авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Правовые позиции конституционного суда россии и европейского суда по правам человека: генезис и взаимовлияние

-- [ Страница 2 ] --
  1. Правовые позиции появились в практике Конституционного Суда России как особый механизм, позволяющий суду обращаться к собственным решениям при рассмотрении новых дел. Однако, активное развитие они получили вследствие соприкосновения с практикой других судов, и именно в связи с этим процессом в науке встали вопросы о таких их качествах как обязательность, непреодолимость, устойчивость, возникла дискуссия об их прецедентном характере, а также роли и месте в правовой системе Российской Федерации (как источнике права). В связи с этим, следует различать правовые позиции и их качества в деятельности непосредственно Конституционного Суда Российской Федерации (как механизма для обращения к собственным решениям) и в соприкосновении с практикой других судов (как источника права), прежде всего высших судов Российской Федерации. Соотношение с практикой Европейского Суда обладает спецификой в силу особого статуса этого органа. Для анализа взаимоотношений с практикой Европейского Суда по правам человека достаточно определить правовые позиции Конституционного Суд России как механизм в его работе. Под ними следует понимать его мнение по определенному вопросу, содержащееся в мотивировочной части решения, используемое (в необязательном порядке) при рассмотрении нового дела в качестве одного из аргументов.
  2. Термин «правовые позиции Европейского Суда по правам человека» обязан своим появлением процессу восприятия решений Страсбургского суда Конституционным Судом Российской Федерации. Таким образом, по своей сути он предопределяет форму восприятия Конституционным Судом практики этого международного судебного органа. По этой причине для полноценного анализа содержания термина следует опираться на практику Конституционного Суда России и объяснять его с точки зрения и в контексте российского конституционного судопроизводства. Практика самого Европейского Суда по правам человека в данном случае будет играть дополнительную роль, и восприниматься через призму деятельности Конституционного Суда. Использование термина «правовые позиции Европейского Суда по правам человека» возможно для описания особенностей отношений двух судов, как это делает Конституционный Суд России в своих решениях. Четко сформулировать объем понятия «правовые позиции ЕСПЧ» не представляется возможным. Однако, из общей логики, если следовать тексту решений Конституционного Суда России, то на современном этапе под «правовыми позициями ЕСПЧ» следует понимать практику этого суда в самом широком смысле этого слова.
  3. Взаимовлияние правовых позиций Конституционного Суда России и Европейского Суда по правам человека обусловлено не только собственными характеристиками этих судов, но и напрямую зависит от некоторых групп внешних факторов влияния. Эти факторы можно разделить на три группы: факторы судебной системы государства, а именно другие высшие суды государства, которые наряду с Конституционным Судом взаимодействуют с Европейским Судом по правам человека и принимают участие и имплементации его практики на национальном уровне; факторы правовой системы государства, куда входят особенности национального законодательства, его структуры, признаваемые источники права, традиции и обычаи; факторы международно-правовой системы, так, в частности, на Россию не распространяется юрисдикция Суда Европейского Союза, тогда как в ряд стран попадают в сферу компетенции одновременно двух наднациональных систем защиты прав человека – Суда ЕС и ЕСПЧ.
  4. Работа Конституционного Суда России с «правовыми позициями ЕСПЧ» представляет собой замкнутую модель восприятия практики Страсбургского Суда в конституционном правосудии России. Она автономна и целиком зависит от его воли, как правоприменителя, и можно говорить о российской модели восприятия практики Европейского Суда по правам человека в конституционном правосудии. Это первая ступень в установлении отношений между двумя судебными органами. Параллельно с этим процессом идет процесс восприятия практики национальных судебных органов Страсбургским Судом, который также является самодостаточным и укладывается в рамки его деятельности, то есть протекает без непосредственного привлечения национального судебного органа. Страсбургский Суд имеет некоторые преимущества по сравнению с конституционным, так как речь всегда идет о применении конвенционного права или деятельности на основании Конвенции. В обоих случаях за ЕСПЧ остается большая полнота усмотрения, предоставленная ему нормами Европейской Конвенции по правам человека. Ему в принципе не обязательно использовать практику Конституционного Суда, достаточно фабулы дела и нормативно-правовых актов России, имеющих отношения к делу. Правовые позиции КС приоритетно используются ЕСПЧ при решении дел в отношении России в некоторых других случаях. Часто возникает необходимость в толковании изучаемого нормативно-правового акта, и практика Конституционного Суда для этого полезна как не что иное, поскольку другие суды в решениях мало касаются вопросов толкования нормативно-правовых актов.
