авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

Реализация судебной власти в гражданском судопроизводстве (теоретико-прикладные проблемы)

-- [ Страница 4 ] --

Во-первых, рассматриваемая задача в большей степени является задачей законодателя, т. е. может быть достигнута только в процессе нормотворчества, но не нормоприменения (при правильном применении норм права), так как судебные органы в Российской правовой системе являются правоприменителями. Суд «вынужден» применять только те нормы права, которые являются действующими на момент рассмотрения дела, даже если они не в полной мере обеспечивают права и интересы участников гражданского судопроизводства. Применение судами общей юрисдикции и арбитражными судами аналогии права и закона, а также специфических полномочий по нормоконтролю (ч.ч.2,3 ст.11 ГПК; ч.ч.2,6 ст. 13 АПК) свидетельствуют не о достижении задач судопроизводства, а о правилах, которыми должны руководствоваться органы судебной власти в указанных в процессуальных кодексах случаях. Об этом же свидетельствуют формулировки закона: «если», «в случаях», «суд, установив…».

Во-вторых, если согласиться, что защита прав и интересов является основной задачей судебных органов, тогда следует признать, что и суд становится защитником участников гражданского судопроизводства в каждом конкретном гражданском процессе. Однако это противоречит принципам независимости суда и состязательности; кроме того, участников всегда несколько и у каждого «своя правда». Суд остается представителем государственной власти и в каждом конкретном деле реализует публичные интересы, что выражается в применении норм права и разрешении правового конфликта. Естественно, что публичные интересы могут совпадать с интересами отдельных субъектов гражданского судопроизводства.

В-третьих, сложно конкретизировать действия суда по выполнению рассматриваемой цели кроме как рассмотрение и разрешение подведомственных им дел.

В-четвертых, необходимо постоянно оговариваться, защиту каких прав, свобод и законных интересов имеет в виду законодатель, что в действительности не всегда происходит. Это должны быть реально существующие права, свободы и законные интересы, они должны быть нарушенными или оспоренными (ст. 11 ГК) и т. д. Но, как уже говорилось выше, реальная их защита осуществляется только после рассмотрения дела по существу и признания этих прав и свобод таковыми в судебном решении, подлежащем принудительному исполнению.

В-пятых, нельзя забывать, что судебная защита или рассмотрение правового спора в суде является только одним из правовых способов разрешения правового конфликта. Постоянное формирование общественного мнения об абсолютизации судебной власти, о разрешении любого спора только в судебных органах имеет и негативное значение для судебной системы, общества и государства в целом (это и перегруженность судов, и слабое развитие альтернативных процедур, и правовой нигилизм и др.).

В-шестых, обращаясь за судебной защитой, лицо сталкивается с необходимостью выполнения процессуальных обязанностей в силу действия принципа состязательности, что не вполне совпадает с содержанием термина «защита». Другими словами, обращаясь за защитой в суд, лицо остается один на один с процессуальным законом (точнее, с необходимостью знания закона и выполнения процессуальных обязанностей, иначе суд не сможет защитить его права) и противоположной стороной.

Наконец, в-седьмых, выявление приоритета рассматриваемых задач затрагивает вопросы о соотношении гражданского процессуального права (в широком смысле) с правом гражданским, о самостоятельности самого процессуального права – является ли гражданский процесс только придатком материального права, либо играет самостоятельную роль в правовой системе. Реализация судебной власти требует наличия действительно существующих механизмов ее функционирования. Именно присутствие этих процессуальных механизмов является гарантией существования материальных прав, но не наоборот. Именно наличие публичный интерес, осознание значения процессуальных институтов для государства и общества, позволило в 19 веке выделиться процессуальному праву в самостоятельную отрасль права.

