авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Принцип субсидиарности в деятельности европейского суда по правам человека

-- [ Страница 3 ] --

Таким образом, уважение человеческого достоинства и целостность человеческих объединений, которые являются основой для формирования индивидуальности, предполагают, что все уровни организации общества должны быть ориентированы на определенную долю свободы нижестоящего уровня объединения людей и, в конечном итоге, на свободу отдельно взятого человека. Если изложить данную идею вкратце, субсидиарность за основу человеческого достоинства берет идею свободы, которую потом распространяет на свободу действия всех уровней организации общества.

Идея ценности многообразия социальных групп и общества в целом является краеугольным камнем принципа субсидиарности. В этой мысли кроется еще один парадокс принципа субсидиарности. Изначально каждый человек уникален и неповторим, и это его врожденное качество. Взаимодействие человека с коллективом невозможно без ущемления его чувства собственного достоинства. Подобный процесс будет происходить менее болезненно, если человек сможет создать и соотнести свою форму взаимодействия с изменяющимися условиями и своими потребностями. Следовательно, каждое сообщество является единственным в своем роде по динамичности и разнообразию на пути достижения своей главной цели. Принцип субсидиарности предполагает, что человеческое благо не должно быть вытеснено потребностями государства, которое, наоборот, должно поддерживать его процветание.

Учитывая всю важность принципа субсидиарности для человека и общества, его действие распространяется на разнообразные виды человеческой деятельности. Автором делается закономерный вывод от том, что принцип субсидиарности не ограничен экономическим рынком и не пытается максимизировать значение рационального экономического интереса; он не просто побуждает каждого человека к самореализации в гражданском обществе. В этом свете принцип субсидиарности может быть представлен как принцип, распределяющий различные общественные функции, которые вместе и составляют всеобщее благо.

Глава 2 диссертации «Принцип субсидиарности в деятельности Европейского Суда по правам человека» состоит из трех параграфов.

В параграфе 1 главы 2 («Принцип субсидиарности как одна из основ функционирования Европейского Суда по правам человека») отмечается, что Конвенция о защите прав человека и основных свобод создала субсидиарный по отношению к национальному международный механизм защиты прав человека. Кроме того, обобщив исследования в области субсидиарной природы европейской системы прав человека, автор разработал вопрос о периодизации субсидиарности в деятельности ЕСПЧ и ее этапы.

Первый этап (1950 – 1959 гг.) – разработка, открытие к подписанию и вступление в силу Конвенции о защите прав человека и основных свобод; определение общих принципов функционирования системы защиты прав человек в соответствии с ЕКПЧ, создание Европейской Комиссии и Европейского Суда по правам человека, деятельность которых строилась на принципе субсидиарности, то есть дополнительности по отношению к национальной системе защиты прав человека.

Второй этап (1959 – 1998 гг.) — укрепление роли Европейской Комиссии и ЕСПЧ, включение в их решения и постановления прямой ссылки на принцип субсидиарности, формулировка правила «четвертой инстанции» и ссылка на первостепенную роль внутригосударственных органов в европейской системе защиты прав человека.

Третий этап (1998 – 2010 гг.) — первая реформа Европейского Суда по правам человека в соответствие с Протоколом №11 к Европейской конвенции. Создание единого Европейского Суда по правам человека с целью оперативного рассмотрения дел. Главная роль по защите прав человека отводится национальным органам в соответствии с принципом субсидиарности.

Четвертый этап (2010 г. — настоящее время) — вторая реформа суда в соответствии с Протоколом №14 к Европейской конвенции, принятие Деклараций и Дополнительного плана действия на конференциях в г. Интерлакене (2010 г.) и в г. Измире (2011 г.) и переоценка роли принципа субсидиарности.

