авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Причинение вреда при задержании лица, совершившего общественно опасное деяние

-- [ Страница 4 ] --

Еще одна новелла18 появилась в статье 42 УК РФ 1996 г. В теории уголовного права нет единого понимания юридической природы и сущности указанного обстоятельства. Существует мнение о том, что неисполнение явно незаконного приказа должно относиться к сфере дисциплинарного законодательства. Однако статьей 2861 УК с недавнего времени предусмотрена ответственность за неисполнение приказа сотрудниками ОВД.19

Достаточно вспомнить Нюрнбергский процесс, на котором фашисты поголовно ссылались на обязанность исполнения приказа. Согласно Устава Нюрнбергского трибунала, «тот факт, что какое-либо лицо действовало по распоряжению правительства или приказу начальника, не освобождает его от ответственности,… если фактически был возможен сознательный выбор».20

Вызывает интерес, получившая закрепление в уголовном праве большинства зарубежных государств, так называемая, «доктрина умных штыков». Ее значение состоит в том, «… что лица, состоящие на службе в вооруженных отрядах государственной власти, не должны слепо повиноваться указаниям своих начальников, а обязаны отказаться под угрозой наказания исполнять явно незаконный приказ».21 Эта доктрина закреплена в ряде международных правовых актов, например, п. 3 ст. 2 Конвенции 1984 г., запрещающей пытки и п. 26 Основных принципов применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами, действующими по поддержанию правопорядка 1990 г. Нашла она свое отражение и во внутреннем законодательстве: ст. 58 Закона о полиции Польши 1990 г., п. 5 ст. 20 и п. 2 ст. 21 Закона о полиции Эстонии 1990 г. Отдельные положения доктрины содержатся и в российских законах, например, ч. 2 ст. 30 Закона РФ о полиции, ч. 3 ст. 14 Закона РФ об оперативно-розыскной деятельности. Однако в Законе о внутренних войсках МВД РФ 1992 г., Законе об ФСБ и других силовых ведомств, а также в военном законодательстве ее нет. Ее интерпретация в современных российских условиях привела к дополнению «Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации» статьей 341 «Обязательность исполнения приказа начальника».

На наш взгляд, в случае получения незаконного приказа исполнитель должен действовать исключительно в соответствии с ч. 2 ст. 42 УК, несмотря на потенциальную опасность ответственности, в том числе уголовной.

В целом, каждое из рассмотренных обстоятельств в уголовно-правовой литературе рассматривается неоднозначно, что объясняется но­визной этих обстоятельств для уголовного законодательства и практики его применения.

Обратимся к обстоятельствам, которые еще не получили законодательного закрепления в Уголовном кодексе России, но хорошо известны науке, а также зарубежному законодательству. В первую очередь, таковым может выступать проведение оперативно-розыскных мероприятий. Так, согласно ч. 4 ст. 16 Закона РФ «Об ОРД» от 12 августа 1995 г. «При защите жизни и здоровья граждан, их конституционных прав и законных интересов, а также для обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств допускается вынужденное причинение вреда правоохраняемым интересам должностным лицом органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, либо лицом, оказывающим ему содействие, совершаемое при правомерном выполнении указанным лицом своего служебного или общественного долга». Очевидно, что указанный Закон допускает совершение, в том числе общественно опасных деяний, однако Уголовный кодекс РФ по этому поводу молчит.

Между тем, давно назрела необходимость появления указанной нормы в УК РФ. Для успешного осуществления оперативной работы, выявления и задержания виновных, предупреждения и пресечения преступлений, особенно террористической направленности,22 следует законодательно предусмотреть права должностных лиц, осуществляющих ОРД, а также лиц, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе.

Еще одним обстоятельством, которое хотя и не содержится в Уголовном законе, но, тем не менее, признается в теории и на практике, является «осуществление своего права», например, на воспитание несовершеннолетних детей. При решении этого вопроса возможно обращение к зарубежному опыту, в частности американскому законодательству.

