авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

Реализация судебной власти в гражданском судопроизводстве (теоретико-прикладные проблемы)

-- [ Страница 8 ] --

Для российского законодательства характерна четкая отраслевая принадлежность правовых норм, т.е. первоначально предполагается тот или иной способ защиты соответствующих правоотношений. В отличие от стран общего права у нас нет возможности для лица выбора способа защиты, конкуренции способов защиты нарушенного права, особенно жестко это просматривается в уголовном праве (нет возможности «договориться» с публичной властью), в гражданском праве лицо не может выбрать между деликтной ответственностью и ответственностью, вытекающей из договорных отношений, если нарушены договорные отношения и т.п.

При появлении межотраслевых институтов (пограничных), отраслей права (земельное право, природоохранное и т.п.), которые сложно отнести только к частному или публичному праву, неотвратимо возникает вопрос о выборе способа защиты прав, регулируемых этими институтами. Выхода здесь традиционно два – 1) создание специальной процедуры, либо 2) создание специальных судов. Споры первоначально рассматриваются органами судебной власти в общем порядке, которые и выявляют указанную необходимость. Например, массовые невыплаты заработной платы, финансовые пирамиды в начале 90-х годов позволили законодателю, учитывая особый публичный интерес к этим правонарушениям, включить в гражданский процесс институт судебного приказа и др.

Таким образом, степень публичного интереса первоначально учитывается законодателем, но в дальнейшем уточняется при реализации судебной власти. Степень публичного интереса можно проследить по методу регулирования соответствующих правоотношений. Наивысшая степень – уголовное право, метод регулирования – запрет; условно средняя – сочетание методов запрета и дозволения; все остальное – метод дозволения. Следует заметить, что любая норма права становится значимой с момента определения ее таковой, т.е. в качестве нормы права, следовательно, в ее наличии и исполнении всегда проявляется публичная заинтересованность.

На настоящий момент суд может выполнять посреднические функции – при рассмотрении гражданских дел, либо является защитником публичного интереса – при рассмотрении уголовных дел.

В уголовном кодексе содержатся в отношении каждого выделенного преступления все его составляющие – состав преступления, перечень преступных деяний исчерпывающий. Регулирование осуществляется с помощью установления прямых запретов на совершение конкретных деяний, т.е. можно говорить о наибольшей формализации регулирования, следовательно, и наибольшей степени публичного интереса.

В административном праве определенная деятельность облекается в определенную, обязательную форму (лицензирование, выплата налогов и т.д.), за выполнением которой наблюдает соответствующий орган государственной власти. Нарушение формы (порядка) совершения действий приводит к возможности привлечения к административной ответственности.

В гражданском праве содержатся условия, при которых могут наступить определенные правовые последствия. Наступили они или нет, определяется сторонами самостоятельно, при выявлении конфликта стороны же могут использовать для защиты предусмотренные способы защиты прав (наименьшая степень формализации деятельности – т.к. объективно невозможно установить исчерпывающий перечень правонарушений в этой сфере).

Права, защищаемые в уголовном процессе, соответственно, регулируемые, точнее - защищаемые уголовным правом, являются презюмируемыми, точнее даже установленными. В перечень этих прав, соответственно, и входят естественные права и свободы человека и гражданина, закрепляемые на уровне Конституции РФ и норм международного права. Таким образом, в уголовном судебном процессе подлежат установлению только факты, составляющие соответствующий состав преступления, но не факты, свидетельствующие о наличии у гражданина естественного права, которое нарушено. Другими словами предмет доказывания не включает в себя необходимость доказывания существования нарушенного права – права на жизнь, права на равенство и т.д. Соответственно, судебная власть не может быть устранена с отдельных этапов развития и устранения конфликта.

При рассмотрении дела в гражданском процессе - презюмируется отсутствие у лица права, подлежащего судебной защите. Соответственно, в предмет доказывания обязательно включаются факты (кроме случаев преюдициальности фактов, но и в этом случае, получается, что факт уже установлен только иным органом судебной власти), позволяющие установить наличие у лица права. Частно-правовой характер спорных правоотношений позволяет спорящим сторонам в большинстве случаев установить (признать) наличие или отсутствие как самого права, так и отдельных юридически-значимых фактов, что в свою очередь, позволяет говорить о возможности участия судебной власти на различных этапах развития и урегулирования правового конфликта.

