авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Доктрина основного производства при трансграничной несостоятельности юридических лиц

-- [ Страница 2 ] --

3. Сформулированы основные характеристики доктрины основного производства (модифицированного универсализма), а именно: 1) существование скоординированной множественности производств по делу о трансграничной несостоятельности в виде основного производства, имеющего экстерриториальный эффект и признаваемого на территории всех иных государств, и территориальных дополнительных и вторичных производств, ограниченных территорией государства места возбуждения и имеющих ликвидационную направленность; 2) возможность реализации только в актах унификационного характера, универсальных или региональных; 3) определение применимого права для каждого из производств на основе унифицированной коллизионной нормы (как правило, lex fori concursus – закон государства места возбуждения производства); 4) разграничение компетенции судов различных государств по возбуждению каждого из видов производств на основе унифицированных критериев международной подсудности, различных для каждого из видов производств.

4. Выявлены сущностные признаки критерия разграничения компетенции судов различных государств по возбуждению основного производства при трансграничной несостоятельности: во-первых, установлено, что данный критерий является унифицированным; во-вторых, обосновано, что он должен указывать на единственную страну из множества тех, с которыми связана деятельность должника; в-третьих, установлено единство процессуального и коллизионного начал в его определении, в-четвертых, установлено, что он детерминирует применение процессуального и материального законодательства о банкротстве государства суда.

5. Разработана классификация критериев разграничения компетенции судов различных государств по возбуждению основного производства при трансграничной несостоятельности: во-первых, выделены критерии, связанные с деятельностью должника, с местом нахождения его активов, а также с местом его инкорпорации; во-вторых, критерии дифференцированы по признаку множественности и единичности мест, ими обозначаемых; в-третьих, выделены простые и сложные критерии, где первые основываются на единственном признаке, вторые предполагают разграничение компетенции на основе совокупности признаков; в-четвертых, выделены мобильные критерии, позволяющие должнику изменять государство, компетентное возбудить основное производство, в преддверии несостоятельности, и стабильные критерии, минимизирующие такую возможность.

6. Установлены параметры эффективности критерия разграничения компетенции судов различных государств по возбуждению основного производства при трансграничной несостоятельности: 1) соответствие коллизионной привязке, определяющей личный закон должника для нивелирования эффекта «разрыва» применимого корпоративного права и законодательства о несостоятельности; 2) определенность, заключающаяся в однозначности толкования и применения признаков критерия; 3) стабильность, заключающаяся в минимизации возможности со стороны должника или кредиторов изменить условия, лежащие в основе разграничения компетенции судов различных государств по возбуждению основного производства для смены применимого права и извлечения собственной выгоды. Доказано, что при разграничении компетенции судов по возбуждению основного производства таким параметром, как тесная связь должника и правопорядка, можно пренебречь, поскольку последний является возможным, но не обязательным в условиях существования территориальных вторичных и дополнительных производств. Установлено, что во всех случаях смещение акцента в сторону определения тесной связи должника и правопорядка уменьшает стабильность критерия, а стремление к обеспечению стабильности критерия приводит к уходу от принципа тесной связи должника и правопорядка.

7. Сделан вывод о несовершенстве центра основных интересов должника в принципе как критерия разграничения компетенции судов различных государств по возбуждению основного производства. Обосновано, что центр основных интересов должника не соответствует таким параметрам эффективности, как определенность, стабильность и соответствие коллизионной привязке, определяющей личный закон компании.

8. Обосновывается вывод о том, что в рамках доктрины основного производства (модифицированного универсализма) наиболее эффективным в целях разграничения компетенции судов различных государств из всех возможных критериев определения международной подсудности основного производства является критерий инкорпорации. Использование данного критерия должно быть сопряжено с унификацией коллизионной привязки для определения личного закона юридических лиц на основе теории инкорпорации. Такой подход обеспечит изначальную предсказуемость в регламентации правоотношений, минимизирует forum shopping, а также нивелирует разрыв между правом, применимым к регулированию несостоятельности компании, и правом, применимым к регулированию личного закона компании.