Повышенный интерес представляет согласие потерпевшего, как обстоятельство, исключающее преступность деяния, вокруг которого не утихают многочисленные споры. На наш взгляд, следует ограничить возможности согласия потерпевшего на причинение вреда своим жизни и здоровью, поскольку таковое может привести к легализации эвтаназии. Согласие лица на причинение вреда его здоровью не исключает уголовной ответственности за некоторыми изъятиями – медицинское вмешательство, участие в эксперименте.

Некоторые ученые23 предлагают включить в состав главы 8 УК еще одно обстоятельство, дополнив ее ст. 391 УК – правомерная провокация, однако мы пока не видим такой необходимости.

Обращаясь к столь неоднозначным обстоятельствам, мы выражаем согласие с А.Б. Сахаровым, который говорил, что «рассматриваемые обстоятельства не влияют на юридическую природу совершаемых действий: то, что признается законом преступным, преступно и при наличии данных обстоятельств».

Учитывая изложенное, следует резонно заметить, что обстоятельства, исключающие преступность деяния являются таковыми в силу отсутствия в них признака общественной опасности (некоторые из обстоятельств, необоснованно включенные в гл. 8 УК, не устраняют общественной опасности), и уже затем противоправности, а никак не их ненаказуемости.

Третья глава – «Ответственность за превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление или иное общественно опасное деяние» – состоит из трех параграфов.

Особенная часть УК РФ содержит две нормы, которыми предусмотрена ответственность за убийство и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 108 УК и ч. 2 ст. 114 УК). Данные составы преступлений являются привилегированными, так как санкциями предусматриваются значительно меньшие сроки и размеры наказаний, чем за аналогичные преступления при отсутствии указанных обстоятельств.

Первый параграф – «Убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление». Диспозиция ч. 2 ст. 108 УК носит ссылочный характер, так как понятие убийства в ней не раскрывается, а понятие и признаки причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, раскрыты в статье 38 УК РФ.

Несмотря на социально-полезный характер действий по задержанию преступника, законодатель предусматривает все же повышенную, по сравнению с необходимой обороной, ответственность. Это обстоятельство, на наш взгляд, является дополнительным сдерживающим фактором для проявления гражданской инициативы по задержанию лиц, совершивших общественно опасные деяния. Отметим, что почти 70% задержаний осуществляется сотрудниками милиции, за обычными гражданами остается 25%, около 5% приходится на должностных лиц, в обязанность которых входит задержание преступников (сотрудники ФСБ, егеря и др.).

Для того чтобы правильно квалифицировать содеянное, прежде всего, следует проанализировать указанный состав преступления. Объектом убийства выступает жизнь человека. С объективной стороны, убийство при превышении мер, необходимых для задержания, возможно только в форме действия, которое представляет собой активное физическое воздействие на задерживаемого.

Отдельно следует сказать о применении специальных средств в процессе задержания. К ним относятся, например, электрошокеры, палки специальные, наручники, противотаранные и заградительные устройства. Последствия их применения могут быть значительно более ущербными для человека, чем при применении или использовании оружия. Указанные устройства применяются для остановки движущегося, в том числе на большой скорости, автотранспорта. В данных ситуациях, сотрудники полиции объективно не могут предугадать возможные последствия. Примечательно, что эти спецсредства могут применяться в отношении лиц, совершивших лишь административные правонарушения.

Применение орудий и средств при совершении данного преступления в большинстве случаев не будет влиять на квалификацию, но только когда речь идет об обычном гражданине, использовавшем палку, веревку, травматический пистолет и у следственных органов нет сомнений в квалификации по ст. 108 УК. В то время как сотруднику правоохранительных органов приходится отвечать за превышение должностных полномочий с применением оружия или специальных средств (п. б ч. 3 ст. 286 УК).

Обстановка является чрезвычайно важным, для правильной квалификации, признаком. Она характеризуется тем, что одно лицо пытается задержать другое, совершившее преступное деяние, последнее в свою очередь уклоняется от этого различными способами, например, такими как побег, физическое сопротивление. К числу обстоятельств, характеризующих обстановку задержания и имеющих правовое значение следует относить различные факторы, в том числе, интенсивность и способ оказываемого задерживаемым лицом сопротивления, количество задерживаемых и задерживающих, их вооруженность или обеспеченность специальными средствами, время задержания (день, ночь), место задержания, возможность применения других, более мягких и безопасных способов и средств и иные обстоятельства. Скрупулезный учет указанных обстоятельств предопределит вынесение правосудного решения о наличии или отсутствии в действиях задерживающего превышения пределов мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.