Отсюда необходимость в использовании термина заинтересованность лица – на стадии возбуждения гражданского дела (ст.3,4 ГПК, АПК), активной легитимации в доказательственной деятельности, отсутствие этого требования в уголовном процессе, т.к. дело может быть возбуждено по факту, а не только по заявлению лица (ст.140 УПК РФ).

В этом, на взгляд автора, кроется основное различие между гражданским и уголовным процессами. Поэтому на ранних этапах развития права и судебной власти отсутствовала необходимость в двух (нескольких) различных процессах, т.к. в силу отсутствия развитого правового поля (правовых норм и институтов) первоначально лицу приходилось доказывать наличие у себя любого права, и лишь потом требовать его защиты через доказывание нарушений со стороны противной стороны.

Следует также отметить, что перечень прав и свобод, гарантированных государством, т.е. наличие которых презюмируется, либо в дальнейшем в доказательственной деятельности являющихся установленными, определяется законодательной властью – это также ее существенная прерогатива и отличие от иных видов власти. Судебная власть в этом ограничена, она не может в результате своей деятельности изменить вышеобозначенный «список» прав и свобод. Таким образом, степень публичного интереса в том или ином праве определяется на современном этапе не судебной властью, а законодателем (мы здесь не затрагиваем форм правотворчества, нас интересует только конечный результат). Судебная власть может выявить нарушения естественных прав и свобод, но самостоятельно определить в качестве такового что-нибудь новое - не вправе. Это можно посмотреть на примерах изменения степени публичного интереса в отдельных правоотношениях, соответственно, изменении способа защиты данных прав и свобод в этих правоотношениях – спекуляция (из уголовной сферы – в гражданскую), продажа и обмен валюты, продажа спиртосодержащей продукции, вообще, включение деятельности в список деятельности, подлежащей лицензированию (т.е. появление публичного интереса в правоотношениях) и т.д.

Следует отличать диспозитивное начало процессуального характера, определяемое необходимостью проведения справедливого судебного разбирательства и вынесения справедливого решения по делу, и диспозитивное начало, сохраняющее свое влияние и содержание при рассмотрении спорных правоотношений, и вытекающее из материальных правоотношений. Другими словами существует необходимость выделять сугубо материальные права и обязанность сохранения гарантий их существования в гражданском процессе (ином процессе), и права процессуального характера, которые определяются не рассматриваемым и применяемым материальным правом, а предопределяются целями деятельности судебной власти (в общих чертах, суд скорый и справедливый). Выделяемые нами права процессуального характера всегда должны обеспечивать гарантии сохранения естественных прав субъектов при рассмотрении их дел в любом из существующих процессов (право на жизнь, право на честь, достоинство, равноправие и т.д.).

В связи с этим представляется спорным утверждение В.Ф. Яковлева о воздействии гражданско-правового метода правового регулирования на гражданский процессуальный метод регулирования, подержанное, в том числе, Ю.К.Осиповым, В.В. Ярковым о том, что «… поскольку взаимоотношения субъектов сфер деятельности строятся на автономии, равенстве и диспозитивности, соответственно их процессуальное положение в определенной степени также строятся на этих началах. Поэтому черты материально-правовых методов, например гражданско-правового, проникают в арбитражный процессуальный метод регулирования, включают в него начала диспозитивности».