9. Обоснована невозможность адекватного и надлежащего правового регулирования в актах национального права разграничения компетенции судов различных государств по возбуждению основного производства при трансграничной несостоятельности.

10. Обоснована необходимость разработки универсальной модели регулирования трансграничной несостоятельности с участием РФ, в том числе для государств СНГ, основанной на концепции основного производства (модифицированного универсализма). Предложена следующая редакция статьи международного договора РФ для определения международной подсудности основного производства по делу о трансграничной несостоятельности в рамках модели правового регулирования данных правоотношений для СНГ:

«судом, компетентным возбудить основное производство по делу о несостоятельности юридического лица, является суд государства, в котором данное юридическое лицо учреждено».

Апробация результатов исследования. Положения и выводы, изложенные в диссертационной работе, обсуждались в рамках научно-практических конференций, проводимых в Пермском государственном университете («Проблемы развития юридической науки и российского законодательства», г. Пермь, Пермский государственный университет, 11-12 октября 2006 г.; «Актуальные проблемы международного права», конференция, посвященная 5-летию кафедры международного и европейского права Пермского государственного университета, г. Пермь, 20-21 апреля, 2007 г.), и др.

Основные выводы диссертационной работы нашли отражение в 11 публикациях, в том числе в монографии. Материалы исследования используются соискателем для преподавания курсов «Международное частное право», «Основные проблемы международного частного права» и «Международный гражданский процесс» на юридическом факультете Пермского государственного университета.

Структура работы. Диссертационная работа состоит из введения, четырех глав, состоящих из восьми параграфов, приложений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении дается обоснование актуальности, научной новизны, теоретической и практической значимости работы, анализируется степень разработанности темы, определяются цели и задачи исследования, раскрываются методологические и теоретические основы исследования, формулируются положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Понятие трансграничной несостоятельности в теории и нормах права» – состоит из двух параграфов и посвящена анализу различных подходов к понятию трансграничной несостоятельности, существующих в теории, проблеме дефиниции данной категории в доктрине и нормах права, соотношению с несостоятельностью транснациональных корпораций (ТНК).

В первом параграфе первой главы – «Подходы к понятию трансграничной несостоятельности в теории и их отражение в нормах права» – выделяется и анализируется три основных подхода к пониманию сущности трансграничной несостоятельности. В рамках первого подхода в качестве отличительных признаков трансграничной несостоятельности указывается осложненность правоотношений, возникающих в данном случае в связи с несостоятельностью лица, иностранным элементом (Л.П. Ануфриева, А.В. Летин и др.). Второй подход к понятию трансграничной несостоятельности основывается на отождествлении данной категории с понятием «трансграничное производство» или «производство по делу о несостоятельности» (С.С. Трушников, Л. Адлер ДелКар, С. Баффорд, С. Брукс, М. Кригер и др). В соответствии с третьим подходом трансграничная несостоятельность понимается как несостоятельность транснациональных корпораций (А.П. Кузьмина, В.В. Хайрюзов и др.).

В результате рассмотрения данных точек зрения автор приходит к выводу о том, что наиболее обоснованным является первый подход, в рамках которого диссертантом сформулирована следующая дефиниция трансграничной несостоятельности: это совокупность правоотношений, возникающих по поводу несостоятельности лица и осложненных при этом иностранным элементом, проявляющимся, но не исчерпывающимся: 1) участием в правоотношении иностранных по отношению друг к другу кредиторов и должника; 2) участием в правоотношении иностранных по отношению друг к другу участников (учредителей) должника – юридического лица и самого должника; 3) наличием имущества должника за рубежом; 4) возбуждением в отношении одного и того же должника производств по делу о несостоятельности в двух и более государствах.