81% опрошенных нами сотрудников ОВД высказывают соображения о необходимости расширения границ правомерного причинения вреда лицам, совершившим преступления, при их задержании, если они пытаются скрыться или оказывают сопротивление, независимо от того преступления, которое они совершили.

Следует отметить, что сопротивление при задержании может быть только пассивным (ненасильственным), например, задерживаемый упирается, хватается руками за неподвижные предметы. Словесный или конклюдентный отказ пройти в органы власти следует расценивать лишь как неповиновение. В случае если задерживаемый начинает оказывать активное сопротивление, то есть противодействие, например, отталкивает задерживающего или вырывает руки из захвата, его действия следует пресекать, руководствуясь уже правилами о необходимой обороне.

К сожалению, следует констатировать, что следственные органы не всегда учитывают указанные обстоятельства, да и в целом ситуацию совершения преступлений. Именно поэтому, потерпевший или другое лицо, оказывающее сопротивление преступнику – необходимую оборону или по окончании посягательства, осуществляющий задержание преступника, нередко сам оказывается в положении подозреваемого, обвиняемого и, даже, подсудимого, причем не по привилегированным составам. За 2005-2010 гг. судами г. Санкт-Петербурга не было вынесено ни одного приговора по статьям УК об убийстве при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.

Время совершения данного преступления ограничено правом на задержание указанного лица, которое определяется ст. 78 УК – давность привлечения к уголовной ответственности. Однако, заблуждение лица об истечении сроков давности привлечения к уголовной ответственности задерживаемого, не может само по себе служить формальным основанием для привлечения задерживающего к уголовной ответственности за превышение мер, необходимых для задержания.

Вопросы субъективной стороны состава преступления ч. 2 ст. 108 УК требуют некоторого уточнения. На наш взгляд, ситуациям задержания присущ внезапно возникший умысел, так как задержание происходит чаще всего в стрессовых ситуациях, что также позволяет назвать таковой умысел неопределенным (неконкретизированным). Заранее обдумать и конкретизировать умысел по отношению к лицу, которое стремиться избежать задержания (то есть ожидает активных действий задерживающего) практически невозможно.

В случае причинения смерти лицу, совершившему преступление, при его задержании по неосторожности, уголовная ответственность исключается.

Мотивы и эмоциональное состояние лица, совершившего убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, на квалификацию не влияют.

Обращаясь к санкции данной нормы, отметим, что по сравнению с ч. 1 ст. 108 УК, сроки наказания изменены на один год в большую сторону, переводя его в разряд преступлений средней тяжести, что влечет за собой негативные правовые последствия для лиц, совершивших указанное преступление. На наш взгляд, санкции указанных норм (имеются в виду части первая и вторая статьи 108 УК) должны быть пересмотрены. Кроме того, состав каждого из них по всем канонам законодательной техники должен быть сконструирован в отдельных, обособленных нормах Особенной части УК РФ, которые представлены выше.

Второй параграф – «Умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление» – раскрывает признаки состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 114 УК. Указанная норма является специальной по отношению к нормам, предусмотренным ст. ст. 111 и 112 УК РФ и содержит в себе два самостоятельных преступления: деяние, сопряженное с причинением вреда здоровью средней тяжести или тяжкого, объединенных единым признаком – обстановкой задержания лица, совершившего преступление.

При задержании лица виновный совершает активные действия, так как сам процесс задержания и используемые для этого способы предполагают совершение комплекса взаимосвязанных телодвижений, образующих общественно опасное поведение субъекта. Бездействием причинить вред в подобной обстановке невозможно. Вред здоровью может быть причинен как непосредственным телодвижением виновного, так и посредством использования каких-либо предметов, оружия или специальных средств.