Автором обобщены три особенности конвенциональной системы, отраженные в субсидиарности. Во-первых, права и свободы в соответствии с Европейской конвенцией являются минимальным стандартом, оставляя возможность государствам – участниками Конвенции предусмотреть лучшую защиту в соответствие со своим законодательством. Во-вторых, эта система устанавливает стандарты и оставляет выбор средств их реализации на усмотрение государств. В-третьих, именно национальные власти должны искать баланс интересов Сообщества и защитой основных прав граждан, а для этого они находятся в более удобной позиции, чем контролирующие органы. Первичная и основная ответственность за поддержание баланса между общественными интересами и защитои прав отдельного человека ложится не на европеиские органы контроля, а именно на национальные правозащитные институты. Таким образом, защиту прав человека должно обеспечивать прежде всего государство в лице его судебных органов.

В результате анализа принципа субсидиарность в контексте Конвенции о защите прав человека и основных свобод, автор утверждает, что он означает распределение ролей и ответственности между контролирующими органами и национальными властями. Суд не является и никогда не являлся апелляционным судом, судом четвертой инстанции. В его функции не входит замена судебного решения, вынесенного национальным судом, в случае предполагаемой ошибки или установления фактов по своему усмотрению. Конвенция делает защиту прав человека прямой обязанностью национальных властей, в частности внутригосударственных судов. Данная позиция была высказана в таких ранних делах, как «Джеймс и другие против Соединенного Королевства», «Бельгийское дело о языках», «Хэндисайд против Соединенного Королевства», а также в деле «Санди Таймз против Соединенного Королевства».

Таким образом, изучив правовые позиции Европейского Суда, автор приходит к выводу о субсидиарном характере системы Конвенции, имея в виду, что обеспечивать права, закрепленные в Конвенции, прежде всего должны национальные власти, в частности национальные судебные власти.

Автор разработал определение принципа субсидиарности применительно к деятельности Европейского Суда по правам человека, который представляет собой особый способ организации и согласования национальной и европейской систем защиты прав человека, при котором человеку дается дополнительная возможность защитить свои права после того, как на национальном уровне сделать это оказалось невозможно. Ответственность за применение Конвенции о защите прав человека и основных свобод как основополагающего источника международного правового порядка лежит непосредственно на государствах-участниках, при этом Европейский Суд является дополнительным и исключительным органом проверки фундаментальных ошибок, связанных с нарушением прав человека и основных свобод, предусмотренных Европейской конвенцией.

В параграфе 2 главы 2 («Пределы допустимости принципа субсидиарности применительно к отдельным положениям Европейской конвенции») исследуются отдельные проявления принципа субсидиарности в деятельности Европейского Суда по правам человека.

Принцип субсидиарности регулирует вопрос отношения между национальной и европейской системами защиты прав человека. Он исходит из того, что страсбургские институты являются вспомогательными, дополнительными для защиты прав и свобод человека в пределах национальных правовых систем, чьи законодательные, исполнительные и судебные органы власти несут первоочередные обязательства по защите прав граждан. Несмотря на то, что субсидиарность прямо не закреплена в тексте Конвенции, автор пришел к выводу о том, что она опосредуется через положения об исчерпании внутренних средств правовой защиты и обязанности обеспечить эффективные средства правовой защиты (статьи 13 и 35 Конвенции). Также концепция субсидиарности включает в себя доктрину свободы усмотрения и отказ Суда быть судом четвертой инстанции в отношении национальных судов.

Что касается правила об эффективных средствах правовой защиты, то, изучив практику Европейского Суда, автор делает вывод о том, что «статья 13 требует, чтобы там, где лицо считает, что оно понесло ущерб в связи с действиями, по его утверждению, нарушающими Конвенцию, оно должно иметь средство правовой защиты перед национальными властями с тем, чтобы они рассмотрели жалобу и чтобы, если необходимо, лицо могло добиться возмещения ущерба. Таким образом, нужно трактовать статью 13 как гарантирующую ''эффективные средства правовой защиты перед государственным органом'' каждому, кто полагает, что его права и свободы, гарантированные Конвенцией, были нарушены» (постановления по делам «Клаас и другие против Германии», «Литгоу и другие против Соединенного Королевства», «Леандер против Швеции» и др.).