Еще одна сторона вопроса об определении целей правосудия в гражданском процессуальном праве - продолжительная дискуссия по поводу принципов, определяющих доказательственную деятельность в гражданском и арбитражном процессе. Речь идет о наличии или возможности выделения в нормах гражданского и арбитражного процессуального права принципа объективной истины, о его соотношении с принципом состязательности. В этом аспекте цель правосудия находит свое важнейшее практическое выражение, так как от того, что является целью правосудия (объективная или формальная истина), зависит и модель отправления правосудия (следственная или состязательная). Однако какой бы ни была модель отправления правосудия, основной целью судебной власти остается устранение правового конфликта. Эта цель может рассматриваться сугубо в рамках отдельно взятой процессуальной отрасли, либо доказательственного права, разрешаемой только законодателем, так как не влияет на общие цели, стоящие перед судебной властью.

В параграфе пятом изучается содержание деятельности судебной власти. Делается вывод о том, что в действительности существует идеальная и реальная модель разделения властей. Идеальная модель служит тем ориентиром, к которому стремится любое государственное образование, провозгласившее ее в качестве идеала построения государственного устройства. Реальная же модель отражает действительность, реально достигнутые результаты по достижению указанного идеального принципа, т.к. любая действительность, реально существующие отношения и правоотношения по своему многообразию и многочисленности не на один порядок могут превышать предполагаемые отношения и правоотношения.

Деятельность органов судебной власти состоит из следующих групп действий:

Действия, связанные с рассмотрением правовых споров и конфликтных состояний, традиционно определяемые как отправление правосудия (1) (ст. 118 Конституции РФ) и осуществляемые в рамках возбужденного дела (гражданского, административного, уголовного, конституционного и т. п.)

Действия организационного характера (2): (например, полномочия Пленума ВАС РФ в соответствие с п.п.5.1., 6.1 ч.1 ст.13 ФКЗ «Об арбитражных судах в РФ») создание судебных органов, формирование судебных составов, распределение дел среди судей, порядок получения статуса судьи и т. д.

Действия, обеспечивающие отправление правосудия (3): судебная статистика, обобщение судебной практики, предложения по совершенствованию законодательства, деятельность аппарата судов по принятию, отправке документов и т. п.

Следует признать, что органы судебной власти осуществляют все три функции государственной власти. Их основная функция — судебная (отправление правосудия). Вторая функция — влияние на результаты деятельности органов исполнительной власти, которое осуществляется посредством признания действий исполнительных органов законными либо незаконными. Другими словами органы судебной власти могут вмешиваться в хозяйственную деятельность субъектов исполнительной власти. Более того, по действующему законодательству мировые судьи, суды общей юрисдикции и арбитражные суды наделены полномочиями рассматривать не только вопросы правомерности привлечения к административной ответственности, но и самостоятельно привлекать соответствующих субъектов к административной ответственности (гл. 25 АПК, п. 9 ч. 1 ст. 3 Федерального закона «О мировых судьях РФ»; ст. 23.1 КоАП РФ), что ранее традиционно являлось полномочием только органов исполнительной власти (административной юстиции); определенное вмешательство в хозяйственную деятельность осуществляют арбитражные суды при рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве): 1) посредством осуществления правосудия; 2) посредством санкционирования ряда действий в конкурсном производстве и внешнем управлении (например, ч.2 ст.139; ч.6 ст.107 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и др.).

Третья составляющая деятельности государственной власти — законодательная; здесь также можно наблюдать большие изменения в деятельности судебной власти по сравнению с советским периодом. Даже если не брать во внимание традиционную дискуссию о признании судебной практики в качестве источника права, следует отметить расширение полномочий судебной власти в этой области. Если для принятия или отмены нормативного акта законодательным органам необходимо соблюдать установленную процедуру, то признание соответствующего нормативного акта недействующим может осуществляться Конституционным Судом РФ, Уставным судом субъекта РФ, судами общей юрисдикции (гл. 24 ГПК) и арбитражными судами (гл. 23 АПК) в рамках деятельности по отправлению правосудия. На наш взгляд, данная деятельность имеет законотворческий характер, что предопределяется последствиями, закрепленными в соответствующих источниках (ч. 3, 4 ст. 253 ГПК, ч. 5 ст. 195 АПК, ч. 6 ст. 125 Конституции РФ).

В параграфе шестом рассматривается судебная власть как предмет изучения отдельных правовых наук.