В работе обосновывается дифференциация категорий «трансграничная несостоятельность» и «трансграничное производство», поскольку правоотношения, связанные с несостоятельностью, рассматриваются автором вслед за многими специалистами как комплексные материально-процессуальные, следовательно, не вполне корректно сводить категорию «трансграничная несостоятельность» к процессуальной составляющей. Категория «трансграничное производство по делу о несостоятельности», условно называемая «производством по делу о трансграничной несостоятельности», имеет, таким образом, самостоятельное значение и понимается как производство по делу о несостоятельности, осложненное иностранным элементом.

По результатам рассмотрения действующих международно-правовых актов в данной сфере, делается вывод о том, что они касаются лишь некоторых аспектов трансграничной несостоятельности, в основном, судебного сотрудничества, и в целом оперируют такими терминами, как «иностранное производство по делу о несостоятельности» и «процедуры по делу о несостоятельности», но не «трансграничная несостоятельность». В отечественном законодательстве используется сам термин, но его дефиниция не дана, что затрудняет его понимание и правоприменение.

Во втором параграфе первой главы«Трансграничная несостоятельность и несостоятельность транснациональных корпораций: соотношение понятий» - рассматривается подход, в соответствии с которым трансграничная несостоятельность отождествляется с несостоятельностью ТНК. Автор не согласен с таким подходом и указывает, что несостоятельность ТНК может охватываться понятием трансграничной несостоятельности в том случае, если ТНК существует в виде одного юридического лица. Если же ТНК существует в виде так называемой «юридической множественности», или группы компаний, то в таком случае несостоятельность ТНК «распадается» на совокупность правоотношений, возникающих по поводу несостоятельности соответствующих компаний, входящих в ТНК, которые также могут, при наличии соответствующих признаков, являться правоотношениями, именуемыми «трансграничной несостоятельностью», но они в любом случае будут охватывать не всю ТНК, а только ее часть в виде отдельно взятого юридического лица. Исходя из изложенного, автор полагает, что необходимо дифференцировать понятия трансграничной несостоятельности и несостоятельности транснациональных корпораций.

ТНК, существующая в качестве группы компаний, может быть признана несостоятельной как единый субъект только при решении в нормах права вопроса о правосубъектности ТНК. Анализируются различные подходы, касающиеся признания ТНК субъектом права, при этом отмечается, что данные идеи развивались в нескольких направлениях: в направлении признания ТНК субъектом национального права, в том числе путем наделения ТНК «частичной правосубъектностью», а также признания ТНК субъектом международного права. Но на сегодняшний день данный вопрос не решен, в связи с чем невозможна несостоятельность ТНК – группы компаний в качестве единого образования и самостоятельного субъекта права.

Вторая глава «Доктрина основного производства в соотношении с иными теориями правового регулирования трансграничной несостоятельности» – посвящена анализу доктрины основного производства в сравнении с иными концепциям правового регулирования трансграничной несостоятельности.

В первом параграфе второй главы - «Традиционные доктрины правового регулирования трансграничной несостоятельности» - рассматриваются традиционные теории правового регулирования трансграничной несостоятельности: территориальность и универсализм. В параграфе выделены основные параметры для их сопоставления, среди которых обозначены подходы к решению в каждой из теорий следующих вопросов:
1) о применимом праве, 2) о суде, компетентном рассматривать дело о трансграничной несостоятельности (международной подсудности), 3) об экстерриториальности действия применимого права и 4) о признании и исполнении судебных актов, выносимых по делу о несостоятельности, и полномочий арбитражных управляющих.

