авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Актуальные вопросы языкового выражения дозволений, запретов и предписаний в уголовно-процессуальном праве

-- [ Страница 3 ] --

К лексическим особенностям относятся: сухость изложения, стремление к точности и однозначности выражения, стремление к снижению синонимии и омонимии; обилие терминов и «специальных» слов в лексике; частое употребление модальных слов («запрещается», «разрешается», «вправе», «должен» и т.п.) и иных модально-окрашенных конструкций, выражающих правомочие, обязывание, дозволение или запрет; высокая степень клишированности изложения, выражающаяся в использовании устойчивых словосочетаний с регламентированной сочетаемостью слов; частое употребление описательных конструкций вместо одного существительного; употребление слов с «неопределенным» значением.

Морфологическими особенностями являются: отсутствие обращений, личных местоимений 2-го лица (безадресность высказывания); преимущественное употребление изъявительного и повелительного наклонения и инфинитивных форм глагола, практическое отсутствие условного наклонения; преимущественное использование настоящего времени; большая частотность употребления существительных; использование страдательного залога.

Синтаксические особенности составляют: применение безличных конструкций; частое использование «расщеплённых сказуемых», то есть таких конструкций, где глагол-сказуемое заменяется сочетанием однокоренного существительного с полузнаменательным глаголом либо полная замена глагола на пару существительных; наличие исключительно повествовательных форм предложения; длинные предложения (в основном используются сложноподчиненные предложения), сложные синтаксические конструкции; частотное использование причастных и деепричастных оборотов; замена активной конструкции пассивной и др.

Во втором параграфе «Требования, предъявляемые к языковому выражению дозволений, запретов и предписаний в уголовно-процессуальном праве» отмечается, что требования к языку законодательства – это разработанные в правовой и лингвистической науках положения, обусловленные природой права и имеющие комплексный характер, поскольку связаны как с правовыми, так и с лингвистическими категориями. Требования юридической техники, кроме лингвистических правил, включают в себя и требования, выраженные в правовых актах. Это означает, что уголовно-процессуальные нормы как в языковом выражении, так и по сути не должны противоречить ни отечественным конституционным, ни международно-правовым стандартным положениям. Соответственно, уголовно-процессуальные дозволения, запреты и предписания должны формулироваться и совершенствоваться с их учетом.

Отмечается, что назначение русского языка в правотворческой сфере – обеспечение лингвистически грамотного, предельно точного, четкого изложения законодательной мысли в ясных, понятных, конкретных и однозначных словесных выражениях. Это служит неотъемлемым условием социальной ценности уголовно-процессуальных норм, правильности и эффективности их применения.

Исходя из того, что право и мораль тесно связаны между собой, аргументируется тезис о том, что языковое выражение дозволений, запретов и предписаний должно быть морально выдержанным и соответствовать стандартам справедливости. В виде одного из таких стандартов указывается предусмотренное в Документе Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ от 29 июня 1990 г. положение о том, что «нормы, касающиеся уголовного процесса, должны содержать четкое определение компетенции в отношении разбирательства и мер, которые предшествуют и сопровождают такое разбирательство (п. 5.14)8. По мнению диссертанта, данное требование справедливости следует понимать как установку, имеющую значение для всего уголовно-процессуального права.

В третьем параграфе «Состояние и меры совершенствования языкового выражения дозволений, запретов и предписаний в уголовно-процессуальном праве» описываются языковые и некоторые иные недостатки формирования содержания уголовно-процессуальных норм, которые снижают их качество и осложняют реализацию рациональной идеи, заложенной в уголовно-процессуальном законодательстве. Исследование привело к выводу о том, что по своему лингвистическому качеству, уровню регулятивно-аксиологических, охранительных, предупредительных, восстановительных, информационных свойств, социальной насыщенности и программно-ориентирующей, мобилизующей направленности УПК РФ существенно отстает от объективных потребностей общественной жизни, не все выражения его дозволений, запретов и предписаний соответствуют правилам юридической техники. Вместе с тем в нем не получили выражения и закрепления в виде принципа крайне важные правовые идеи, которые признаны имеющими такой статус в Модельном УПК и УПК стран СНГ. Это справедливость, публичность, всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств уголовного дела, обеспечение потерпевшим права на защиту. Все они имеют основополагающее значение и являются весомыми гарантиями функционирования назначения уголовного судопроизводства, прописанного в ст. 6 УПК РФ.

