авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Общеправовой принцип социальной справедливости и его реализация в современном уголовном праве россии (теоретико-правовые аспекты)

-- [ Страница 5 ] --

Меньшей степенью конкретизации отличается опре­деление субъекта служебного преступления в разъясни­тельных нормах, содержащихся в примечании к ст. 189, примечании 1 к ст. 201, примечаниях 1, 2 и 3 к ст. 285, примечании к ст. 318 и в ст. 331 УК РФ 1996 г. В при­мечании к ст. 189 УК определено лицо, наделен­ное правом осуществлять внешнеэкономическую деятель­ность, являющееся субъектом преступления, ответствен­ность за которое установлена данной статьей; в приме­чании 1 к ст. 201 - лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, при­знаваемое обязательным субъектом преступлений, преду­смотренных ст. 201, ч. 3 и 4 ст. 204, и альтернативно с должностным лицом - предусмотренного ст. 215(1) УК; в примечании 1 к ст. 285 - должностное лицо, представляющее собой обязательный субъект преступле­ний, ответственность за которые предусмотрена ст. 140, 169, 170, п. «б» ч. 3 ст. 188, ст. 285-287, 289, 290, 292, 293, и альтернативный с лицом, выполняющим управлен­ческие функции в коммерческой или иной организации, либо иным лицом - преступлений, предусмотренных со­ответственно ст. 215(1) и 149 УК РФ 1996 г.; в примечани­ях 2 и 3 к ст. 285 - лицо, занимающее государственную должность РФ, и лицо, занимающее государственную должность субъекта РФ, являющиеся обязательным субъектом преступле­ния, предусмотренного ч. 2 ст. 287, и альтернативным с главой органа местного самоуправления - преступлений, ответственность за которые установлена ч. 2 ст. 237, ч. 2 ст. 285 и ч. 2 ст. 286 УК; в примечании к ст. 318 - представитель власти, признаваемый, наряду с другими категориями должностных лиц, субъектом перечислен­ных преступлений, в которых им являются должностные лица; в ст. 331 - субъект преступлений против военной службы, ответственность за которые установлена ст. 332-352 УК РФ.

В еще меньшей степени конкретизации выражается субъект служебного преступления в запретительных нор­мах, содержащих указание на данный субъект посред­ством описания признаков субъекта и объективной сто­роны состава преступления в их сочетании. Такое указа­ние состоит в употреблении словосочетания «лицом с ис­пользованием своего служебного положения», из которо­го вытекает, что субъектом преступления является лицо, занимающее служебное положение.

В одном из своих значений термин «справедливость» выступает как синоним истины. Социально справедливое решение всегда основано на достижении истины. Кто добивается справедливых решений, тот одновременно выступает за истину. Следовательно, кто хочет добиться истины, тот стремится к социально справедливому решению. «Нарушение справедливости может быть либо следствием искажения истины, либо искажение истины может быть следствием несправедливости.»17 Однако это не означает, что истина и справедливость отождествляются. И. Сабо писал об этом: «…само по себе обнаружение объективной истины еще не означает, что акт применения права является справедливым…»18

Третья глава диссертации «Особенности выражения общеправового принципа социальной справедливости в Уголовном кодексе Российской Федерации» посвящена определению содержания, сущности, места и роли общеправового принципа социальной справедливости в общей и Особенной частях Уголовного кодекса Российской Федерации.

В первом параграфе третьей главы «Общеправовой принцип социальной справедливости в Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации» сделан вывод о том, что поскольку идея социальной справедливости, корректируя взаимодействие отдельных принципов, приводит их в систему, она аккумулирует их положения и выступает в роли единого требования к нормам Общей части Уголовного кодекса и тем самым отражает объективные связи входящих в систему принципов, имея в то же время свое содержание. В этом смысле требование социальной справедливости перерастает качество принципа и играет роль нового интегративного свойства системы принципов назначения наказания, установленной в Общей части Уголовного кодекса.

Конкретизация и реализация принципа социальной справедливости как стержневого принципа Общей части Уголовного кодекса осуществляется через систему принципов института назначения наказания (принципы законности назначения наказания и применения иных мер уголовно-правового характера, гуманности, экономии уголовной репрессии в законодательных пределах, соответствия назначенного наказания характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, индивидуализации назначения наказания).

