авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Международно-правовой режим нераспространения оружия массового уничтожения в свете борьбы с международным терроризмом

-- [ Страница 3 ] --

Диссертантом анализируется эффективность различных межгосударственных механизмов (Комитет 1540 Совета Безопасности ООН, Инициатива по безопасности в области распространения, Инициатива в области контейнерной безопасности, «Большая восьмерка»), а также многосторонних режимов по контролю за экспортом (Комитет Цангера, Группа ядерных поставщиков, Австралийская группа, Режим контроля за ракетными технологиями). В результате анализа диссертант выделил следующие особенности внедоговорных межгосударственных механизмов по борьбе с ОМУ-терроризмом: 1) оперативное принятие совместных решений государств, так как вследствие небольшого числа участников переговорного процесса нет необходимости в длительном согласовании позиций; 2) значительная роль в предупреждении актов ОМУ-терроризма отводится внутренним национальным мерам, которые принимаются государствами с учетом национальной специфики, что делает эти механизмы более эффективными и всеобъемлющими; 3) значительные усилия по обеспечению международной безопасности, как и новые инициативы, исходят от небольшого числа государств, которые в силу высокотехнологичной материальной базы постепенно устанавливают новые стандарты международной безопасности (Глобальное партнерство, ИБОР, Инициатива в области контейнерной безопасности), приглашая в дальнейшем другие государства, не участвовавшие в разработке этих стандартов, присоединиться к таким инициативам13; 4) отсутствие единой универсальной системы мер борьбы с ОМУ-терроризмом, поскольку средства и методы обеспечения безопасности у всех государств разные; 5) необязательный (зачастую политический) характер совместно разрабатываемых мер; 6) отсутствие межгосударственных органов, контролирующих деятельность государств в рамках данных механизмов; 7) отсутствие мер, направленных на предупреждение распространения новых видов и систем оружия массового уничтожения.

В третьей главе «Терроризм как международное преступление» содержится анализ преступления терроризма как нового вида международного преступления и основания создания нового международного судебного органа – Международного суда по преступлениям терроризма.

Первый параграф третьей главы «Понятие преступления терроризма как нового вида международного преступления» посвящен сравнительному и историко-правовому анализу преступления терроризма и международных преступлений.

Диссертант строит свое исследование на анализе международных договоров, актов международных организаций и конференций, отечественной и зарубежной международно-правовой доктрины. В основе анализа лежит сравнение состава преступления терроризма и составов международных преступлений. В результате, выделив наиболее значимый, квалифицирующий элемент состава преступления (объект преступления), диссертант делает вывод, что сегодня терроризм может быть охарактеризован как международное преступление.

Во втором параграфе третьей главы «Международный суд по преступлениям терроризма. Вопросы юрисдикции» рассматривается идея создания нового международного судебного органа для отправления правосудия в отношении лиц, совершивших акты терроризма, – Международного суда по преступлениям терроризма.

Отмечается, что отнесение терроризма к категории международных преступлений необходимо с позиции обеспечения неотвратимости наказания, его ужесточения, неприменимости срока давности, а также в целях обоснования универсальной юрисдикции в отношении этих преступлений. По мнению автора, образование Международного суда по преступлениям терроризма отвечает этим целям.

Диссертантом приводится историко-правовой анализ практики разграничения юрисдикции международных уголовных судов, в результате которого автор делает вывод, что совершение международного преступления не подразумевает привлечение к ответственности исключительно перед международными судами. В качестве судов могут выступать и национальные судебные органы.

С учетом существующего антитеррористического международно-правового регулирования диссертант предлагает установить в отношении преступления терроризма особую систему юрисдикции, сочетающую и юрисдикцию Международного суда по преступлениям терроризма и юрисдикцию государств. Разграничение юрисдикции Международного суда по преступлениям терроризма и государств следует представить в виде трехэлементной системы: 1) исключительная юрисдикция Международного суда по преступлениям терроризма в отношении наиболее опасных для международного сообщества актов терроризма (акты ОМУ-терроризма; акты терроризма против лиц, пользующихся международной защитой; акты терроризма, представляющие собой использование средств воздействия на природную среду, которые имеют широкие, долгосрочные или серьезные последствия, в качестве способов разрушения, нанесения ущерба или причинения вреда одному или нескольким государствам; акты терроризма в отношении объектов, которые «содержат опасные силы»14 (плотины, дамбы и т.д.) и др.); 2) исключительная юрисдикция государств (акты терроризма, когда они совершены в одном государстве, предполагаемый преступник и потерпевшие являются гражданами этого государства, предполагаемый преступник найден на территории этого государства и никакое другое государство не имеет оснований для осуществления своей юрисдикции); 3) юрисдикция в отношении преступлений, осуществляемая как Международным судом по преступлениям терроризма, так и государствами.

