авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

От __ _____ 2012 г. юсупов мохаммад-бастани рамзанович международно-правовое регулирование процессуальной деятельности международного уголовного суда

-- [ Страница 2 ] --

Структура работы определяется целями и задачами, поставленными в исследовании. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих семь параграфов, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационной работы, определяется состояние ее разработанности в науке международного права, раскрываются объект, предмет, цель и задачи исследования и обобщаются методологические и теоретические основы проведенного исследования. Устанавливаются нормативная база и научная новизна работы, а также формулируются предложения и выводы, выносимые на защиту. Определяется теоретическая и практическая значимость работы, и излагаются сведения об апробации результатов исследования.

В первой главе «Историко-правовые аспекты международного уголовного правосудия» анализируется процесс развития международного уголовного правосудия, и обобщаются отдельные вопросы правового регулирования деятельности МУС. В главе содержится три параграфа.

В первом параграфе «Эволюция международного уголовного правосудия» устанавливается, что, по мнению ряда ученых, первый судебный процесс на международном уровне проходил в 1474 г. над губернатором города Брейзах Петером фон Хагенбахом, которого осудил трибунал ad hoc, состоящий из 28 судей от различных стран Священной Римской Империи. Однако в современных условиях первым шагом в направлении к установлению индивидуальной уголовной ответственности по международному праву явился Версальский мирный договор от 1919 г., в соответствии с которым предусматривалось создание специального судебного органа для суда над бывшим германским императором Вильгельмом II. Несмотря на неудачу в реализации его правовых положений, опыт создания и трудности, с которыми пришлось столкнуться при осуществлении его постановлений, были учтены при учреждении последующих международных уголовных судебных механизмов.

В работе отмечается, что Нюрнбергский и Токийский военные трибуналы, созданные после Второй мировой войны для осуждения и наказания главных военных преступников стран «оси», являлись адекватным ответом на совершенные многочисленные преступления и во многом соответствовали реалиям своего времени. Опыт сотрудничества государств, проявленный в тот период, оказался весьма продуктивным и заложил прочную юридическую основу, способствовавшую дальнейшему прогрессивному развитию международного права.

Важным этапом в процессе эволюции международного уголовного правосудия явилось создание в 1993-1994 гг. трибуналов ad hoc по бывшей Югославии и Руанде, имеющих ограниченную территориальную и временную юрисдикцию. По сравнению с положениями уставов Международных Военных Трибуналов, созданных после Второй мировой войны, материальные и процессуальные нормы, закрепленные в уставах данных судов ad hoc и в их правилах процедуры и доказывания, несомненно, являются более усовершенствованными.

В исследовании обосновывается значимость принятия 17 июля 1998 г. Римского статута МУС, учреждающего первый постоянно действующий Суд с компетенцией в отношении самых серьезных преступлений, вызывающих озабоченность всего международного сообщества. К таковым относятся преступление геноцида, преступления против человечности, военные преступления и преступление агрессии. Вместе с тем краеугольным камнем, пронизывающим всю его деятельность, является принцип дополнительной юрисдикции (комплементарности), в соответствии с которым МУС не подменяет, а дополняет национальные органы уголовной юстиции.

Устанавливается, что, несмотря на наличие постоянно действующего судебного органа, в начале XXI в. международное сообщество столкнулось с таким феноменом, как смешанные суды. Это было связано с тем, что МУС обладает юрисдикцией лишь в отношении преступлений, совершенных после вступления в силу Статута. А в том случае, если какое-либо государство в последующем ратифицирует Римский статут или присоединится к нему, Суд имеет право осуществлять свою юрисдикцию лишь в отношении преступлений, совершенных после вступления в силу Статута для этого государства. И вторым моментом было то, что в некоторых смешанных судах осуществлялось уголовное преследование лиц за преступления, не подпадающие под юрисдикцию МУС. При этом смешанный характер данных судов проявляется, в частности, в особенностях их компетенции, а также в порядке назначения и составе их должностных лиц.

В работе также проведен доктринальный анализ вопроса о системе органов международного уголовного правосудия (международной уголовной юстиции) и подходов ученых к определению понятия международного уголовного правосудия. Это позволило сделать вывод о неоднозначности научных взглядов исследователей на данные проблемы.

