авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Преддоговорные правоотношения в российском гражданском праве

-- [ Страница 3 ] --

Обязанность заключить договор, основанная на законе, наиболее ярко проявляется в нормах гражданского законодательства о публичных договорах11.

Концепция публичного договора, закрепленная в действующем ГК РФ, является совершенно уникальным правовым инструментом – это попытка сочетания двух начал – частно-правового и публичного. Как справедливо пишут некоторые авторы работ по проблематике публичных договоров, «публичная функция – это основа публичного договора. Она – причина для применения механизма ст. 426 ГК РФ: ограничение в свободе договора»12.

Полагаем, что именно публичная функция (действие которой во многом абсолютизирует характер правоотношения, порождаемого нормами о публичном договоре) определяет специфическое содержание обязанности заключить публичный договор. Эта обязанность не может рассматриваться в контексте классического определения обязательства, установленного ст. 307 ГК РФ, поскольку, во-первых, имеет неопределенное количество «управомоченных лиц» (кредиторов) и, во-вторых, не погашается после ее исполнения. Все это, на наш взгляд, позволяет сделать вывод о наличии абсолютно-правовой составляющей в отношениях, связанных с заключением публичного договора.

Вывод о наличии абсолютно-правовой составляющей обязанности заключить публичный договор, на наш взгляд, имеет и определенные практические последствия. Полагаем, что ответственность за уклонение от заключения публичного договора должна применяться на основании норм о деликтной ответственности (Глава 59 ГК РФ), а не по правилам ответственности за нарушение обязательства (Глава 25 ГК РФ).

Глава 2 получила название «Предварительные и опционные договоры, предварительные соглашения и другие формы взаимодействия сторон в рамках преддоговорных отношений» и состоит из трех параграфов. В главе анализируются различные формы, в которых происходит взаимодействие сторон на преддоговорном этапе, при этом основное внимание в главе уделено предварительным и опционным договорам, а также возникающему на основании таких договоров обязательству заключить основной договор.

Первый параграф «Предварительные и опционные договоры» посвящен рассмотрению преддоговорных отношений, возникающих при заключении предварительных и опционных договоров, целью которых является возникновение в будущем другого договорного обязательства. Однако наряду с общими признаками, присущими любому договорному обязательству, такие отношения обладают определенной спецификой.

Опционные договоры, наряду с двустороннеобязывающими договорами, закрепленными ст. 429 ГК, также порождают обязательство заключить договор (преддоговорное правоотношение), что говорит о сходном характере отношений, регулируемых предварительными и опционными договорами. Хотя непосредственное применение норм ст. 429 ГК РФ к опционным договорам не видится возможным, считаем, что в той части, в которой они затрагивают регулирование обязательства заключить договор (например, п.п. 5 и 6 ст. 429 ГК РФ), нормы указанной статьи могут быть применены к опционным договорам по аналогии (п.1 ст. 6 ГК РФ).

Ближайшей целью предварительного (в т.ч. опционного) договора, как правило, является не передача имущества, выполнение работ или оказание услуг, а заключение в будущем соответствующего договора. Как уже отмечалось выше, объект преддоговорных правоотношений имеет сложную структуру, что в полной мере применимо и к обязательственным отношениям, порождаемым предварительным договором. Основной целью для сторон является тот результат, на достижение которого направлен основной договор (передача имущества, выполнение работ, оказание услуг). Можно сказать, что обязательство из предварительного договора (как преддоговорные правоотношения в целом) носит переходный характер. Имея тесную связь с основным обязательством, оно вместе с тем не подменяет его.

Второй параграф «Обязательство заключить договор» посвящен рассмотрению наиболее характерных черт преддоговорного обязательства заключить договор13.

В данном параграфе сделан вывод о том, что обязательство заключить договор носит, как правило, имущественный характер.