В параграфе восьмом определены различия в диспозитивности материального и процессуального характера при осуществлении действий участниками гражданского судопроизводства. По мнению автора целесообразнее выделять диспозитивность материального характера и диспозитивность процессуального характера, т.к. своим существованием они обязаны различным основаниям (источникам). Основанием могут служить еще взгляды немецкого теоретика, основоположника теории диспозитивности в гражданском процессе К.-Ф. Канштай, позицию К.И. Комисарова. Таким образом, несмотря на близость черт метода гражданского права и гражданского процессуального права – основное различие (с точки зрения диспозитивности) проявляется в том, что гражданский процесс – как принудительная реализация норм материального права (форма), должен сохранить и гарантировать диспозитивность материального характера (как одно из существенных свойств норм гражданского права) обращаемых к принудительной реализации норм материального права (содержание). Другими словами диспозитивность в гражданском процессе не подменяется и не заменяется диспозитивностью материального характера, она просто (процессуальная диспозитивность) имеет другую природу, которая предопределяется целями и задачами, стоящими перед судебной властью, соответственно характером осуществляемых действий. Сами задачи в этой плоскости можно свести к следующему, с точки зрения принципа права на справедливое судебное разбирательство – сохранение при рассмотрении и разрешении гражданского дела свободы в распоряжении своими материальными правами участникам гражданского процесса в той степени, в которой они обладали бы этой свободой без обращения в орган судебной власти (т.е. в отсутствие возбужденного гражданского дела). Другими словами - гражданские права не должны быть ущемлены только тем, что лицо обратилось за их защитой в суд. К данной позиции близка и позиция А.Г. Плешанова, выделяющего две составляющие сущности диспозитивности.

Диспозитивное начало проявляется, прежде всего, в процессуальных правах участников соответствующего вида судопроизводства. В связи с тем, что обязательным участником любого гражданского процессуального правоотношения является суд, орган судебной власти, необходимо рассмотреть наличие диспозитивных начал в деятельности суда и в деятельности остальных участников. Участники процесса остаются «связанными» между собой материальными правоотношениями, по поводу которых и ведется дело. В отношении этих правоотношений можно говорить о началах диспозитивности материального характера, но последнее, возможно, если допускается методом правового регулирования спорных материальных правоотношений. Таким образом, если признавать наличие диспозитивного начала в гражданском процессуальном праве без деления его на процессуальное и материальное составляющие, тогда придется признать наличие процессуальных правоотношений между участниками процессуальных правоотношений, что, на наш взгляд не соответствует действительности. Различие в диспозитивном начале все-таки нашло отражение в теории гражданского процессуального права, а затем и в процессуальном законодательстве, которое выделяет общие и специальные права участников гражданского процесса. На взгляд автора, это и послужило основанием отождествления природы рассматриваемых прав, диспозитивного начала, и, соответственно, смешения методов правового регулирования материального и процессуального права.

Различия в использовании прав процессуального и материального характера (начал диспозитивности процессуального характера и материального характера) связаны и с их правовыми последствиями. В связи с этим можно выделить последствия использования прав, которые влияют на процессуальную деятельность, либо не влияют.

В параграфе девятом определены обязанности органа судебной власти, связанные с принципом справедливого судебного разбирательства. Данные обязанности вытекают из оснований для отмены или изменения судебного решения вышестоящей инстанцией. Обязанности органа судебной власти по надлежащему извещению участников процесса корреспондирована обязанность участников по извещению органа судебной власти об изменении своего местонахождения, как официального (юридического адреса, прописки), так и фактического.

Обязанности суда рассмотреть дело в законном составе корреспондируется обязанность лиц, участвующих в деле заявить отвод судьям, рассматривающим дело, при наличии оснований, указанных в законе. Подтверждением тому, что это является обязанностью для лиц, участвующих в деле, может служить возможность возбуждения производства по вновь открывшимся обстоятельствам, но только при условии, что основания для отвода – прежде всего заинтересованность в исходе дела, соответствующим участникам (в том числе и судьям) не были известны заявителям. Предлагается на стадии подготовки или в подготовительной стадии суду разъяснить основания для отвода и обязанность лиц, участвующих в деле под роспись сделать заявление об отводе, либо об отсутствии такового.

Практически, невозможно заявить отвод судье арбитражного суда, выполняющему отдельные процессуальные действия в силу того, что заявитель просто не знает о том, каким конкретно судьей будет совершаться то или иное процессуальное действие, а также в силу организационного подчинения самих судей (выполнение действий судьями разных арбитражных судов). Например, при разрешении вопроса о предварительных обеспечительных мерах (ст.99 АПК); при подаче заявления о применении обеспечительных мер совместно с исковым заявлением; при выполнении судебного поручения; при обеспечении доказательств.

