авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

Охрана прав участников уголовного процессав досудебном производстве: международные стандарты и механизм реализации в российской федерации

-- [ Страница 8 ] --

Значительное внимание в аспекте обеспечения прав и свобод личности при производстве следственных действий, по мнению автора, должно уделяться вопросу об участии понятых. Это обусловлено тем, что именно в силу возложенных на них процессуальных обязанностей указанные лица, во-первых, содействуют ограничению рассматриваемых конституционных прав и свобод; во-вторых, проникают в тайну личной и семейной жизни граждан; в-третьих, становятся носителями и потенциальными распространителями соответствующей информации. Анализ различных позиций ученых и практических работников привел диссертанта к выводу, что уголовно-процессуальный институт понятых является своего рода гарантией от недобросовестности как должностных лиц органов, осуществляющих следственные действия, так и граждан, в отношении которых они производятся. Не относя себя к числу категорично настроенных сторонников его отмены, автор считает, что в решение вопроса об участии понятых в следственных действиях следует привнести диспозитивное начало, поставив его в зависимость от усмотрения следователя.

Акцентируя внимание на дискуссионном вопросе относительно допустимости применения принуждения, его пределов и оснований к участникам процесса, отказывающимся от проведения в их отношении ряда следственных действий (освидетельствования, опознания и др.), автор приходит к выводу о том, что бесспорна не только обоснованность, но и необходимость принудительного освидетельствования подозреваемого (обвиняемого) при наличии оснований полагать, что на его теле могут быть обнаружены следы преступления либо особые приметы. Равным образом не вызывает сомнений целесообразность и возможность принудительного экспертного исследования лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование. Что касается принудительного освидетельствования (опознания) потерпевших и свидетелей, то оно, по мнению соискателя, допустимо в строго ограниченных случаях. К таковым могут быть отнесены ситуации, при которых отказ от освидетельствования обусловливает невозможность, во-первых, квалификации противоправного деяния; во-вторых, установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела в процессе раскрытия преступления.

Не менее проблематичен вопрос об обеспечении прав личности и допустимости процессуального принуждения при производстве судебных экспертиз в отношении живых лиц. В первую очередь речь идет о таких экспертизах, как судебно-медицинская и судебно-психиатрическая. Анализируя уголовно-процессуальное и иное федеральное законодательство, регламентирующее производство судебных экспертиз, автором подвергнут исследованию круг лиц, в отношении которых допустимо применение меры принуждения, в случае их отказа от участия в производстве судебной экспертизы; порядок принятия решения о медицинском вмешательстве без согласия гражданина, одного из родителей или иного законного представителя; вопросы, связанные с производством экспертного исследования в отношении лиц, вероисповедание и национальные традиции которых запрещают не только обнажение тела, но и снятие головного убора в присутствии лица другого пола, а также нахождение в помещении с лицами другого пола; лиц, не достигших совершеннолетнего возраста; вопрос о возможности принудительного помещения подозреваемого (обвиняемого), потерпевшего или свидетеля в медицинское учреждение для производства стационарной судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертизы и др.

Руководствуясь вышеизложенным, полагаем необходимым согласование норм УПК РФ, Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» по вопросам, регламентирующим принудительное направление лица для производства судебной экспертизы. Принимая во внимание вышеизложенное, полагаем целесообразным предусмотреть в УПК РФ специальную норму, регламентирующую порядок назначения судебной экспертизы в отношении свидетеля и потерпевшего.

На основе проведенного исследования автор приходит к выводу, что, несмотря на достаточно длительное существование института процессуального принуждения, многие вопросы теоретико-прикладного характера продолжают оставаться остро дискуссионными и, как следствие, нуждаются в разрешении. К числу наиболее острых проблем, связанных с применением ограничений конституционных прав и свобод личности при производстве следственных действий, относятся: отсутствие четких критериев для определения понятия процессуального принуждения; недостаточная определенность, а нередко непоследовательность законодателя при определении оснований и условий применения мер процессуального принуждения; отсутствие четко обозначенных в законе пределов правомерного процессуального принуждения при производстве следственных действий.

Анализируя проблему сокрытия информации о личности потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников, близких лиц (ч. 9 ст. 166 УПК РФ), соискатель обращает внимание на систему международно-правовых положений, весьма суживающих диапазон использования показаний подобных лиц и определяющих, что использование показаний анонимных свидетелей для обоснования обвинительного приговора ни при каких обстоятельствах недопустимо. На этой основе делается вывод о том, что несмотря на отсутствие в УПК РФ прямого указания на вышеперечисленные защитные меры, использование их в нашей стране правомерно.

Несмотря на то, что Федеральным законом от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ ст. 144 УПК РФ дополнена ч. 1.1, согласно которой «… при необходимости безопасность участника досудебного производства обеспечивается в порядке, установленном частью девятой статьи 166 настоящего Кодекса, в том числе при приеме сообщения о преступлении», нормативной основы для сохранения в тайне данных о личности участников уголовного процесса в стадии возбуждения уголовного дела недостаточно.