Предварительный договор не опосредует передачу вещей, выполнение работ, оказание услуг и т.п. Однако, это не означает, что предварительный договор является неимущественным. Говорить об отсутствии связи предварительного договора с тем имущественным обязательством, которое возникает по основному договору, было бы неправильно. Предположение о том, что стороны, заключая предварительный договор, не имеют в качестве конечной цели заключение основного договора, лишено смысла. Это приводило бы к абсурдному выводу о том, что любой предварительный договор является ничтожным, так как он заключен без цели создать соответствующие правовые последствия. Таким образом, имущественный характер обязательства заключить договор обусловлен тесной связью такого обязательства с будущим договором.

В главе также анализируется вопрос о применимости отдельных положений об обязательствах к обязательству заключить договор. В настоящее время данный вопрос наиболее остро проявляется в спорах о возможности использования задатка по предварительному договору (в последнее время данная проблема значительно актуализировалась в связи с принятием Постановления Президиума ВАС РФ от 19 января 2010 г14).

Одним из аргументов в пользу возможности использования разнообразных видов обеспечения обязательства заключить договор (в том числе, задатка) может служить выдвинутая диссертантом гипотеза о тесной связи обязательства заключить договор и будущего договорного обязательства. Ведь в данном случае, предоставляемое обеспечение, служит, прежде всего, для достижения того результата, который стороны намереваются достигнуть при исполнении основного договора.

В параграфе 3 «Предварительные соглашения, протоколы (письма) о намерениях, меморандумы о взаимопонимании и иные подобные преддоговорные взаимодействия сторон» исследуются получившие распространение на практике, но не урегулированные ГК РФ различного рода предварительные документы, оформляемые сторонами переговоров.

Намереваясь заключить договор, стороны далеко не всегда сразу приходят к его окончательному тексту. Работая совместно над текстом договора и осуществляя другие подготовительные действия, стороны нередко составляют различные «промежуточные» протоколы, соглашения. Такого рода документы могут фиксировать договоренности, достигнутые по отдельным пунктам будущего договора, регулировать процесс проведения переговоров, фиксировать обязанности сторон по подготовке к заключению основного договора и выполнять другие функции.

Предлагается классифицировать такого рода предварительные соглашения и документы на материальные и процедурные. Процедурные соглашения относятся к порядку ведения переговоров о заключении договора. Материальные соглашения имеют непосредственное отношение к тому, что будет закреплено в будущем договоре.

Диссертантом сделан вывод, что при отсутствии в таких документах признаков иных гражданско-правовых конструкций (оферта, предварительный договор и др.) эти соглашения, как правило, de lege lata не создают юридических последствий для его сторон. Представляется, что включение в ГК РФ такого рода соглашений, в качестве основания возникновений преддоговорных правоотношений, могло бы способствовать усилению защиты прав и законных интересов сторон на преддоговорном этапе.

Глава 3 «Преддоговорная ответственность» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «Преддоговорная ответственность в некоторых иностранных правопорядках» анализируется опыт различных зарубежных юрисдикций в отношении регулирования преддоговорной ответственности. В главе рассматриваются как подходы, принятые в странах континентального права (Германия, Франция, Италия, Нидерланды), так и вопросы регулирования преддоговорной ответственности в странах общего права (Англия и США), а также международно-правовые принципы (прежде всего, Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА).

Во втором параграфе «Случаи преддоговорной ответственности в российском гражданском законодательстве» анализируются нормы российского гражданского законодательства, которые устанавливают ответственность на преддоговорной стадии. В частности, в главе подробно рассматриваются положения п.4 ст. 445, п.2. ст. 507, п.4 ст. 165 ГК РФ и другие нормы, которые можно рассматривать как примеры преддоговорной ответственности, закрепленные в действующем ГК РФ. В параграфе критически проанализированы публикации ряда авторов (К. В. Гницевича, А. Н. Кучер, О. Д. Овчинниковой и других), посвященные анализу примеров преддоговорной ответственности в российском гражданском праве, и высказаны взгляды на перспективы дальнейшего развития норм о преддоговорной ответственности (в том числе, проанализированы предложения, сформулированные в Концепции развития гражданского законодательства и получившие отражение в разработанном на ее основе проекте изменений в Гражданский кодекс).

