авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Ответственность в международном атомном и международном космическом праве

-- [ Страница 2 ] --

Во введении излагается сущность исследования, обосновывается его актуальность, определяются цели и задачи, методы исследования, приводятся положения, выносимые на защиту, а также приводятся аргументы в пользу практической значимости, научной новизны исследования.

В первой главе «Понятие и основания ответственности в международном атомном и международном космическом праве» на основе исследования международных норм, практики их применения и научных теорий анализируется понятие, основания и правовое регулирование ответственности в международном атомном и космическом праве. Глава состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Понятие и юридическая природа международной ответственности» основное внимание уделено исследованию различных подходов к пониманию ответственности в первую очередь в теории международного права. Автор полагает, что международная ответственность – это одно из последствий определенного поведения субъектов международного права, причем разделяет точку зрения о том, что на существо ответственности правомерность или противоправность такого поведения влияние не оказывает. Кроме того, отмечаются противоречия в употреблении различных терминов, обозначающих ответственность за правомерную и противоправную деятельность, которая наблюдается и в отечественной, и в иностранной литературе.6 В связи с этим автор не считает необходимым разделять ответственность на перспективную и ретроспективную, полагая, что в юридическом смысле ответственность может быть только ретроспективная как неблагоприятное последствие для субъектов. Это последствие стоит в ряду таких, как применение мирных средств урегулирования споров, применение мер принуждения со стороны потерпевшего или мирового сообщества. По мнению автора, основное содержание любой ответственности состоит в возложении на ответственного субъекта определенной обязанности, которая его обременяет. Международная ответственность представляет собой «вторичное» международное отношение. Основной целью ответственности является восстановление международного правопорядка. Отношения по несению ответственности являются двусторонними в том смысле, что и у потерпевшего и у ответственного субъекта есть как права, так и обязанности. По мнению автора, формулирование условий ответственности в отраслях международного права должно строиться на общих универсальных нормах международного права, поскольку существенных различий в юридической природе общей и отраслевой международной ответственности не усматривается.

Во втором параграфе «Правовое регулирование ответственности в международном атомном и международном космическом праве» рассматривается современное регулирование отношений по несению международной ответственности как в общем международном праве, так и в исследуемых отраслях (атомном и космическом). Анализируя универсальные договоры в области ответственности в международном атомном праве (Брюссельскую конвенцию об ответственности операторов ядерных судов 1962 г., Венскую конвенцию о гражданской ответственности за ядерный ущерб 1963 г. (в редакции Протокола от 12.09.1997 г.), Конвенцию об ответственности в отношении третьих лиц в области ядерной энергии 1960 г. (с изменениями, внесенными Дополнительным Протоколом от 28.01.1964 г. и Протоколом 16.11.1982 г.), автор приходит к выводу, что они предусматривают международную ответственность, поскольку устанавливают ответственность, реализуемую в том числе через обязательство государств. Указание на частно-правовой характер этих конвенций нельзя назвать обоснованным исключительно потому, что в названии содержится термин «гражданская ответственность», а по своему содержанию основной формой такой ответственности выступает возмещение ущерба. Ответственность устанавливаемую этими конвенциями, еще называют имущественной, что также не противоречит природе международной ответственности. Это подтверждается регулированием ответственности в отрасли комического права, поскольку в Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами 1972 г., речь идет хотя и о международной ответственности, но реализуемой также в форме возмещения ущерба.

Развитие сотрудничества в этих отраслях показывает, что в отношения вступают не только государства между собой, но и субъекты, находящиеся под их юрисдикцией. В частности, отмечается тенденция «коммерциализации» космического права. Вместе с тем, государства не утрачивают контроль за национальной деятельностью в указанных отраслях, как следствие их нельзя исключить из процесса несения ответственности в случае причинения ущерба при эксплуатации источников ядерной энергии или космических объектов.

Рассмотрение двустороннего сотрудничества в атомном и космическом праве позволяет сделать вывод о том, что решение вопросов ответственности в двусторонних договорах либо вообще не осуществляется, либо стороны формулируют положения о взаимном отказе от претензий в случае причинения ущерба (например, соглашения о сотрудничестве в области исследования и использования космического пространства в мирных целях, заключенных РФ с Бельгией 2000 г., Болгарией 1996 г., Бразилией 1997 г., Венгрией 1999 г., Германией 2001 г., Италией 2000 г., Казахстаном 1998 г., Китаем 1996 г., Мексикой 1996 г., США 1992 г., Украиной 1996 г., Францией 1996 г., Японией 1993 г.), либо включается норма о возложении ответственности на государство, на территории которого причинен ущерб (например, соглашения по вопросам мирного использования ядерной энергии, заключенные РФ с Болгарией 1995 г., Бразилией 1994 г., Великобританией 1996 г., Вьетнамом 2002 г., Германией 1998 г., Китаем 2000 г., Сирией 1999 г., США 1993 г., Узбекистаном 1997 г., Украиной 1993 г., Швецией 1997 г.). В качестве исключения в Соглашении между РФ и Францией о гражданской ответственности за ядерный ущерб вся ответственность возложена на российскую сторону.

