авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Новые тенденции международного сотрудничества в области прав человека

-- [ Страница 2 ] --

С целью толкования универсальных прав человека с учетом различных исторических, культурных и религиозных особенностей можно было бы использовать доктрину пределов свободы усмотрения (margin of appreciation doctrine), которая предполагает, что до определенного предела государства должны иметь свободу действий в отношении толкования тех или иных положений международных договоров в соответствии с моральными ценностями общества4. Многие положения международных договоров сформулированы с высокой степенью абстрагирования, что оставляет возможность для их толкования сквозь призму местных моральных и культурных стандартов.

2. Права человека в свете концепции устойчивого развития

Концепция устойчивого развития возникла в результате осознания глобальных проблем современности, стоящих перед человечеством и первоначально рассматривалась, прежде всего, в контексте сохранения благоприятной окружающей среды. Позднее она стала охватывать и политические, экономические, социальные, культурные и иные аспекты.

В сфере прав человека концепция устойчивого развития в наибольшей степени связана с правами, носящими во многом коллективный характер, направленными на защиту наиболее общих интересов человечества, соблюдение которых необходимо для выживания и развития каждого человека в отдельности. Речь идет о правах на развитие, на мир и на благоприятную окружающую среду. На сегодняшний день нет всеобщего согласия относительно точного содержания этих прав. В то же время, постепенно происходит уточнение их содержания. Появление этих прав было вызвано осознанием новых угроз, которые могут прервать процесс нормального развития человечества. Данные права невозможно полностью обеспечить лишь на национальном уровне. Современный мир характеризуется все большей взаимозависимостью государств, а потому и для обеспечения этих прав необходимо широкое международное сотрудничество.

Идея права на развитие как права человека является сравнительно новой. Только начиная с 60-х годов прошлого века ООН начала уделять внимание концепции развития. Вначале право на развитие рассматривалось как коллективное право. Его субъектами могли быть государства, города, регионы и т.д.

В 1986 г. Генеральной Ассамблеей ООН была принята Декларация о праве на развитие, согласно которой субъектом права на развитие являются человек и народы. Однако, несмотря на то, что в соответствии с Декларацией основным субъектом данного права является индивид, его реализация осуществляется коллективно. То есть экономическое и иное развитие коллективных субъектов открывает новые возможности для развития каждого индивида.

В рамках концепции устойчивого развития важное место занимает право на мир. Мир является необходимым условием для поддержания устойчивого развития и нормального функционирования всей системы прав человека. Нарушения права на мир влекут за собой грубые и массовые нарушения практически всех прав человека. Именно поэтому значительная часть международного права направлена, в конечном счете, на обеспечение и поддержание мира.

Право на мир как право человека впервые было сформулировано Генеральной Ассамблеей ООН в 1978 г. в Декларации о воспитании народов в духе мира. В 1984 г. Генеральной Ассамблеей ООН была принята Декларация о праве народов на мир. В Декларации подчеркивается, что жизнь без войны служит основной международной предпосылкой для материального благополучия, развития и прогресса стран, полного осуществления прав и основных свобод человека.

Что касается права на благоприятную окружающую среду, то впервые проблема права человека на благоприятную окружающую среду была обсуждена на Стокгольмской конференции ООН по окружающей человека среде в 1972 г. На Конференции была принята Декларация по окружающей человека среде провозгласившая право на благоприятную окружающую среду в качестве права человека. Декларация указывает на то, что причиной большей части проблем, относящихся к окружающей среде, в развивающихся странах является их недостаточное развитие, а также на то, что экономическое и социальное развитие являются необходимыми условиями для обеспечения благоприятной окружающей среды для жизни и работы человека.

Связь экономического развития и экологии стала очевидной уже в 70-е гг. XX века. Уже тогда исследователи отмечали, что неослабевающее загрязнение окружающей среды угрожает благополучию как развитых, так и развивающихся стран и указывали на то, что при разработке каких-либо планов развития прежде всего необходимо проводить оценку воздействия на окружающую среду с целью минимизации экологического вреда. То есть, несмотря на то, что экономическая отсталость во многом является причиной неблагоприятной экологической обстановки вследствие невозможности внедрения экологически безопасных технологий, никакое социально-экономическое развитие невозможно без нарушения состояния природной среды.