Диссертант отмечает, что помимо вышеуказанных функций Международный суд по преступлениям терроризма может разрешать споры о юрисдикции между государствами, которые в соответствии с конвенциями о борьбе с терроризмом имеют право: на осуществление юрисдикции в отношении конкретных лиц; выступить в качестве третьей стороны и принять дело к своему производству15; толкование конвенций по борьбе с терроризмом; пересмотр решений, принятых на национальном уровне (например, в случае вынесения необоснованно мягкого или оправдательного решения суда); разрешение вопросов о возмещении ущерба по гражданским искам и т.д.

В заключении содержатся основные выводы и рекомендации, сформулированные в результате настоящего диссертационного исследования.

Основные положения диссертации отражены в трудах, которые опубликованы в изданиях, рекомендованных ВАК России:

  1. Синякин И. И. Десять лет Конвенции о запрещении химического оружия: статья // Московский журнал международного права. – 2007. – № 4. – 1 п.л.
  2. Синякин И.И. Терроризм как международное преступление: статья // Московский журнал международного права. – 2009. – № 3. – 1 п.л.

1 См.: Резолюция 1438 (2002), принятая Советом Безопасности на его 4624-м заседании 14 октября 2002 года; Резолюция 1440 (2002), принятая Советом Безопасности на его 4632-м заседании 24 октября 2002 года; Резолюция 1450 (2002), принятая Советом Безопасности на его 4667-м заседании 13 декабря 2002 года; Резолюция 1516 (2003), принятая Советом Безопасности на его 4867-м заседании 20 ноября 2003 года; Резолюция 1530 (2004), принятая Советом Безопасности на его 4923-м заседании 11 марта 2004 года; Резолюция 1611 (2005), принятая Советом Безопасности на его 5223-м заседании 7 июля 2005 года; Резолюция 1618 (2005), принятая Советом Безопасности на его 5246-м заседании 4 августа 2005 года // www.un.org.

2 Единство в борьбе с терроризмом: рекомендации по глобальной контртеррористической стратегии. Доклад Генерального секретаря ООН, 2 мая 2006 года.

3 В Глобальной контртеррористической стратегии ООН 2006 года содержался призыв к ГА ООН и СБ ООН разработать руководящие принципы необходимого сотрудничества и помощи в случае террористического нападения с использованием оружия массового уничтожения. См.: Глобальная контртеррористическая стратегия ООН. Резолюция 60/288 Генеральной Ассамблеи ООН, 8 сентября 2006 года // .

5 В соответствии с Резолюцией СБ ООН 1540 2004 года негосударственный субъект – это физическое лицо или организация, не имеющие законных полномочий от какого-либо государства на осуществление деятельности, подпадающей под действие настоящей резолюции.

6 Мардоян А.В. Терроризм как международное преступление: Дис. канд. юр. наук: 12.00.10. М., 2007. – 198 с.; Прокофьев Н.В. Многосторонние международные договоры в сфере борьбы с международным терроризмом (Проблемы эффективности): Дис. канд. юрид. наук: 12.00.10. М., 2005. – 193 c.; Саркисян М.А. Международный терроризм как преступное деяние по международному праву: Дис. канд. юрид. наук: 12.00.10. М., 2003. – 207 c.; Устинов В.В. Международно-правовые проблемы борьбы с терроризмом: Дис. канд. юрид. наук: 12.00.10. М., 2002. – 594 c.

7 См.: Хабачиров М.Л. Международно-правовые проблемы борьбы с ядерным терроризмом: Дис. канд. юр. наук: 12.00.10. М., 2000. – 222 с.; Косачев К.И. Концепция развития международного права в области борьбы с ядерным терроризмом: Дис. канд. юр. наук: 12.00.10. М., 2003. – 228 с.; Симонова А.Е. Международно-правовые аспекты борьбы с биотерроризмом: Дис. канд. юр. наук: 12.00.10. М., 2007. – 215 с.

