авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Агентский договор в системе посреднических правоотношений в гражданском праве россии и эстонии

-- [ Страница 2 ] --

Выводы и предложения, содержащиеся в работе, могут быть использованы в науке гражданского права, а также в иных отраслевых юридических науках, при чтении лекций, проведении семинарских занятий, подготовке учебных и методических материалов по курсам «Гражданское право», «Предпринимательское право», «Коммерческое право», а также по отдельным специальным дисциплинам гражданско-правовой специализации.

Содержащиеся в диссертационном исследовании выводы, предложения и рекомендации по совершенствованию законодательства, могут найти применение в законотворческой деятельности и в правоприменительной практике, договорной практике субъектов гражданского права, и прежде всего предпринимателей.

Апробация результатов исследования. Основные выводы и положения диссертации были обсуждены на заседании кафедры гражданского и трудового права Российского университета дружбы народов, на IX Межвузовской научной конференции аспирантов и магистрантов кафедры гражданского и трудового права Российского университета дружбы народов «Сравнительно-правовые аспекты частноправового регулирования отношений гражданского оборота» (Москва, 25 января 2009 года), конференции аспирантов и молодых ученых кафедры гражданского и трудового права Российского университета дружбы народов «Сравнительное право и имущественный оборот: общие черты и особенности правового регулирования в различных правопорядках» (Москва, 25 января 2010 года), на X Межвузовской научной конференции аспирантов и молодых ученых кафедры гражданского и трудового права Российского университета дружбы народов «Сравнительное право и проблемы частноправового регулирования» (Москва, 25 января 2011 года), межвузовской научно-практической конференции «Актуальные проблемы юридической науки и практики» (Санкт-Петербург, 3 декабря 2009 года), Международной научно-практической конференции молодых ученых Эстонии и России «Современные юридические и экономические технологии в предпринимательской сфере» (Таллинн, 18 апреля 2011 года).

Основные выводы и положения диссертационного исследования отражены в ряде авторских публикаций. Кроме того, основные выводы и положения диссертации обсуждены на общем собрании судей Вируского уездного суда Эстонской республики.

Структура диссертации предопределена основными целями и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, объединяющих шесть параграфов, заключения и библиографии.


Содержание диссертации

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются цели и задачи работы, методологическая основа исследования, научная новизна, теоретическая и практическая значимость результатов диссертации, формулируются выводы и положения, выносимые на защиту.

Глава первая «Посреднические правоотношения в гражданском праве России и Эстонии» включает два параграфа.

В первом параграфе «Возникновение, развитие и современное состояние института посредничества в гражданском праве России и Эстонии» анализируется процесс возникновения, развития и современное состояние института посредничества в гражданском праве России и Эстонии, для чего автором исследуется генезис посредничества на различных этапах развития цивилизации.

В результате автор приходит к выводу, что понятия посредничества в науке гражданского права и законодательстве России и Эстонии не существовало ни в дореволюционный, ни в советский периоды.

Важным направлением института посредничества в современных условиях является расширение видов посреднических договоров. Наряду с традиционными договорами поручения, комиссии и агентирования к посредническим договорам следует относить: договор транспортной экспедиции, маклерский договор, дистрибьюторский договор, договор коммерческой концессии.

В связи с чем, автором предлагаются пути совершенствования российского и эстонского гражданского законодательства в части регулирования договоров транспортной экспедиции и коммерческой концессии (договор франшизы), а также закрепить в гражданском законодательстве РФ новые виды договоров: маклерский договор и дистрибьюторский договоры; в гражданском законодательстве ЭР – дистрибьюторский договор.

Автор констатирует, что следующим важным направлением развития института посредничества в современных условиях в России и Эстонии будет создание профессиональных объединений и «кодексов чести» посредников. Учитывая движение России и Эстонии по пути рыночных преобразований, возможности действительно реализовывать зафиксированную в ГК РФ и ОПЗ ЭР автономию воли при согласовании условий коммерческих сделок, признании их творцами собственных контрактных отношений, собственного контрактного права, своевременным представляется создание профессиональных ассоциаций посредников в России и Эстонии.

