве заключения эксперта. Или, если какие-либо исследования были произведены самой стороной - в качестве письменных объяснений в порядке ст.81 АПК РФ. И то и другое будет оцениваться судом в совокупности с другими представленными доказательствами.

Немецким правом признается существование специальных правил о распределении бремени доказывания, которые являются специальным методическим средством, позволяющим суду вынести решение в случае невозможности применения материально-правовых норм при ситуации «non liquet». Диссертант присоединятся к мнению немецких ученых о том, что только нормы о бремени доказывания помогают суду вынести решение в ситуации неопределенности. И суд, принимая решение, будет исходить из того, какие обстоятельства подлежали доказыванию сторонами и какими доказательствами они подтверждались, на ком лежала обязанность доказывания обстоятельств, имеющих значение для дела, и какое лицо несет риск вынесения решения не в его пользу в случае невыполнения им бремени доказывания.

Третья глава диссертационной работы «Материально-правовые аспекты распределения обязанности доказывания в арбитражном процессе» посвящена анализу норм материального права, касающихся распределения обязанности доказывания в арбитражном процессе. Третья глава имеет важное значение для всего исследования, т.к. одна из целей работы - показать роль и значение именно материальных норм в функционировании института распределения обязанности доказывания в арбитражном процессе.

В первом параграфе «Влияние норм материального права на процессуальные нормы, регулирующие распределение обязанности по доказыванию» подчеркивается следующее. Исследование вопросов доказывания в арбитражном процессе приводят к выводу о том, что нормы материального права во многом определяют содержание всего процесса доказывания. На тесную взаимосвязь материального и процессуального права при доказывании указывали многие исследователи (Треушников М.К., Решетникова И.В., Кострова Н.М., Магомедова М.А.). В правотворчестве эта взаимосвязь проявляется таким образом, что нормы процессуального права находят свое отражение в материально-правовом законе, в частности, нормы о доказывании, о доказательствах содержатся в положениях различных источников материального права. С точки зрения правоприменения взаимосвязь процессуального и материального права в вопросах доказывания проявляется при рассмотрении судами конкретных споров. Суд и участники процесса обращаются непосредственно к нормам материального права для получения информации, необходимой для разрешения конфликта – это и определение предмета доказывания, и вопросы распределения обязанности доказывания, и выяснение особенностей, связанных с доказыванием по конкретному спору (субъектный состав, допустимость доказательств, наличие презумпций и т.д.).

Глава 7 АПК РФ содержит общие нормы о доказывании и доказательствах, которыми суд руководствуется при рассмотрении любого дела. Это понятие доказательств, правила о распределении обязанности доказывания, о раскрытии доказательств, о представлении и истребовании доказательств, нормы об относимости, допустимости и оценке доказательств, основания освобождения от доказывания и т.д. Нормы, влияющие на процесс доказывания и содержащиеся в материально-правовых нормах, относятся к конкретному гражданско-правовому отношению либо к отдельной категории дел искового производства, дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, или дел особого производства. Таким образом, эти нормы носят специальный характер, который заключается в том, что правоприменитель обращается к ним не во всех случаях, а в силу специфики спорного правоотношения. Поэтому общим принципом соотношения норм процессуального и материального права при распределении обязанности доказывания является их соотношение как общей и специальной нормы соответственно.

Второй параграф «Презумпции как способ распределения бремени доказывания» полностью посвящен исследованию сущностных характеристик презумпций. В работе дается определение презумпции. Презумпция – это предположение, которое закреплено в норме права, взаимосвязано с действительными фактами, касается обстоятельств, имеющих правовое значение, и влечет правовые последствия, при условии, что не будет доказано обратное.

По мнению диссертанта, главная особенность презумпции состоит в ее двояком отношении к процессу доказывания. Презумпция состоит из вероятного предположения (презюмируемого факта) и действительного факта (факта-основания презумпции). Если при рассмотрении конкретного спора лицом, в пользу которого установлена презумпция доказан факт-основание презумпции, то сама презумпция как бы «включается в действие» таким образом, что от доказывания презюмируемого факта это лицо освобождается. Презюмируемый факт не входит в предмет доказывания по делу. Следовательно, с одной стороны, презумпция (с точки зрения презюмируемого факта) является основанием для освобождения от доказывания. Но, с другой стороны, основание презумпции (действительный факт) в любом случае подлежит доказыванию, поэтому входит в состав предмета доказывания. Автор придерживается той точки зрения, что основной функцией презумпции является распределение обязанности доказывания, так как с ее помощью, во-первых, устанавливается какое лицо при доказанности конкретных фактов (основание презумпции) будет освобождено от доказывания других предполагаемых обстоятельств (презюмируемый факт). Во-вторых, презумпция устанавливает также лицо, которое вправе опровергнуть презумпцию, представив доказательства обратного. Здесь следует оговориться, что опровергнуть можно как факт-основание презумпции, так и сам презюмируемый факт, путем доказывания противоположного факта.