Соблюдение органом судебной власти процессуальных сроков. Наличие сроков рассмотрения и разрешения гражданских и арбитражных дел, а также совершения отдельных процессуальных действий представляется многими исследователями как одно из достижений российского права. Между тем сроки рассмотрения дел, особенно в крупных населенных пунктах, зачастую судами нарушаются. В иных правовых системах многие процессуальные сроки определяются с помощью принципа разумности. Данный принцип разумности определения сроков должен применяться и в нашем процессуальном законодательстве. Предлагается провести для этого эксперимент в отдельных регионах в отношении деятельности мировых судей.

Для эффективной реализации предыдущего пункта ввести в обязанность вышестоящих судебных инстанций, осуществляющих пересмотр дела в порядке апелляции, кассации, надзора проверять соблюдение судом первой инстанции критериев разумности срока рассмотренного и разрешенного дела по существу. Результаты выполнения данной обязанности должны быть отражены в судебном акте, которым заканчивается соответствующее апелляционное, кассационное или надзорное производство, независимо от результатов рассмотрения соответствующей жалобы по существу.

Реализация настоящего предложения позволит:

- во-первых, при обращении граждан и юридических лиц за взысканием убытков от незаконных действий органов судебной власти повторно не рассматривать вопрос о нарушении мировым судьей (районным судом) сроков рассмотрения дела в суде первой инстанции в силу преюдициальности этого факта (уже будет установлен вышестоящей инстанцией);

- во-вторых, позволит осуществлять вышестоящим судебным инстанциям контроль в этой сфере за деятельностью суда первой инстанции в рамках гражданской процессуальной формы и одного возбужденного дела;

- в-третьих, позволит сократить количество необоснованных обращений в органы судебной власти за возмещением убытков, если этот факт не будет установлен вышестоящей инстанцией при рассмотрении апелляционной, кассационной или надзорной жалобы.

В главе IV рассмотрены вопросы ответственности органов судебной власти и судей при рассмотрении дел в гражданском судопроизводстве

В параграфе первом определена природа правовой ответственности участников гражданского судопроизводства. Правовая ответственность участников гражданского судопроизводства является одной из гарантий механизма реализации судебной власти. Традиционно ответственность связывается с понятием правовой санкции.

Наличием процессуальных санкций и соответственно гражданской процессуальной ответственностью негативные последствия для правонарушителей гражданского судопроизводства не ограничиваются. В рамках рассматриваемого дела может быть применена, практически, любая из существующих видов ответственности – от гражданско-правовой до уголовной. Сразу необходимо сказать, что санкции процессуальных норм не распространяются на орган судебной власти, являющийся обязательным субъектом гражданских процессуальных правоотношений, а могут быть применены только в отношении иных участников судопроизводства. Для органа судебной власти, отправляющего правосудие, действующим законодательством предусмотрена любая иная ответственность, но не гражданская процессуальная, что связано с действием принципа независимости суда.

В параграфе втором дана классификация видов правовой ответственности участников гражданского судопроизводства.

Во-первых, в зависимости от круга субъектов, к которым эти меры могут применяться при наличии определенных в законе оснований: 1) ко всем субъектам гражданского судопроизводства; 2) к отдельным субъектам гражданского судопроизводства.

Во-вторых, в зависимости от функций, преследуемых применением тех или иных видов ответственности (карательные, стимулирующие, совмещающие указанные)

В-третьих, в зависимости от порядка определения размера того или иного вида ответственности (в законе, судом).

В -четвертых, в зависимости от возможности применения мер ответственности вне рамок гражданского судопроизводства:1) Общие меры ответственности; 2) Применяемые в рамках гражданского судопроизводства (так называемая гражданская процессуальная ответственность).

В параграфе третьем отдельно выделена ответственность органа судебной власти и ее условия. Наличие ответственности суда (судьи) осуществляющего правосудие является одной из гарантий нормального функционирования судебной системы и механизма реализации судебной власти. Любые незаконные действия органа судебной власти (судьи) при отправлении правосудия должны рассматриваться как нарушение принципов правосудия. Это связано со следующим:



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.