В связи с этим в работе делается вывод о необходимости совершенствования международного регулирования в указанной сфере не только на двустороннем, но и на многостороннем уровне. Как показывает практика международного сотрудничества, в данном случае целесообразнее создать универсальные нормы, на которые могут ссылаться государства в своих двусторонних договорах. Учитывая, что Российская Федерация участвует только в Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами 1972 г., и что в настоящее время происходит лишь пересмотр уже существующих договоров (например, подписание в феврале 2004 г. очередного Протокола к Конвенции об ответственности в отношении третьих лиц в области ядерной энергии 1960 г.7), можно сделать предложение о вступлении Российской Федерации во все существующие универсальные конвенции, устанавливающие ответственность за ядерный ущерб.

Поскольку нормы этих конвенций сформулированы так, что позволяют их непосредственное применение во внутригосударственных отношениях, это помогло бы решить проблему отсутствия внутригосударственного регулирования в области ответственности за ядерный ущерб.

Автор соглашается с мнением8, что одним из направлений совершенствования международного регулирования в области ответственности является установление условий ответственности за неперсонифицированный ущерб (например, окружающую среду) и за ущерб, причиненный вне территории государств-участников. Пока эта проблема не решена, поскольку, хотя ее важность неоднократно отмечалась государствами на конференциях, регулирование ограничивается лишь несколькими принципами, сформулированными в декларация, не создающих конкретных обязательств для государств.

Указанные проблемы могли бы быть решены при подготовке Проекта статей об ответственности государств, однако Комиссия международного права ООН разделила свою работу по кодификации международной ответственности за неправомерную деятельность (результатом ее стал Проект статей об ответственности государства за международно-противоправные деяния, одобренный Комиссией международного права ООН на 53-ей сессии 31 мая 2001 г.) и кодификации ответственности за деятельность, не запрещенную международным правом (результатом ее стал Проект статей о предотвращении трансграничного вреда от опасных видов деятельности, одобренный Комиссией международного права ООН, одобренный Комиссией международного права на 53-ей сессии 11 мая 2001 г., не предусматривающий норм об ответственности как таковые). В результате, пытаясь согласовать диаметрально противоположные позиции государств и все-таки завершить сорокалетнюю работу над Проектом, Комиссия международного права не решила принципиально вопрос ни о понятии международной ответственности, ни о включении в качестве основания ответственности правомерное причинение вреда при осуществлении потенциально опасной деятельности.9 Вместе с тем, в работе отмечаются и достоинства указанного проекта, например, включение норм о формах ответственности, условиях и пределах применения контрмер. Кроме того, следует отметить стремление разработчиков урегулировать сам процесс несения ответственности и закрепить принцип неизбежности международной ответственности за любое международно-противоправное деяние.

В параграфе третьем «Основания международной ответственности в международном атомном и международном космическом праве» анализируются различные теоретические подходы к выделению оснований международной ответственности, нормы Проекта статей об ответственности государства за международно-противоправные деяния, одобренный Комиссией международного права ООН на 53-ей сессии 31 мая 2001 г., а также практику привлечения к ответственности. Из всех оснований ответственности, по мнению автора, необходимо уделить внимание деянию ответственного субъекта. Его следует рассматривать как определенное поведение (правомерное или противоправное), вмененное субъекту международного права. При этом в работе отмечается, что этапы вменения правомерного и противоправного поведения совпадает между собой.

Еще одним важным основанием международной ответственности в атомном и космическом праве является ущерб. Придерживаясь точки зрения, что деяние может причинить как имущественный, так и неимущественный вред, автор приходит к выводу, что в международном регулировании не существует критериев разделения этих видов вреда. В частности ущерб жизни и здоровью рассматривается как разновидность имущественного вреда. Единственный вид ущерба, который не подлежит возмещению при правомерной деятельности - это ущерб в политической сфере субъектов международного права.

Рассматривая вину субъекта – выделяемое некоторыми авторами основание ответственности10, диссертант отмечает, что в международных отношениях происходит объективизация вины, то есть понимание ее как фактического отступления субъекта от норм международного права.

В главе второй «Субъекты международной ответственности в международном атомном и международном космическом праве» исследуются особенности несения ответственности различными субъектами международного права, при этом особое внимание уделяется вопросам вменения ответственности. Глава состоит из трех параграфов.

В параграфе первом «Понятие субъекта международной ответственности в международном атомном и международном космическом праве» анализируются различные подходы к пониманию субъектов международной ответственности. Диссертант отмечает так и не решенную на универсальном уровне проблему отнесения к субъектам ответственности межгосударственных организаций. Несмотря на то, что межгосударственные организации участвуют в международных договорах наряду с государствами, в их учредительных договорах отсутствуют общие установления о том, что такие организации могут нести ответственность не только на основании обязательств, вытекающих из международных договоров, но и в силу действия обычных норм международного права.

