авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Актуальные вопросы языкового выражения дозволений, запретов и предписаний в уголовно-процессуальном праве

-- [ Страница 2 ] --

8. Имея в виду, что предусмотренные в УПК РФ принципы носят всеобщий, фундаментальный характер и определяют весь строй уголовного процесса, адекватным им должно быть и языковое отображение прав и обязанностей участников уголовного судопроизводства. Принцип охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11 УПК РФ) возлагает на суд, прокурора, следователя, дознавателя обязанность разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав. Однако в УПК РФ имеются статьи, регулирующие полномочия участников уголовного процесса, в которых их обязанности изложены не в виде предписания (обязывания), а словами «не вправе». Это не согласуется с правилами юридической техники по формированию дозволений, запретов и предписаний в праве.

На основании указанных положений и эмпирических свидетельств предлагается изменить редакцию ч. 5 ст. 42, ч. 6 ст. 44, ч. 3 ст. 54, ч. 6 ст. 56, ч. 4 ст. 57, ч. 4 ст. 58, ч. 4 ст. 59, ч. 4 ст. 60 УПК РФ, т.е. заменить слова «не вправе» словом «обязан» в отношении: а) потерпевшего, свидетеля – являться по вызову дознавателя, следователя и в суд, давать правдивые показания, не разглашать данные предварительного расследования, если они были об этом заранее предупреждены в порядке, установленном статьей 161 УПК РФ; б) гражданского истца, защитника – не разглашать данные предварительного расследования, если они были об этом заранее предупреждены в порядке, установленном статьей 161 УПК РФ; в) гражданского ответчика, специалиста, понятого – являться по вызову дознавателя, следователя и в суд, не разглашать данные предварительного расследования, если они были об этом заранее предупреждены в порядке, установленном статьей 161 УПК РФ; г) эксперта – давать обоснованное и объективное заключение, не разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 УПК РФ, являться по вызовам дознавателя, следователя или в суд; д) переводчика – выполнить полно и точно порученный перевод, не разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу в качестве переводчика, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 УПК РФ;

9. Включенные в ч. 4 ст. 152 и ч. 2 ст. 154 УПК РФ слова «всесторонность», «полнота» и «объективность», имеющие принципиальное значение, отражены не как предписания, а просто как условие для определения места производства предварительного расследования и для выделения уголовного дела. Языковое их выражение воспринимается лишь как косвенный намек законодателя дознавателю и следователю, что предварительное расследование должно производиться всесторонне, полно и объективно. Однако задачи и обязанности правоприменителей в законе должны не подразумеваться, не предполагаться, а выражаться четко, ясно и полно. Поэтому с учетом того, что в ч. 6 ст. 340 УПК РФ слово «объективность» назван принципом, автором аргументировано предлагается закрепить в нем указанные требования в виде отдельного принципа, изложив его в следующей редакции: «Суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела в целях установления истины; выявлять как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства, а также другие обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, защиты прав и законных интересов участвующих в нём лиц»;

10. В силу языковых правил юридической техники закрепляемые в законе правовые положения должны отражать объективную реальность и по своему содержанию предписания должны быть выполнимыми. Между тем языковое выражение полномочий прокурора относительно содержащегося в ч. 2 ст. 21 УПК РФ предписания о том, что в каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор принимает предусмотренные настоящим Кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления, не совсем точно отражает реальные правовые его возможности, которые существенно ограничены. В отношении прокурора вообще не соответствует действительности положения в части собирания доказательств, установления наличия или отсутствия обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела (ч. 1 ст. 74, ч. 1 ст. 86 УПК РФ), поскольку Федеральным законом № 87-ФЗ от 5 июня 2007 г. он был лишен права возбуждать уголовные дела, производить следственные действия и многих других полномочий. К тому же это противоречит международно-правовому положению о том, что согласно Рекомендации Комитета Министров Совета Европы от 6 октября 2000 г. «О роли прокуратуры в системе уголовного правосудия» прокуроры должны в любом случае иметь возможность беспрепятственно возбуждать уголовное преследование против государственных должностных лиц, в особенности за коррупцию, незаконное использование полномочий, грубое нарушение прав человека и за другие правонарушения, признанные международным правом. Поэтому обстоятельно мотивируется необходимость наделения прокурора полномочиями по возбуждению уголовного дела и производству следственных действий в необходимых случаях;

11. Содержащиеся в ч. 4 ст. 29 и ч. 2 ст. 158 УПК РФ языковые формулы относительно выявления (установления) и устранения обстоятельств, способствовавших совершению преступления, выражены как не обязывающие суд, дознавателя, следователя и руководителя следственного органа нормы и не отвечают требованиям органов международного сообщества о принятии мер предупреждения и пресечения преступлений при осуществлении уголовного судопроизводства. Поэтому, основываясь на положениях утвержденной Указом Президента РФ от 12 мая 2009 г. Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. в части совершенствования правоохранительных мер по выявлению, предупреждению, пресечению, раскрытию преступлений и нормативно-правового их регулирования, и на многих других данных, а также с учетом низких показателей профилактической работы органов предварительного расследования и суда по уголовным делам, делается вывод о том, что существующие в УПК РФ нормы по этим вопросам не способствуют успешной реализации ни международных стандартов, ни отечественных политико-правовых установок и законов о противодействии коррупции, терроризму и экстремизму. В диссертации выражена идея о необходимости установления в УПК РФ отдельных императивных норм, регулирующих вопросы предупреждения и пресечения преступлений, выявления и устранения их причин и условий, по образцу статей 21, 21-1, 21-2, ч. 4 ст. 112, ч. 2 ст. 118, ст. 140 и 321 УПК РСФСР 1960 г.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

