авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Международно-правовые вопросы использования автоматизированных спутниковых систем управления воздушным движением

-- [ Страница 2 ] --

Правительство РФ 7 марта 1995 года приняло Постановление, цель которого – расширение использования системы ГЛОНАСС в интересах гражданских потребителей. В письмах Президенту Совета ИКАО от 4 июня и 29 июля 1996 года, кроме прочего, подтверждалось сделанное СССР на 10-й Аэронавигационной конференции ИКАО предложение о предоставлении канала системы ГЛОНАСС стандартной точности мировому авиационному сообществу на не дискриминационной основе на период не менее 15 лет. Без взимания с пользователей прямых сборов.

В данном вопросе Россия ориентировалась не на договорные связи с каждым конкретным государством, которое перешло бы на обслуживание в рамках системы ГЛОНАСС. Учитывая, что ИКАО выполняет функции координирующей организации в деле реализации, на глобальной основе, будущей аэронавигационной системы, Россия выразила готовность заключить соглашение именно с ИКАО о применении системы ГЛОНАСС авиационным сообществом как элемента GNSS.

В дальнейшем, тем не менее, данный вопрос не пошел гладко, и к нему, если не заново, то в значительной мере в иных геополитических, технических, политических, военных и рыночных аспектах возвращаются сегодня.

Параграф 1.3.Правовой статус и режим использования воздушного пространства как сферы действия норм в области управления воздушным движением. В нормативном смысле воздушное пространство входит либо в состав международной территории общего пользования, либо государственного (суверенного) воздушного пространства. В данном случае в целом применима теория «вертикального единства», согласно которой правовой статус и режим использования части воздушного пространства следуют за правовым статусом и режимом использования ниже лежащей территории.

Космическое пространство в широком смысле этого термина - пространство Вселенной, в котором движутся все небесные тела, включая Землю. В узком смысле – пространство за пределами земной атмосферы.2 В функциональном отношении, для удобства, допустимо оперировать термином «воздушно-космическое пространство». Но только в функциональном. В нормативном отношении соответствующее различие устоялось.

В первую очередь, воздушное пространство как территория разделяется на суверенное (государственная территория) и открытое воздушное пространство (международная территория общего пользования).

Несмотря на «невидимость и неосязаемость» лучей, с помощью которых происходят связи между пользователями спутниковой системой CNS/ATM, в частности GNSS, и самой этой системой, игнорирование правовой природы и режима использования различных видов и частей пространств, через которые они (лучи) проходят, все менее перспективно.

Существующая структура и режим воздушного пространства вынуждает государства заключать необходимые договоры по его использованию его частей. В отношении кибернетических систем, о которых здесь идет речь, различные сочетания суверенных воль и интересов государств активно влияют на результаты конечных договоренностей.

Важнейшим среди правил полетов является (вытекающее из суверенитета государств) требование получения предварительного разрешения для выполнения контролируемого полета, согласно которому воздушное судно, намеревающееся войти в контролируемое воздушное пространство, должно получить диспетчерское разрешение от соответствующей службы УВД.

С появлением орбитальных средств наблюдения за земной поверхностью, отпала острая необходимость использовать для этих целей именно воздушные суда. Согласно имеющимся данным, над территорией России в настоящее время постоянно «висят» 12-14 спутников США, которые «видят» почти всю территорию России (над США «висит» 1 такой российский спутник).

П. «а» ст. 9 Чикагской конвенции 1944 года предусматривает, что государство может объявлять запретные зоны так, чтобы «без необходимости не создавать препятствий для аэронавигации» и обязано направлять описания запретных зон и любые последующие изменения в них в кратчайшие сроки другим государствам-участникам Конвенции и ИКАО. Тот же п. «а» ст. 9 Чикагской конвенции предоставляет государству право немедленно при исключительных обстоятельствах, или в период чрезвычайного положения, или в интересах общественной безопасности временно ограничивать или запрещать полеты во всем или в части своего воздушного пространства. Полагаем, что это никоим образом не касается полетов орбитальных сегментов CNS/ATM, в частности GNSS, независимо от того, какую позицию занимает данное государство в отношении верхнего предела государственного суверенитета.