Актуальным для России и Эстонии, отмечает автор, является создание «кодексов чести» профессиональных ассоциаций посредников, которые призваны формировать морально-этические правила поведения посредников. Одним из важнейших принципов «кодексов чести» в России и Эстонии, по мнению автора, мог бы стать принцип соблюдения добросовестности и честной деловой практики. При этом в работе формулируется авторское определение данного принципа: «Посредник обязан выполнять контракт добросовестно и в ходе его исполнения осуществлять честную деловую практику».

Во втором параграфе «Соотношение понятий посредничества и представительства в гражданском праве России и Эстонии» отмечается, что в настоящее время в науке гражданского права России и Эстонии не существует понятия посредничества.

Проведенное автором исследование института посредничества позволило определить его основные признаки:

  1. осуществление действий фактического и/или юридического характера;
  2. действие от собственного имени или от имени клиента;
  3. действие, как правило, за вознаграждение;
  4. действие в чужом и одновременно в своем интересе;
  5. действие за счет клиента или за свой счет.

Было сформулировано понятие посредничества для России и Эстонии, в соответствии с которым: «Посредничество – это гражданское правоотношение, в силу которого одно лицо (посредник), как правило, за вознаграждение по поручению другого лица (клиента) от собственного имени или от имени клиента в чужом и одновременно в своем интересе за счет клиента или за свой счет обязуется совершать юридические и фактические действия». Сделано предложение о закреплении в главе 10 ГК РФ и в главе 8 ЗоЧГК ЭР нормы о посредничестве.

В современной науке гражданского права России и Эстонии нет единства мнений относительно соотношения посредничества и представительства. Автор обосновывает точку зрения, в соответствии с которой посредничество и представительство – понятия не тождественные, представляют собой самостоятельные категории гражданского права, обладающих целым рядом специфических признаков.

Глава вторая «Агентский договор в системе посреднических договоров в гражданском праве России и Эстонии» включает два параграфа.

В первом параграфе «Понятие и признаки агентского договора в гражданском праве России и Эстонии» доказывается, что агентский договор не может рассматриваться как гибрид договоров поручения и комиссии, как смешанный договор, как договор искусственный и неудачный, как фидуциарная сделка.

Проведенное автором исследование позволило установить, что агентский договор является самостоятельным договором российского гражданского права, обладающий особым характером и соответствующим набором индивидуальных признаков. Но вместе с тем, целый ряд основных конституирующих признаков агентского договора остались вне поле зрения российского законодателя, что делает понятие агентского договора не полным и не отражающим его специфику. По мнению автора, такими признаками являются:

1. посреднический характер действий агента;

2. самостоятельный характер действий агента;

3. постоянный характер действий агента;

4. действие агента в интересах принципала;

что позволяет сформулировать понятие агентского договора следующим образом: «По агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение самостоятельно и постоянно совершать по поручению другой стороны (принципала) и в его интересах юридические и иные посреднические действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала».

В эстонской науке гражданского права, отмечается в работе, агентский договор рассматривается как разновидность договора поручения. Автор доказывает, что агентский договор носит самостоятельный характер отличный от договора поручения и предлагает свое определение агентского договора: «По агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение самостоятельно и постоянно совершать по поручению другой стороны (принципала) и в его интересах фактические посреднические действия либо юридические и фактические посреднические действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала».

Второй параграф «Содержание и форма агентского договора в гражданском праве России и Эстонии» посвящается исследованию особенностей договора агентирования в системе посреднических договоров в гражданском праве России и Эстонии.

Одним из центральных вопросов договора между принципалом и агентом является комиссионное вознаграждение. В результате исследования автор приходит к выводу о том, что вопрос о комиссионном вознаграждении агента в российском гражданском законодательстве урегулирован явно недостаточно.

