авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

Охрана прав участников уголовного процессав досудебном производстве: международные стандарты и механизм реализации в российской федерации

-- [ Страница 3 ] --
  • Институт возмещения вреда, причиненного участнику уголовного процесса в результате нарушения его прав и свобод должностным лицом, осуществляющим уголовное преследование, является частью правовосстановительного механизма в уголовном судопроизводстве и одним из средств реализации назначения уголовного судопроизводства. Актуальность его существования обусловлена тем фактом, что существующий фактически «инквизиционный процесс» на первое место продолжает ставить публичное начало и рассматривает человеческую личность как средство достижения общественно важной цели – установления материальной истины по уголовному делу, что, как ни парадоксально, мешает установлению истины и является причиной обилия судебных ошибок.
  • Анализ норм динамично развивающегося УПК РФ и правоприменительной практики позволил автору сформулировать ряд предложений, направленных на обеспечение прав пострадавших на стадии возбуждения уголовного дела. Так, претерпевший существенные изменения уголовно-процессуальный закон не определяет процессуальный статус заявителя, несмотря на ряд статей УПК РФ, предусматривающих его отдельные процессуальные права (ст. 141, ч. 5 ст. 144 и др.). Не решен этот вопрос и в Федеральном законе от 04.03.2013 № 23-ФЗ. Это, в свою очередь, послужило основанием для вывода о целесообразности дополнения обновленного УПК РФ отдельной нормой, коренным образом отличающейся по своему содержанию от предлагавшихся ранее другими авторами, регламентирующей процессуальное положение заявителя, которую целесообразно поместить в раздел II главы 6 УПК РФ.
  • Изучая вопросы, связанные с обеспечением прав гражданского истца, соискатель отмечает, что судебная практика исключает возможность взыскания морального вреда по корыстным преступлениям (кражи и др.), что существенно ущемляет права потерпевшего и гражданского истца и требует корректировки гражданского законодательства в данной части. В диссертации выделен актуальный вопрос, касающийся рассмотрения в рамках уголовного дела исков о признании требований регрессного характера, отмечается, что, учитывая как публичные, так и личные интересы, целесообразно в рамках уголовного дела разрешить предъявление и рассмотрение всех гражданских исков, связанных с совершенным преступлением.
  • С принятием УПК РФ далеко не все проблемы, связанные с процессуальной фигурой подозреваемого в уголовном судопроизводстве России, оказались разрешены, а вопросы, связанные с обеспечением прав подозреваемого, как на следствии, так и в ходе дознания правоприменителями разрешаются по аналогии с правами обвиняемого. С учетом позиции Конституционного Суда РФ автор приходит к выводу об обостренной потребности аналогии в условиях обновленного УПК РФ, необходимости закрепления в УПК РФ положения, разрешающего применение аналогии уголовно-процессуальной нормы. Такой порядок позволит оперативно разрешать неурегулированные уголовно-процессуальным законом ситуации и послужит сокращению количества обращений в Конституционный Суд РФ по поводу несоответствия отдельных норм УПК РФ Конституции РФ и, в конечном итоге, положительно отразится на обеспечении прав личности в сфере уголовного судопроизводства.
  • На основе выявленной специфики процессуального положения законного представителя в уголовном судопроизводстве, состоящей, в частности, в том, что он действует не столько вместо несовершеннолетнего, сколько вместе с ним, и, являясь самостоятельным участником уголовного процесса, наряду с интересами несовершеннолетнего, отстаивает и защищает собственные интересы (будучи привлеченным в качестве гражданского ответчика), автор приходит к выводу о целесообразности отнесения решения вопроса об участии законного представителя при предъявлении обвинения, а равным образом в допросе несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) на усмотрение следователя с учетом мнения несовершеннолетнего и исходя из обстоятельств уголовного дела.
  • Системный анализ норм уголовно-процессуального закона позволил автору констатировать, что внимание законодателя к вопросам обеспечения неприкосновенности частной жизни при производстве следственных действий носит явно спорадический и фрагментарный характер. Это, в свою очередь, дает основание для вывода об отсутствии единой концепции защиты прав и свобод личности в уголовно-процессуальном законодательстве. Так, в частности, исходя из буквального толкования закона, в условиях, обеспечивающих сохранность и недоступность для посторонних, должна содержаться только фонограмма контроля и записи переговоров. На другие доказательства, изъятые предметы и документы, имеющие отношение к частной жизни граждан, полученные при производстве иных следственных действий, подобная норма формально не распространяется. Исследование норм уголовно-процессуального закона в части обеспечения права личности на неприкосновенность частной жизни при производстве следственных действий потребовало внесения соискателем соответствующих предложений по их совершенствованию.
