авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Судебные средства разрешения международных споров (тенденции развития) (

-- [ Страница 2 ] --

Новизна предпринятого исследования заключается в широком охвате исследуемых явлений, в сопоставлении их между собой и прослеживании основных существующих закономерностей. Впервые в российской литературе предпринят анализ процессуальных сторон деятельности межгосударственных судов, таких, как формы изъявления согласия государств с компетенцией судов, методы ограничения этой компетенции путем оговорок, правомерность изъятия из компетенции судебных учреждений дел, относящихся к внутренней компетенции государства, положение сторон в процессе, некоторые проблемы приемлемости иска. В работе дана оценка возможности использования процессуальных тонкостей для отстаивания интересов спорящих сторон и показано значение формирования всемирной системы международных судебных учреждений для установления общепризнанного мирового правопорядка.

Информационную базу диссертации составили, прежде всего, массив учредительных документов и внутреннего права различных международных судов; решения международных организаций, прежде всего – Организации Объединенных Наций, имеющих значение для деятельности международных судов; документы, поступающие в международные суды, как обращения государств, а также решения и постановления самих судов; в необходимых случаях акты, исходящие от органов государств, а также доктрина ученых многих стран.

Проведенное исследование позволяет сформулировать и вынести на защиту

следующие основные положения:

1.В период «холодной войны» и вплоть до разрядки международной напряженности в социалистическом и западном блоках сохранялось очень разное отношение к Международному Суду. В социалистическом лагере этот Суд воспринимался как международная организация, в целом враждебная Советскому Союзу и его союзникам. Вследствие общего негативного отношения к праву вообще, и к международному праву, в особенности, в Советском Союзе уделялось очень мало внимания сущности этого учреждения. Принятие Статута Международного Суда как части Устава ООН было для СССР компромиссной мерой, но, учитывая полномочие Суда принимать обязательные для спорящих государств решения, СССР никогда не признавал его обязательную юрисдикцию. В Советском Союзе существовало явное недоверие к обязанности членов Международного Суда действовать независимо и в личном качестве.

В западных странах подход к Международному Суду был также в значительной степени односторонним; этот Суд воспринимался как отголосок идеи «мирового правительства». Поскольку идея создания такого суда была произведением англо-американской школы права, то есть «common law», на Постоянную палату международного правосудия, а потом и на Международный Суд возлагались ожидания исполнения примерно той же функции, что и на национальные суды стран common law. Только с началом политики разрядки и с переходом к действительному деловому сотрудничеству в формировании осмысленного мирового порядка началось изменение отношения к Международному Суду и к международным судебным учреждениям вообще.

Истинная сущность Международного Суда и иных международных судебных учреждений состоит в том, что они действительно являются международными организациями, но с очень специфическими функциями. Если международные организации, как правило, действуют от имени всех государств-участников соответствующего учредительного акта, то международный суд выступает только от имени государств, совершивших специальный акт уполномочия в виде явного и недвусмысленного признания обязательной юрисдикции суда. При этом сфера действия юрисдикции также определяется этими государствами.

2. Состав обязательства мирного урегулирования международных споров довольно сложен. Общепризнано, что это обязательство включает в себя обязанность разрешать все возникающие разногласия без применения силы. Но, кроме этого, его составными частями являются обязанность действовать добросовестно и обязанность осуществлять сотрудничество. Два эти элемента взаимосвязаны и дополняют друг друга.

Добросовестность лежит в основе всех общепризнанных принципов международного права. Конкретно же в отношении мирного урегулирования добросовестность означает: искренность; стремление к осмысленности и содержательности переговоров; обязанность не прекращать переговоры или иные процедуры мирного урегулирования; участие в исполнении решений, особенно когда эти решения носят обязательный характер.

Сотрудничество в ходе судебного рассмотрения международного спора означает, что судебная процедура не должна стать бессмысленной, не должна быть выхолощена тем, что одна из сторон прибегает к таким методам, как, например, неявка в суд или непредоставление необходимых сведений.