Третий параграф «Основные презумпции в гражданском праве» содержит анализ трех основных презумпций гражданского права, а именно, презумпция добросовестности и разумности (п.3 ст.10 ГК РФ), презумпция вины должника, нарушившего обязательство (ст.401 ГК РФ), презумпция вины причинителя вреда (ст.1064 ГК РФ). Исследование судебно-арбитражной практики иллюстрирует вывод о том, что применение судами этих презумпций вызывает ряд сложностей, результатом которых является принятие незаконных и необоснованных решений. Основной причиной этому является ошибочное распределение арбитражными судами обязанности доказывания между сторонами на основании этих презумпций.

В четвертом параграфе «Классификации материально-правовых норм, влияющих на распределение обязанности доказывания» проведена классификации норм материального права, влияющих на распределение обязанности доказывания, по различным основаниям.

Например, нормы ГК РФ могут быть классифицированы по принципу дихотомии. Во-первых, устанавливается ли нормой обязанность определенного субъекта представить доказательства для наступления тех или иных правовых последствий (например, ст.639, п.2 ст.754 ГК РФ), либо норма сконструирована таким образом, что лицо вправе представить те или иные доказательства (или лицо не обязано представлять какие бы то ни было доказательства в обоснование своей позиции (п.1 ст.330 ГК РФ)). Во-вторых, правовые нормы ГК РФ можно классифицировать в зависимости от того, указывает ли норма на субъект доказывания непосредственно, или нет. Разница состоит в том, что ряд норм напрямую называет лицо, на которое возлагается обязанность по доказыванию тех или иных обстоятельств дела (например, п.2 ст.401, п.1 ст.152, п.2 ст.406 ГК РФ). А некоторые нормы ГК РФ говорят только о том, что те или иные обстоятельства должны быть доказаны, поэтому их применение осуществляется в совокупности с общими правилами доказывания, содержащимися в АПК РФ, то есть указанные обстоятельства должны доказываться тем лицом, участвующим в деле, которое на эти обстоятельства ссылается (п.3 ст.253, п.3 ст.355 п.2 ст.408, п.1 ст.460 ГК РФ).

Общей классификацией норм материального права, которые оказывают влияние на распределение обязанности доказывания в процессе, по мнению диссертанта, является их деление по степени влияния этих норм на процесс доказывания. Существуют нормы, основное предназначение которых и заключается как раз в распределении обязанности доказывания, а именно, презумпции (п.3 ст.10, ст.401, п.2 ст.408, ч.3 ст.355 ГК РФ). Так, в соответствии с п.3 ст.355 ГК РФ презюмируется (пока не доказано обратное), что уступка прав по договору об ипотеке означает и уступку прав по обеспеченному ипотекой обязательству. Презумпции могут содержаться и в материальных нормах публичного права, как например, презумпция доминирующего положения ФЗ «О защите конкуренции». Есть нормы, которые также непосредственно распределяют бремя доказывания, не будучи при этом презумпцией (ст.426, ст.476, п.2 ст.1191 ГК РФ). Так, в соответствии с п. 2 ст.1191 ГК РФ по требованиям, связанным с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности, бремя доказывания содержания норм иностранного права может быть возложена судом на стороны. И, наконец, есть нормы, которые напрямую бремя доказывания не распределяют, но по своему содержанию влияют на институт распределения обязанности доказывания, определяя обстоятельства, подлежащие (либо не подлежащие) доказыванию, или указывая на субъект доказывания (ст.462 ГК РФ,, ст.312, п.1 ст.330 ГК РФ). Это вспомогательные нормы.

Таким образом, в качестве общей классификации материально-правовых норм, влияющих на распределение обязанности доказывания, диссертантом предлагается следующая: нормы, закрепляющие презумпции, нормы, которые, не будучи презумпциями, распределяют обязанность доказывания и вспомогательные нормы.

В пятом параграфе «Значение судебной практики и роль Высшего Арбитражного Суда РФ в определении правил распределения обязанности доказывания в арбитражном процессе» проанализированы значение судебной практики и роль Высшего Арбитражного Суда РФ в определении правил распределения обязанности доказывания в арбитражном процессе. Вопросы доказывания, и, в частности, вопросы распределения обязанности доказывания сложны и требуют от правоприменителей глубоких знаний материального и процессуального права. Большое значение при этом имеет выработка единых позиций по сложным и спорным вопросам. Важную роль в обобщении, формировании единообразной судебной практики играет деятельность Высшего Арбитражного Суда РФ. Впервые в АПК РФ закреплено правило о том, что в мотивировочной части решения суда могут содержаться ссылки на постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам судебной практики (ч.4 ст.170 АПК РФ). Безусловно, это положение во многом способствует и будет способствовать использованию накопленного опыта правоприменения, преодолению разногласий по спорным вопросам, и в целом, выработке единообразия по вопросам применения норм права.