Кроме прочего, следует учитывать, что согласно ст. 1 Чикагской конвенции 1944 года признается, что каждое государство «обладает полным и исключительным суверенитетом в воздушном пространстве над своей территорией». А поскольку административно-территориальные деления, субъекты различных государств (федераций) мира не являются такими участниками, к ним de jure не может относиться указанная норма о суверенитете в воздушном пространстве.

Современная технология в области АС УВД позволяет все шире использовать беспилотные летательные аппараты. Чикагская конвенция 1944 года предусматривает в этом отношении исключительно разрешительный порядок. Эта тема - одна из наиболее актуальных и остро проблемных, поскольку ориентация таких ракет и аппаратов на средства автоматизированного УВД естественна. В связи с этим следует исходить из следующего. Видимо, на общих основаниях государства вправе препятствовать полету (пролету) в их воздушном пространстве воздушных судов и других летательных аппаратов (независимо от того, гражданские они или государственные), не подчиняющихся командам и совершающим полет, полагаясь на спутниковую систему CNS/ATM.

Кроме того, с учетом важнейших интересов спутниковой CNS/ATM, следует максимально строго выстроить субординационную вертикаль отношений «государство – юридические лица – физические лица», чтобы земельные (водные) собственники любых категорий не могли препятствовать реализации государствами своих обязательств в области спутниковой CNS/ATM.

Действующий в открытом воздушном пространстве принцип свободы его исследования и использования снимает все вопросы относительно возможности развертывания здесь и применения спутниковой системы CNS/ATM, как и любых других систем. Вместе с тем, в пределах открытого воздушного пространства существует твердый правопорядок. Действующий здесь принцип свободы полетов не просто провозглашается Женевской конвенцией об открытом море 1958 года и Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года. Эти документы устанавливают, что режим открытого моря определяется не только их положениями, но и другими применимыми международными документами.

В рассматриваемом аспекте к таким «другим применимым международным документам» относится, в первую очередь, Чикагская конвенция 1944 г., ст.12 которой, в частности, определяет: «Над открытым морем действующими являются правила, установленные в соответствии с настоящей Конвенцией». Конкретно, это основные правила полетов, содержащиеся в Приложении 2 к Чикагской конвенции 1944 года, отклонение от которых недопустимо.

Как представляется, полеты с использованием систем ГЛОНАСС, GPS, Галилео и иных систем, способных предоставлять спутниковую CNS/ATM, следует связывать именно с «основными» правилами полетов. Но, кроме того, следует ввести в Приложение 2 к Чикагской конвенции 1944 г. и другие документы запрет на такое использование средств электронной и подобной связи, которое в состоянии представить угрозу полетам летательных аппаратов.

Необходимо также иметь в виду, что регламентация полетов в открытом воздушном пространстве государственных (в большинстве случаев, военных) воздушных судов остается вне рамок императивных требований ст. 12 Чикагской конвенции 1944 г, Приложения 2 к ней и других документов. (Не говоря уже о летательных аппаратах, не являющихся воздушными судами). Но объективные обстоятельства вынуждают государства и применительно к полетам государственных аппаратов придерживаться здесь единообразной практики. Поэтому и сложился обычай соблюдения правил полетов ИКАО над открытым морем государственными воздушными судами. Полагаем, что в универсальной Конвенции по вопросам спутниковой системы CNS/ATM – в том числе GNSS, данный обычай должен быть кодифицирован.

В Антарктике спутниковая система CNS/ATM является надежным средством для «простых» полетов здесь и, особенно, для предусмотренной ст. VII Договора системы инспекции. Имеется в виду инспекция с воздуха, которая может производиться в любое время над любым районом Антарктики каждой договаривающей­ся стороной, имеющей право назначать наблюдателей.

Специфический аспект приобретает в контексте данной темы концепция Единого европейского неба. По существу это - сумма суверенных воздушных пространств. Со введением режима пространства общего пользования в Европейском Союзе 1 января 1993 года были отменены все двусторонние договоры относительно деятельности воздушного транспорта. После этого воздушные сообщения в общем (функциональном) пространстве стали осуществляться без получения предварительного разрешения со стороны других государств Евросоюза. Соответственно пользование спутниковой системой CNS/ATM в таком пространстве упрощаются. Как представляется, вообще можно подумать об установлении функционального киберпространства и его различных видов. В нашем случае это киберпространство CNS/ATM, в том числе - GNSS.

Государства-участники СНГ также подали пример создания единого воздушного пространства. Это понятие введено в нормативный оборот Минским соглашением 1991 года «О гражданской авиации и об использовании воздушного пространства».