8 См.: Иойрыш А.И. Научно-технический прогресс и новые проблемы права / А.И. Иойрыш. – М.: Международные отношения, 1981. С. 75; Колодкин А.Л. Мировой океан. Международно-правовой режим. Основные проблемы / А.Л. Колодкин. – М.: Международные отношения, 1973. С. 208; Супертерроризм: новый вызов нового века / ПИР-Центр / Под ред. А. В. Федорова. – М.: Права человека, 2002. С. 60–61; Международный терроризм: борьба за геополитическое господство / Рос. акад. гос. службы / Под ред. А.В. Возженникова. – М.: РАГС, 2005. С. 49, 51; Gurr N. The new face of terrorism. Threats from weapons of mass destruction / N. Gurr, B. Cole. – London, 2002. Р. 297-300; Новый вызов после «холодной войны»: распространение оружия массового уничтожения. Открытый доклад СВР за 1993 год // http://svr.gov.ru/material/2-1.html; Евстигнеев В.И. Биологическое оружие и проблемы обеспечения биологической безопасности / В.И. Евстигнеев // Лекция В.И. Евстигнеева, прочитанная 25 марта и 8 апреля 2003 г. в МФТИ //http://www.armscontrol.ru/course/lectures03a/viye30325c.htm; Gurr N. The new face of terrorism. Threats from weapons of mass destruction / N. Gurr, B. Cole. – London, 2002. Р. 268-283; Супертерроризм: новый вызов нового века / ПИР-Центр / Под ред. А. В. Федорова. – М.: Права человека, 2002. С. 68-70; Gurr N. The new face of terrorism. Threats from weapons of mass destruction / N. Gurr, B. Cole. – London, 2002. Р. 283-297. Имевшие место террористические акты с применением оружия массового уничтожения не привели к масштабным разрушениям или большим человеческим жертвам. Зачастую этот факт, а также небольшое количество актов ОМУ-терроризма объясняется исследователями рядом обстоятельств: 1) в отношении ядерного оружия а) сложный доступ к расщепляющемуся материалу; б) сложность производства ядерных материалов, пригодных для оружия; в) необходимость создания соответствующей инфраструктуры; 2) в отношении бактериологического оружия – необходимость создания оружия, которое обладало бы следующими характеристиками: а) наличие поражающих свойств агента; б) стабильность состояния агента при снаряжении и транспортировке; в) достаточное количество агента для обеспечения его действия на определенной территории; г) стабильность действия поражающих свойств после распространения; д) высокая степень надежности; 3) в отношении химического оружия а) токсичность химикатов должна быть одновременно высокой для поражения, но при этом не слишком высокой, чтобы обеспечить возможность его безопасного использования; б) вещество должно иметь такие характеристики, чтобы хранение химиката в специальных контейнерах не привело как к снижению токсичности, так и разрушению контейнера; в) химикат должен быть устойчивым не только к климатическим и иным явлениям окружающей среды, но и к высокой температуре и взрывной волне, возникающей после детонации заряда; 4) в отношении всех видов оружия массового уничтожения а) недоступность информации, касающейся производства оружия массового уничтожения; б) сложность в разработке эффективных средств доставки; в) высокие затраты производства оружия в сравнении с обычными средствами, к которым прибегают террористы в большинстве случаев (взрывчатые вещества, стрелковое оружие и т.д.). Weapons of terror. Freeing the world of nuclear, biological and chemical arms / H. Blix, D. Anwar, A. Arbatov etc. – Wolters Kluwer, 2006. Р. 40; Roffey R. Biological weapons and potential indicators of offensive biological weapon activities / R. Roffey // SIPRI Yearbook: Armaments, disarmament and international security. – 2004. – Р. 561; Zanders J.P. Risk assessment of terrorism with chemical and biological weapons / J.P. Zanders, E. Karlsson, L. Melin // Non-proliferation, arms control, disarmament, 1999. Р. 539; Gurr N. The new face of terrorism. Threats from weapons of mass destruction / N. Gurr, B. Cole. – London, 2002. Р. 41-79; Рабодзей А. Угроза биологического терроризма: роль средств массовой информации / А. Рабодзей // Ядерный контроль. – 2005. – №3 (77). – С. 90; Супертерроризм: новый вызов нового века / ПИР-Центр / Под ред. А. В. Федорова. – М.: Права человека, 2002. С. 73. С другой стороны, исследователями принимаются во внимание и факторы, привлекающие террористов к использованию оружия массового уничтожения: 1) в отношении ядерного оружия а) отсутствие необходимых навыков в создании оружия может быть компенсировано сотрудничеством с учеными, участвующими или участвовавшими в создании оружия массового уничтожения; б) возможность похищения ядерного материала из хранилищ или в процессе транспортировки; в) возможно нападение на атомные электростанции (наглядный пример последствий потенциальной диверсии – авария на Чернобыльской АЭС в 1986 году); г) относительно простая технология создания так называемой «грязной бомбы» – ­устройства, способного распространять радиоактивные материалы (в качестве последних могут выступать радиоактивные отходы, или материалы, используемые в промышленности и медицине); 2) в отношении бактериологического оружия а) двойное назначение материалов и оборудования; б) небольшое количество агентов, необходимых для создания оружия; в) относительная доступность новейших биотехнологий; г) возможность производства агента лицами, обладающими ограниченными техническими знаниями; д) сложность обнаружения биологических агентов; е) сложность идентификации террористических групп, которые могут прибегнуть к биологическому оружию, а также их потенциальных жертв; ж) относительно большие сроки между распространением агентов, заражением и появлением соответствующих симптомов у людей, животных, растений; з) огромный психологический эффект применения агентов с последующим нарушением социальных и экономических отношений зараженных территорий; в отношении химического оружия а) непосредственная близость производства и хранения токсичных химикатов к жилым зонам, что допускает возможность саботажа; б) возможность применения общедоступной сельскохозяйственной техники для распыления химикатов; в) простая технология загрязнения рек или отравления пищи, уничтожения или загрязнения урожая и скота; г) достижение всеобщей паники даже в условиях «ложного» террористического акта; д) доступность, дешевизна и возможность вполне легального приобретения компонентов химического оружия. Weapons of terror. Freeing the world of nuclear, biological and chemical arms / H. Blix, D. Anwar, A. Arbatov etc. – Wolters Kluwer, 2006. Р. 40; Roffey R. From bio threat reduction to cooperation in biological proliferation prevention / R. Roffey. – SIPRI, 2005. Р. 3; Roffey R. Biological weapons and potential indicators of offensive biological weapon activities / R. Roffey // SIPRI Yearbook: Armaments, disarmament and international security. – 2004. – Р. 565; Roffey R. Enhancing bio-security: the need for a global strategy / R. Roffey, F. Kuhlau // Non-proliferation, arms control, disarmament, 2005. Р. 733; Zanders J.P. Weapons of mass disruption? / J.P. Zanders // Non-proliferation, arms control, disarmament. – 2002. Р. 683-684; Zanders J.P. Risk assessment of terrorism with chemical and biological weapons / J.P. Zanders, E. Karlsson, L. Melin // Non-proliferation, arms control, disarmament, 1999. Р. 537; Супертерроризм: новый вызов нового века / ПИР-Центр / Под ред. А. В. Федорова. – М.: Права человека, 2002. С. 66-67.