Если при подаче заявления о преступлении заявитель сообщит о фактах угроз убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением его имущества либо иными опасными противоправными деяниями, то решение о сохранении в тайне должно принимать должностное лицо, осуществляющее проверку сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ч. 9 ст. 166 УПК РФ.

Предлагается расширить нормативное регулирование оснований и порядка использования в досудебном производстве видеотехнологий, предусмотрев, в частности, в ст. 193 УПК РФ положение о том, что в целях обеспечения безопасности опознающего при предъявлении лица для опознания по решению следователя может применяться видеотрансляция из другого помещения.

В четвертом параграфе - «Охрана прав участников уголовного процесса при применении мер пресечения» - отмечается, что конституционно-правовая основа применения уголовно-процессуального принуждения лежит в плоскости признания высшей ценностью человека, его прав и свобод (ст. 2 Конституции РФ). В ст. 2 Конституции РФ, кроме того, определено, что защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства. В сфере уголовного судопроизводства перед государством стоит двуединая задача защиты прав и свобод лица от преступлений, с одной стороны, и защита прав и свобод человека от необоснованного обвинения и осуждения – с другой (ст. 6 УПК РФ). Уголовно-процессуальное принуждение применяется в целях успешного и беспрепятственного производства по уголовному делу, которое в конечном счете направлено на защиту прав потерпевших от преступлений. Меры пресечения, как никакие другие, существенно ограничивают конституционные права личности в уголовном процессе, что требует, с одной стороны, их надлежащей законодательной регламентации, с другой – безоговорочного выполнения требований закона при их применении. Детальный анализ оснований, условий, сроков и порядка применения мер пресечения с точки зрения обеспечения прав личности в досудебном производстве позволил выявить несовершенство уголовно-процессуального закона в указанной области, проблемы правоприменительной практики и предложить решение данных вопросов.

Анализируя основания для избрания меры пресечения, автор приходит к выводу о необходимости изменить редакцию ч. 1 ст. 97 УПК РФ, заменив слова «при наличии достаточных оснований полагать» словами «при наличии доказанных обстоятельств, дающих основание полагать». Суть предлагаемого изменения состоит в акцентировании внимания на том, что, во-первых, роль оснований выполняют не предположения, а обстоятельства, имеющие правовое значение; во-вторых, эти обстоятельства должны быть установлены в порядке, предусмотренном действующим законодательством.

Исследуя сроки содержания под стражей, диссертант обращает внимание на то, что ныне действующий предельный срок содержания под стражей носит излишне репрессивный характер, что противоречит такому международно-правовому принципу, как разумность срока содержания под стражей (ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Кроме того, продление сроков содержания под стражей чаще всего обусловлено непрофессионализмом должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, не способных в установленные сроки окончить предварительное расследование. В этой связи предполагается, что предельный срок содержания под стражей не должен превышать девяти месяцев, а продление сроков содержания под стражей ввиду необходимости ознакомления с материалами дела должно быть обусловлено только инициативой самого обвиняемого.

Анализируя меры пресечения, альтернативные заключению под стражу, во взаимосвязи с международными актами и отечественным законодательством, автор приходит к ряду выводов. Так, подписка о невыезде в отличие от заключения под стражу не является в полной мере принудительной мерой, поскольку ее избрание должно быть обусловлено согласием подозреваемого (обвиняемого) на выбор места проживания, т.е он лично в добровольном порядке ограничивает свое право на свободу передвижения и выбор места жительства и пребывания, предусмотренное ст. 27 Конституции РФ.

Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает три вида поручительства: личное, должностное и законное, которые имеют как общие, так и отличительные черты. Все виды поручительства для подозреваемого (обвиняемого), по существу, являются более мягкими, чем подписка о невыезде, несмотря на то, что по порядку расположения в ст. 98 УПК РФ она стоит на первом месте как более мягкая мера пресечения. Подписка о невыезде ограничивает конституционное право человека на свободу передвижения и выбора места жительства или места пребывания. Поручительство непосредственно никаких прав человека не ограничивает. Детальный анализ этих и иных мер пресечения, альтернативных заключению под стражу, позволил автору предложить свою логически выверенную систему мер пресечения, наиболее полно обеспечивающих права личности в уголовном судопроизводстве.

В зависимости от особенностей правовой природы они могут быть разделены на три группы. Первую из них составляют меры пресечения, ограничивающие конституционное право на свободу передвижения, которые в зависимости от их строгости располагаются в следующем порядке: подписка о невыезде, домашний арест. Вторую группу составляют различные виды поручительства (личное поручительство, наблюдение командования воинской части, присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым), которые, ввиду различных категорий лиц, к которым они применяются, классификации по степени строгости не подлежат. Третья группа мер пресечения, альтернативных заключению под стражу, представлена залогом, в котором, в свою очередь, может быть выделен залог, вносимый подозреваемым (обвиняемым), и залог, вносимый третьим лицом.