Кроме того, в диссертации подвергается критике положение о том, что государства-участники организации несут солидарную ответственность за ущерб, который причинен этой организацией. В результате исследования, автор делает вывод о том, что нельзя подходить к пониманию субъектов международной ответственности узко, включая туда только государства. Такой вывод подтверждается в том числе и анализом международно-правового регулирования. В частности, международные конвенции в области ответственности за ядерный ущерб используют для обозначения субъекта ответственности термин «оператор», которым может быть любой публично-правовой субъект, отвечающий определенным требованиям, эксплуатирующий ядерную установку.

В параграфе два «Государства как субъекты международной ответственности в международном атомном и международном космическом праве» основное внимание уделено вменению деяния государства. В первую очередь речь идет о поведении государственных органов, независимо от того, к какой ветви власти они принадлежат. При этом автор отмечает, что сотрудничество в области космической деятельности идет по пути вменения государству ответственности за ущерб, возникший в том числе и в результате поведения частных лиц, за так называемую национальную деятельность. Похожую тенденцию можно выделить и в сотрудничестве по вопросам в использовании атомной энергии. Однако в этой сфере государства чаще всего выступает в качестве своеобразного гаранта несения ответственности находящимися под их юрисдикцией физическими и юридическими лицами.

В параграфе третьем «Международные организации как субъекты международной ответственности в международном атомном и международном космическом праве» исследуются вопросы несения международной ответственности межгосударственными организациями. Отмечая широкое участие межгосударственных организаций в сотрудничестве в указанных сферах, автор указывает на неодинаковые подходы к формулированию условий ответственности организаций в международном атомном и международном космическом праве. В частности в международном атомном праве нет специальных норм, относящихся к ответственности именно межгосударственных организаций, но используемая терминология позволяет включить их в круг субъектов. Однако не все межгосударственные организации являются участниками универсальных договоров об ответственности. В свою очередь в космическом праве ответственности межгосударственных организаций посвящена универсальная статья Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, 1972 г. По смыслу этой статьи не ясно, можно ли автоматически распространить ее действие на организацию, не участвующую в данном договоре. Автор делает вывод о том, что для привлечения к ответственности межгосударственной организации в данном случае необходимо согласие на обязательность этих положений, выраженное самой организацией, либо государствами-участниками (например, включение отсылочной нормы в учредительные документы организации).

Рассматривая ответственность неправительственных организаций, автор приходит к выводу, что необходимы изменения Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, 1972 г., включающие в число ответственных субъектов также и неправительственные организации. В международном атомном праве такой проблемы не существует из-за используемой терминологии. Практически все универсальные договоры возлагают ответственность на оператора, которым может быть и международная неправительственная организация.11

В главе третьей «Формы международной ответственности в международном атомном и международном космическом праве» рассматриваются различные виды и формы международной ответственности, а также процессы ее несения в указанных отраслях. Глава состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «Понятие форм и видов международной ответственности» автор соглашается с уже высказанным мнением о необходимости деления ответственности на два вида – имущественную и неимущественную – в зависимости от характера причиненного ущерба. Кроме того, присутствие на ответственной стороне нескольких субъектов, позволяет вести речь о солидарной ответственности как одном из видов международной ответственности.

Понимая форму международной ответственности как действие, совершаемое ответственным субъектом для достижения целей ответственности, автор соглашается с подходом, в соответствии с которым основной формой ответственности выступает возмещение ущерба. При этом, возмещение нематериального ущерба традиционно именуется сатисфакцией. Использование термина «возмещение материального ущерба», по мнению автора, позволит избежать споров относительно соотношения с репарациями, реторсиями, реституциями и иными формами международной ответственности, выделяемыми в первую очередь в науке.

Кроме того, автор анализирует соотношение форм международной ответственности и санкции. В работе отмечаются следующие различия между этими явлениями: безвозвратный характер ответственности, невозможность замены ответственности санкциями, по субъекту, от которого ожидаются активные действия, по достигаемым целям. Вместе с тем, требует анализа и другой термин, используемый в Проекте статей об ответственности государства за международно-противоправные деяния – «контрмеры». Учитывая одинаковую природу этих явлений, следует отметить, что санкции являются частным случаем контрмер.

В параграфе два «Формы нематериальной ответственности в международном атомном и международном космическом праве» исследуется основная форма нематериальной ответственности – сатисфакция. В параграфе отмечается, что в настоящее время сатисфакция уже утратила прежнее значение и выполняет роль дополнительной меры ответственности. Кроме того, анализ международного сотрудничества позволяет сделать вывод о том, что в международном атомном и космическом праве сатисфакция возможна только за неправомерное поведение. Содержание сатисфакции автор предлагает понимать узко, для того, чтобы не происходило смешение, например, с санкциями12.

Параграф третий «Формы материальной ответственности в международном атомном и международном космическом праве» посвящен рассмотрению как форм ответственности, выделяемых в науке международного права, так и непосредственно в международно-правовых актах. В работе изучаются различные тенденции в определении размера возмещаемого материального ущерба. Кроме того, отмечается повышение размера ответственности за ядерный ущерб. Учитывая особенности сотрудничества в указанных областях, автор не находит возможности применить для ответственности субъектов такие формы как реституция и субституция.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.