Таким образом, соотношение права человека на благоприятную окружающую среду с необходимостью обеспечения устойчивого развития общества является достаточно сложным и в некоторых случаях противоречивым. Поэтому для решения данной проблемы необходим поиск баланса между экологией и экономикой, а критериями должны быть научно обоснованные нормативы качества природной среды.

Часть II. Новые вызовы в сфере международного сотрудничества в области прав человека

1. Терроризм и борьба с ним в контексте прав человека

На сегодняшний день не существует общепризнанного определения терроризма. Не существует на универсальном уровне и соглашения общего характера, направленного на борьбу с терроризмом. В настоящее время осуществляется разработка проекта всеобъемлющей конвенции о международном терроризме. Тем не менее, в рамках ООН был принят ряд конвенций и протоколов к ним, посвященных отдельным вопросам борьбы с терроризмом. Вопросам борьбы с терроризмом посвящены также некоторые резолюции Совета Безопасности ООН, в частности — 1269 (1999) и 1373 (2001), а также Генеральной Ассамблеи ООН.

В некоторых случаях государства, ссылаясь на серьезность угрозы терроризма, обосновывают необходимость снятия ограничений на применение весьма жестких мер. В этой ситуации функцией международного права прав человека должно быть препятствование введению законов и практики, которые вторгаются в сферу прав человека под предлогом борьбы с терроризмом.

Международное право прав человека создает условия для эффективной борьбы с терроризмом. Так, ст. 4 Международного пакта о гражданских и политических правах допускает отступление от обязательств по Пакту (с целью избежать злоупотреблений не допускается отступление от некоторых положений) во время чрезвычайного положения, о наличии которого официально объявляется. В отдельных случаях угроза терроризма может привести к такой ситуации.

Вместе с тем, представляется, что для того чтобы успешно бороться с терроризмом, необходимо в первую очередь проанализировать коренные причины этого явления.

Можно выделить следующие коренные причины терроризма5:

  • этнические и религиозные конфликты, ненависть и дискриминация по этническому или религиозному признаку, а также нарушения прав меньшинств;
  • социально-экономические диспропорции между различными группами населения;
  • крупные сдвиги в социальной структуре, приводящие к маргинализации многих социальных групп;
  • несправедливая мировая экономическая система и усиливающееся неравенство богатых и бедных государств;
  • углубление разногласий между цивилизациями в результате политики агрессии, навязывания однополярного мироустройства, практика «двойных стандартов» в международных отношениях;
  • отсутствие адекватных каналов для мирного выражения протеста, недовольства и требований (например, отказ в пассивном и активном избирательном праве, отказ в доступе к средствам массовой информации и т.д.);
  • существование традиций насилия, неудовлетворенности и народных волнений;
  • наличие привлекательной революционной идеологии и олицетворяющих ее лидеров;
  • слабость и недальновидность правительства, неадекватная реакция полиции и судебных органов;
  • коррумпированность государственных служащих;
  • общий структурный кризис государства и его институтов, приводящий к утрате доверия к нему со стороны всех слоев общества;
  • глубокие разногласия между правящими элитами;
  • проявление интересов иностранных государств и зарубежных террористических организаций.

Очевидно, что многие из этих причин, так или иначе, связаны с правами человека, причем, как с личными и политическими, так и с экономическими, социальными и культурными, а также с более новыми правами «третьего поколения». То есть во многих случаях первопричиной терроризма являются именно нарушения самых различных прав человека. Представляется, поэтому, что при борьбе с терроризмом большее внимание следует уделять именно устранению первопричины терроризма, бороться не только со следствием, но и с причиной.

2. Возрождение доктрины гуманитарной интервенции

Поскольку обязанность уважать права человека является обязательством erga omnes, массовые и грубые нарушения прав человека в каком-либо государстве представляют собой нарушение в отношении международного сообщества в целом. Поэтому сама по себе реакция на такие нарушения со стороны других государств не должна рассматриваться как вмешательство во внутренние дела, однако, с нашей точки зрения, предлагаемая некоторыми государствами и учеными доктрина гуманитарной интервенции не является допустимым способом реагирования на указанные нарушения. Основным аргументом является то, что эта доктрина противоречит п. 4 ст. 2 Устава ООН, согласно которому члены ООН воздерживаются от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, не совместимым с целями ООН.