Однако, не умаляя значения подобных научных подходов, в диссертационном исследовании конкретизирована современная система органов международного уголовного правосудия (международной уголовной юстиции), которая представлена двумя группами судов: международные уголовные и смешанные суды. Исходя из этого, предлагается авторский вариант определения международного уголовного правосудия как деятельности международных уголовных и смешанных судов, осуществляемой с целью привлечения к ответственности и наказания лиц, виновных в международных преступлениях, а также иных преступлениях, относящихся к их юрисдикции.

Во втором параграфе «Процесс становления Международного уголовного суда» определяется, что длительная невозможность претворения в жизнь идеи о создании постоянно действующего международного уголовного судебного органа была детерминирована отсутствием необходимой поддержки со стороны ряда государств.

При этом в рамках ООН впервые вопрос о необходимости создания международного судебного органа, который занимался бы рассмотрением дел лиц, обвиняемых в совершении преступления геноцида и других преступлений, предусмотренных международными конвенциями, был затронут в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 260В (III) от 9 декабря 1948 г. Рассмотрение данного вопроса предлагалось осуществить Комиссии международного права ООН, в том числе обращалось внимание на изучение возможности создания уголовной камеры Международного суда ООН.

Принятие Римского статута и учреждение Суда в 1998 г. стало новым этапом в развитии международного уголовного правосудия. На сегодняшний день МУС по праву является центральным органом международного уголовного правосудия; в его производстве находятся 7 ситуаций, касающихся совершения преступлений, подпадающих под его юрисдикцию: в Демократической Республике Конго; в Уганде; в Центральной Африканской Республике; в Судане; в Кении; в Ливии и Кот-д’Ивуаре.

В работе проведен всесторонний анализ судебной практики МУС, позволивший заключить, что основной проблемой, с которой сталкивается в своей деятельности судебный орган, является отсутствие необходимого сотрудничества со стороны отдельных государств в деле задержания и передачи виновных лиц Суду. Установлено, что данные обстоятельства требуют от государств-участников Римского статута МУС разработки конкретных мер для консолидации их усилий в целях решения возникающих перед Судом трудностей.

В третьем параграфе «Организационно-правовые вопросы деятельности Международного уголовного суда» рассматриваются структурные органы Суда, к которым относятся Президиум, Апелляционное отделение, Судебное отделение, Отделение предварительного производства, Канцелярия прокурора и Секретариат, и определяется их правовой статус.

Диссертантом отмечается, что организационное обеспечение отдельных направлений деятельности МУС произошло как за счет синтеза опыта структурного оформления ранее действовавших органов международного уголовного правосудия, так и использования новых передовых идей.

Правовой новеллой стало создание в рамках МУС такого органа, как Палаты предварительного производства со специфичными выполняемыми полномочиями. Палата призвана осуществлять контрольные функции по отношению к Прокурору Суда, проводящему расследование и уголовное преследование, и выступать в качестве гаранта осуществления прав других лиц, вовлеченных в производство по делу.

В соответствии с учредительным договором МУС Канцелярия прокурора рассмотрена в работе как независимый, отдельный орган Суда, ответственный за получение передаваемых ситуаций и любой обоснованной информации о преступлениях, которые подпадают под юрисдикцию МУС, за их последующее изучение и проведение расследований и уголовного преследования.

Подчеркивается, что если внешняя независимость вышеуказанного структурного органа МУС обеспечена положениями Римского статута Суда, то в отношении внутренней независимости существуют определенные сомнения. Учитывая необходимость получения Прокурором МУС санкции со стороны Палаты предварительного производства данного судебного органа для осуществления отдельных своих правомочий, в диссертационном исследовании сделан вывод о фактической внутренней зависимости Канцелярии прокурора Суда от решений Палаты предварительного производства.

Вторая глава «Процессуальная деятельность Международного уголовного суда и ее основные этапы» посвящена комплексному рассмотрению процессуальных аспектов деятельности МУС и содержит четыре параграфа.