Судебная власть является предметом изучения не только процессуальных, но и иных отраслей науки. Предметом регулирования процессуальных отраслей права является именно судопроизводство, т. е. отношения, возникающие при рассмотрении и разрешении дел — деятельность по отправлению правосудия. Иная деятельность становится предметом рассмотрения гражданского процессуального и арбитражного процессуального права, когда речь идет о принципе независимости судебных органов, опять же применительно к правосудной деятельности. Здесь следует отметить длительную дискуссию о широком и узком понимании гражданского процесса, дискуссию о предмете науки гражданского процессуального права, а также исследование межотраслевых институтов, прежде всего институт подведомственности и институт доказывания.

Отмечается существующая в отдельных случаях проблема разрыва материальных прав и процессуальных средств их реализации, например, в корпоративных отношениях, в других сферах – отсутствие механизмов защиты прав больших групп лиц и т.д.

Философия права, теория государства и права (можно в этот ряд добавить и религию, если она оказывает влияние на государственное устройство и устройство судебных органов), конституционное право рассматривают судебную власть в тесной взаимосвязи с понятием государства, государственной властью, механизмом реализации норм права и т. д., что в общих чертах сводится к обозначению деятельности судебной власти как деятельности по отправлению правосудия. Этот подход не позволяет в должной степени выделить существенные признаки самой судебной власти как отдельного рода деятельности. Однако нельзя не отметить основополагающего влияния указанных отраслей права через провозглашаемые ими принципы как на само право и правовые институты государства в целом, так и на деятельность органов судебной власти в частности.

В параграфе седьмом обосновывается необходимость включения в правовое пространство принципа защиты прав, свобод и законных интересов.

Автор делает вывод о том, что для выделения в качестве самостоятельного принципа гражданского судопроизводства - принципа защиты прав, законных интересов и свобод, есть все предпосылки:

  1. нормативное закрепление в ч.2 ст.45; ст. 46 и 48 Конституции РФ. В нормах ГПК и АПК данный принцип закреплен не в виде отдельной нормы, а выводится из содержания целого ряда норм гражданского и арбитражного процессуального права.

Особенности проявления этого принципа можно проследить по нормам, позволяющим органу судебной власти применять международное законодательство, аналогию права и аналогию закона, обязанности обращения в Конституционный Суд РФ с запросом о конституционности подлежащего применению закона, не применять неправовой нормативный акт, учитывать практику международных судов при принятии решения – т.е. в своей деятельности руководствоваться не столько нормами действующего закона, сколько правом, «духом закона».

2) Более того, рассматриваемый принцип в полной мере корреспондируется с воспринятым национальным законодательством и научным сообществом международным принципом доступности правосудия и принципом справедливого судебного разбирательства установленными п. 1 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, неоднократно подтвержденных практикой Европейского Суда по правам человека.

Очевидна связь принципа защиты прав, законных интересов и свобод с общеправовыми принципами: например, принципом справедливости – выражающем в наибольшей степени общесоциальную сущность права, стремление к поиску компромисса между участниками правовых связей, между личностью и обществом, гражданином и государством; принципом приоритета прав человека – естественные, прирожденные права человека составляют ядро правовой системы государства; принципом правосудия, который выражается в наличии гарантии защиты субъективных прав в судебном порядке.

3) Основная цель осуществления правосудия, деятельности органов судебной власти является - устранение правового конфликта. Именно принципы права определяют и цели, и содержание деятельности органов судебной власти, рассмотрение защиты прав, законных интересов и свобод только в качестве цели правосудия, как было показано выше, не является состоятельным.

4) Цель по устранению правового конфликта ставится не только перед органами судебной власти, но и перед законодательной, и исполнительной властью, что связано с социальной функцией всех трех ветвей власти.

5) Защита прав, свобод и законных интересов, связанных с осуществлением гражданских правоотношений может реализовываться не только в форме судебной защиты – см. ст.12 ГК и др.