  5. Взаимоотношения Конституционного Суда России и Европейского Суда по правам человека не укладываются в формальную схему, поэтому результат соприкосновения правовых позиций судов никогда не будет иметь заранее предполагаемого исхода, а будет в каждом отдельном случае развиваться по индивидуальному сценарию. Ни один из судов не обладает достаточным набором инструментов, чтобы навязать свою волю другому, даже несмотря на наличие в Конвенции положений, закрепляющих фактически превалирующую роль Страсбургского суда, никак не скованного решениями национальных судебных органов. Поэтому основной силой в процессе взаимоотношений будет сила убеждения.
  6. Правовые позиции Конституционного Суда как органа конституционного контроля позволяют ему играть ключевую роль в установлении единых правил применения решений Европейского Суда по правам человека на национальном уровне, как для себя, так и для остальных судов Российской Федерации. Он способен прямо указать на модель поведения российских судов в спорных ситуациях, которые могут возникать как в случае непосредственного применения решений Страсбургского суда, так и при пересмотре решений, вступивших в законную силу.
  7. В правовой системе Российской Федерации при соприкосновении с системой конвенционного права возникают две ключевые проблемы: во-первых, это применение решений Страсбургского суда национальными судами, во-вторых, последствия (частные и общие) вынесения этим наднациональным судом решения не в пользу России. Конституционный Суд способен сгладить эти проблемы, в порядке осуществления своей повседневной деятельности, но основное его участие в урегулировании этих проблем заключается в устранении последствий конфликтов, возникших вследствие обострения одной из проблем. Особым случаем будет столкновение между Конституционным Судом и Страсбургским Судом, разрешение данной ситуации возможно только в каждом конкретном деле, внесистемно, и при наличии обоюдной воли сторон.
  8. Европейский Суд по правам человека в использовании правовых позиций Конституционного Суда пользуется абсолютной свободой, поэтому возникает ряд особенностей в их применении, не свойственных уровню национальной правовой системы. Он не делает различий между правовыми позициями Конституционного Суда, выраженными в постановлениях или определениях. Особые мнения судей Конституционного Суда, высказанные ими к решениям суда, используются наряду с самими решениями Конституционного Суда и принимаются во внимание при формировании собственных выводов.
  9. Практика Европейского Суда по правам человека служит для укрепления авторитета правовых позиций Конституционного Суда России на национальном уровне. Страсбургский суд напрямую указывает на правовые позиции Конституционного Суда, которые не были учтены на национальном уровне судами и законодателем, притом, что они явно отвечали требованиям совершенствования российского законодательства с точки зрения приведения его в соответствие с системой ценностей, изложенных в Европейской Конвенции прав человека и основных свобод, и что, в свою очередь, привело к повторным обращениям с жалобами на нарушение прав со стороны Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека.
  10. Интеграция системы защиты прав и свобод человека, сформировавшейся вокруг Конвенции, в Российской Федерации могла бы идти более высокими темпами в случае внимательного отношения национальных органов власти, в первую очередь судов, к практике Конституционного Суда России и Европейского Суда по правам человека, особенно в части совпадения позиций этих судов в вопросе урегулирования конкретной проблемы в национальном законодательстве. Тем более, что Конституционный Суд занимает лидирующие позиции в вопросе применения практики Страсбургского суда и последний прислушивается к мнению КС, принимая его к сведению при разрешении дел против России.
  11. Для успешного продолжения процесса имплементации конвенционного права в правовую систему Российской Федерации необходимо на законодательном уровне решить две проблемы. Во-первых, четко разграничить последствия принятия решения Конституционным Судом России и Страсбургским судом, с учетом того, что первый решает вопросы права, а второй вопросы факта, и поэтому последствия решения первого могут распространяться на широкий круг лиц, тогда как второго – на заявителя. Во-вторых, следует определить порядок применения практики и правовых позиций этих двух судов всеми прочими российскими судами при отправлении правосудия, и, прежде всего, определить пути разрешения судами Российской Федерации коллизий в позициях Европейского Суда по правам человека и Конституционного Суда.