В первом параграфе «Правовое регулирование расследования и уголовного преследования по Римскому статуту Международного уголовного суда» отмечается, что началу процесса расследования в рамках МУС предшествует тщательное изучение Прокурором Суда представленной ему информации, решение вопросов о приемлемости дела к производству и учет интересов правосудия.

Указывается, что Римский статут МУС устанавливает широкий перечень прав лиц, в отношении которых ведется расследование. Данные права не являются беспрецедентными для международного права и в основном проистекают из таких международных актов, как Всеобщая декларация прав человека от 1948 г., Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 1950 г., Международный пакт о гражданских и политических правах от 1966 г. и Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 1984 г.

В исследовании анализируются поправки, внесенные в Римский статут на Конференции по обзору в 2010 г., которые затрагивают вопросы осуществления судом юрисдикции в отношении преступления агрессии. На основе проведенного анализа делается вывод об их частичном противоречии положениям ст. 39 Устава ООН, поскольку в соответствии с поправками правом по определению наличия акта агрессии наряду с Советом Безопасности ООН фактически наделяется и Палата предварительного производства МУС. В этой связи в работе предложен авторский вариант единой статьи 15-бис Римского статута Суда, в которой закрепляется возможность начала расследования Прокурором МУС только после определения Советом Безопасности ООН наличия акта агрессии и передачи ситуации главному обвинителю Суда.

Рассматривается наиболее обсуждаемая как отечественными, так и зарубежными специалистами ситуация, связанная с выдачей Судом ордера на арест в отношении действующего главы Судана Омара Хасана Аль-Башира, а также ряд вытекающих из нее вопросов. Подробно исследуются правомочия Совета Безопасности ООН по передаче ситуаций Прокурору Суда для проведения им расследований, как это имело место в случае с Суданом, а также вопрос о наличии иммунитета от уголовной юрисдикции у действующих глав государств.

Подчеркивается, что правомочия Совета Безопасности ООН по передаче ситуаций главному обвинителю Суда для проведения им расследований, закрепленные в Римском статуте, соответствуют положениям ст. 41 Устава ООН, содержащей перечень мер, не связанных с использованием вооруженных сил, поскольку конструкция данной статьи позволяет утверждать о том, что данный перечень не является исчерпывающим.

Подобное расширительное толкование статьи, учитывая современные реалии международной жизни, связанные с усложнением социально-политических процессов, глобализацией, неспособностью и нежеланием некоторых государств противодействовать международным преступлениям на национальном уровне, представляется оправданным и вполне соответствующим положениям Устава ООН и роли Совета Безопасности ООН, как главного органа по поддержанию международного мира и безопасности.

С учетом анализа положений Римского статута Суда, Венской конвенции о дипломатических сношениях от 1961 г., Конвенции о специальных миссиях от 1969 г. и решения Международного суда ООН по делу «Ордер на арест» (Демократическая Республика Конго против Бельгии) указывается, что нормы обычного международного права о персональных иммунитетах действующих глав государств не применяются в случае осуществления уголовной юрисдикции МУС.

Во втором параграфе «Правовые аспекты судебного разбирательства в Международном уголовном суде» анализируются положения Римского статута и Правил процедуры и доказывания Суда, затрагивающие стадию судебного разбирательства в МУС, а также определяются проблемные моменты, которые могут негативно отразиться на деятельности судебного органа.

В работе обосновывается утверждение о том, что процедура судебного разбирательства в Суде совмещает в себе отдельные черты, характерные для деятельности судебных органов стран англо-саксонской и романо-германской правовых систем. Однако установлено, что сводить судебный процесс к принципам и нормам какой-либо одной правовой системы невозможно.

Всесторонний анализ Римского статута и Правил процедуры и доказывания МУС позволил прийти к выводу о наличии пробелов в положениях, касающихся допустимости и относимости доказательств, а также затрагивающих перечень смягчающих и отягчающих вину обстоятельств.

Так, Статут Суда предусматривает, что те доказательства, которые получены с нарушением Римского договора или международно-признанных прав человека, не являются допустимыми в случае, если такое нарушение порождает серьезные сомнения в достоверности доказательств; или допуск доказательств был бы несовместим с добросовестным проведением разбирательства и наносил бы ему серьезный ущерб.