Третий параграф «Природа преддоговорной ответственности» посвящен рассмотрению правовой природы преддоговорной ответственности.

Понимание природы преддоговорной ответственности очень важно в практическом плане. В зависимости от того, к какому виду будет отнесена преддоговорная ответственность, зависит и то, какие правила будут к ней применяться: либо это будут правила о деликтах, либо это будут правила об ответственности за нарушение обязательств.

Диссертантом критически оцениваются предложения считать преддоговорную ответственность частным случаем действия норм о злоупотреблении правом (такой подход приводил бы к возникновению трудноразрешимого противоречия между принципом добросовестности и принципом свободы договора).

Представляется, что построение института преддоговорной ответственности должно осуществляться с использованием известных гражданскому праву конструкций: договорной ответственности (ответственности за нарушение обязательства) и, в необходимых случаях – деликтной ответственности. В большинстве случаев преддоговорная ответственность будет являть собой ответственность за нарушение особого преддоговорного обязательства, основанного на обязанности добросовестного ведения переговоров (например, п. 2 ст. 507 ГК РФ) либо ответственность за нарушение обязательства заключить договор (предварительный договор, опционный договор). То есть, будет регулироваться нормами главы 25 ГК РФ.

Однако нельзя полностью исключать и применение норм о причинении вреда (глава 59 ГК РФ). Так, уклонение от заключения публичного договора, по нашему мнению, может рассматриваться как пример деликтной ответственности (до момента заключения публичного договора какие-либо обязательства между сторонами отсутствуют, речь идет именно о причинении убытков неправомерным поведением коммерческой организации, которая обязана вступать в договорные отношения с любым, кто к ней обратиться).

Заключительный параграф главы 3 «Размер преддоговорных убытков» посвящен рассмотрению проблематики определения размера убытков, возникающих на преддоговорных стадиях.

Ст. 15 ГК РФ устанавливает в качестве общего правила полное возмещение гражданско-правовых убытков. Однако, переходный характер преддоговорных правоотношений наталкивает на мысль, что полное возмещение убытков на преддоговорной стадии для всех случаев преддоговорной ответственности не может являться справедливым решением. До тех пор, пока стороны не достигнут договоренности по всем существенным условиями договора, не ясно, будет ли заключен такой договор или нет. В противном случае полностью стирается грань между договорной и преддоговорной ответственностью.

Представляется, что ни принцип неполного возмещения убытков, ни общее правило ст. 15 ГК РФ, не могут быть абсолютизированы. Более логичным решением проблемы, связанной с определением размера преддоговорных убытков, мог бы стать дифференцированный подход. В качестве общего принципа, следует закрепить правило о возмещении реального ущерба стороне переговоров. Однако в тех случаях, когда преддоговорные отношения вошли в заключительную фазу, а сам переговорный этап фактически завершился или близок к завершению (а также в случаях, когда одна из сторон не вправе отказывать в заключении договора), можно предусмотреть полное возмещение преддоговорных убытков. Т.е. речь идет о тех случаях, когда все условия будущего договорного обязательства уже согласованы, но само обязательство еще не возникло. Исходя из вышесказанного, можно было бы установить следующие исключения:

  1. Ответственность за уклонение от нотариального удостоверения или государственной регистрации сделки (п.4 ст. 165 ГК РФ);
  2. Ответственность стороны предварительного договора, уклоняющейся от заключения основного договора (п.5 ст.429 ГК РФ), а также иные случаи уклонения от исполнения обязательства заключить договор (например, уклонение от исполнения опционного договора);
  3. Ответственность коммерческой организации за необоснованное уклонение от заключения публичного договора (п.3 ст.426 ГК РФ, п.4 ст.445 ГК РФ) и другие указанные в законе случаи обязательного заключения договора.