  • В диссертации аргументированы авторские позиции по вопросам, затрагивающим: круг лиц, в отношении которых допустимо применение меры принуждения в случае отказа от участия в производстве судебной экспертизы; порядок принятия решения о медицинском вмешательстве без согласия гражданина, одного из родителей или иного законного представителя; производство экспертного исследования в отношении лиц, вероисповедание и национальные традиции которых запрещают не только обнажение тела, но и снятие головного убора в присутствии лица другого пола, а также нахождение в помещении с лицами другого пола; и др. Проведенное исследование убеждает в необходимости согласования норм УПК РФ, Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» по вопросам, регламентирующим принудительное направление лица для производства судебной экспертизы, а также дополнения УПК РФ специальной нормой, регламентирующей порядок назначения судебной экспертизы в отношении свидетеля и потерпевшего.
  • Анализируя проблему сокрытия информации о личности потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников, близких лиц при производстве следственных действий (ч. 9 ст. 166 УПК РФ), соискатель обращает внимание на систему международно-правовых положений, весьма суживающих диапазон использования полученных при этом показаний и определяющих, что использование показаний анонимных свидетелей для обоснования обвинительного приговора ни при каких обстоятельствах недопустимо. На этой основе делается вывод о том, что, несмотря на отсутствие в УПК РФ прямого указания на вышеперечисленные защитные меры, использование их в нашей стране правомерно. Вместе с тем, обращается внимание на недостаточность нормативной основы в Федеральном законе от 04.03.2013 № 23-ФЗ для сохранения в тайне данных о личности участников уголовного процесса на стадии возбуждения уголовного дела. Предлагается расширить нормативное регулирование оснований и порядка использования в досудебном производстве видеотехнологий, предусмотрев, в частности, в ст. 193 УПК РФ положение о том, что в целях обеспечения безопасности опознающего при предъявлении лица для опознания по решению следователя может применяться видеотрансляция из другого помещения.
  • Анализируя основания для избрания меры пресечения, автор приходит к выводу о необходимости изменить редакцию ч. 1 ст. 97 УПК РФ, заменив слова «при наличии достаточных оснований полагать» словами «при наличии доказанных обстоятельств, дающих основание полагать». Суть предлагаемой формулировки состоит в акцентировании внимания на том, что, во-первых, роль оснований выполняют не предположения, а обстоятельства, имеющие правовое значение; во-вторых, эти обстоятельства должны быть установлены в порядке, предусмотренном действующим законодательством.
  • Исследуя сроки содержания под стражей, диссертант обращает внимание на то, что ныне действующий предельный срок содержания под стражей носит излишне репрессивный характер, что противоречит такому международно-правовому принципу, как разумность срока содержания под стражей (ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). В этой связи предлагается установить предельный срок содержания под стражей не свыше девяти месяцев, а продление сроков содержания под стражей ввиду необходимости ознакомления с материалами дела должно быть обусловлено только инициативой самого обвиняемого.
  • Анализ взаимосвязанных положений УПК РФ позволил прийти к выводу, что в законе не предусмотрено обязательное проведение предварительного следствия в случае заключения с подозреваемым (обвиняемым) досудебного соглашения о сотрудничестве. Проведенным исследованием обосновывается вывод о том, что при производстве дознания и дознания в сокращенной форме подозреваемый (обвиняемый) также вправе заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, что требует законодательного разрешения.
  • Уголовно-процессуальный закон определяет достаточно широкие временные границы заявления ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве – с начала уголовного преследования до объявления об окончании предварительного следствия. Между тем обеспечение возможности указанных лиц воспользоваться упомянутым выше правом, к сожалению, не нашло надлежащего отражения в нормах уголовно-процессуального закона. Возложение обязанности разъяснения подозреваемому (обвиняемому) его права на заявление ходатайства о досудебном соглашении с момента появления указанных участников уголовного процесса, бесспорно, повысит вероятность возникновения у подозреваемого мотивации к сотрудничеству со следствием и сообщения сведений, способствующих раскрытию и расследованию преступлений.
  • Законодатель, регулируя порядок заключения досудебного соглашения, по сути, игнорирует права потерпевшего. Исходя из содержания ст. 317.1 УПК РФ, он не только не является участником досудебного соглашения, поскольку не принимает участия в его составлении (ч. 1 ст. 317.3 УПК РФ), но и не уведомляется о факте его заключения, а также не знакомится с его содержанием при ознакомлении с материалами уголовного дела (ч. 1 ст. 216 УПК РФ). Подобное положение должно быть исправлено, в том числе на законодательном уровне.
  • Всесторонний анализ действующего УПК РФ позволяет автору утверждать, что уголовно-процессуальный институт понятых может рассматриваться в качестве своего рода гарантии от недобросовестности как должностных лиц процессуальных органов, осуществляющих следственные действия, так и граждан, в отношении которых они производятся, а в решение вопроса об участии понятых в уголовном судопроизводстве следует привнести диспозитивное начало, поставив его в зависимость от усмотрения следователя.
  • При этом в тех случаях, когда следственным действием ограничиваются права и свободы личности, понятые должны приглашаться также по требованию самого подозреваемого, обвиняемого или его защитника, а также свидетеля, потерпевшего и его представителя, т.е. того лица, чьи конституционные права на неприкосновенность личности, жилища, частной жизни и законные интересы затрагиваются.