Обосновывается, что вышеуказанные положения Римского статута являются достаточно неопределенными и предусматривают большую долю субъективного усмотрения судей при их оценке, что требует внесения соответствующих поправок, предусматривающих четкие и исчерпывающие критерии допустимости доказательств.

При определении меры наказания Судом надлежащим образом принимаются во внимание как смягчающие, так и отягчающие обстоятельства. Однако в соответствии с положениями Правил процедуры и доказывания МУС в отличие от смягчающих обстоятельств, перечень отягчающих не является исчерпывающим. Это означает, что Суд вправе по своему усмотрению признать в качестве отягчающего любое другое обстоятельство. Каждое из отягчающих вину обстоятельств само по себе или несколько из них в совокупности способны заметно скорректировать избираемое МУС наказание в сторону его ужесточения. Для того чтобы обосновать такое утверждение, необходимо обратиться к п. 3 правила 145 Правил процедуры и доказывания Суда, в котором говорится о том, что «пожизненное лишение свободы может быть назначено в тех случаях, когда это оправдано исключительно тяжким характером преступления и индивидуальными обстоятельствами лица, признанного виновным, подтверждаемыми наличием одного или большего числа отягчающих обстоятельств».

С целью обеспечения назначения справедливого наказания в работе высказывается предложение о целесообразности внесения поправок в правило 145 Правил процедуры и доказывания МУС, для того чтобы закрепить исчерпывающий перечень отягчающих обстоятельств, влияющих на ужесточение наказания, в силу того, что существует опасность их расширительного толкования со стороны судей.

В третьем параграфе «Правовые вопросы апелляционного производства в Международном уголовном суде» подчеркивается, что единственной отраслью международного права, в рамках которой последовательно обеспечивается возможность подачи апелляции, является международное уголовное право. В связи с чем, вполне закономерно, что все органы международного уголовного правосудия, функционирующие в настоящее время, предусматривают в своих учредительных и уставных документах возможность апелляционного производства.

При этом в рамках МУС апелляционное производство является одной из немногочисленных стадий его деятельности, в пределах которой предусматривается установление процессуальных сроков.

В работе указывается, что все обжалуемые перед Апелляционной палатой Суда решения могут быть дифференцированы на две категории. Первая категория связана с обжалованием итоговых решений Судебной палаты, затрагивающих вопросы вины лица, его невиновности, назначенное наказание (приговор), а также распоряжения о возмещении ущерба потерпевшим. Во втором же случае речь в основном идет о подаче апелляции на промежуточные решения, связанные с этапами расследования и уголовного преследования.

Учитывая отсутствие судебной практики МУС, затрагивающей обжалование первой категории обозначенных нами выше решений, в диссертации проанализированы уставы и судебная практика международных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде с целью прогнозирования деятельности Суда в данном направлении.

Проведенный анализ позволил заключить о неоднозначности и небесспорном характере некоторых решений трибунала по бывшей Югославии в рамках апелляционного производства.

Подчеркивается, что довольно скептическую репутацию как среди отдельных российских, так и зарубежных ученых и политиков имеет Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии. Что касается трибунала по Руанде, то здесь предметом обсуждения специалистов, в основном, становится вопрос о легитимности его учреждения. Делается вывод о том, что МУС в силу своего статуса, как центрального органа международного уголовного правосудия, все же будет стараться избегать повторения проторенного трибуналом по бывшей Югославии неоднозначно оцениваемого пути.

Отмечается, что Римский статут МУС также предусматривает правомочие определенных лиц подавать ходатайства перед Апелляционной палатой с целью пересмотра окончательного решения о вынесении обвинительного приговора или наказания по нему по вновь открывшимся обстоятельствам. Установлено, что право на пересмотр вынесенного судом решения корреспондирует, в частности, и с соответствующими положениями Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. Так в ч. 5 ст. 14 пакта утверждается, что каждый осужденный за какое-либо преступление наделяется правом на пересмотр его осуждения и приговора, что свидетельствует о важности данного права и закреплении его в одном из основополагающих международных договоров в области прав человека.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.