авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

И современныестратегические концепции сша и нато

-- [ Страница 2 ] --

На основе положений ивыводов диссертационного исследованияавтор прочёлтакже ряд докладов и лекций за рубежом повопросам стратегических концепций США иНАТО и отношений России с США, НАТО, ЕС истранами Европы. Многие положения и выводыисследованиябыли изложены также в публикациях автора внаучной литературе.

При работе наддиссертационным исследованием авторшироко использовал опыт своей 40-летней работы вцентральном аппарате МИД СССР/России ипосольствахСССР и России, а также опыт работы вСекретариате ООН в Нью-Йорке в 1989-93 гг. вкачестве директора Отдела кодификацииЮридического Управления,секретаря Комиссиимеждународного права ООН, секретаряСпецкомитета по Уставу ООН и усилениюролиОрганизации исекретаря Комиссии экспертов, созданнойСоветом Безопасности ООН длярасследования нарушений международногогуманитарного права в бывшей Югославии (Женева, 1993-94гг.).

СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕРАБОТЫ

Диссертация состоит извведения, пяти глав, заключения ибиблиографии.

Вовведении обосновываетсяактуальность темы исследования, её новизнаи значимость, определяются цели, задачи иметодология исследования, формулируются основныевыводы и положения, выносимые на защиту.

Глава I «Действующеемеждународное право и вопрос о применениисилы в международных отношениях» посвящена анализу положений УставаООН и ряда резолюций, принятых ГенеральнойАссамблеей и Советом Безопасности ООН, повопросу о применении силы в международныхотношениях и о мирном урегулированииспоров между государствами.

Неприменение силы вмеждународных отношениях, что, собственно,и означает исключение войны как средстваурегулирования споров междугосударствами, стало императивной, то естьобязательной для всех, нормоймеждународного права, с принятием в 1945 г.Устава ООН. Ст.2 Устава провозглашает, что«все Члены ООН разрешают свои международные спорымирными средствами таким образом, чтобы неподвергать угрозе международный мир ибезопасность и справедливость» (п.3). В этойже статье говорится, что «все Члены ООНвоздерживаются в их международныхотношениях от угрозы силой или её применения как противтерриториальной неприкосновенности илиполитической независимости любогогосударства, так и каким-либо другимобразом, несовместимым с ЦелямиОбъединённыхНаций»(п.4).

Мирному разрешениюспоров посвящена Глава VI Устава ООН. Её ст.33перечисляетте средства, к которым могут прибегнутьгосударства для выполнения этого своегообязательства – переговоры, обследование,посредничество, примирение, арбитраж,судебное разбирательство, обращение крегиональным органам или соглашениям илииные мирные средства по их выбору.

Особое внимание ГлаваVI Уставауделяет обязанности государств-членов ООНразрешатьспоры мирными средствами в тех случаях,когда их продолжение «могло бы угрожать поддержаниюмеждународного мира и безопасности» (ст.33). Ст. 33-38наделяют Совет Безопасности ООН целымрядом полномочий в этой связи. Так, он можетпотребовать от сторон, участвующих в этойкатегории споров, использовать мирныесредства разрешения споров по их выборуили рекомендовать им определённые условия,надлежащую процедуру или методы урегулированиятаких споров. Он может расследовать любойпотенциально опасный спор или ситуацию пособственнойинициативе или по просьбе любогогосударства. Наконец, если стороны в спореокажутся не в состоянии урегулировать егосамостоятельно мирными средствами, онипередают его в Совет Безопасности.

Следует отметить, чтоГлава VIIIУстава предусматривает возможностьразрешения вопросов, относящихся к поддержаниюмеждународного мира и безопасности, спомощью региональных соглашений илиорганизаций, при условии, что цели последнихсовместимы с целями и принципами ООН (ст.52,п.1). При этом Устав возлагает нагосударства-члены ООН, являющиесяучастниками таких соглашений илиорганизаций, прежде всего обязанность приложить всесвои усилия для мирного разрешения местныхспоров с помощью таких региональных процедур допередачи споров в Совет Безопасности (п.2),поощряя ихмирное разрешение как по инициативе этихучастников, так и по собственнойинициативе(п.3).