Солидаризуясь с мнением ученых-процессуалистов и криминалистов (В.А. Азарова, А.И. Александрова, В.С. Балакшина, В.М. Быкова, Л.М. Володиной, О.В. Гладышевой, В.И. Зажицкого, Е.А. Зайцевой, З.З. Зинатуллина, Е.П. Ищенко, Р.В. Костенко, А.В. Кудрявцевой, А.А. Кухты, Э.Ф. Куцовой, З.В. Макаровой, Ю.К. Орлова, И.Л. Петрухина, В.А. Семенцова, А.В. Смирнова, А.А. Тарасова, С.А. Шейфера, Ю.К. Якимовича и др.), выступающих за установление истины путем всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств уголовного дела и возрождение этих требований в УПК РФ, автор усиливает их концепцию дополнительными аргументами. Делается это с позиции необходимости языкового выражения цели установления истины, содержание которой определено в самом УПК РФ. Это видно из анализа его статей 14, 17, 21, 73, 75, 77, 85-88, 171, 215, 220, 225, 244, 297, 299, 302, 305, 307, 380 и других норм. Согласно учению о единстве формы и содержания, а также о языке закона, содержание должно иметь адекватную языковую форму. Такой формой для данного содержания является «установление истины».

Основываясь на теоретических и эмпирических данных, международных актах, законодательном опыте зарубежных стран и самой России, а также на её политико-правовых документах, предлагается внести в УПК РФ соответствующие коррективы. В их числе считается необходимым: четкое и полное языковое выражение обязанностей как субъектов, ведущих уголовное судопроизводство, так и других участников уголовного процесса; закрепление в УПК РФ цели установления истины; установление отдельных норм, предписывающих осуществление мер по предупреждению и пресечению преступлений, выявлению и устранению причин и условий, способствовавших их совершению; нормативное разъяснение понятий «защита» и «разрешение уголовного дела»; более полное определение понятия «уголовное преследование», которое соответствовало бы его фактическому содержанию. Констатируется, что чем больше таких нормативных разъяснений будет в самом законе, тем больше будет возможностей обеспечения единого понимания этого закона и правильного, эффективного его применения.

Третья глава диссертации «Влияние языкового выражения уголовно-процессуальных дозволений, запретов и предписаний на практику их применения» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Влияние языкового выражения уголовно-процессуальных дозволений, запретов и предписаний на практику досудебного производства» излагаются положения о том, что языковое выражение уголовно-процессуальных норм играет решающую роль в обеспечении правильного их понимания и применения, а языковые погрешности УПК РФ, несомненно, служат причинами многих недостатков в практической деятельности органов уголовной юстиции. Указывается, что из-за отсутствия в нем нормы, обязывающей следователя и дознавателя выявлять причины и условия, способствовавшие совершению расследуемого преступления, и принимать меры к их устранению, по большому количеству дел они не выявляются и меры по их устранению не применяются. Из изученных диссертантом 312 уголовных дел только по 38, 5 % дел дознаватели и следователи вносили представление об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступлений.

Исключение из УПК РФ нормы относительно задачи по раскрытию преступлений и отсутствие такой обязанности в статьях 38, 41, регулирующих полномочия следователя и дознавателя, отрицательно сказывается на обеспечении неотвратимости ответственности за совершенные преступления. В результате 7-8 миллионов фактических потерпевших ежегодно остаются без никакой правовой защиты и помощи9.

Защите прав и законных интересов потерпевших от преступлений не способствует также то, что в УПК РФ не закреплен прописанный в Модельном УПК для государств-участников СНГ (ст. 27) принцип обеспечения прав пострадавших от преступлений, злоупотреблений властью и судебных ошибок, а прописанное в ст. 6 УПК РФ назначение уголовного судопроизводства в части защиты потерпевших выражено аморфно, безадресно, никого ни к чему не обязывает.

Обосновываются негативные последствия отсутствия в УПК РФ языкового обозначения цели установления истины по уголовным делам. Нигилистическое отношение к данному вопросу противоречит принципам справедливости, защиты прав и свобод личности, презумпции невиновности, состязательности, а также международно-правовым стандартам.