Устав ООН устанавливает два исключения из этого правила, которые, однако, не относятся к гуманитарной интервенции. Во-первых — это индивидуальная и коллективная самооборона в случае вооруженного нападения на государство (ст. 51). Во-вторых — принудительные действия на основании мандата Совета Безопасности ООН (гл. VII Устава).

Тем не менее, в юридической литературе приводятся различные аргументы, обосновывающие правомерность гуманитарной интервенции. Далее рассмотрим их.

1) Первый аргумент заключается в том, что гуманитарная интервенция не является несовместимой с п. 4 ст. 2 Устава ООН, поскольку в случае ее осуществления применение силы не направлено против «территориальной неприкосновенности» или «политической независимости» государства и не является «каким-либо другим образом несовместимым с целями Объединенных Наций», а, напротив, находится в соответствии с одной из основных целей ООН, закрепленной в п. 3 ст. 1 Устава ООН — поощрения и развития уважения к правам человека и основным свободам.

С такими утверждениями трудно согласиться, поскольку осуществление интервенции без нарушения территориальной неприкосновенности вряд ли возможна. В этой связи можно сослаться на Заключительный акт СБСЕ 1975 г., который, раскрывая содержание принципа территориальной целостности государств6, указывает, что государства будут «воздерживаться от того, чтобы превращать территорию друг друга в объект военной оккупации или других прямых или косвенных мер применения силы в нарушение международного права». Таким образом, если даже косвенные меры применения силы признаются нарушением территориальной целостности, то тем более нарушает ее присутствие на территории государства иностранных вооруженных сил против его воли.

2) Другая точка зрения состоит в том, что в международном праве не существует принцип неприменения силы, поскольку «в п. 4 ст. 2 Устава ООН (…) говорится всего лишь о воздержании от применения силы или угрозы применения насилия»7, а потому в международном праве «формально существует только принцип воздержания от применения силы»8. Представляется, что такое толкование п. 4 ст. 2 Устава ООН является слишком ограничительным. Словарь современного русского литературного языка в качестве одного из значений слова «воздерживаться» (значение, подходящее в контексте п. 4 ст. 2 Устава ООН) приводит следующее: «отказывать себе в чем-либо»9.

Еще одним доводом против такого толкования п. 4 ст. 2 Устава ООН является то, что впоследствии Генеральной Ассамблеей был принят ряд документов, конкретизирующих принцип запрещения угрозы силой или ее применения. В Декларации о принципах международного права 1970 г., в названии принципа также используется слово «воздерживаться», однако, раскрывая содержание принципа, Декларация указывает, что угроза силой или ее применение как против территориальной целостности или политической независимости любого государства, так и каким-либо иным образом, не совместимым с целями ООН являются нарушением международного права и Устава ООН и что сила или угроза силой никогда не должны применяться в качестве средства урегулирования международных проблем. Позднее, в 1987 г. была принята Декларация об усилении принципа отказа от угрозы силой или ее применения в международных отношениях, согласно п. 3 которой «никакие соображения не могут использоваться в качестве оправдания угрозы силой или ее применения в нарушение Устава [ООН]».

3) Третий аргумент основывается на том, что п. 4 ст. 2 Устава ООН утратил силу, поскольку он неоднократно нарушался. Практика нарушений п. 4 ст. 2 Устава ООН, согласно этой точке зрения, достаточно распространена, чтобы считать ее свидетельством соответствующего толкования Устава ООН10. При этом утверждается, что сформировался международный обычай, изменивший или отменивший правило, закрепленное в п. 4 ст. 2 Устава ООН.

Для того чтобы определить, сложилась ли норма международного обычного права, допускающая гуманитарную интервенцию, необходимо исследовать международную практику применения силы в случаях нарушений прав человека после 1945 г.; установить, были ли случаи применения силы гуманитарными интервенциями; выяснить, ссылались ли соответствующие государства на доктрину гуманитарной интервенции.