    В свете надлежащей охраны прав участников уголовного судопроизводства такое положение дел видится диссертанту как еще один аспект диспозитивного начала в решении вопроса об участии понятых в следственных действиях.

    В диссертации сформулирован и обоснован комплекс предложений по внесению изменений и дополнений в УПК РФ и другие законодательные акты по вопросам охраны прав участников уголовного процесса в досудебном производстве.

    Теоретическая значимость диссертации обусловлена тем, что в ней сформулирована система взаимообусловленных научных положений по эффективной охране прав личности в досудебном производстве. Результаты исследования вносят вклад в целый ряд разделов уголовно-процессуальной науки, изучающей права участников уголовного процесса, посвященных принципам уголовного судопроизводства, производству следственных действий, применению мер уголовно-процессуального принуждения, досудебному производству по уголовному делу. Совокупность разработанных соискателем концептуальных положений о понятии, значении, порядке охраны прав личности в ходе досудебного производства по уголовным делам и пределах ограничения данных прав в условиях современного реформирования всей правоохранительной системы способствует решению крупной научной проблемы, имеющей существенное значение для дальнейшего развития российского уголовного процесса в целях приведения его в соответствие с принципами правового государства и международными стандартами в области прав человека и гражданина.

    Диссертация восполняет существующие теоретические пробелы, имеющиеся в рассматриваемой сфере, и создает предпосылки для дальнейших научных изысканий, направленных на совершенствование уголовно-процессуальных гарантий прав и свобод лиц, вовлекаемых в производство по уголовным делам.

    Практическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что выводы и предложения, сформулированные в нем, могут быть использованы как в правотворческой, так и в правоприменительной деятельности, а также в системе высшего образования. В сфере правотворчества результаты диссертационного исследования могут быть использованы при подготовке законопроектов о внесении изменений и дополнений в УПК РФ, другие федеральные законы, при разработке ведомственных нормативных актов правоохранительных органов, наделенных полномочиями раскрытия преступлений и расследования уголовных дел. Материалы диссертационного исследования могут быть использованы в работе дознавателей, следователей, руководителей органов дознания и следственных органов при производстве по уголовным делам, прокурорами, осуществляющими надзор за их деятельностью. Сформулированные соискателем положения и выводы можно использовать при подготовке учебной, методической и научной литературы по уголовно-процессуальному праву, а также в системе профессиональной подготовки и повышения квалификации сотрудников правоохранительных органов, при изучении уголовно-процессуального права студентами в системе высшего профессионального образования.