В диссертации на основе изучения научной литературы и норм уголовно-процессуального законодательства дается подробный теоретический анализ природы, социальной ценности языка в уголовном судопроизводстве, сущности, значения, видов дозволений, запретов и предписаний в уголовно-процессуальном регулировании, правовых основ этих феноменов, лексических, морфологических, синтаксических особенностей их выражения в уголовно-процессуальном праве, требований, предъявляемых к языковому выражению дозволений, запретов и предписаний в этой отрасли права. В диссертации показывается влияние правильности и полноты языкового выражения уголовно-процессуальных дозволений, запретов и предписаний на практику уголовного судопроизводства. Практическая значимость исследования заключается в возможности использования предложений и рекомендаций, сформулированных в диссертации, в законотворческой деятельности по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и иных федеральных законов Российской Федерации, а также в правоприменительной практике. Материалы исследования могут быть использованы в учебном процессе в юридических вузах, на курсах повышения квалификации юридических работников и при подготовке научных и методических работ по данной проблеме.

Апробация результатов исследования.

Диссертация подготовлена, обсуждена и одобрена на заседании кафедры уголовного права и процесса Института права Башкирского государственного университета. Результаты исследования получили отражение в 21 опубликованной научной статье автора общим объемом 7,07 п.л. Диссертант принял участие в 9 международных, 4 всероссийских, 2 региональных и 2 межвузовских научных и научно-практических конференциях. Три научные статьи опубликованы в ведущих рецензируемых журналах: «Право и государство: теория и практика» и «Правовое государство: теория и практика».

Структура диссертации.

Цели и основные задачи, поставленные в диссертационном исследовании, определили структуру и содержание работы, которая состоит из введения, трех глав, включающих восемь параграфов, заключения, списка использованной литературы, приложений.



ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается актуальность темы, определяются цель, задачи, объект, предмет, методология исследования, его теоретическая и нормативная основа, приводятся данные об эмпирической базе, раскрывается степень научной разработанности и новизны темы, формулируются основные положения, выносимые на защиту, указываются теоретическая и практическая значимость работы, сведения об апробации результатов диссертационной работы и её структуре.

Первая глава – «Социально-правовые основы языка, дозволений, запретов и предписаний в уголовно-процессуальном праве» состоит из трех параграфов. В первом параграфе данной главы «Природа и социальная ценность языка в уголовно-процессуальном праве» исследуются общетеоретические положения о языке в праве и показывается, что язык есть инструмент создания законов, право во всех своих проявлениях существует в языковой форме. Поэтому законотворчество немыслимо без языкознания. Соответственно, если при формировании законов данные лингвистики используются недостаточно, это влияет на их качество и эффективность.

Язык закона хотя и является функциональной разновидностью литературного языка, но отличается официальностью, директивностью, формализованностью. Он включает в себя такие требования, как ясность, точность, простота, логичность, последовательность изложения, связность, системность. Все эти требования относятся к языку любого закона. Однако в языке уголовно-процессуального закона есть определенная специфика, отражающая специфику уголовно-процессуальных норм. Она выражается в том, что уголовно-процессуальное законодательство регулирует вопросы уголовного судопроизводства, имеющего особое назначение. Согласно ст. 6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим назначением: 1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; 2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения её прав и свобод.

На основании всего этого язык в уголовно-процессуальном праве рассматривается как совокупность лингвистических средств выражения и закрепления в уголовно-процессуальном законодательстве правовых идей с учетом специфики уголовно-процессуальных норм. Его значение состоит не только в законотворчестве, но и в правоприменении, так как уголовное судопроизводство – такая правовая деятельность, которая осуществляется только с помощью языка и в которой язык выполняет отобразительную, коммуникативную, организующую и воспитательную функции.

Во втором параграфе «Сущность, значение, виды дозволений, запретов и предписаний в уголовно-процессуальном регулировании» отмечается, что дозволения, запреты и предписания (позитивные обязывания) предопределяют деление юридических норм на три основные группы – управомочивающие, запрещающие и обязывающие. Все они представляют собой формы выражения содержания уголовно-процессуальных норм. Причем содержание играет ведущую, обусловливающую роль относительно формы его выражения. Они должны быть неразрывными и соответствовать друг другу.

К дозволениям относятся нормы, предоставляющие права участникам уголовного судопроизводства. Такими являются, к примеру, нормы о праве на обжалование приговора (ст. 19 УПК РФ), праве на отвод судей (ст. 64 УПК РФ), праве на заявление ходатайств (ст. 119 УПК РФ) и другие, которые предоставляют людям истинную свободу в действиях, стимулируют активность личности, служат средствами выполнения задач, возложенных на органы уголовного судопроизводства.