В заключении диссертации сформулированы основные выводы и результаты исследования.

По теме диссертации опубликованы следующие статьи:

1. Богданов В. О последствиях недействительности предварительного договора//ЭЖ-Юрист, 2006, № 24. - 0,3 п.л.

2. Богданов В. В. Правовая природа убытков, вызванных необоснованным уклонением от заключения публичного договора // Сборник «Комментарий судебно-арбитражной практики». Вып. 16 / Под ред. В.Ф. Яковлева. М.: Юридическая литература, 2009. - 0,25 п.л.

3. Богданов В. В. Гражданско-правовая ответственность в преддоговорных отношениях // Журнал российского права, 2010, №2 – 0,9 п.л. (журнал входит в перечень изданий, рекомендованных ВАК).

4. Богданов В. В. Гражданско-правовая ответственность за недобросовестное ведение переговоров в проекте изменений в ГК РФ и в Концепции развития гражданского законодательства// Вестник Высшего арбитражного суда РФ, 2011, № 4. - 1,1 п.л. (журнал входит в перечень изданий, рекомендованных ВАК).

Тезисы докладов:

Тезисы выступления на конференции «Российское законодательство в контексте сравнительного правоведения» (апрель 2010, Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ). Тема: Преддоговорная ответственность: опыт зарубежных юрисдикций и российские перспективы


1 Farnsworth A. Precontractual Liability and Preliminary Agreements: Fair Dealing and Failed Negotiations// Columbia Law Review, Volume 87, March 1987, No.2. P. 219.

2 В зарубежной литературе чаще объединяемые понятием “Merger and Acquisition” или M&A

3 См., например, интервью президента Ассоциации региональных банков А. Г. Аксакова «Банковское законодательство – 2007: проблемы, которые ждут своего решения»//Юридическая работа в кредитной организации, 2007, №3.

4 Иоффе О. С. Избранные труды по гражданскому праву: Из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории "хозяйственного права. М.: «Статут», 2003. С.512-513.

5 См., например: Гницевич К. В. Преддоговорная ответственность в гражданском праве (culpa in contrahendo). Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 2009. С.22.

6 Еще один вариант перевода существительного «reliance» - доверие.

7 Речь естественно идет не о любых расходах, понесенных в ходе переговоров, а именно о тех, которые непосредственно связаны с заключением и (или) подготовкой к исполнению будущего договора – например, расходы, которые были согласованы сторонами, или необходимые расходы одной из сторон, о которых другой стороне было известно, и при этом последняя не возражала против их осуществления.

8 Еще раз отметим, что речь идет именно об ответственности на стадии заключения сделок посредниками, а не на стадии их исполнения. При исполнении, совершенно должны применяться общие правила, регулирующие соответствующие посреднические отношения.

9 Например, многие реальные договоры, консенсуальный договор розничной купли-продажи и др.

10 Precontractual liability in European Private Law. Edited by J. Cartwright and M. Hesselink. Cambridge University Press, 2009. P. 34.

11 Публичный договор не является единственным примером действия обязанности заключить договор, основанной на законе (хотя, безусловно, и может считаться самым распространенным). К этой же группе можно отнести и другие случаи законодательно установленной обязанности заключить договор, например, обязанность банка заключить договор банковского счета, установленная ст.846 ГК.

12 Калашникова Г. А.. Публичный договор. Дисс. канд. юрид. наук. Краснодар, 2002. С. 186.

13 В данном параграфе основное внимание уделяется рассмотрению обязательства, возникающего на основании предварительного договора, однако выводы сделанные автором справедливы также и для других случаев возникновения обязательства заключить договор.

14 Вестник ВАС РФ. 2010. М 4. С. 209-212.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.