Признаки тяжкого или средней тяжести вреда здоровью описываются в ст. ст. 111, 112 УК. Окончательно деяние будет квалифицировано на основе заключения судебно-медицинского эксперта, в соответствии с «Правилами» и «Критериями».24

В случае причинения легкого вреда здоровью, побоев или причинения физической боли задерживаемому лицу, совершившему преступление, содеянное не образует состава какого-либо преступления.

Обстановка совершения преступления характеризуется тем, что действия виновного предпринимаются в условиях задержания лица, совершившего преступление, с превышением необходимых для этого мер. Содержание этих условий в целом совпадает с их содержанием, рассмотренным при анализе ч. 2 ст. 108 УК, однако превышение необходимых для задержания мер имеет определенные особенности.

Как известно, различают благоприятную и неблагоприятную обстановки задержания. При этом имеются в виду различные внешние факторы, характеризующие обстановку задержания, на которые мы указывали выше.

Особое внимание следует обратить на объект совершенного задерживаемым преступления. Приоритет следует отдавать важности общественных отношений, на которые совершено посягательство, а не категории преступления. Так, например, при задержании лиц, осуществивших посягательство на интересы личности (убийство, причинение вреда здоровью, преступления против свободы, насильственные половые и насильственные имущественные преступления, преступления против общественной безопасности, связанные с насилием (терроризм) возможно применение более жестких мер задержания, чем, например, имущественные посягательства, совершенные без насилия (кража, мошенничество) или даже государственные преступления (государственная измена, шпионаж, являющиеся особо тяжкими).

На наш взгляд, в группу преступлений с наиболее значимыми объектами следует включить те составы преступлений, где в качестве дополнительного объекта выступают жизнь или здоровье человека и, тем самым, допустить более жесткие меры по задержанию лиц, совершивших указанные преступления.

Случаи превышения мер, необходимых для задержания, связанных с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть задерживаемого, следует квалифицировать по ч. 2 ст. 114, но никак не по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Если превышения необходимых для задержания мер в действиях задерживающего лица установлено не будет, ответственность исключается.

Субъектом данного преступления признается вменяемое физическое лицо, достигшее на момент совершения преступления 16-летнего возраста. Если тяжкий или средней тяжести вред здоровью задерживаемого лица причинен субъектом в возрасте от 14 до 16 лет с превышением мер, необходимых для задержания, нельзя квалифицировать деяние по ст. ст. 111 и 112 УК. Имеющуюся коллизию норм следует разрешать в пользу задерживающего. Выполнение общественного долга и совершение социально-полезных действий по задержанию даже в случае превышения пределов мер, необходимых для этого не может быть положено в вину несовершеннолетнему до 16 лет. Совершение этого преступления должностным лицом правоохранительного органа следует квалифицировать только по ст. 114 УК РФ.

Учитывая, что в настоящее время законодатель объединил два разных по своей юридической значимости признака (тяжкий и средний тяжести вред здоровью) в одной диспозиции с общей санкцией, суд в настоящее время, вынужден реализовывать принцип индивидуализации наказания за соответствующее преступление при вынесении приговора. На наш взгляд, все же необходимо разграничить указанный состав как в отдельную, от необходимой обороны, норму, так и разделив их по степени тяжести вреда здоровью.

На основе изучения материалов судебной практики в период с 2007 по 2010 год в Санкт-Петербурге, удалось обнаружить лишь одно уголовное дело, возбужденное по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 114 УК, которое было рассмотрено в судебном заседании.25 В то время как количество преступлений, совершенных на улицах, площадях, парках России (хулиганские проявления, грабежи, разбои и др.) составило в 2009 году 361,3 тыс. (в 2010 г. – 397,8 тыс.). В этой связи отмечается крайняя пассивность следственных органов в установлении истины, выяснении всех обстоятельств дела.

Третий параграф – «Ответственность за причинение иного вреда при задержании лица, совершившего преступление». Вред, причиняемый при задержании, не ограничивается убийством или причинением тяжкого или средней тяжести вреда здоровью задерживаемого лица. Кроме этого может причиняться: физический – причинение легкого вреда здоровью задерживаемого лица или нанесение побоев; материальный – уничтожение или повреждение имущества; моральный – оскорбление (словом или действием) или клевета в отношении задерживаемого; а также иной вред, связанный, например, с лишением права свободы передвижения.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.