Эти императивные нормыУстава ООН о неприменении силы и мирномразрешении споров были подтверждены и зачастуюразвиты далее в целом ряде Деклараций идругих документов, принятых ГенеральнойАссамблеей ООН в качестве приложений к её резолюциям,а также в решениях и в договорах,подписанных в рамках Организации побезопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и другихрегиональных организаций. Хотя положенияэтих резолюций, в отличие от договорныхнорм Устава ООН, не имеют обязательного,императивного характера и относятся ккатегории так называемых «мягких» норммеждународного права, они, тем не менее,отражают согласованную волю государств,пользуются достаточно широкоймеждународной поддержкой и авторитетом,особенно если приняты консенсусом или безголосования, и в отдельных случаях – как, например, вслучае с определением агрессии - приобрели статусобычных норм международного права. В этойсвязи анализируются девять резолюцийГенеральной Ассамблеи ООН, начиная срезолюции об одобрении Декларации о принципахмеждународного права, касающихсядружественных отношений и сотрудничества междугосударствами в соответствии с Уставом ООНот 24 октября1970 г., и определения агрессии от 14 декабря1974 г., до Итогового документа саммита ООН2005 г. от 16 сентября 2005 г.

Наряду с документамиООН, соответствующие положения можно найтив тексте Заключительного акта Совещания побезопасности и сотрудничеству в Европе(СБСЕ) от 1 августа 1975 г., Хельсинкскихрешений СБСЕ от 10 июля 1992 г. и принятойодновременно Декларации Хельсинкской встречи навысшемуровне, в Декларации Будапештской встречина высшем уровне от 6 декабря 1994 г. и др. Вчастности, в разделе Хельсинкских решений1992 г., посвящённом мирному урегулированиюспоров, подчёркивается, что«приверженность государств-участников СБСЕурегулированию споров между собой мирнымисредствамиявляется краеугольным камнем процессаСБСЕ». В рамках СБСЕ была выработана и в 1994 г.вступила в силу Конвенция по примирению иарбитражу.

Развиваявышеупомянутые императивные нормыповедения государств далее, Декларация о принципахмеждународного права 1970 г. говорит о том,что если стороны в международном споре недостигнут его разрешения одним из мирных средств,упомянутых в Главе VI Устава ООН, они«обязаны…продолжать стремиться курегулированию спора другимисогласованными между ними мирнымисредствами» и «должны воздерживаться от любыхдействий, которые могут ухудшить положениенастолько, что подвергнут угрозеподдержаниемеждународного мира и безопасности, идолжны действовать в соответствии с целями ипринципами ООН». Резолюция 42/22 Генеральной АссамблеиООН от 18 ноября 1987 г. о принятии Декларацииоб усилении принципа отказа от угрозысилой или её применения в международныхотношения утверждает «необходимостьэффективного универсального применения» этогопринципа и «важности в этой связи ролиООН». Угроза силой или её применение в целях,несовместимых с целями ООН, «являютсянарушением международного права и Устава ООН ивлекут засобой международную ответственность»(п.1-I-1Декларации). Этот принцип «являетсяуниверсальным по своему характеру иобязательным,независимо от политической, экономической,социальной или культурной системы илисоюзнических отношений каждого государства» (п. 1-I-2).

Вскоре после началаперестройки в СССР и особенно послепрекращения его существования в документахООН и ОБСЕ проблематикаподдержания международного мира,неприменения силы, мирного урегулированияспоров и вообще международной безопасности в целомначинает всё в более широкой степенисвязываться спроблематикой осуществления правчеловека. Такая связь былаодной из основных – если не самой главной – целью западных странс самого начала процесса ОБСЕ, которыеисходили при этом отнюдь не изидеалистических, а скорее из собственных,чисто прагматических геополитических интересовослабления СССР и стран Варшавскогодоговора. Однако до начала перестройки в СССР этидва комплекса важных проблем развитиямеждународного сообщества вообще имеждународного права в частностирассматривались в рамках ОБСЕ в разных «корзинах». Этосоответствовало и структуре ст.1 Устава ООНо целях этой универсальной международной организации,в которой эти проблемы такжерассматривались раздельно. В частности,«поддержание международного мира ибезопасности» рассматривается в этой статье вконтексте «мер для предотвращения иустранения угрозы миру и подавления актовагрессии или других нарушений мира», а также мер помирному решению споров, в то время как«поощрение и развитие уважения к правамчеловека и основным свободам для всех»рассматривается в контексте развития«международного сотрудничества вразрешении международных проблем экономического,социального, культурного и гуманитарногохарактера». Теперь же эти два понятияначинают сначала связывать, а затемзачастую и смешивать воедино.