Автор утверждает, что центральным понятием средства правовой защиты является понятие эффективности. Для того чтобы оно было эффективным, должны быть соблюдены следующие требования. Во-первых, средство защиты должно быть доступным, чтобы заявитель мог его использовать в обстоятельствах конкретного дела без юридических и фактических препятствий. Оно должно быть очевидным. Во-вторых, средство правовой защиты должно быть действенным, то есть соответствующий государственный орган должен обладать достаточными властными полномочиями для того, чтобы рассмотреть обстоятельства дела и в случае признания прав человека нарушенными обеспечить восстановление этого нарушенного права, а также при необходимости решить вопрос о возмещении вреда.

В результате исследования правовых позиций ЕСПЧ автор утверждает, что отдельное средство защиты может не удовлетворять требованиям эффективности, но таким требованиям может удовлетворять в совокупности комплекс средств правовой защиты, существующих в государстве.

Правило об исчерпании внутренних средств правовой защиты в соответствии со статьей 35 ЕКПЧ означает, что перед подачей международной жалобы заявитель обязан исчерпать все внутренние средства правовой защиты, которые должны отвечать критерию эффективности. В связи с этим национальные судебные органы наделяются ведущей ролью по защите нарушенных прав человека.

Автором делается вывод о том, что взаимодействие правила об исчерпании внутренних средств правовой защиты и принципа субсидиарности заключается в следующем. Принцип субсидиарности – это начало начал, в том числе и для правила об исчерпании внутренних средств правовой защиты. В свою очередь, принцип об исчерпании внутренних средств правовой защиты является основным следствием субсидиарной природы защиты прав человека на международном уровне.

Исходя из доктрины эволюционного толкования Конвенции, Суд, дополняя свои позиции по вопросу исчерпания внутренних правовой средств защиты, расширяет и дополняет сам принцип субсидиарности, поскольку, по замечанию самого Суда в деле «Тайрер против Соединенного Королевства», Конвенция открыта для толкования в свете условий сегодняшнего дня. В качестве примера можно привести включение надзорного рассмотрения жалобы в Президиуме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в список эффективных средств правовой защиты в Российской Федерации (постановление по делу «Ковалева и другие против России» и «ООО «Линк Ойл СпБ» против России»), хотя, как известно, ранее Суд в этот список надзор не включал (постановление по делу «АО «Уралмаш» против России»). Кроме того, в связи с изменениями в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, вступившими в силу с 1 января 2012 года и коснувшимися надзорного производства и пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам, делается предложение о признании надзорного рассмотрения жалобы в Президиуме Верховного Суда Российской Федерации эффективным средством правовой защиты.

Таким образом, автор пришел к выводу о зависимости развития принципа субсидиарности от толкования Европейским Судом по правам человека вопроса исчерпания внутренних средств правовой защиты как одного из условий приемлемости жалобы. По этому поводу судья Европейского Суда по правам человека, избранный от Российской Федерации, А.И. Ковлер обоснованно утверждает, что именно таким образом подтверждается субсидиарный характер международной юрисдикции как юрисдикции, дающей человеку дополнительную возможность защитить свои права (А.И. Ковлер называет ее «двойной правовой безопасностью») после того, как сделать это на национальном уровне оказалось невозможным.

Таким образом, автор утверждает, что правило исчерпания внутренних средств правовой защиты служит основой для действия принципа субсидиарности. Его цель заключается в том, чтобы дать органам государственной власти найти, признать, а затем исправить предполагаемое нарушение Конвенции. Система Конвенции основана на презумпции того, что национальное право содержит и обеспечивает эффективные средства правовой защиты от его нарушения. Этот принцип является сердцем всей Конвенции и субсидиарной природы европейской системы защиты прав человека.

В свете исследования принципа субсидиарности автору представляется важным вопрос о взаимодействии Европейского Суда и национальных судебных органов, в том числе российских. Исходя из принципа субсидиарности, отношения национальных и международных судов динамично развиваются, дополняя и обогащая друг друга. И, несмотря на периодически возникающие трудности в понимании друг друга (например, дело «Маркин против России» и отношения между Конституционным Судом Российской Федерации и Европейским Судом по правам человека), налицо подлинный диалог между двумя системами защиты прав человека.