С целью показать, что сложился такой международный обычай, в качестве примера чаще всего приводят ситуации в Восточном Пакистане в 1971 г., Камбодже в 1978 – 1979 гг., а также в Уганде в 1979 г. Тем не менее, анализ всех этих ситуаций показывает, что, во-первых, ни в одном из случаев государства не ссылались на доктрину гуманитарной интервенции, а во-вторых, во всех ситуациях присутствовал элемент самообороны на основании ст. 51 Устава ООН.

Практически единственным случаем, когда государства ссылались на доктрину гуманитарной интервенции явилась операция НАТО в Югославии в 1999 г. Она была осуществлена без санкции Совета Безопасности ООН. Действия НАТО подпадают под определение агрессии11, данное в 1974 г. Генеральной Ассамблеей ООН.

Следует также отметить, что многие исследователи высказывали сомнение относительно того, что защита прав человека была основной целью операции. Во всяком случае, она не привела к прекращению нарушений прав человека, особенно сербского населения Косово12. Поэтому можно предположить, что в данном случае доктрина гуманитарной интервенции использовалась лишь как предлог для достижения целей, отличных от защиты прав человека.

Таким образом, операции, которые иногда приводятся в качестве доказательства существования практики гуманитарной интервенции, на самом деле таковыми не являются (или являются достаточно спорными), несмотря на то, что в некоторых случаях они имели положительные гуманитарные последствия. Однако, как отмечает Дж. Шанд Уотсон, даже если предположить, что имели место несколько случаев действительно альтруистической гуманитарной интервенции, правовое положение не изменилось, поскольку в системах обычного права связывающая норма не создается отдельными или отклоняющимися действиями13.

Следует также отметить, что Международный Суд рассмотрел ряд дел, в решениях по которым была закреплена его позиция относительно точного содержания правовых норм, содержащихся в п. 4 ст. 2 Устава ООН. Аргументы, выдвигаемые сторонниками доктрины гуманитарной интервенции, не находят своего подтверждения в позициях Международного Суда.

В решении по делу о канале Корфу 1949 г. (Соединенное Королевство против Албании) Суд постановил, что никакие недостатки международного устройства не могут служить оправданием для нарушения запрета на использование силы.

В решении «Военная и полувоенная деятельность внутри Никарагуа и против нее» (Никарагуа против США) 1986 г. Суд подтвердил общий характер запрета на использование силы. Суд также обратил внимание на то, что данное правило помимо того, что закреплено в п. 4 ст. 2 Устава ООН, является также частью обычного международного права и существует opinio juris относительного связывающего характера этой нормы (п. 188). Более того, Суд указал, что, использование силы не может быть должным методом для обеспечения уважения прав человека (п. 268).

В консультативном заключении «Законность угрозы ядерным оружием или его применения» 1986 г. (п. 38) Суд подтвердил, что он рассматривает самооборону в случае вооруженного нападения (ст. 51 Устава ООН) а также принудительные действия на основании гл. VII Устава ООН в качестве единственных исключений из общего запрета на применение силы.

3. Проблемы этнических и религиозных конфликтов и права человека

Различия между этническими и религиозными группами и вызванные этими различиями напряженность или вражда явились причинами множества конфликтов, не раз приводили к войнам, этническим чисткам и терроризму.

В большинстве государств общества состоят из множества различных этнических, религиозных, языковых групп. В этой ситуации международное право должно ориентировать государства на то, чтобы они обеспечивали мирное сосуществование различных культур.

К проблемам, которые могут возникнуть в отношениях между различными группами относятся дискриминация по этническому, религиозному или языковому признакам, введение ограничений на сохранение самобытности, приобретение численным меньшинством доминирующего положения, поддерживаемого недемократическими методами, сепаратистские движения и др14.

Представляется, что для решения или, по крайней мере, смягчения этих проблем международное право должно быть использовано в следующих трех направлениях: ликвидация и запрет дискриминации; защита меньшинств и закрепление за лицами, принадлежащими к меньшинствам, специальных прав; обеспечение реализации права народов на самоопределение.

Запрет дискриминации

Нормы, запрещающие дискриминацию, содержатся практически во всех международно-правовых документах, имеющих отношение к правам человека, в частности — в Уставе ООН 1945 г., Всеобщей декларации прав человека 1948 г., Международных пактах о правах человека 1966 г.

В п. 3 ст. 1 и ст. 55 Устава ООН содержатся положения об уважении и соблюдении прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.