9 См. например: Поттер У. Многоликий ядерный терроризм // У. Поттер, Н. Флоркин // Ядерный контроль. – 2003. – №1 (67). С. 71–74; Аллисон Г.Т. Ядерный терроризм. Самая страшная, но предотвратимая катастрофа / Г.Т. Аллисон. – М.: ЛКИ, 2007; Mockaitis T.R. The «New» terrorism: myths and reality // T.R. Mockaitis. – London, 2007. Р. 81–83.

10 World at risk. The Report of the Commission on the Prevention of WMD Proliferation and Terrorism / B. Graham, J. Talent, G. Allison etc. – New York, 2008. Р. 5–6; Mockaitis T.R. The «New» terrorism: myths and reality // T.R. Mockaitis. – London, 2007. Р. 84, 86; Spiers E.M. Weapons of mass destruction. Prospects for proliferation / E.M. Spiers. – London, 2000. Р. 4, 7, 60–61; Супертерроризм: новый вызов нового века / ПИР-Центр / Под ред. А. В. Федорова. – М.: Права человека, 2002. С. 66–80.

11 Подобное ограничение соответствуют положениям преамбулы Международной конвенции ООН о борьбе с бомбовым терроризмом 1997 года и п. 2 ст. 4 Международной конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма 2005 года. Цель этих ограничений – уточнение рамок сотрудничества государств в борьбе с терроризмом, а также проведение более четкой границы между преступлениями терроризма и отдельными видами международных преступлений.

12 К таким объектам следует отнести промышленные объекты (например химические заводы), атомные электростанции, исследовательские центры и т.д.

13 Bosh O. Global non-proliferation and counter-terrorism: the role of resolution 1540 and its implications / O. Bosh, P. Ham // Global non-proliferation and counter-terrorism. – 2007. Р. 5.

14 Терминология Дополнительных протоколов 1977 года к Женевским конвенциям о защите жертв войны 1949 года.

15 В декабре 1988 года в небе над Локерби (Шотландия) был взорван самолет американской авиакомпании. Расследование террористического акта установило причастность к преступлению граждан Ливии. Ливия отказалась выдать своих граждан, однако, в свою очередь, приняла все меры, чтобы передать дело на рассмотрение Верховного Суда Ливии. Несмотря на эти меры, США и Великобритания требовали выдачи преступников и даже впоследствии объявили о введении санкций в отношении Ливии. В качестве компромисса Ливия предлагала передать дело в международную судебную инстанцию, расположенную в нейтральном государстве. Существование с

Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.