Автором сделан вывод о том, что непосредственным следствием принципа субсидиарности как одной из основ функционирования Европейского Суда по правам человека является наличие у государств свободы усмотрения по поводу осуществления вмешательства в права человека. Доктрина свободы усмотрения сводится к следующему. До тех пора пока соблюдается минимальный стандарт защиты прав человека, национальные власти имеют возможность воспользоваться определенной долей усмотрения, чтобы выбрать способ вмешательства в права граждан и оценить его последствия.

Доктрина свободы усмотрения была разработана в качестве попытки найти золотую середину между защитой прав человека со стороны национальных властей и унифицированным применением Конвенции. Из этого органично следует вывод о том, что конвенционная система должна существовать как дополнительная, то есть субсидиарная, по отношению к национальным системам.

Таким образом, обобщив изученные материалы и практику ЕСПЧ, автор считает, что свобода усмотрения играет роль модулятора в отношениях между внутригосударственной судебной системой и международными судами. В широком смысле свобода усмотрения дает государству свободу выбора тактики поведения в вопросах прав, предусмотренных Конвенцией. Многие авторы сходятся во мнении о том, что свобода усмотрения – это возможность установления баланса между суверенитетом государств – участников Конвенции и контрольной функцией страсбургских органов.

В параграфе 3 главы 2 («Проблемные вопросы реализации принципа субсидиарности») рассматривается комплекс проблем, связанных с осуществлением Европейским Судом по правам человека своей деятельности на основе принципа субсидиарности.

Первой проблемой в рамках осуществления своей деятельности стало применение Европейским Судом доктрины свободы усмотрения, которая в последнее время часто подвергается критике.

Автором признается, что эта доктрина является основой всего права Европейского Суда и позволяет государствам решать особо деликатные вопросы по своему усмотрению. При этом необходимо соблюдение следующих требований: возможность вмешательства в права человека со стороны государства должна быть предусмотрена законом, должна преследовать легитимную цель, является необходимой в демократическом обществе. Но даже при условии соблюдения этих требований вероятность злоупотребления государством своим правом на свободу усмотрения высока. Оценка законности использования усмотрения по каждому конкретному делу лежит на Европейском Суде, а в этом вопросе четкие критерии такой оценки отсутствуют, что и является причиной критики самой доктрины свободы усмотрения.

Главным аргументом противников этой концепции является то, что она привносит субъективный элемент в процесс толкования положений Конвенции Европейским Судом по правам человека.

Также подвергаются критике те ситуации, в которых Европейский Суд по правам человека использует свободу усмотрения в качестве непосредственного гаранта соблюдения принципа субсидиарности. Слишком часто Суд избегает определения рамок свободы усмотрения и поэтому отдает полностью решение того или иного вопроса на усмотрение государств. А это, в свою очередь, приводит к неравной защите прав человека.

Автор видит следующий выход из сложившейся ситуации: необходимо разработать четкие критерии для применения свободы усмотрения, но не в рамках Конвенции в целом, а по каждому отдельному положению, которое предусматривает возможность использования государствами свободы усмотрения в отношении возможности вмешательства в те или иные права граждан.

Широта возможности регулирования национальными властями того или иного вопроса полностью зависит от Европейского Суда по правам человека. И здесь автором исследуется проблема, связанная с судейским активизмом.

Обобщих различные формулировки, автор разработал понятие судейского активизма, в соответствии с которым судейский активизм — это термин, к которому обращаются в ситуациях, при которых судьи выступают с радикальными позициями, выходящими за пределы действующего закона. По существу происходит смешение законодательной и судебной власти, что в принципе недопустимо и выходит за рамки действия принципа субсидиарности.

Что касается Европейского Суда по правам человека, то проблема судейского активизма появляется тогда, когда Суд выходит за рамки своей практики при наличии нескольких вариантов толкования того или иного положения. Это часто приводит к тому, что у государств – ответчиков по делу возникают новые, не предусмотренные Конвенцией, обязательства либо Суд по своей инициативе раздвигает рамки применения положений Конвенции.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.