Виды поручительства, предусмотренные тремя статьями УПК РФ (ст. ст. 103-105) и в перечне, установленном ст. 98 УПК РФ, целесообразно изложить в различных частях одной и той же статьи уголовно-процессуального закона. Изложенные в ст. 98 УПК РФ общие положения о поручительстве следует выделить в отдельную часть. Такой подход обеспечит строго определенную систему мер пресечения в порядке возрастания от более мягкой к более строгой с возможностью последовательной замены одной меры пресечения на другую.

В пятом параграфе - «Охрана прав участников уголовного процесса при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» - отмечается, что данный уголовно-процессуальный институт как новый и достаточно перспективный с точки зрения теории и практики нуждается в дальнейшем развитии.

Анализ взаимосвязанных положений УПК РФ позволил прийти к выводу, что в законе не содержится указания на ограниченное применение норм главы 40.1 УПК РФ (например, что они применяются только при расследовании тяжких и особо тяжких преступлений). Равным образом, в законе не предусмотрено обязательное проведение предварительного следствия в случае заключения с подозреваемым (обвиняемым) досудебного соглашения о сотрудничестве. Проведенным исследованием обосновывается вывод о том, что и при производстве дознания подозреваемый (обвиняемый) вправе заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, что, в свою очередь, требует законодательного разрешения.

Уголовно-процессуальный закон определяет достаточно широкие временные границы заявления ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве – с начала уголовного преследования до объявления об окончании предварительного следствия. Между тем обеспечение возможности указанных лиц воспользоваться упомянутым выше правом, к сожалению, не нашло надлежащего отражения в нормах уголовно-процессуального закона. В законе сформулированы указания общего характера относительно необходимости разъяснения участникам уголовного процесса их прав, обязанностей, ответственности, а также предоставления возможности реализации этих прав (ст. 11 УПК РФ). Из этого следует, что УПК РФ не возлагает на следователя обязанность разъяснять подозреваемому (обвиняемому) его право на заявление ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве ни в момент появления у лица этого процессуального статуса, ни в ходе расследования, ни по его окончании. Изложенное привело к заключению о наличии настоятельной необходимости законодательного закрепления обязанности разъяснения такого права с момента появления указанных участников уголовного процесса, что повысит вероятность возникновения у подозреваемого мотивации к сотрудничеству со следствием.

Изучение достаточно дискуссионного вопроса об участниках соглашения о сотрудничестве позволило прийти к выводу, что не только прокурор, подозреваемый (обвиняемый) и его защитник подписывают данное соглашение, но его также должен подписывать и следователь, который соответственно должен присутствовать при его заключении, учитывая, что условия соглашения о сотрудничестве могут быть скорректированы при его подписании и мнение следователя при этом должно учитываться, а также исходя из того, что следователь предоставляет материалы уголовного дела, подтверждающие соблюдение обвиняемым условий и выполнение обязательств по данному соглашению. Помимо этого, прокурору при определенных обстоятельствах целесообразно пригласить для участия в заключении соглашения о сотрудничестве сотрудника органа, осуществляющего оперативно-разыскную деятельность.

В работе отмечается, что, исходя из содержания ст. 317.1 УПК РФ, потерпевший не только не является участником досудебного соглашения, поскольку не принимает участия в его составлении (ч. 1 ст. 317.3 УПК РФ), но и не уведомляется о факте его заключения, а также не знакомится с его содержанием при ознакомлении с материалами уголовного дела (ч. 1 ст. 216 УПК РФ). Подобное игнорирование интересов потерпевшего недопустимо и должно быть исправлено, в том числе на законодательном уровне. Кроме того, учитывая, что основное предназначение института обжалования – обеспечение защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, полагаем, что применительно к обжалованию действий и решений должностных лиц при рассмотрении и разрешении ходатайств о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве положения главы 16 УПК РФ подлежат применению без ограничений. При этом присутствие потерпевшего при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве представляется нецелесообразным.

В заключении диссертации изложены итоговые выводы, теоретические положения и основанные на них предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и уголовно-процессуальной деятельности.

Основные научные результаты диссертации опубликованы в следующих научных изданиях:

Монографии и другие отдельные рецензируемые научные издания

  1. Кондрат И.Н. Обеспечение прав личности в досудебном производстве по уголовным делам: законодательное регулирование и правоприменительная практика: монография. М.: ИД «ФОРУМ», 2011. 176 с. – 11,5 п.л.
  2. Кондрат И.Н. Права человека и уголовно-процессуальный закон (досудебное производство): монография. М.: Юстицинформ, 2012. 320 с. – 20 п.л.
  3. Кондрат И.Н. Охрана прав участников уголовного процесса в досудебном производстве: международные стандарты и механизм реализации в Российской Федерации: монография. М.: Юстицинформ, 2013. 504 с. – 31,5 п.л.
  4. Кондрат И.Н., Антонов И.А., Горленко В.А., Гурбанов А.Г. Безопасность личности и уголовный процесс: СПб.: Фонд «Университет», 2009. 192 с. – 12/3 п.л.
  5. Кондрат И.Н., Глизнуца С.И., Даровских Ю.В. Применение мер пресечения в отношении несовершеннолетних: монография. СПб.: ОЦ «Советникъ», 2012. 187 с. – 21,5/7,5 п.л.

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.