авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Критика законодательства: теория, практика, техника

-- [ Страница 2 ] --

– обозначить основные пути повышения эффективности критики законо­дательства.

Методологической основой диссертационного исследования выступают система принципов диалектико-материалистического познания, приемы исторического, статистического, сравнительного, формально-юридического анализа. Диссертант исходит из того, что критика законодательства как реальный социальный объект обладает диалектической природой и поэтому предполагает опору на диалектическую методологию, на исторически накопленный опыт диалектического анализа социальных объектов со всем богатством его законов, принципов и категорий.

Диалектическая методология выступает эффективным познавательным инструментом научного анализа, а многие изъяны в теоретических результатах осмысления критики законодательства обусловлены игнорированием диалектической природы этого феномена и принципов его диалектического анализа.

В диссертации активно используются историко-правовой, системный, структурно-функциональный, сравнительно-правовой, формально-юридический методы.

Применяя в диссертации самые различные методы анализа, автор имел в виду и то, что научный метод, по мнению К.Р. Поппера, всегда есть критический метод. Именно поэтому особое место в методологии диссертационного исследования занимает критико-аналитический метод. Он проявляется в объективном анализе существующих точек зрения на предмет исследования, в рассмотрении и оценке противоположных концепций, тезисов, суждений, в выборе рационального зерна из столкновения конкурирующих теорий.

Теоретическую основу диссертационного исследования составили труды отечественных и зарубежных авторов не только по юридическим, но и по неюридическим направлениям анализа нормативного правового материала.

Нормативной основой исследования выступают подвергнутые критике в научной или публицистической литературе российские дореволюционные, советские и современные законодательные акты и конкретизирующие их нормативные правовые документы.

Эмпирическую базу исследования составили:

– результаты мониторинга законодательной деятельности;

– практика отечественных высших судебных инстанций, где фиксировалось ошибочное толкование и применение законодательных предписаний;

– материалы публичных обсуждений законов в советское и настоящее время;

– отклики на законодательные акты в Интернете;

– данные статистических сборников, материалы федеральной и региональной статистики по динамике правового поведения населения;

– интервью публичных лиц, вовлеченных в дискуссию по принятым либо готовящимся законодательным актам.

Высокозначимым и особым элементом эмпирической базы диссертационного исследования явились результаты различных социологических исследований ведущих аналитических российских и зарубежных центров. В 2011–2012 годах диссертантом проведено анкетирование 2070 человек, в том числе 220 должностных лиц органов государственной представительной и исполнительной власти Нижегородской области, 700 жителей Приокского и Советского районов г. Нижнего Новгорода, 250 жителей деревень Кстовского и Семеновского районов, 900 преподавателей и слушателей Нижегородской академии МВД России. Можно сомневаться в репрезентативности приводимых в диссертации данных для всей Российской Федерации, но они достоверно отражают бесспорный факт – не только граждане, должностные лица органов государственной власти, но даже профессорско-преподавательский и студенческий состав специализированного юридического вуза имеют слабое представление о сущности, функциях, ценности, эффективности критики зако­нодательства.

Научная новизна диссертационного исследования определяется совокупностью достигнутых результатов и состоит в общеправовом осмыслении автором особенностей критики законодательства в современном российском обществе. В работе впервые выявлена сущность, принципы и функции критики законодательства, обоснована необходимость повышения ее значимости при оценке готовящихся и принимаемых законодательных решений, а также расширения круга субъектов, потенциально способных к объективно-критической оценке качества законодательных документов, выявлению в них дефектов. Рассмотренная в общетеоретическом ракурсе проблема критики законодательства отвечает требованиям научной новизны диссертации, а результаты проведенного монографического исследования представляют собой определенный прирост системы научного юридического знания. Кроме того, новизна диссертации состоит в новаторской постановке проблемы критики законодательства, аргументированном решении общетеоретических дискуссионных вопросов темы, что находит отражение в положениях, выносимых на защиту.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Критика законодательства – отрицательное суждение индивида, государственной или общественной организации относительно отдельных юридических нормативных правовых актов либо их комплексов, являющееся результатом законной творчески поисковой познавательно-оценочной аналитической преобразующей мыслительной деятельности, осуществляемой на основе самобытных принципов, выполняющей специфические функции для повышения качества правовых актов в целях обеспечения достойной жизни человека.
  2. Критика законодательства как общественно-политическое, социоэкономическое, социокультурное, морально-психологическое явление может быть подвергнута анализу в качестве:

– особого вида правовой деятельности;

– формы обобщения юридического опыта;

– элемента истинного гражданского общества и развитого демократического государства;

– формы юридико-практического общения;

– модели юридически значимого обращения;

– инструмента совершенствования демократии;

– способа обеспечения доступа к ресурсам права основных групп населения;