    Апробация и внедрение в практику результатов исследования происходила в форме обсуждения диссертационных материалов на научно-практических конференциях, подготовки научных публикаций и методических рекомендаций, внедрения соответствующих научных разработок в учебный процесс, а также практическую деятельность.

    Основные положения и выводы диссертации доложены соискателем на более чем 20 международных, всероссийских и региональных научно-практических конференциях и семинарах, среди которых: «Уголовно-процессуальная реформа: УПК РФ – год спустя. Актуальные проблемы правоприменения» (Санкт-Петербург, 2003); «Права и свободы человека и гражданина: международно-правовое и конституционное регулирование» (Санкт-Петербург, 2003); «Актуальные проблемы развития процессуального права России» (Санкт-Петербург, 2004); «Юридические гарантии правового статуса личности: защита свидетелей и лиц, способствующих раскрытию преступлений, в уголовном процессе» (Санкт-Петербург, 2004); «Применение специальных технических средств в борьбе с терроризмом» (Санкт-Петербург, 2005); «Актуальные проблемы деятельности правоохранительных органов по профилактике, раскрытию и расследованию преступлений» (Санкт-Петербург, 2006); «Актуальные проблемы теории и практики оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел на современном этапе» (Москва, 2007); «Обеспечение прав человека в уголовно-процессуальной деятельности: перспективы развития в свете современных правовых реформ» (Курск, 2008); «Уголовно-правовая защита конституционных прав человека (к 15-летию Конституции России)» (Санкт-Петербург, 2009); «Реформа органов предварительного расследования и развития уголовно-процессуального законодательства: прогностический анализ» (Санкт-Петербург, 2010); «Международный и отечественный опыт модернизации в экономической и правовой сфере: история и современность» (Санкт-Петербург, 2010); «Безопасность личности, общества и государства: теоретико-правовые аспекты» (Санкт-Петербург, 2010); «Актуальные проблемы правосудия в современном мире» (Москва, 2011); «Проблемы защиты прав человека в российском судопроизводстве» (Москва, 2012); «Европейская система защиты прав человека. Практика Европейского Суда по правам человека и исполнение его постановлений» (Москва, 2013).

    В 2002-2007 гг. результаты исследований использовались при подготовке аналитических и информационных записок прокурора Костромской области и заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Генеральному прокурору Российской Федерации по вопросам применения УПК РФ и внесения в него изменений и дополнений, а также в выступлении автора в 2005 г. в Комитете по правовым и судебным вопросам Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации с докладом «О состоянии борьбы с преступностью в Северо-Западном федеральном округе и совершенствовании уголовно-процессуального законодательства». Вопросы охраны прав участников уголовного процесса в досудебном производстве систематически рассматривались под непосредственным руководством автора на коллегиях прокуратуры Костромской области и совещаниях при заместителе Генерального прокурора Российской Федерации в 2001-2007 гг.

    Основные положения, выводы и рекомендации исследования опубликованы в 5 монографиях и 78 иных научных работах соискателя, в том числе в 31 статье в журналах, указанных в рекомендованном ВАК Минобрнауки России Перечне ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени доктора.

    Результаты диссертационного исследования внедрены в учебный процесс и научно-исследовательскую деятельность Московского университета МВД России, Академии ФСБ России, МГИМО(У) МИД России, Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Военного университета Министерства обороны Российской Федерации, Российской академии адвокатуры и нотариата. Материалы диссертационного исследования легли в основу фондовых лекций, а также в соответствующие разделы подготовленных с участием диссертанта учебников и учебных пособий по уголовно-процессуальному праву.

    Результаты исследования внедрены в практическую деятельность Следственного комитета Российской Федерации, Следственного департамента МВД России, Следственного управления ФСБ России, Гильдии российских адвокатов, Государственной Думы и Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.



    Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |
     





     
    © 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

    Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
    Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.