6) Судебная форма защиты объективно в любом государстве имеет свои пределы, что предопределяется наличием соответствующей процессуальной формы при осуществлении правосудия, правилами подведомственности, иными критериями, свидетельствующими о доступности правосудия.

7) Межотраслевой характер принципа проявляется также в том, что правовую защиту на основании действующего законодательства призваны оказывать не только органы судебной власти, но и органы нотариата, адвокаты, правовые бюро, прокуратура и др.

8) В настоящее время контроль за соблюдением данного принципа уже осуществляется высшими органами судебной власти Российской Федерации и международными юрисдикционными органами.

9) В качестве основы правовой защиты выступает наличие юридического интереса, заинтересованности.

10) С точки зрения классификации правовых принципов рассматриваемый принцип относится к межотраслевым, так как учитывается при отправлении правосудия всеми органами судебной власти, входящими в судебную систему Российской Федерации.

Содержание принципа правовой защиты прав, свобод и законных интересов состоит из совокупности правовых способов и средств защиты прав, свобод и законных интересов потребителей правовых услуг (в том числе процессуального характера), реальность которых гарантируется действующим законодательством, обеспечивается всей правовой системой российской Федерацией, и подтверждается практикой деятельности органов и организаций, органов судебной власти и международных юрисдикционных органов.

В Главе II диссертации определяются границы судебной власти

В параграфе первом исследуются предлагаемые в литературе определения категории судебной власти

Автором вслед за другими исследователями подтверждается, что говорить о самостоятельной судебной власти в современной России можно только с начала 90-х годов 20-го века. Ранее можно было отмечать только отдельные ее признаки и элементы.

В целом, судебная власть различается 1) как орган, система органов, и как 2) деятельность, полномочия, функции определенных органов. Авторами включаются либо обе эти составляющие в понятие «судебная власть», либо одна из них. Некоторые определяют судебную власть как явление «многофакторное, многогранное» и перечисляют признаки судебной власти, однако, авторами указывается, что «Судебная власть – это не только правосудие. Этой категорией охватывается вся судебная система, судейский корпус, аппарат судов, здания, в которых суды размещаются, элементы организационного и ресурсного обеспечения».

Автор не согласен с позицией Э.М. Мурадьян и Е.Г. Лукьяновой. Проблема заключается также в следующем, термины: право, государство, власть, судебная власть, правосудие, несмотря на свое длительное существование в правовой теории, являются по своей природе многозначными (в какой то мере, даже оценочными) понятиями, во многом дискуссионными, подверженными в течение времени изменению своего внутреннего содержания, что затрудняет настоящее исследование. Между тем по меткому выражению Д.А. Фурсова «нельзя жить в доме, который значится лишь на бумаге», поэтому перевод категории судебная власть из теоретической в практическую плоскость требует наиболее полного определения единых признаков данной категории.

В параграфе втором автором в силу многозначности категории судебная власть выделяются основные признаки судебной власти. Определены признаки, которые содержатся в нормативных актах:

- Обеспечение правовой защиты любым лицам, обращающимся за такой защитой, кроме того, судебная власть должна быть компетентной;

- Судебная власть - форма реализации государственной власти;

- Самостоятельность и независимость судебной власти;

- Непосредственными носителями судебной власти являются судьи и другие лица, привлекаемые к осуществлению правосудия в установленном законом порядке;

- Доверие к судебной власти, как результат авторитетности судебной власти;

- Дополнительные целевые установки в отдельных сферах деятельности.

Выделены признаки, отличающие судебную власть от иных ветвей власти:

Первым таким признаком будет являться формирование судебной власти, в отличие от законодательной и исполнительной на профессиональной основе, а не по политическим мотивам.

В качестве следующего признака необходимо указать на различие в функциях, выполняемых различными ветвями власти и содержании деятельности по реализации этих функций. Различие в выполняемых функций основан на различии в целях, которые преследуются исполнительной, законодательной и судебной властью. Данный признак был рассмотрен выше и связан с реализацией судебной власти деятельности по отправлению правосудия.

Контроль за соблюдением принципа разделения властей в РФ также принадлежит судебной власти.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.