Выявлена несогласованность в языковом выражении адресованных прокурору предписаний, зафиксированных в ч. 2 ст. 21, ч. 1 ст. 86, ст. 87 УПК РФ, которые невыполнимы им ввиду лишения его полномочий по возбуждению уголовного дела и собиранию доказательств. В этой связи аргументированно показывается социальная ущербность ограничения полномочий прокурора в досудебном производстве и делается вывод о необходимости наделения его правами, позволяющими успешно реализовать указанные предписания. При этом автор исходит из положений Рекомендации Комитета Министров Совета Европы от 6 октября 2000 г. «О роли прокуратуры в системе уголовного правосудия», статей 31, 34, 35, 84, 219 Модельного УПК и ст. 22, 25, 31, 39 Модельного закона «О прокуратуре» для стран СНГ, которые предусматривают широкий круг полномочий прокурора в досудебном производстве. Отмечается важность восстановления права прокурора не только на отмену незаконных и необоснованных постановлений руководителя следственного органа, следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, приостановлении и прекращении предварительного расследования10, но и на возбуждение уголовного дела и производство следственных действий в необходимых случаях.

В диссертации освещаются и другие законодательные недочеты, связанные с языковыми выражениями и упущениями и следствием которых являются: наличие условий для обвинительных тенденций и несправедливости в следственной практике; низкое качество предварительного следствия и дознания по значительному количеству дел; распространенность процессуальных нарушений; случаи необоснованного привлечения к уголовной ответственности невиновных и освобождения от законной ответственности лиц, совершивших преступления.

Во втором параграфе «Влияние языкового выражения уголовно-процессуальных дозволений, запретов и предписаний на практику судебного разбирательства по делу» отмечается, что судебное разбирательство по уголовным делам – процессуальная деятельность, которая должна осуществляться в полной гармонии с требованиями законности, объективности, справедливости и эффективности. Ибо, как указывается в Рекомендации Комитета Министров Совета Европы от 11 сентября 1995 г. «Относительно управления системой уголовного правосудия», «справедливое и эффективное уголовное правосудие является необходимым условием существования любого демократического общества, основанного на принципе господства права». В Федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России» на 2007-2011 гг., утвержденной постановлением Правительства РФ от 21 сентября 2006 г. № 583, также указывается на необходимость повышения качества и эффективности правосудия с целью обеспечения его соответствия требованиям демократического правового государства и общепринятым нормам международного права. Это говорит о том, что система уголовного правосудия должна иметь сильную, развитую правовую базу, которая бы определяла суду главенствующее, действительно независимое процессуальное положение и наделяла его всеми необходимыми полномочиями во имя торжества истины, законности, справедливости при разбирательстве и разрешении уголовно-правовых конфликтов. Уголовно-процессуальное законодательство России ещё не достигло такого зрелого, высокоэффективного уровня, хотя и принимаются значительные меры по его совершенствованию и развитию. Как отмечал И.Л. Петрухин, «при существующем на сегодняшний день уровне эффективности уголовного судопроизводства некоторое число судебных ошибок пока неизбежно, но их количество может постепенно снижаться благодаря повышению надежности системы гарантий уголовного судопроизводства»11.

Применительно к судебному разбирательству по уголовным делам основной его недостаток, по убеждению автора, – отсутствие норм, четко определяющих его задачи и ориентирующих суд на активные действия в судебном процессе, строгое соблюдение законности, обеспечение всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств уголовного дела в целях установления истины. Более того, языковое выражение содержания статей 15, 243 УПК РФ таково, что их положения воспринимаются так, что суд не обязан проявлять активность в судебном следствии. Все это снижает стандарты доказанности обвинения, а также уровень гарантий законности, обоснованности и справедливости выносимых судом решений. Подтверждение тому – факты оставления без исследования значительной части доказательств, собранных и представленных сторонами, и ходатайств, заявленных в суде; нередкие случаи вынесения неправосудных решений; десятки тысяч случаев отмены приговоров нижестоящих судов вышестоящими. Как видно из обзоров кассационной и надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2007-2010 гг., количество ошибок, исправляемых Верховным Судом РФ, продолжает оставаться значительным, многие суды ещё не всегда точно и неуклонно соблюдают законы при осуществлении правосудия, не обеспечивают в полной мере защиту прав и охраняемых законом интересов граждан и выполнение задач уголовного судопроизводства12.