Важен пример создания функционального воздушного пространства несколькими государствами, при сохранении за каждым из них своего суверенного воздушного пространства, как части их территории. Это дает полезный аргумент в пользу образования «киберпространства или множества пространств CNS/ATM». Может случиться, что в таких «киберпространствах CNS/ATM» (и в «киберпространстве GNSS») будет конкурировать множество систем (по крайней мере, упоминавшиеся основные три).

В параграфе 1.4. «Международно-правовые основы традиционной системы УВД» по необходимости анализируется действующая система специальных правовых (международно-правовых) принципов, действующих в сфере ОВД/УВД и приоритеты в использовании воздушного пространства. Это соотносится с CNS/ATM - GNSS, притом в рамках системного подхода к обеспечению безопасности воздушного пространства и воздушного движения.

Особое внимание уделено международным авиационным регламентам (стандартам и рекомендуемой практике) ИКАО, которые не относятся к разряду международных договоров. Это - «мягкое право» (за исключением правил полетов над открытым морем по ст. 12 Чикагской конвенции).

Глава 2. «Международно-правовые особенности внедрения альтернативных спутниковых систем управления воздушным движением» открывается параграфом 2.1. «Общие вопросы адаптации традиционной международно-правовой основы ОВД/УВД к внедрению системы CNS/ATM». В отношении «пригодности» традиционной международно-правовой основы ОВД/УВД к внедрению системы CNS/ATM можно высказать две противоположные точки зрения.

Первая. Действующая система подходит для восприятия указанной новой спутниковой системы, что доказывает многолетнее использование ряда автоматизированных систем УВД в различных государствах. Можно возразить, что это происходило и происходит на экспериментальной основе. Сама система CNS/ATM, тем более - GNSS, как нечто цельное, оформившееся в рамках самостоятельного правового института, до сих пор окончательно не сложилась.

Вторая. Должна быть выработана и введена в действие новая система международного (международного воздушного) права, которая строилась бы на началах глобализации, наднациональности, отрицания действия прав государств, вытекающих из суверенитета в пределах их территории. В том числе – на началах отрицания права государства на вмешательство в отношения заинтересованных сторон в киберпространстве и в управление процессами, подобными CNS/ATM, в том числе - GNSS. За исключением защиты основных интересов и прав государств, связанных с угрозой их национальной безопасности.

Предлагается уточнить роль Совета по авиации и использованию воздушного пространства (далее - Совет) СНГ. Совет, состоящий из полномочных представителей государств-участников (включая представителей министерств или комитетов обороны), принимает решения (консенсусом) в форме постановлений и стандартов, которые являются обязательными в пределах «Единого воздушного пространства государств-участников». Одна из задач Совета - утверждение межгосударственных решений по вопросам деятельности авиации и использования воздушного пространства, УВД и безопасности полетов.

При развертывании спутниковой системы CNS/ATM, в том числе GNSS, Совет не может остаться в стороне. Наднациональные полномочия Совета в этом плане соответствовали бы новым задачам. (Их, правда, еще предстоит формально закрепить в Уставе СНГ, в ст. 1 п.3 которого оговорено, что Содружество не обладает наднациональными полномочиями). Но в октябре 1994 года главами государств Содружества было подписано Соглашение о создании Межгосударственного экономического комитета (МЭК), первого наднационального органа СНГ. Аналогичный подход, как представляется диссертанту, может быть принят и в отношении полномочий Совета по вопросам ОВД/УВД и, в частности – по спутниковой системе CNS/ATM, в том числе GNSS.

Возрастает значение внутригосударственного права в исследуемом вопросе. В этом плане диссертант анализирует положения ВК РФ, Постановление Правительства РФ от 30 марта 2006 года № 173 «О федеральной аэронавигационной службе», другие документы. Внимания заслуживают, в частности, утвержденные Постановлением Правительства РФ в июне 1998 года Положение о Единой Системе Организации воздушного движения Российской Федерации (ЕС ОВД РФ) и Положение Межведомственной комиссии по использованию воздушного пространства Российской Федерации (МВК).

Важно предложение Европейской группы аэронавигационного планирования (EANPG) 1990 года о принятии общеевропейской стратегии ОВД в качестве основы развития национальных систем ОВД. Естественно, что «общеевропейская стратегия» в рассматриваемом плане строится на основе системы Галилео, и попытки формирования совместной систем ГЛОНАСС/GPS встречают и будут встречать сопротивление со стороны европейских государств.