Указывается, что исторически первой сложившейся была парадигма территориальности, основными «параметрами» которой являются следующие характеристики: 1) применимым правом, несмотря на наличие в правоотношении иностранного элемента, выступает национальное право; 2) при определении международной подсудности применяются нормы, действующие в данной национально-правовой системе и указывающие на компетенцию собственного суда, при этом критерии юрисдикции определяются каждым государством самостоятельно, что приводит к возможности возникновения нескольких параллельных производств по делу о несостоятельности; 3) экстерриториальность действия норм применимого права отсутствует, т.е. действие норм соответствующего законодательства о несостоятельности ограничено территорией государства их создания, что обуславливает невозможность включения имущества, расположенного на территории данного государства, в конкурсную массу производства, возбужденного в отношении данного должника на территории другого государства и производимого на основе права другого государства, а также невозможность учета доли удовлетворения требований кредиторов в иностранных производствах при распределении конкурсной массы среди кредиторов, участвующих в конкурсном производстве в данном государстве; 4) признание и исполнение иностранных судебных актов осуществляются в общем порядке: либо посредством получения специального разрешения со стороны государства, на территории которого требуется признание и исполнение (экзекватуры), либо посредством исполнения судебных поручений, что влияет на оперативность исполнения актов и поручений, а в ряде случаев вообще исключает такую возможность. Автор отмечает, что теория территориальности не решает вопрос о разграничении компетенции судов различных государств по возбуждению производств по делу о несостоятельности, в связи с чем порождает нескоординированное множество производств.

Отмечается, что, несмотря на реальность реализации данной теории, такая «чистая территориальность», по признанию большинства специалистов, не соответствует целям правового регулирования трансграничной несостоятельности и имеет недостатки, в частности, приводит к существованию нескольких нескоординированных территориальных производств и к раздробленности правового регулирования трансграничной несостоятельности, минимизации стоимости активов должника, нарушению прав кредиторов и т.д.

В противовес теории территориальности в теории получила свое развитие доктрина универсализма (Дж. Вестбрук, А. Гузман, Л. Бебчук, Дж. Грин и др.), известная в России как теория единого производства, предполагающая создание такой системы регламентации трансграничной несостоятельности, при которой правовое регулирование осуществлялось бы на основе единого производства, объединяющего все активы должника, независимо от места их нахождения.

Обозначаются следующие характеристики универсализма: 1) существует единственный суд, имеющий юрисдикцию в отношении всех активов должника, независимо от того, где они находятся, и распределяющий их в соответствии с одним правом, где последнее имеет экстерриториальное действие в отношении всех активов и всех кредиторов, независимо от места нахождения тех и других (принцип «одно право, один суд»); 2) в рамках универсалистской концепции предполагается, что все судебные решения, вынесенные по делу о несостоятельности, должны получать признание и исполнение на территории иностранных государств без специализированных правил и требований, т.е. без выдачи экзекватуры, аналогичным образом должны признаваться и иные судебные акты, вынесенные в рамках единого производства, и полномочия арбитражного управляющего, или ликвидатора, или иного компетентного лица (независимо от того, как это лицо называется во внутреннем праве конкретного государства).

Универсалистская концепция обладает целым рядом преимуществ, в частности: максимизация стоимости активов за счет аккумуляции их в едином производстве по делу, обеспечение равенства прав кредиторов, предсказуемость системы и прогнозируемость применимого права и процедур, применимых при трансграничном банкротстве и др.

Диссертант отмечает, что в рамках теории универсализма можно выделить несколько подходов к реализации основного принципа данной концепции («одно право, один суд»): широкий (абсолютистский) подход и узкий подход, известный в доктрине также как «чистый универсализм». Абсолютистский подход предполагает материально-правовую унификацию регулирования трансграничной несостоятельности (унифицированный статут несостоятельности) и создание специализированных международных судов (трибуналов), уполномоченных на рассмотрение данных дел (с изъятием последних из-под юрисдикции национальных судов), применяющих унифицированные нормы процессуального права при их рассмотрении.

Но с учетом условий объективной действительности, а именно – диверсификации основных приоритетных целей государств в правовом регулировании рассматриваемых правоотношений (существование прокредиторских и продолжниковских систем банкротства), отмечается, что абсолютистский подход к концепции универсализма может выступать в качестве некоторой идеальной модели, рассчитанной на очень далекую перспективу, и не реализуем на сегодняшний день, в связи с чем в современных исследованиях парадигма универсализма сужена до позиций теории так называемого «чистого универсализма».



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.