авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Теоретические проблемы индивидуального правового регулирования трудовых отношений

-- [ Страница 4 ] --

На базе проведенного в работе анализа в заключительной части параграфа дается определение индивидуального правового регулирования трудовых отношений как формализованной в индивидуальных правовых актах правомерной деятельности работника и работодателя (иногда при посредстве юрисдикционных и контрольно-надзорных органов) по нормированию субъективных трудовых прав и обязанностей на основе свободного усмотрения субъектов такой деятельности в границах существующего правопорядка.

Параграф 2.2. «Функции индивидуального правового регулирования трудовых отношений» строится на тезисе о том, что функции права не могут проявить себя иначе, как через правовое регулирование. Поэтому нет необходимости теоретически строго разграничивать функции права и функции правового регулирования. При таком подходе тандем «норма права - реализация права» перемещается в единую плоскость, позволяя судить об эффективности такого регулирования.

В работе выделяются две функции индивидуального правового регулирования трудовых отношений: 1) нормирующая; 2) оценочная.

В результате индивидуального правового регулирования устанавливаются правила, учитывающие интересы и особенности (в том числе личностные) конкретных субъектов, тем самым закрепляется определенный обязательный для них правопорядок. Поскольку анализируемая функция придает запрограммированность, цикличность, ритм конкретной правовой ситуации, то ее можно именовать нормирующей.

Нормирующая функция, прежде всего, связывается с конкретизацией норм права в правоотношении, выражающей методологическую посылку «абстрактное – конкретное (частное)». В целом результатом такого правового регулирования являются индивидуальные правоконкретизирующие положения, юридическое действие которых ограничивается рамками единичного правоотношения. Содержание подобных положений связано с констатацией того, что данные факты реальной действительности подпадают под действие соответствующей нормы права, а определённые субъекты выступают носителями зафиксированных в ней прав и обязанностей. Таким образом, конкретизация нормы права не связывается с ее «творческой» реализацией, а представляет собой ее «механическое» осуществление. В этом смысле конкретизация является лишь одной из возможных форм нормирования единичного явления в рамках правоотношения, приводящая к статутному (равному) регулированию, гарантированному публичной властью (в трудовом праве плюс к этому гарантированному хозяйской властью работодателя). В таком случае источником субъективных прав в правоотношении является исключительно статутное право, отражающее «политику государства в хозяйственной сфере» (Е.Б. Хохлов).

В то же время построение действительно демократического общества должно основываться на самоуправляемом развитии. При такой постановке вопроса адекватным свободе личности является «активное», «творческое» индивидуальное правовое регулирование. Осуществляя его, субъекты стремятся не только (не столько) конкретизировать статутные права и обязанности в правоотношении, но и установить для себя новые (особые, дополнительные) правомочия. Тем самым обеспечивается уникальность индивидуального правового регулирования, происходит расширение содержания правоотношения по сравнению с «базовой» моделью, установленной законодателем. Речь идет о «творческой» реализации свободы субъекта, в том числе о саморегуляции общественных отношений, позволяющей устанавливать субъективные права и обязанности, а не только конкретизировать статутные. Указанное обстоятельство дает возможность выделить и иную форму нормирования поведения субъектов правоотношения - правовосполнение. В отличие от первой формы (правоконкретизации) правовосполнение не связывается с уравнивающим регулированием, а представляет собой осуществляемую индивидами саморегуляцию условий труда. Такая форма нормирования дает возможность субъектам труда вычленять и закреплять то индивидуальное, неповторимое, что существует в конкретном правоотношении. Итогом правовосполнения становится индивидуальная правовая норма, которая не «творится», но защищается государством.

Выделение двух форм нормирования поведения субъектов (правоконкретизации и правовосполнения) имеет важное теоретическое значение, поскольку позволяет разграничить политику публичной власти и автономную активную деятельность субъектов труда в сфере индивидуального правового регулирования трудовых отношений.