Декларация об усиленииэффективности принципа отказа от угрозысилой или её применения в международных отношениях1987 г. говорит, что «уважение эффективногоосуществления и защита всех прав человекаи основныхсвобод являются существенными факторамимеждународного мира и безопасности» (п.1-II-22). ДекларацияХельсинкской встречи СБСЕ на высшем уровне1992 г. подчёркивает, что «обязательства,принятые в области человеческого измеренияСБСЕ, представляют непосредственный изаконный интерес для всех государств-участников ине являются исключительно внутреннимделом какого-то одного государства. Защитаправ человека, основных свобод исодействие их осуществлению, а такжеукрепление демократических институтовостаются жизненно важной основой нашейвсеобъемлющей безопасности» (п.8). И далее– «грубыенарушения обязательств СБСЕ в области правчеловека и основных свобод, в том числе тех,которые касаются национальных меньшинств,представляют особую угрозу мирномуразвитию общества, в частности, в новыхдемократических государствах»(п.12).

В принципе взаимосвязьмежду неприменением силы в международныхотношениях и соблюдением прав человекасомнений не вызывает – с одной стороны, ополном соблюдении прав человека можно говоритьлишь в мирных условиях; с другой, серьёзныенарушенияправ человека, носящие массовый характер,действительно могут привести к нарушениюстабильного и мирного развития любогогосударства. Очевидно также, что вопределённыхусловиях нарушение стабильного и мирногоразвития в том или ином государстве можетзатронутьинтересы безопасности соседних стран,если, например, в них хлынет потокбеженцев илинелегальных иммигрантов или есливооружённый внутренний конфликт в соседнейстране выплеснется через её границы. Номатерия эта чрезвычайно деликатная итонкая, требующая проведения осторожной исбалансированной политики, посколькупроявление другими странами заинтересованности всоблюдении прав человека в соседней страневсё время проходит по грани необоснованноговмешательства в её внутренние дела и можетлегко быть использовано ими дляпродвижения своих собственныхгеополитических интересов под предлогомзащиты прав человека. К сожалению, напрактике так это часто и происходило.

Однако западная – особенноамериканская – доктрина международного права,особенно после прекращения существованияСССР, отнюдьне была склонна миндальничать в этомвопросе. Уже в 1980-х гг. начинается активнопропагандироваться тезис о том, что принципсоблюдения прав человека являетсяприоритетным по отношению ко всемостальным принципам международного права, включая даже принципнеприменения силы. Более того, в 1990-х гг. рядзападных авторов стал продвигать тезис отом, - как, в частности, пишет американский учёныйР.Коэн, - что «подлинная безопасностьдолжна основываться, прежде всего, на безопасностиотдельной личности», что термин«индивидуальная безопасность» стал звучатькак синоним таких понятий как«безопасность человека» или «правачеловека». Поэтому, согласно этой точке зрения,«концепция индивидуальной безопасности должна статькраеугольным камнем первого (внутреннего)кольца любой устойчивой и эффективнойсистемымеждународной безопасности на базесотрудничества», которая должна бытьоснована на «основополагающихлиберально-демократических ценностях». Аотсюда уже логически делается вывод о том,что, невзирая на существование ООН, ОБСЕ,СНГ, ШОС и др. международных организаций, занимающихсявопросами укрепления международнойбезопасности,«единственной эффективной моделью системыбезопасности на базе сотрудничестваявляетсяНАТО», поскольку «лишь НАТО состоит излиберально-демократических стран».Утверждается, что «безопасность можноопределить как свободу исповедыватьопределённыеценности или…как отсутствие угрозыприобретённым ценностям».

Аргументация западныхюристов, подобная вышеприведённой, моднозвучит, но на самом деле она ставит телегу впередилошади. При всей важности укрепленияуважения к правам человека, его «индивидуальнойбезопасности» и «свободы исповедыватьопределённые ценности», Устав ООН, тем неменее, совершенно естественно видитглавное условие сохранения международного мира ибезопасностив том, чтобы государства воздерживались отугрозы силой или её применения противтерриториальной неприкосновенности илиполитическойнезависимости любого государства иразрешали свои споры мирными средствами.Только выполнение этого приоритетногоусловия позволит обеспечить и индивидуальнуюбезопасность, и свободу исповедыватьопределённые ценности, и все остальныеправа человека. В российской доктринемеждународного права уже обращалосьвнимание на то, что попытки отдатьприоритет лишь принципу соблюдения правчеловека являются нарушением положенийцелого ряда международно-правовыхдокументов, включая Декларациюпринциповмеждународного права 1970 г. и ХельсинкскийАкт 1975 г., в которых прямо указано, что всеосновные принципы международного права«являются взаимозависимыми и каждый принцип долженрассматриваться в контексте всех другихпринципов». Кроме того, при всейбезусловной важности соблюдения правчеловека, национальных меньшинств иосновныхсвобод для всестороннего, гармоничного имирного развития общества и укреплениямеждународной стабильности ибезопасности, не меньшее – если не большее– значениедля сохранения мира имеет обязанностьтех же национальных меньшинств и вообщеграждан любого государства соблюдать закон иследовать конституционному порядку.