Теоретическая и практическая значимость, апробация результатов исследования. Значение результатов работы заключается в развитии научных знаний о конституционном судопроизводстве в Российской Федерации, в частности о правовых позициях, как инструментарии Конституционного Суда для работы как с собственными решениями, так и с решениями Европейского Суда по правам человека. Теоретические положения работы могут быть использованы для совершенствования законодательства Российской Федерации в части регулирования вопросов применения Конвенции и практики ЕСПЧ.

Основные положения диссертации были отражены в работах, опубликованных автором в специализированных научных сборниках и периодической печати, и были обсуждены на научно-практических конференциях: «Российское правосудие: трибуна молодого ученого» и «Правовые проблемы укрепления российской государственности» в 2007, 2008, 2009 и 2010 годах в Томском государственном университете.

Работа «Взаимодействие Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека: сравнительный анализ», подготовленная на основе третьей главы диссертации, заняла первое место на всероссийском конкурсе научных работ «Правовое государство в меняющемся мире», проводимого под эгидой Конституционного Суда Российской Федерации, организованного Институтом права и публичной политики совместно с юридическими факультетами Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, Санкт-Петербургского государственного университета, Государственного университета – Высшей школы экономики, Центрально-Европейского университета.1

Структура работы соответствует логике проведенного исследования, предопределена предметом, целью и задачами диссертационного исследования. Работа состоит из введения, трех глав, включающих в себя шесть параграфов, и заключения.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована постановка научной проблемы работы, ее актуальность, степень научной разработанности, определены цель, задачи, объект и предмет исследования, эмпирическая, теоретическая, нормативная и методологическая основы, сформулированы научная новизна, положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость, сведения об апробации результатов работы, указана структура диссертации.

В первой главе «Правовые позиции: проблемы исследования» рассматриваются основные проблемы, связанные с изучением и применением правовых позиций КС РФ, предлагается обзор теоретических позиций и мнений различных авторов относительно частной проблематики, касающейся правовых позиций КС. Вырабатывается подход к правовым позициям ЕСПЧ, выявляется их сущность как явления и соотношение с правовыми позициями КС. Дается общее представление об основах соотношения правовых позиций судов и факторах, оказывающих влияние на этот процесс.

Первый параграф главы «Правовые позиции КС и ЕСПЧ: соотношение понятий» посвящен вопросам уяснения понятия «правовые позиции» в самом широком смысле. Анализируются все аспекты этого явления, прежде всего на основе практики КС России, но с учетом разнообразных подходов к их пониманию и определению. Большинство существующих в науке подходов отличаются обобщенностью и размытостью. По этой причине вычленить и доказать свойства правовых позиций на основе анализа теоретического материала, через обобщение имеющихся подходов довольно сложно. Практика КС дает образцы принципиально иного использования правовых позиций, чем это было предусмотрено законом.

Существует несколько наиболее обсуждаемых в теории и, в то же время, практически значимых проблем, решение которых позволит уяснить сущность правовых позиций. Анализ литературы говорит о смешении понятий «решение» и «правовая позиция» КС и наделении их одними и теми же характеристиками. Поскольку природа решений КС не является объектом исследования, то правильным будет понимать решение как res judicata (дело решенное) и сосредоточиться исключительно на правовых позициях.

Работы последних лет позволяют сделать вывод о расширительном толковании термина «правовые позиции». Однако широкий смысл (речь идет о «правовых позициях законодателя», «правовых позициях Суда ООН») уводит нас от первоначального – конституционно-правового понимания этого термина. В итоге его значение размывается, что, на наш взгляд, не совсем верно. Следует вернуться к их конституционно-правовому смыслу и анализировать явление в контексте практики КС, что полностью справедливо и для «правовых позиций ЕСПЧ», так как термин возник в практике КС РФ.