Обязательство сотрудничества фактически является обязательством erga omnes parte; это значит, что каждое государство-участник связано таким обязательством по отношению ко всем другим государствам-участникам, поэтому соблюдение такого обязательства составляет общий интерес. Это обязательство защищает не только другую сторону в споре, но всех других участников системы. Причина состоит в том, что сотрудничество в таком случае необходимо не только для того, чтобы разрешить конкретный спор, но и для того, чтобы поддерживать нормальное, устойчивое функционирование всей системы разрешения споров. Невыполнение конкретного обязательства сотрудничества является нарушением международного права и пускает в ход механизм международной ответственности. Поэтому общий вывод следующий: формируется международное право сотрудничества в разрешении международных споров.

3. Современное обязательство мирного урегулирования прямо вытекает из принципа мирного разрешения международных споров, который имеет обычно-правовое происхождение, относится к нормам jus cogens и не требует специального признания со стороны субъектов международного права, то есть его юридическая сила создается не волей отдельного субъекта, а волей всего международного сообщества. Неотделимой частью обязательства мирного урегулирования является право выбора конкретного средства для разрешения конкретного спора или определенной категории споров. И эта часть обязательства также имеет обычно-правовое происхождение.

В отличие от права выбора, обязательство использовать определенные средства и в определенном порядке фиксируются в договорах, они имеют договорное происхождение. Таким образом, обычная норма мирного урегулирования подкрепляется договорными нормами, обязывающими использовать конкретные средства.

4. Широкий набор предлагаемых государствам средств является отражением права выбора – неотъемлемой части обязательства мирного урегулирования. Широта выбора определяется самими партнерами, вступающими в договорные отношения: чем конкретнее и уже объект регулирования по существу, тем уже выбор средств разрешения потенциальных споров. И напротив, чем шире объект регулирования и чем больше государств включается в регулируемые отношения, тем шире предоставляемый выбор. Эту зависимость можно отметить и на примере Устава ООН: государствам-участникам предоставляется самый широкий выбор, поскольку ни число участников, ни объем и существо будущих отношений предвидеть было невозможно.

5. Предлагается пересмотреть основания классификации средств мирного разрешения споров. Деление средств мирного урегулирования на политические (дипломатические) и юридические основывается на характеристике самого средства и оставляет в стороне отношения между спорящими субъектами международного права. Гораздо точнее и с большим соответствием нынешним реалиям международной жизни является деление этих средств на согласительные и судебные. Различие между ними определяется целью: первостепенной целью согласительных средств является достижение соглашения спорящих сторон; достижение соглашения возможно путем компромисса, взаимных уступок, причем не обязательно относящихся к сфере отношений, затронутых спором. Задача судебных средств - поиск уже существующей нормы международного права, показывающей, как обязаны действовать спорящие стороны. Будут ли после этого стороны сами определять способы исполнения найденной нормы либо они будут просить об этом суд – это дело сторон.

Согласительные и судебные средства различаются по степени формализации. По мере роста формализации процедуры про­исходит своего рода отчуждение участников спо­ра от процедуры: приняв заранее согласованные правила, они теряют возможность вмешаться в нее после того, как она начала работать. По­скольку от момента разработки процедуры до момента, когда она пущена в ход, может пройти немалый срок, вполне вероятно, что ситуация изменится, и процедура будет применяться к событиям и обстоятельствам, наступление которых невозможно было ожидать во время ее принятия. Таким образом, автономия воли участников спора суживается, и вполне естественно, что государства, которые всегда проявляют настороженность по отношению к любому явлению, которое действительно или мнимо может затронуть их суверенитет, могут испытывать недоверие к формальным процедурам. Самой сильной формализацией и потому на­ибольшим отчуждением отличаются судебная и арбитражная процедуры. Именно эти характе­ристики придают им новое категориальное каче­ство по сравнению с другими средствами раз­решения споров.