При исследовании четкости и полноты выражения в УПК РФ международно-правовых и отечественных конституционных требований в части защиты потерпевших выявлены его серьёзные недостатки, обусловливающие пассивность и необъективные подходы судов при решении вопросов реализации прав и интересов жертв преступлений, а отсюда и утрату ими веры в эффективность и справедливость правосудия. Приводятся данные о том, что 65,7 % опрошенных лиц, признанных потерпевшими по уголовным делам, не удовлетворены уровнем восстановления их прав и законных интересов, нарушенных преступлением. В связи с этим обосновывается необходимость того, чтобы все основные международно-правовые принципы и институты защиты прав и законных интересов жертв преступлений были имплементированы в российское уголовно-процессуальное законодательство.

В заключении диссертации подведены итоги исследования и сформулированы краткие теоретические выводы.



ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ОПУБЛИКОВАНЫ

В СЛЕДУЮЩИХ РАБОТАХ:


Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ для опубликования результатов диссертационного исследования:

1. Соловьев Д.Н. Формы выражения дозволений и запретов в уголовно-процессуальном законодательстве // Право и государство: теория и практика. 2008. № 10. С. 113-116. Объем 0,25 п.л.

2. Соловьев Д.Н. Повышение грамотности лиц, применяющих уголовно-процессуальный закон, как одна из мер устранения языковых ошибок в решениях по уголовным делам // Правовое государство: теория и практика. 2009. № 1. С. 87-93. Объем 0,44 п.л.

3. Соловьев Д.Н. Предписания и проблемы их языкового выражения в уголовно-процессуальном праве // Право и государство: теория и практика. 2011. № 3. С. 103-108. Объем 0,38 п.л.

Иные публикации

4. Соловьев Д.Н. Языковое выражение правовых суждений // Русский язык и юриспруденция: Материалы региональной научно-практической конференции, посвященной Году русского языка (17 сентября 2007 года). Уфа: РИЦ БашГУ, 2007. С. 167-174. Объем 0,5 п.л.

5. Соловьев Д.Н. Проблема языкового выражения процессуальных полномочий суда, следователя и дознавателя в деле предупреждения преступлений // Научные труды. Российская академия юридических наук. Выпуск 8. В 3 томах. Том 3. М.: Издательская Группа «Юрист», 2008. С. 788-792. Объем 0,32 п.л.

6. Соловьев Д.Н. Социальная ценность языка уголовного судопроизводства // Актуальные проблемы становления гражданского общества. Материалы Международной научно-практической конференции. Выпуск 3. Уфа: РИЦ БашГУ, 2008. С. 132-136. Объем 0,32 п.л.

7. Соловьев Д.Н. Совершенствование некоторых уголовно-процессуальных дозволений и запретов в свете проблем борьбы с преступностью // Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях [Текст]: материалы Международной научно-практической конференции (23-24 октября 2008 г.). Вып. 5. Тюмень: Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права (ТГАМЭУП), 2008. С. 323-326. Объем 0,25 п.л.

8. Соловьев Д.Н. Некоторые нормы-дозволения в сфере защиты прав участников уголовного процесса, содержащиеся в международно-правовых актах // Права человека и их защита в условиях глобализации обновляющегося многополярного мира: международно-правовой и внутригосударственный аспекты: Материалы ІІІ Международной научно-практической конференции студентов и аспирантов, посвященной 60-летию со дня принятия Всеобщей декларации прав человека 1948 г. / Сост.: С.А. Алексеев, А.М. Гаврилов, Р.А. Саккулин. Казань: Изд-во Казан. гос. ун-та, 2008. С. 356-358. Объем 0,19 п.л.

9. Соловьев Д.Н. Дозволения и запреты в практике применения должностными лицами уголовно-процессуальных норм // Актуальные проблемы юридической науки и правоприменительной практики: сборник научных трудов (по материалам VІІ Международной заочной научно-практической конференции, состоявшейся 17 октября 2008 г.): в 2-х ч. Ч. 2 / отв. ред. И.М. Машаров. Киров: филиал НОУ ВПО «СПбИВЭСЭП» в г. Кирове, 2008. С. 232-235. Объем 0,25 п.л.

10. Соловьев Д.Н. Проблемы русского языка в уголовном судопроизводстве // Третьи Всероссийские Державинские чтения (Москва, 14-15 декабря 2007 года): сб. ст.: в 8 кн. – Кн. 4: Проблемы уголовного права и процесса / отв. ред. Н.Г. Иванов; ГОУ ВПО РПА Минюста России. М.: ГОУ ВПО РПА Минюста России, 2008. С. 119-123. Объем 0,32 п.л.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.