От практики КС следует отталкиваться в изучении «правовых позиций ЕСПЧ». Необходимо понять, что это хотя и принципиально новое по своему содержанию для российской правовой системы явление, но формой своей оно обязано КС России. Последнему требовался механизм обращения и работы с практикой ЕСЧП, поскольку ранее у него никогда не было опыта такого тесного сотрудничества с международным судом. Но у него был опыт (в отличие от других судов РФ) работы с собственными решениями через правовые позиции, который он распространил на свою деятельность по работе с решениями ЕСПЧ.

Таким образом, появление термина «правовые позиции ЕСПЧ» – это результат работы КС России. Это несколько осложняет работу с понятием «правовые позиции ЕСЧП» по той простой причине, что объем этого понятия мы не сможем получить на основе изучения исключительно практики ЕСПЧ. Если этот термин ввел в оборот и использует КС России, то и его изучение должно происходить через практику этого суда. Поэтому для целей работы наиболее логично вкладывать в термин «правовые позиции ЕСПЧ» тот же смысл и применять его в том же значении, что и КС РФ. Если следовать логике КС в использовании этого термина, то, практически не будет ошибкой поставить знак равенства между правовыми позициями ЕСПЧ и практикой этого суда в целом.

Во втором параграфе «Теоретические основы взаимовлияния правовых позиций КС РФ и ЕСПЧ» рассмотрены основные факторы, имеющие значение в процессе соприкосновения двух судов.

КС начал первым ссылаться на ЕКПЧ и практику Страсбургского суда, опередив в этом вопросе другие суды РФ на несколько лет. Он и по сей день сохраняет за собой несомненное лидерство в применении конвенционного права. Нельзя не принять во внимание и двойственную природу КС: с одной стороны, это судебный орган, который может ссылаться на практику ЕСПЧ при отправлении правосудия, а с другой – это орган конституционного контроля, в чьей компетенции высказаться по вопросам применения Конвенции и практики ЕСПЧ, как это уже происходило в некоторых государствах, присоединившихся к Конвенции.

Несмотря на то что КС широко использует источники международного права, до знакомства с практикой Страсбургского суда речь шла о международных договорах и принципах (в нескольких случаях об актах Суда ООН). Некоторые авторы называют решения ЕСПЧ прецедентами и предлагают работать с ними по аналогии, но на практике конституционные (верховные) суды государств, признающих юрисдикцию ЕСПЧ, идут каждый своим путем, и рамки «прецедента» слишком узки, чтобы описать отношения любого национального суда с ЕСПЧ. Для КС России такой путь взаимоотношений со Страсбургом был предопределен наличием среди его инструментария правовых позиций. Нельзя упускать из виду и внешние факторы, воздействующие на модель взаимоотношений КС и ЕСПЧ.

Многомерность систем защиты прав человека в государствах ЕС служит их отличительным признаком, отличающим их от РФ. В каждом государстве ЕС параллельно действуют три системы защиты прав человека: две наднациональные (Суд ЕС и ЕСПЧ) и одна национальная в лице конституционного (верховного) суда. Это накладывает свой отпечаток на деятельность всех трех систем, в частности, возникают вопросы их унификации и гармонизации, равно как и конкуренции между судебными органами. На Россию не распространяется юрисдикция Суда ЕС, то есть действует две системы, что несколько упрощает исследование.

КС проявляет активность в использовании практики ЕСПЧ при разрешении конкретных дел, хотя и здесь нет единого понимания, и существуют вопросы, касающиеся этой деятельности суда. Не всегда достигается единодушие среди судей КС по вопросу использования того или иного решения ЕСПЧ или его понимания, но это не мешает суду в целом обращаться и работать с правовыми позициями Страсбургского Суда при исполнении своих судебных функций. Что касается роли КС как органа конституционного контроля (и его правовых позиций как руководящих правил по вопросам применения практики ЕСПЧ в России), то пока мы можем говорить только ее зарождении, его последние решения позволяют говорить о том, что существуют объективные предпосылки к ее росту.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.