– варианта участия в управлении делами государства;

– средства общественного (гражданского) контроля над законотворческой деятельностью;

– возможности достижения компромисса в обществе;

– элемента универсального института защиты интересов неопределенного круга лиц (общественного интереса);

– метода рационального обоснования законов и оптимальной процедуры их подготовки, принятия, вступления в силу;

– средства и элемента политико-юридической конкуренции;

– способа торможения альтернативных конкретных законопроектов в целях продвижения собственных проектов законодательных актов;

– фактора стабилизации или дезорганизации при правовой регламентации общественных отношений;

– специальной юридической гарантии обеспечения законности;

– средства правовой демагогии;

– метода манипуляции сознанием;

– метода нагнетания напряженности при планировании и проведении правовых реформ;

– разновидности правового нигилизма;

– средства выявления и преодоления консервативных правовых стереотипов и шаблонов;

– элемента правовой идеологии и психологии;

– вектора консолидации общественных объединений и граждан для достижения определенных политико-юридических целей;

– способа личного самоутверждения, повышения профессионального авторитета;

– средства развития правовой активности субъектов, индикатора их возможностей в реальном использовании права на выражение мнения;

– способа формирования, формулирования и публичного представления собственной правовой позиции;

– проявления правового плюрализма;

– способа обеспечения устойчивости, стабильности политико-правового управления;

– сигнала для необходимости адаптации существующей законодательной регламентации к изменившимся условиям;

– элемента правового статуса гражданина, должностного лица, общественного объединения;

– элемента права человека и гражданина на свободу творчества;

– фактора гласности в обществе и государстве;

– средства повышения эффективности действующего законодательства;

– элемента сравнительно-правового метода при оценке зарубежного законодательства;

– института социальной коммуникации;

– «лакмусовой бумажки» профессионализма и ответственности авторов законов, подвергнутых критике;

– метода выявления, обнародования и противодействия законодательным ошибкам и другим дефектам правовых актов;

– катализатора принятия новых законодательных актов, изменения или отмены действующих законов, стимула инновационных законодательных решений;

– способа защиты и самозащиты прав, свобод и законных интересов граждан;

– способа выявления, обнародования и инструмента защиты социальных притязаний индивидов и их коллективных образований;

– пути нейтрализации правовой аномии16.

  1. От критики законодательства необходимо отличать критику и самокритику законодателя. Нельзя смешивать: а) автора закона и лиц, обеспечивающих его технико-юридическое прохождение в законодательном органе; б) коллектив законодателей и руководителя субъекта законотворчества; в) с юридическими политические, моральные, религиозные, личностные аргументы.
  2. Предлагается развернутая типология критики законодательства, которая содержит во второй главе аналитическое описание рассматриваемого феномена по 26 основаниям.
  3. Критика законодательства базируется на системе относительно самостоятельных принципов, рельефно отражающих ее сущность – свободы, моральности, историзма, гражданственности, оправданности изменения позиции критика.
  4. Критике законодательства присущи эвристическая, экспликативная (объяснительная), познавательно-развивающая, гарантирующая, творчески-преобразующая, прогностическая, самозащитно-охранная функции.
  5. Эффективность критики законодательства определяется через систему показателей:

– характеризующих количество отрицательных оценок того или иного закона;

– свидетельствующих о повторности либо многократности негативных суждений о законодательных документах;

– демонстрирующих широкий географический разброс критики в законодательной сфере;

– выявляющих длительность критики, что доказывает настойчивость критикующих и их убежденность в правоте собственных действий;

– характеризующих масштабность места размещения отрицательных законодательных оценок;

– «проявляющих» наиболее критикуемые сферы (участки) законодательной материи;

– характеризующих личностные качества законодателя;

– позволяющих измерять быстроту, скорость реакции на поступившую критику законодательства.

  1. Предлагается 12 факторов, снижающих эффективность критики законодательства, перечень и развернутая характеристика которых содержится в пятой главе диссертационного исследования.
  2. Для совершенствования системы правовой регламентации критики законодательства требуется:

– усилить и конкретизировать конституционное регулирование права на критику, дополнив статью 29 Конституции Российской Федерации отдельной частью, специально раскрывающей сущность и функции критики в российском обществе и государстве, закрепляющей право каждого подвергать критике не только работу государственных органов, общественных объединений, но законотворческую политику, действующее законодательство, включая практику его реализации;

– корректировка статьи 19 Всеобщей декларации прав человека путем помещения рядом с понятием «информация» всего одного термина – «критический», что кардинально изменит ее возможности при условии принятия следующей редакции: «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное их выражение; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию (в том числе критическую) и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ»;