Поэтому предлагается в главу 52 ГК РФ ввести положение об агентском вознаграждении, как – то: о полном и сокращенном вознаграждении агента, о выплате агенту компенсации за утрату клиентуры, о выплате вознаграждения по незаключенным сделкам и сделкам незавершенным, о дополнительном агентском вознаграждении за принятие агентом на себя обязанности по реализации минимального объема продаж, принятие агентом на себя ручательства за исполнение сделки третьим лицом.

Гражданский кодекс Российской Федерации в общей форме определяет положения агентского соглашения, при этом ссылка на статьи о поручении и комиссии не могут быть в большей части использованы для формирования содержания агентского договора.

Исследование показало, что возникла существенная необходимость дополнить главу 52 ГК РФ теми положениями, которые стороны должны согласовывать. К ним относятся:

1. форма отчета деятельности агента перед принципалом;

2. виды информации, которые должен представлять агент принципалу;

3. передача агентом своих прав и обязанностей третьим лицам;

4. гарантированный минимум продаж, который должен осуществлять агент;

5. использование агентом товарных знаков, фирменных наименований и иных обозначений принципала;

6. одобрение принципалом действий агента в области рекламы.

В российском и эстонском гражданском законодательстве нет жестких требований к форме агентского договора. Однако, проведенное автором исследование показало, что агентский договор может быть заключен только в письменной форме, что и следует прямо закрепить в законодательстве России и Эстонии.

Автором исследуется понятие основной и неосновной деятельности агента, которая отсутствует в ГК РФ. Это понятие имплементировано в ОПЗ Эстонии на основании Директивы ЕЭС от 18 декабря 1986г. №86/653 О координации законодательств – стран членов ЕЭС о независимых коммерческих агентах, где и было введено понятие основного агента. Деление деятельности агента на основную и неосновную необходимо, поскольку права основного агента, согласно международного частого права и ОПЗ Эстонии защищены лучше, чем права неосновного агента: в отношении неосновного агента действуют более короткие сроки расторжения агентского договора (ч.1 ст. 686 ОПЗ ЭР); неосновной агент не имеет права требовать компенсацию и возмещение ущерба в результате прекращения агентского договора (ч.4 ст. 688 ОПЗ ЭР). Отсутствие четкого законодательного разграничения деятельности агента в российском гражданском кодексе будет ущемлять права российских участников международных коммерческих отношений.

Глава третья «Заключение, изменение и прекращение агентского договора в гражданском праве России и Эстонии» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Заключение агентского договора в гражданском праве России и Эстонии» отмечается, что серьезным пробелом современного российского законодательства является неурегулированность процедуры заключения долгосрочных договоров. Они, отмечает автор, вообще не упоминаются в гражданском кодексе Российской Федерации, несмотря на то, что представляют мощное правовое средство организации торговых, иных предпринимательских отношений, и характеризуются более широким диапазоном возможностей, большими регулятивными способностями, нежели краткосрочные договоры. Поэтому в работе предлагается ввести в агентский договор положение о двухуровневом договоре: Первый уровень рамочный (основной) договор, второй – отдельные договоры, заключаемые на соответствующие краткие периоды.

В настоящее время российский законодатель предмет договора агентирования определяет как совершение юридических и иных действий. Термин «иные» действия лишен смысловой нагрузки и представляется понятием с отсутствием какого-либо конкретного содержания. В данном случае законодатель употребил общий термин, один из так называемых «каучуковых»2 терминов, представляя затем юридической науке и практике вложить в него надлежащее содержание. Дореволюционной юридической наукой и практикой предмет агентского договора рассматривается как совершение «юридических и фактических» действий, оказываемых агентом.3 В научных работах современных ученых-цивилистов чаще употребляется термин «фактические» действия, нежели законодательно установленный термин «иные» действия. Поэтому автором предлагается внести изменение в абз.1 п.1 ст.1005 ГК РФ, заменив термин «иные» действия на термин «фактические» действия.