Помимо нормирующей функции выделяется и вторая функция индивидуального правового регулирования - оценочная. Если первая из функций предполагает четкое конструирование самой правовой модели поведения субъектов, то оценочная функция в большей степени связывается с психологическим восприятием субъектами правоотношения правовой информации, получаемой ими в процессе индивидуального регулирования. Такое восприятие трансформируется в мотивы их деятельности в социально-трудовой сфере. Тем не менее названная функция не находится в плоскости сугубо психологической, а имеет ярко выраженный юридический аспект. Она предполагает выражение правовой самоиндентификации субъектов трудового права, т.е. формулирование мнения о ценности, значении трудового правоотношения, о перспективах его развития, об оценке поведения его участников. Подобная самоиндентификация является правовой по сути, поскольку, во-первых, способствует (или не способствует) правовому поведению субъектов, смоделированному в рамках правоотношения. Во-вторых, участники индивидуального трудового отношения, осознав соответствующую необходимость, могут изменить смоделированное правоотношение, саму правовую модель поведения посредством принятия нового правового акта или внесения изменений в действующий.

В рамках оценочной функции индивидуального правового регулирования трудовых отношений в диссертации выделяются информационная и воспитательная подфункции.

В параграфе 2.3. «Индивидуальное правовое и коллективно-договорное регулирование трудовых отношений: взаимодействие, различия» определяется, что в отличие от индивидуального правового регулирования коллективная регламентация трудовых отношений базируется на признании партнерства работников и работодателей и реализуется только в договорной форме (в форме заключения коллективных договоров (соглашений).

Коллективный договор, являясь одной из форм социального партнерства на локальном уровне, принимается при непосредственном участии основных субъектов трудового правоотношения - работника и работодателя, т.е. как никакой другой правовой акт приближен к индивидуальному правовому регулированию. В этой связи в науке трудового права высказываются далеко не бесспорные суждения о том, что юридической формой коллективно-договорных трудовых отношений является частноправовое обязательственное правоотношение (М.В. Лушникова, Д.Г. Иосифиди). То есть фактически существо различных уровней правового регулирования трудовых отношений (индивидуального и коллективного) унифицируется по характеру их воздействия на общественные отношения (частноправовой) и форме реализации (обязательство).

Коллективный договор сочетает в себе, казалось бы, не сочетаемые элементы. С одной стороны, он имеет признаки договора как частноправовой сделки - согласованного волеизъявления субъектов, направленного на достижение определенных юридических последствий (возникновение, изменение, прекращение договорных обязательств). С другой стороны, коллективный договор является не просто соглашением, а нормативным соглашением, поскольку содержит в себе помимо обязательственных условий нормативные положения локального характера. Таким образом, коллективный договор (в отличие от индивидуальных правовых актов) имеет смешанную (двойственную) сущность – нормативно-обязательственную. Для сторон коллективного договора он является обязательством, непосредственным источником субъективных прав и обязанностей (как и любой другой договор). Наряду с этим заключенный коллективный договор для третьих лиц (работника и работодателя как субъектов индивидуального трудового правоотношения) служит источником субъективных прав внедоговорного характера. Именно в последнем случае коллективный договор выступает в роли собственно нормативного договора, являясь источником объективного права. Поэтому статья 5 ТК РФ обоснованно относит коллективный договор к источникам трудового права, подчеркивая, тем самым, его нормативный характер.

Такой подход дает основания сделать несколько выводов о соотношении коллективно-договорного и индивидуального правового регулирования трудовых отношений. Во-первых, отдельные работники и работодатель вправе требовать применения к ним условий труда, закрепленных в соответствующих коллективных договорах. Во-вторых, происходит фиксация принципа приоритета коллективно-договорных условий труда (невозможность их ухудшения) над индивидуальными трудовыми соглашениями. При заключении коллективного договора намерения сторон направлены на то, чтобы содержание индивидуальных договоров по определенным вопросам не противоречило коллективно выраженным интересам. В-третьих, закрепляется возможность юридической ответственности субъектов индивидуального трудового правоотношения за нарушение коллективно-договорных норм.