При рассмотрении спора арбитражный суд опирается на нормы материального права, определяя характер взаимоотношения сторон, обстоятельства, подлежащие доказыванию и т.д. Однако зачастую совершенно не ясно, какое лицо обязано доказать те или иные обстоятельства, которые являются основанием применения материальной нормы. Ценность постановлений Пленума ВАС РФ с точки зрения вопросов распределения обязанности доказывания в процессе заключается в том, что нередко Пленум ВАС РФ в своих постановлениях вырабатывает, по сути, правила распределения обязанности доказывания при толковании норм материального права. Так, в п.5 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 г. №9 «О некоторых вопросах применения ст.174 ГК РФ при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок» указано следующее: «Статьей 174 ГК РФ установлено, что сделка по указанным в данной норме основаниям может быть признана недействительной лишь в случаях, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об ограничениях полномочий органа юридического лица, заключившего сделку. В связи с этим необходимо учитывать, что указанное обстоятельство входит в предмет доказывания по данным делам. В соответствии со ст.53 АПК РФ (1995г.) бремя доказывания этого обстоятельства возлагается на истца, заявившего иск о признании оспоримой сделки недействительной». Или, например, в п.2 Постановления Пленума ВАС РФ от 20.06.2007 г. №40 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью» Высший Арбитражный Суд РФ отметил, что «в соответствии с п.1 ст.84 ФЗ «Об акционерных обществах» сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, совершённая с нарушением требований к сделке, предусмотренных данным Законом, может быть признана недействительной по иску общества или акционера, и при рассмотрении исков о признании сделки с заинтересованностью недействительной арбитражным судам следует учитывать, что истец должен представить доказательства, которые подтверждают фактические обстоятельства, позволяющие сделать вывод о наличии у совершённой акционерным обществом сделки признаков сделки с заинтересованностью».

В качестве недостатка в деятельности Высшего Арбитражного Суда РФ диссертантом отмечается небесспорность его позиций по некоторым вопросам, касающимся толкования норм материального права с точки зрения их влияния на распределения обязанности доказывания в арбитражном процессе. К примеру, в том же Постановлении Пленума ВАС РФ от 20.06.2007 г. №40 Высший Арбитражный Суд РФ подчеркнул также, что «судам необходимо исходить из того, что условием для признания сделки с заинтересованностью недействительной является наличие неблагоприятных последствий, возникающих у акционерного общества или акционеров в результате её совершения. Доказательства отсутствия неблагоприятных последствий представляются ответчиком». Автор полагает, что подобное распределение обязанности доказывания является не совсем верным. В соответствии со ст.11 ГК РФ судебной защите подлежат нарушенные или оспоренные гражданские права. Сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, являются оспоримыми. Поэтому, предъявляя иск о признании сделки с заинтересованностью недействительной, истец обязан доказать нарушение его прав и законных интересов. Высший Арбитражный Суд РФ совершено правильно отметил, что именно истец несет бремя доказывания того, «каким образом (курсив - авт.) оспариваемая сделка нарушает его права и законные интересы». Наличие же неблагоприятных последствий и будет являться в этой ситуации констатацией факта нарушения прав и законных интересов истца. Эти понятия тесно взаимосвязаны друг с другом, и одно, по сути, выражает сущность другого (в результате оспариваемой сделки права и законные интересы истца нарушены таким образом, что для истца наступили определенные неблагоприятные последствия). Таким образом, именно истец должен доказать факт нарушения его прав и законных интересов, а также наличие неблагоприятных последствий. Следовательно, на ответчика не может быть возложена обязанность доказывания отсутствия неблагоприятных последствий, хотя он вправе представить такие доказательства при отстаивании своей правовой позиции в качестве опровержения доказательств истца о наличии таких последствий.

В Заключении диссертантом обобщаются выводы относительно объекта диссертационного исследования с учетом поставленных целей и задач на основе изучения действующего законодательства, судебно-арбитражной практики, монографий и других источников.

Приложение к диссертации включает в себя разработанную автором схему определения презумпции в правовой норме.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

  1. Гладырь А.А. (Лим А.А.) Материально-правовые аспекты распределения обязанности доказывания в арбитражном процессе / Актуальные проблемы гражданского права (выпуск восьмой). - М.: НОРМА, 2004, стр. 1-22.
  2. Лим А.А. Принцип состязательности и его влияние на доказывание в арбитражном процессе // Судебный вестник. Новосибирск. 2004. №4, стр. 33-37.
  3. Лим А.А. При рассмотрении требования о возмещении судебных расходов на представителя бремя доказывания судебных расходов лежит на лице, которое подало заявление с требованием о возмещении судебных расходов / Комментарий судебно-арбитражной практики (выпуск 12). - М.: Юридическая литература, 2005, стр. 246-253.
  4. Лим А.А. Некоторые проблемы института раскрытия доказательств в арбитражном процессе // Журнал российского права. 2007. №8, стр. 115-121.
  5. Лим А.А. Бремя доказывания несоразмерности взыскиваемой неустойки в порядке ст.333 ГК РФ возлагается на ответчика / Комментарий судебно-арбитражной практики. Выпуск 14. - М.

    Pages:     | 1 | 2 ||
     





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.