В эстонском законодательстве, Обязательственно-правовой закон (ч.1 ст.9 ОПЗ ЭР) закрепил не единственный способ заключения договора, как это имеет место в ГК РФ (п.2 ст.432 ГК РФ), он допускает многовариантность способов заключения договоров, что делает его регламентацию более гибкой и создает возможность для его широкого практического применения.

Обязательственно-правовому закону ЭР известен институт преддоговорных переговоров, которого нет в Гражданском кодексе Российской Федерации. Он устанавливает морально-этические и правовые рамки поведения сторон при заключении договора. Автор считает уместным предложить дополнить главу 52 ГК РФ положением о преддоговорных переговорах, сформулировав ее следующим образом: «Лица, ведущие преддоговорные переговоры должны в разумных пределах учитывать интересы и права друг друга, уведомить другую сторону обо всех обстоятельствах, к которым другая сторона имеет с учетом цели договора очевидный существенный интерес. Сведения, представляемые лицами друг другу в ходе подготовки к заключению договора, должны быть достоверными. Они не могут вести переговоры недобросовестно, без желания заключить договор, а также недобросовестно прерывать переговоры. Если лицу, участвовавшему в преддоговорных переговорах, стало известно об обстоятельствах, не подлежащих разглашению, то оно не вправе разглашать эти обстоятельства другим лицам и использовать их недобросовестно в своих интересах».

Во втором параграфе «Изменение и прекращение агентского договора в гражданском праве России и Эстонии» констатируется, что особую актуальность в гражданском праве России и Эстонии имеют стадии изменения и прекращения договора.

Автором обращается внимание на отсутствие законодательного урегулирования ситуации, когда агентский договор прекращается до того, как порученные юридические и иные действия будут исполнены агентом полностью. В условиях отсутствия регулирующей данную ситуацию специальной нормы для агентского договора, по мнению автора, будет оправданным обратиться к правилам, установленным для договоров комиссии и поручения.

Автор считает правильным распространить нормы договора комиссии о взаимных расчетах сторон при досрочном прекращении договора и на договор агентирования. В противном случае возникает ситуация, когда агент действует от имени принципала, он в любом случае имеет право на вознаграждение и возмещение понесенных расходов при расторжении договора, а при действии от своего имени такого права он не имеет.

По мнению автора, нормы договора комиссии было бы уместным распространить и на отношения, складывающиеся в ходе исполнения агентского договора. В таком случае агент будет защищен, его нельзя будет лишить вознаграждения и возмещения понесенных расходов, если прекращение договора произошло по его инициативе.

Поскольку сложно доказывать существенные изменения обстоятельств после заключения договора, автором предлагается в агентских договорах предусматривать:

1. оговорки о специальных рисках, в которых определять порядок распределения потерь при существенных изменениях обстоятельств;

2. оговорки о существенных затруднениях, дающих дополнительно договорное основание для корректировки договора.

Что касается изменения и прекращения агентского договора в соответствии с эстонским гражданским законодательством, то оно имеет свои особенности по сравнению с российским гражданским законодательством. Важнейшей отличительной особенностью прекращения агентского договора согласно Обязательственно-правового закона Эстонской республики является то, что «агентский договор расторгается на тех же основаниях, что и договор поручения»,4

подобное невозможно по российскому гражданскому законодательству.

Эстонскому гражданскому законодательству известно положение, предусматривающее право агента на получение отдельного возмещения в связи с прекращением агентского договора, которое отсутствует в российском гражданском законодательстве. Автор считает обоснованным введение соответствующей статьи в главу 52 ГК РФ, предусматривающей право агента на получение отдельного возмещения в связи с прекращением агентского договора.

В заключении сформулированы основные выводы и предложения по повышению эффективности и совершенствованию правового регулирования института агентирования в системе посреднических правоотношений в гражданском праве России и Эстонии.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях автора:

А) В изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Евшина Ю.А. Возникновение и развитие института посредничества в российском и эстонском гражданском праве / Ю.А. Евшина // Мир экономики и права. – СПб.: Издат. «Лема». – 2010. - №3. – С. 50-54. – 0,3 п.л.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.