Таким образом, изложенные аргументы не позволяют опираться на конструкции гражданского (частного) права и характеризовать юридическую силу коллективного договора как обязательственную. В соответствии с цивилистическими догмами волеизъявлениями (в том числе и договорными) обязываются и управомочиваются только их участники или, по крайней мере, индивидуально определенные лица. А в коллективном договоре фиксируются абстрактные нормы локального характера, которым должен подчиняться каждый (любой) работник (и настоящий, и будущий) и работодатель.

В диссертационном исследовании юридическая сила коллективного договора выводится из принципа «социальной автономии», основанном на обособленности субъектов гражданско-правового оборота. Данный принцип закрепляет правомочия предпринимателей и работников самостоятельно без вмешательства государственных органов решать важнейшие вопросы в сфере труда. При этом опосредуется общественный, а не частный интерес, поскольку коллективный договор (наряду с локальными нормативными актами) обеспечивает самоорганизацию власти работодателя, увязанную с интересами работников. Такое самоуправление работодателя и коллектива работников более всего тяготеет к принципам публично-правового, а не частноправового регулирования. Соответственно, коллективный договор, заключая в себе конститутивные признаки договора как средства согласованной организации общественных отношений, в диссертации рассматривается как нормативное соглашение локального характера, имеющее публично-правовую природу. Этим он существенным образом отличается от актов индивидуального правового регулирования трудовых отношений, носящих частноправовой характер, нормирующих права и обязанности для определенных субъектов.

Представляется, что Трудовой кодекс РФ последовательно продолжает поддерживать выявленную тенденцию – направленность на определение существа коллективного договора как публично-правового. Это касается и закрепления правила об обязательности подписания на согласованных условиях коллективного договора в течение трёх месяцев со дня начала переговоров, независимо от желания его сторон. Та же тенденция прослеживается в измененных Трудовым кодексом РФ нормах о представительстве работников при ведении коллективных переговоров (одна организация – один коллективный договор, независимо от фактического делегирования работниками полномочий представительному органу на его подписание). Выявление публично-правовой природы коллективного договора позволяет обосновать и возможность его обеспеченности санкциями административной (публично-правовой) ответственности в случае нарушения условий договора, как со стороны работодателя, так и для представителей работников.

Тот факт, что государственное нормирование труда в условиях рыночной экономики фактически начинает носить вспомогательный характер, уступая место индивидуальному и коллективно-договорному регулированию, не позволяет уравнивать последние по правовым способам регламентации трудовых отношений. Каждое из этих видов регулирования, различаясь между собой по содержанию, субъектам, сфере действия, методам и формам реализации, выполняет свою роль в механизме правового регулирования трудовых отношений и не может подменяться одно другим.

Третья глава «Механизм индивидуального правового регулирования трудовых отношений» состоит из семи параграфов. Параграф 3.1. «Общая характеристика правовых средств, обеспечивающих регулирование трудовых отношений» базируется на анализе понятия «метод правового регулирования трудовых отношений», связывая его с вопросом о системе права. При этом рассматриваются новые подходы к обозначенной проблеме, имеющие на сегодняшний день место в юридической науке. Во-первых, наблюдается усиление поиска системообразующих факторов, которые бы подчеркивали связи в праве. Во-вторых, определяющим является анализ системы права не только с сугубо юридических позиций, но и с точки зрения права как социального явления. В-третьих, одним из важнейших направлений становится функциональный подход к праву.