– дополнить текст статьи 136 Уголовного кодекса Российской Федерации после слова «убеждений» словосочетанием «критической оценки решений и деяний государственной власти», приняв в окончательном виде следующую редакцию: «Дискриминация, то есть нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, критической оценки решений и деяний государственной власти, принадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, – наказывается…». В аналогичном дополнении нуждается статья 5.62 «Дискриминация» Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях;

– Федеральный закон от 2 мая 2006 года № 59 «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» дополнить четвертой (наряду с предложением, заявлением, жалобой) формой обращения граждан – критической оценкой, под которой целесообразно понимать отрицательное суждение гражданина либо объединения относительно качества содержания или (и) формы юридического документа либо деятельности властной государственной, а также общественной инстанции;

– статью 15 Федерального закона от 10 июня 2008 года № 76 «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания» дополнить правомочием общественной наблюдательной комиссии анализировать, критиковать и вносить предложения по совершенствованию действующих в этой сфере законодательных и ведомственных актов;

– пункт «б» статьи 1 Указа Президента Российской Федерации от 9 февраля 2011 года № 167 «Об общественном обсуждении проектов федеральных конституционных законов и федеральных законов», «статьи 2, 4, 6 Постановления Правительства Российской Федерации от 22 февраля 2012 года № 159 “Об утверждении Правил проведения общественного обсуждения проектов федеральных конституционных законов и федеральных законов”» дополнить словосочетанием «критических замечаний и предложений по законопроекту»;

– в готовящийся проект Федерального закона «Об общественном (гражданском) контроле» (концепция документа понятие «критика» ни применяет) поместить развернутую юридическую норму о праве граждан на критику любого законодательного акта на любом этапе его продвижения;

– дополнить приказ Министерства юстиции Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации, Федеральной службы безо­пасности Российской Федерации от 25 ноября 2010 года № 362/810/584 «О взаимодействии Министерства юстиции Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации и Федеральной службы безо­пасности Российской Федерации в целях повышения эффективности деятельности учреждений (подразделений), осуществляющих проведение исследований и экспертиз по делам, связанным с проявлением экстремизма» отдельной правовой нормой, в которой установить обязательность при разработке теоретических и методических основ производства лингвистической экспертизы по делам, связанным с проявлением экстремизма, учета его отличия от критики законодательства и деятельности органов государства;

– исключить (предложение Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации) либо скорректировать с упором на усиление гарантий права на критику (мнение диссертанта) фрагмент постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», в котором «обращения» граждан в органы государственной власти или местного самоуправления рассматриваются в качестве «распространения информации», ибо при таком подходе критикующий законодательство (либо действия должностных лиц) может быть обвинен в распространении порочащих сведений и на него может быть возложена обязанность доказать приведенные негативные факты и оценки.

  1. Для повышения эффективности критики законодательства необходимо:

– обеспечить оптимальное сочетание при ее ведении традиционных и инновационных приемов оценки законодательных решений;

– учитывать все существенные факторы, «вовлеченные» и имеющие прямое либо косвенное отношение к критически оцениваемому результату законотворческой деятельности;

– исключить политически ангажированные отрицательные оценки законодательных документов, формируемые в угрозу либо по закону глобального правопорядка;

– переориентировать консервативный стереотип профессионального и массового правосознания, согласно которому критические оценки действующего законодательства ослабляют государство;

– кардинально усовершенствовать языковую форму представления отрицательных суждений о законодательных актах и их комплексах;

– разработать и максимально быстро реализовать «раннюю диагностику» некачественных законодательных решений;

– обобщить с привлечением экспертов разных специальностей судебную и административную практику по делам, связанным с проявлением экстремизма, но с обязательным «вычленением» правовых ситуаций, где за экстремизм выдается критика законодательства либо критика деятельности государственного органа (она обычно сопряжена с отрицательными оценками его юридических актов);

– официально закрепить допустимые требования, предъявляемые к психологическому критическому воздействию на субъектов законотворчества;

– установление дифференцированной соразмерной моральной и юридической ответственности за различные виды недобросовестной критики законодательства и законодателя, за явное злоупотребление правом на критику;

– осуществить поиск путей расширения критики законодательства через современные информационные технологии, поскольку при их помощи передача негативных суждений о содержании и форме законодательного документа происходит значительно быстрее и точнее;

– организовать полный учет выдвигаемых критических замечаний в адрес действующего законодательства с фиксацией их в картотеке Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, при котором желательно создать особый Центр с выделением штатов и надлежащего финансирования.

  1. Обучение юристов в вузах и переподготовка в системе послевузовского повышения квалификации нуждается в радикальной модернизации:

– требуется создание системы тренингов по развитию критического мышления правоведов, разработка серии специальных организационно-деятельностных упражнений в теории государства и права и каждой отраслевой юридической науке и учебной дисциплине, которые бы способствовали укреплению и развитию аналитико-синтезирующей деятельности в процессе критики законодательства;



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.