Укрепление государственного руководства в сфере аэронавигации в РФ в 2006 году способствует и развитию отношений СНГ с Европой в области ОВД/УВД, и в спутниковой системе CNS/ATM, в том числе GNSS, Более того, Европа с системой Галилео и РФ с системой ГЛОНАСС – практически единственные два реальных партнера в данной области.

В любом случае отношения РФ с европейскими партнерами в области ОВД/УВД целесообразно сохранить исключительно на федеральном уровне.

Параграф 2.2.«Международно-правовые рамки проекта CNS/ATM-GNSS». Если летательные аппараты не будут оборудованы соответствующими техническими устройствами, любые нововведения из сферы CNS/АТМ окажутся бесполезными. Сходная проблема свойственна и внедрению наземных АС УВД (которые также могут быть связаны со спутниковыми системами).

Попытки стимулировать этот процесс имеют относительно давнюю историю. На данном этапе внедрения спутниковой системы CNS/АТМ большое значение следует в международном праве (воздушном, космическом, информационном и т.д.) придавать координационному методу, дозировано (строго пропорционально) вводя соответствующие нормы.

Поскольку процесс ре­гионального планирования систем CNS/ATM и работы, связанные с установкой соот­ветствующего оборудования, уже идут полным ходом, пользователи воздушного пространства и поставщики обслуживания в системе CNS/АТМ – GNSS должны скорее договориться друг с другом по вопросу о глобальной концепции – GNSS.

ГЛОНАСС и GPS являются национальными системами. Правительство РФ объявило информационный ресурс системы ГЛОНАСС «общероссийским национальным достоянием». Важнейший вывод из этого - объект национального достояния не может быть приватизирован. У России в принципе мало побудительных мотивов трансформировать ГЛОНАСС в обычный международный комплекс (допустим, путем слияния с GPS и Галилео). Равным образом и США имеют мало побудительных мотивов изменять статус GPS.

Чрезвычайно важное значение имеет заключение Соглашения между Правительством РФ, ИКАО и Международной морской организацией (ИМО) об использовании системы ГЛОНАСС международными авиационным и морским сообществами в 2002 году. В соответствии с данным Соглашением завершена разработка стандартов, обеспечивающих применение системы ГЛОНАСС в составе глобальной навигационной спутниковой системы GNSS. Соглашение гарантирует поддержание на требуемом уровне характеристик ГЛОНАСС в течение не менее 15 лет.

В настоящее время ведутся разработки стандарта ИКАО в отношении систем ГЛОНАСС М, GPS-3, «Galileo».

Идеология «национального достояния» сохраняется Россией при развертывании международного сотрудничества с использованием системы ГЛОНАСС. Например, при сотрудничестве с Индией, в процессе которого Россия будет помогать Индии повысить точность ее управляемых ракет. РОСКОСМОС и Индийская Организация Космических Исследований планируют космические полеты с совместным экипажем и совместное освоение Луны. Индия и Россия подписали два соглашения о запуске и разработке спутников для системы космической навигации.

Во время саммита в Москве в декабре 2005 года Индия и Россия подписали соглашение по защите спутниковой технологии и прав интеллектуальной собственности с целью обеспечить свободный поток технологии, после того как ГЛОНАСС пройдет этап коммерциализации. Считают, что данный саммит очистил путь для использования ГЛОНАСС индийскими вооруженными силами.

Учитывая высокий уровень затрат на создание, развёртывание и поддержание многоспутниковых орбитальных группировок, необходимо консолидировать усилия в создании международной GNSS на основе взаимодействия национальных систем (существующих и разрабатываемых).

Параграф 2.3. К вопросу об основной и единственной системах CNS/ATM. Европейская спутниковая система, которая, согласно прогнозам, будет введена в эксплуатацию в 2008 году, обеспечит навигационное обслуживание для всех видов транспорта. По сути дела, здесь две системы. Если система EGNOS предназначена для контроля за деятельностью принадлежащих США и РФ элементов глобальной навигационной спутниковой системы (GNSS) и для их усовершенствования, то система Галилео представляет собой независимую европейскую систему, способную удовлетворять потребности разных видов транспорта.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.