На этой основе в работе обосновывается необходимость определения метода правового регулирования трудовых отношений через категорию «правовые средства», совокупность которых показывает определенный потенциал регламентации общественных отношений в сфере труда. То есть в методе правового регулирования (несмотря на то, что он отвечает на вопрос «как?») такие средства находятся в статическом положении. Однако основное социальное назначение правового регулирования – достижение результата, предусмотренного нормой права. В этой связи подчеркивается, что в праве есть категория, отображающая функциональное действие правовой системы - это «механизм правового регулирования». Понятие такого механизма в юридической науке связывается с воздействием правовых средств на общественные отношения, для чего соответствующий механизм снабжается необходимыми статическими и динамическими составляющими. Статическую его часть как раз и образует метод правового регулирования. В этом смысле можно говорить о содержательном пересечении категорий «метод правового регулирования» и «механизм правового регулирования». При всем том, механизм - более объемное понятие, в котором метод играет роль основы, фундамента. Динамическую часть механизма правового регулирования составляют принципы, цели, задачи правового регулирования.

В диссертации правовые средства определяются как специфический юридический инструментарий, обеспечивающий установление и реализацию допустимого в обществе поведения индивидов. Для уяснения роли и значения правовых средств анализируются их функции в механизме правового регулирования. На каждой его стадии правовые средства, являясь составной, неотъемлемой частью такого механизма, во-первых, представлены определенными видовыми «наборами», во-вторых, несут определенную смысловую нагрузку, что, позволяет рассматривать целевую направленность каждого из них на решение вопросов эффективного правового регулирования.

Ограниченность имеющихся правовых средств позволяет говорить об их общеправовой значимости. В механизме правового регулирования на уровне отдельных отраслей (в том числе трудового права) проявляется лишь особенное сочетание правовых средств, которое не является раз и навсегда застывшим, а (будучи тесно связанным с предметом правового регулирования, с активностью субъектов права) модифицируется сообразно переменам экономического, социального, политического и правового характера.

Таким образом, механизм правового регулирования трудовых отношений выражает взаимосвязь различных правовых средств, придающих ему, с одной стороны, универсальность и статику, с другой стороны, гибкость и динамизм, что позволяет субъектам права реализовывать свои интересы.

В параграфе 3.2. «Правовые средства индивидуального регулирования трудовых отношений (методологический подход)» констатируется узость подхода к механизму индивидуального правового регулирования трудовых отношений, делающему упор исключительно на характеристике индивидуальных правовых средств (договоров, актов применения права и др.). Подобные воззрения раскрывают ограниченный подход к такому механизму, связывая его только с этапом реализации правовых норм, как конечным итогом. Эффективность же индивидуального правового регулирования зависит, в том числе, и от того, насколько свободны субъекты права, адекватно сформулированы правовые нормы, определены юридические факты, выражены элементы позитивного и негативного стимулирования и от других факторов.

К праву в целом, а тем более, к такой его части, как индивидуальное регулирование, необходим иной подход. Речь идет о переходе в целом от императивного (запретительно-предписывающего) к дозволительному праву (С.С. Алексеев). Оно опирается не на принуждение, а гарантирует свободу и юридическую активность индивидов.

Подобный (дозволительный) тип регулирования (в отличие от императивного): во-первых, имеет в основе построения правовой материи дозволения и запреты, в том числе общие; во-вторых, называет творцом правовых норм не только государство, но и общество, осуществляющее определенную правовую саморегуляцию; в-третьих, предполагает, что двигателем механизма правового регулирования являются отдельные свободно действующие индивиды (их группы); в-четвертых, определяет в качестве основы правового регулирования не только традиционно понимаемую норму права, но и субъективное право именно как активную творческую составляющую, реализуемую субъектами права.

Такой антропоцентристский взгляд (с позиции человека) на механизм правового регулирования трудовых отношений позволяет предположить, что отдельно взятая норма права (конкретный правовой запрет, дозволение, предписание), отдельно взятое индивидуальное правовое средство (договор, правоприменительный акт) не являются исключительными и единственными правовыми средствами – реальными регуляторами общественных отношений. Для эффективного правового регулирования (в том числе индивидуального) необходимо вести речь об определённом комплексе факторов, обеспечивающих, с одной стороны, универсальность права, с другой стороны, гибкость и динамизм правового регулирования, гарантирующего выражение и обеспечение интересов и потребностей отдельных индивидов.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.