6. В Международном Суде в 1980е годы проявилась стойкая тенденция к передаче спорных дел на рассмотрение не полного состава Суда, а его камер, в определении состава которых некоторое участие могут принимать спорящие стороны. Некоторыми авторами высказывались опасения превращения Международного Суда в некое подобие арбитража. Однако практика пошла по иному пути, по пути создания множества специализированных судов и квази-судебных учреждений, что является одним из выражений необходимости установления господства права - единственно пригодного метода регулирования международных отношений,

которое веками формировалось для того, чтобы регулировать политические, экономические и иные отношения между народами. Рост разнообразия международных отношений привел к отходу от жестких догматических рамок деятельности того или иного мирного средства разрешения международных споров и к приспособлению его к кон­кретным условиям отдельного спора. Изменения произошли и в согласительных средствах, и в судебных – появились специализированные по предмету рассмотрения и региональные судебные учреждения.

7. К международным судебным учреждениям в наше время можно отнести довольно значительное число организаций: Международный Суд – главный судебный орган ООН; Международный трибунал по морскому праву; Европейский суд по правам человека; Межамериканский суд по правам человека; Суд Европейских сообществ; Центрально-американский суд; Суд Европейской ассоциации свободной торговли; Суд Общего рынка для восточной и южной Африки; Суд Экономического союза БЕНИЛЮКС; Общий Суд и Арбитраж Организации для гармонизации корпоративного права в Африке; Суд Арабского Магрибского союза; Судебный орган Организации арабских стран - экспортеров нефти; Международный трибунал для наказания лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии; Международный трибунал для Руанды; механизм разрешения споров ВТО; Международный уголовный суд, Африканский суд по правам человека и правам народов; Экономический суд Содружества Независимых Государств; Суд Евразийского экономического сообщества. Существует также большая группа органов, которые можно назвать «квази-судебными»: международные органы по правам человека, комитеты по правам человека, созданные для контроля за исполнением государствами-членами основных договоров о защите прав человека; международные органы по претензиям и компенсациям; органы по контролю и надзору за исполнением некоторых договоров; инспекционные группы.

8. Функция разрешения международных споров как главная функция международных судебных учреждений является условной: изменение ситуации та­ким образом, чтобы отношения между сторона­ми были восстановлены, т. е. фактически дейст­вительное разрешение спора, производят сами стороны. Определив юридическое положение сто­рон, суд не может контролировать их дальнейшее поведение и отношения. Право при этом является не целью, а средством. Конечно, орган, разрешающий спор, не должен выходить за рамки права, но слишком формаль­ный подход к выполнению им своих функций, в конечном счете, поведет к утрате им смысла существования. В ос­нове обязательности решения международного суда или арбитража лежит соглашение. Только общая воля суверенных государств служит источ­ником императивной силы решения и гарантиру­ет его выполнение. Отсюда вытекает отсутствие принуждения к исполнению решения международного суда. Международный суд выносит решение, но нет силы, которая бы могла при­нудить суверенное государство выполнять его. Это значит, что суверенное государство никогда не может оказаться «наказанным» в результате судебного разбирательства.

9. Функции современных международных судебных учреждений чрезвычайно разнообразны. Однако главной функцией остается разрешение международных споров. В некоторых судебных учреждениях эта функция не так очевидна, как в других. Так, в судах по правам человека и в международных уголовных трибуналах разбирательство касается нарушений прав человека со стороны государства или преступлений, совершенных должностными лицами государства. Тем не менее, в ходе судебного рассмотрения производится именно разрешение международного спора: такие органы создаются для контроля за исполнением того или иного международного соглашения государствами-участниками, и создаваемое судебное учреждение устанавливает, было ли в каждом конкретном случае нарушение тем или иным государством соответствующего документа. В этом случае речь идет о нарушениях обязательств erga omnes, и потому возбуждение процедуры разбирательства возможно действиями любого другого государства-участника, либо иными лицами, уполномоченными по данному договору.