Установлено, что в уголовно-процессуальном праве дозволения имеют следующие виды: абсолютные, относительные, сильные, жесткие, мягкие, общие, конкретные, относительно-постоянные, временные, международные, внутригосударственные.

К запретам относятся нормы, указывающие участникам уголовного процесса и иным лицам на недопустимость определенного поведения под угрозой наступления юридической ответственности. Они служат средствами воздействия на поведение людей в целях предупреждения недозволительных действий и поступков в сфере уголовного судопроизводства. Запреты предусмотрены в статьях 8, 42, 44, 54, 56-60, 189, 194, 302 и других нормах УПК РФ. В их числе выделяются: запреты общие, конкретные, абсолютные и относительные; запреты, адресованные должностным лицам и гражданам; предусмотренные в международных актах и российском законодательстве.

Предписания выражаются в возложении на лиц юридических обязанностей активного содержания. Содержащие их уголовно-процессуальные нормы предписывают участникам уголовного процесса совершение определенных действий или воздержание от действий, устанавливают ответственность за неисполнение обязанностей. Предписания определяют основные направления уголовно-процессуальной деятельности, должное поведение лиц, осуществляющих эту деятельность, служат свидетельством государственной необходимости установления обязанностей в уголовном процессе, а также гарантиями обеспечения прав и законных интересов личности.

Предписания классифицируются на следующие виды: указывающие на определенный способ действий, зависящие от установления тех или иных обстоятельств уголовного дела, относительно-постоянные и временные, предусмотренные в международных актах, Конституции РФ и УПК РФ.

Дозволения, запреты и предписания характеризуются как важные уголовно-процессуальные регуляторы, призванные обеспечить эффективность уголовного судопроизводства.

В третьем параграфе «Правовые основы уголовно-процессуальных дозволений, запретов и предписаний» говорится о том, что по смыслу ст. 1 УПК РФ правовые основы уголовного судопроизводства составляют Конституция РФ, УПК РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации. В силу того, что решения Конституционного Суда РФ императивны и общеобязательны для исполнения законодателем и правоприменителями, поддерживается мнение Л.М. Ашировой, З.З. Зинатуллина, А.В. Ножкиной, А.В. Смирнова и других, считающих их источниками уголовно-процессуального права. При этом диссертант придерживается позиции Председателя Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькина о том, что «юридическая сила итоговых решений Конституционного Суда превышает юридическую силу любого закона, а следовательно, практически равна юридической силе самой Конституции…»7.

В законодательстве, регулирующем уголовное судопроизводство, дозволения, запреты и предписания сформулированы многообразно. Так, дозволения закреплены в виде слов «может», «вправе», «разрешается», «допускается» и словосочетания «имеет право». Есть нормы, в которых дозволения прямо не выражены, а вытекают из смысла их содержания, или выражены в виде отрицания обязанности.

Для закрепления запретов законодатель употребляет термины «запрет», «не вправе», «не должен», «не может», «не может быть», «не допускается», «не разрешается». Запреты, как правило, вводятся в той сфере, где наиболее существенно затрагиваются права и свободы людей. Запрет может иметь и косвенное выражение. Например, принцип презумпции невиновности предполагает запрет считать обвиняемого виновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ч. 1 ст. 14 УПК РФ).

Предписания в уголовно-процессуальном законе формулируются с помощью слов «обязан», «должен» или просто предполагаются по смыслу текста норм. К примеру, согласно ч. 4 ст. 182 УПК РФ, «до начала обыска следователь предъявляет постановление о его производстве, а в случаях, предусмотренных частью третьей настоящей статьи, – судебное решение, разрешающее его производство».

В системе уголовно-процессуальных предписаний особую роль играют нормы, устанавливающие принципы уголовного судопроизводства. Опираясь на взгляды М.С. Строговича, В.М. Савицкого, И.Л. Петрухина, А.В. Смирнова, Л.М. Володиной и другие источники, обосновывается, что принципы как общеобязательные нормы, критерии справедливого и должного в праве, выступают социальными ориентирами правотворческой деятельности, обладают стандартными, формообразующими свойствами. Делается вывод, что они должны найти полное отражение в иных уголовно-процессуальных нормах, не имеющих статуса принципа.

Вторая глава «Характеристика и меры оптимизации языкового выражения дозволений, запретов и предписаний в уголовно-процессуальном праве» посвящена лингвистическому анализу этих феноменов и исследованию их соответствия языковым и связанными с ними иным правилам юридической техники. В первом её параграфе «Характеристика особенностей языка закона, свойственных словесному выражению дозволений, запретов и предписаний в уголовно-процессуальном праве» указывается, что уголовно-процессуальные нормы и их применение должны соответствовать общим языковым правилам. Раскрываются лексические, морфологические, синтаксические особенности языка закона, на их фоне анализируется уголовно-процессуальное законодательство и на примере отдельных его норм показывается, что эти особенности присущи и словесному выражению содержащихся в нём дозволений, запретов и предписаний.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.