В этой связи не надозабывать, что концепция прав человекавырабатывалась в каждой стране с учётом еётрадиций, истории культуры и религии, о чёмнапомнил председатель отдела внешнихцерковных связей Московского патриархатамитрополит Смоленский и Калининградский Кириллв своём докладе на Х Всемирном русскомнародном соборе в апреле 2006 г. Он обратилвнимание на то, что либеральное прочтениеправ и свобод человека, господствующее в западноммире, становится всё более агрессивным. Онопозиционирует себя по отношению к другимточкам зрения как единственно верное инаучно обоснованное – точно так же, каккогда-то марксизм. Любое мировоззренческоеотклонение от предполагаемой нормыподвергается обструкции, причём даже нагосударственном и международном уровне,через различные международныеорганизации. Однако нынешняя концепцияправ человека, сформированная впротестантских государствах ЗападнойЕвропы в течение последовательно сменявших друг другаэпох Ренессанса, Реформации и Просвещения,не учитываладругие традиционно-религиозные моделиразвития общества. Поэтому, заключаетмитрополит Кирилл, её претензии науниверсальность с точки зренияхристианина или мусульманина и вообще любого, чейобраз мысли отчасти детерминированпривитыми с детства нравственными запретами и ктосчитает нормой жертвовать своими правами в пользуобязанностей, выглядят необоснованно.

По существу именно этинесбалансированные формулировки в защитузападной концепции прав человека, продвигавшиесяюристами США и стран Западной Европы, былиочень скоро использованы для оправданиявмешательства НАТО, этой «единственнойэффективнойсистемы безопасности», в этнические конфликты наБалканах. Разумеется, отнюдь не только этааргументация и стоявшие за ней геополитическиеинтересы США и их союзников вызваликонфликты вбалканском регионе, но эти факторы,безусловно, сыграли свою роль для срывамирного урегулирования этих конфликтов.Что же касается роли самой ОБСЕ, которая послужилаосновным форумом для попытки внедрения вмеждународное право этой «инновации» посмешению принципов «неприменения силы» и «уваженияправ человека», то она, по существу, самастала первой жертвой этого эксперимента.Несмотря на выраженное в Декларации Будапештской встречи 1994 г.на высшем уровне убеждение, что «за СБСЕ -центральная роль в построении безопасногои стабильного сообщества СБСЕ, единого и свободного»(п.2) и что лишь «в исключительных случаях»государства-участники СБСЕ будут совместнопринимать решение о передаче от имени СБСЕтого или иного спора на рассмотрение СоветаБезопасности» (п.8), в той же Декларацииупоминается о решении «систематизировать ипереводить на более практическую основусотрудничество СБСЕ с европейскими и другимирегиональными и трансатлантическимиорганизациями и институтами, разделяющими егоценности и цели» (п.8). В итоге, как показал напрактике опыт с попыткой урегулированиямирным путёмс помощью ОБСЕ ситуации вокруг Косово ипоследующим вторжением вооружённых силстран НАТО в Югославию в 1999 г., результатомэтого «перевода на более практическую основу»сотрудничества между ОБСЕ, ЕС и НАТОявилось то, что НАТО и ЕС отодвинули ОБСЕ(как, впрочем, и СБ ООН) в сторону, и сегодняОБСЕ играетв европейской жизни отнюдь нецентральную,а подчинённую роль.

В то же время из ст.2 идругих положений Устава видно, чтообязательство государств-членов ООНвоздерживаться от угрозы силой или еёприменения не носит абсолютного характера – оно ограничивается случаями,когда речь идёт о применении силы илиугрозе ею против территориальнойнеприкосновенности или политическойнезависимости любого государства, иликаким-либо другим образом вцелях, несовместимых с целями ООН. Следовательно, УставООН различает законные случаиприменения государствами силы в своихмеждународных отношениях (когдаприменение силы совместимо с целями ООН) инезаконные (когда ононесовместимо с этими целями).

В самом Уставе термины«законное» и «незаконное» применение силыне используются, однако их ввёл в оборотряд резолюций и деклараций, принятыхГенеральнойАссамблеей. Именно эта терминологияиспользована, например, в Декларации опринципах международного права 1970 г., в преамбуле резолюции от 14декабря 1974 г. об определении агрессии и вего ст.6, в Декларации 1987 г. об усиленииэффективности принципа отказа от угрозысилой или её применения в международных отношениях(п.1-III-2-а).



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.