10. Попытки вычленить «правовой спор» как специальное явление не имеют практи­ческого смысла. Не существует объективных кри­териев «правового спора», и подсудность каждого спора основывается не на его собственных свойст­вах, а на согласии сторон. Ни один международный спор не может быть абсолютно лишен политических аспе­ктов, поскольку право — это всегда инструмент для достижения различных, в том числе полити­ческих, целей. Поэтому любое международное судебное учреждение определяет, возможно ли ре­шение представленного спора на основе того кру­га источников международного права, который предусмотрен учредительным документом.

11. Глобализация – настолько всеобъемлющее явление, что она распространяется и на суды: множество международных судебных учреждений и квази – судебных органов не составляют отдельные, не связанные между собой организации, а складываются в единую мировую систему. Не совсем в стороне от этой системы остаются и национальные суды, поскольку им все чаще приходится применять международное право в своей повседневной деятельности. Существующие в мире международные судебные и квази-судебные учреждения отнюдь не игнорируют деятельность друг друга, а напротив, относятся друг к другу весьма внимательно. Взаимоотношения между различными международными судами касаются двух проблем: распределения совпадающих или конкурирующих компетенций или юрисдикций; использования предыдущих решений других судов (опора на прецедент).

12. Новое явление в определении роли судебных учреждений – это фактическое делегирование им правотворческой функции. Показательным примером здесь служит Трибунал по бывшей Югославии, в Статуте которого прямо указано, что судьи Международного трибунала примут правила процедуры и дачи показаний для досудебной фазы расследований, следствия и апелляций, снятия показаний, защиты свидетелей и жертв и по другим подобным вопросам. Трибунал уполномочен формировать нормы международного процессуального уголовного права, причем Совет Безопасности не дал в этом отношении никаких существенных указаний. Такое делегирование полномочий Трибуналу было необходимостью в условиях, когда национальное уголовное право приспосабливается к международному разбирательству. Делегированное правотворчество поручается также некоторым квази-судебным органам, как, например, Компенсационная комиссия ООН.

В целом же участие судов в развитии международного права идет по двум направлениям: по пути создания прецедента и затем обычая и по пути создания основы для последующей кодификации. Суды заявляют, что они заняты поиском права в практике государств. Прецедент в таком виде, как он действует в системах common law, в международном праве не существует. Однако каждый юридический факт становится объектом пристального внимания и примером для одобрения или осуждения. Поэтому труды судов можно расценивать как констатирующие состояние права. Отсюда ясно, какую большую роль играют судебные решения в формировании обычая. Решения Международного Суда сыграли роль подготовительных материалов при разработке важнейших кодифицирующих документов, в том числе универсальных.

13. Имеются достаточно надежные данные для утверждения о том, что в современном международном праве закрепляется в нормативном порядке прямое запрещение злоупотребления правом, и постепенно складывается понятие злоупотребления. Правда, предлагаемые определения относятся почти исключительно к сфере материального права и трудно применимы к процессу. Предлагается дать следующее определение: действие государства, осуществляющего какое-либо собственное право таким образом, что препятствует другому государству в осуществлении принадлежащего ему права, есть злоупотребление правом вообще и процесса, в частности. В сущности, определить, не является ли иск «злоупотреблением судебной или процедурой», значит установить, не нарушает ли государство, подающее этот иск, процессуальные права государства – ответчика.

14. Появление множества судебных учреждений ставит вопрос об опасности фрагментации международного права. В ситуациях, когда суды обладают совпадающей компетенцией в отношении одной и той же области правового регулирования (например, в сфере прав человека или торговли) или когда они применяют общее международное право, не ограничивающееся одной отраслью (например, решают вопрос о действительности оговорки к договору), неизбежно взаимодействие их решений, и тогда встает вопрос: как один суд должен относиться к решению другого суда, толкующему тот же самый вопрос, который поставлен перед этим первым судом.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.