Соотношение принципов по вертикали в Общей части Уголовного кодекса выявляет их иерархию, где определяющее место занимает принцип социальной справедливости. Его особое место обусловлено следующими обстоятельствами:

– он охватывает своим содержанием все другие принципы; последние конкретизируют его (нарушение любого из этих принципов влечет одновременно и нарушение принципа социальной справедливости);

– он предопределяет содержание других принципов, что не исключает того, что юридическое выражение того или иного принципа в нормах уголовного права может быть неудачным или не вполне удачным (может потребовать корректировки и совершенствования);

– он выступает арбитром и при возникновении противоречий между другими принципами уголовного права;

– в случае возникновения правовых коллизий при разработке уголовного законодательства или в процессе его применения вопрос должен решаться в соответствии с принципом социальной справедливости.

Принцип социальной справедливости призван регулировать и обеспечивать взаимодействие всех составляющих звеньев механизма уголовно-правового регулирования общественных отношений, закрепленного в Общей части Уголовного кодекса. Другие принципы в обеспечении этой задачи развивают отдельные стороны принципа социальной справедливости, являясь как бы его реализацией в том или ином направлении.

Проблема соотношения принципа социальной справедливости с другими уголовно-правовыми принципами в рамках Общей части Уголовного кодекса должна быть разрешена с позиций их содержательной стороны. В этом плане принципу социальной справедливости следует отвести ведущую роль как принципу, определяющему все иные принципы Общей части Уголовного кодекса. Действительно, соблюдение принципа социальной справедливости предполагает и соблюдение законности (ст. 3 УК РФ), и гуманизм (ст. 7 УК РФ), и равенство граждан перед законом (ст. 4 УК РФ), и виновность (ст. 5 УК РФ). Но каждый из перечисленных принципов в то же время самостоятелен, закрепляет и развивает важнейшие аспекты социальной справедливости, сохраняя собственную содержательную сторону.

Завершающим этапом, который обеспечивает реализацию принципа социальной справедливости, в частности, путем индивидуализации назначенного наказания, является учет эффективности воздействия назначенного наказания на исправление осужденного. Эффективность наказания требует, чтобы суд при определении вида и размера наказания мог предвидеть и быть уверенным, на основе опыта правосудия (профессионализма и беспристрастности), что именно избранное им наказание не только необходимо, но и достаточно для достижения обязательных целей наказания осужденного. Таким образом, принцип социальной справедливости в своей определенной части зависит и от опыта самой судебной системы (судебных прецедентов по аналогичным уголовным делам), толкующего норму уголовного закона.

Выполнение данного положения представляет значительную сложность для правоприменителя (суда), поскольку ему на основе, как правило, далеко не исчерпывающих данных о виновном, полученных за относительно короткий срок, предстоит определить наиболее эффективную меру воздействия на него, согласовывая при назначении наказания требования всех его принципов.

Уголовно-правовая политика требует совершенствования системы уголовной ответственности, которая призвана стать более гуманной, но вместе с тем эффективной. «Крайне важна гуманизация уголовного законодательства и системы наказания. Наша главная цель - добиться неотвратимости наказания, а не его чрезмерной суровости».19

Во втором параграфе третьей главы «Общеправовой принцип социальной справедливости в Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации» сделан следующий вывод: поскольку сердцевину содержания принципа социальной справедливости составляют принципы индивидуализации уголовной ответственности и наказания, принцип социальной справедливости так или иначе воплощен во всех статьях Особенной части Уголовного кодекса России.

Санкции статей Особенной части Уголовного кодекса, определяющие максимальные пределы наказания, дают возможность выбора правоприменителем (судом) с учетом комплекса допущений наказания, наиболее соответствующего характеру и степени общественной опасности деяния, тем самым восстанавливая социальную справедливость в обществе.

При наличии в действиях лица признаков состава преступления возникает необходимость восстановления социальной справедливости, а поскольку нормативный материал Особенной части Уголовного кодекса в социальном плане аккумулирует категорию «общественная опасность», постольку определение степени общественной опасности обозначает предполагаемые границы должного восстановления социальной справедливости в обществе.

Общая и Особенная части Уголовного кодекса РФ находятся в неразрывном единстве и целостности, а взаимосвязанная система их норм составляет единое функционирующее нормативное образование – российский уголовный закон как самостоятельную отрасль юридических установлений. В силу такого очевидного факта и нормы Общей части Уголовного кодекса не могут не нести на себе глубокого отпечатка категории социальной справедливости.

Уголовное право живет и действует, реализует свои охранительные, регулятивные, предупредительные и воспитательные функции только в единстве, в тесном взаимодополнении и взаимодействии Общей и Особенной частей Уголовного кодекса. Именно этим предопределяется тот непреложный факт, что общественная опасность, образно говоря, «разлита» по всей структуре и содержанию уголовного права и, выполняя в нем стержневую функциональную роль, приобретает значение атрибутивного свойства явлений и процессов, отраженных в законе, хотя данная категория свойственна, в меньшей, конечно, степени, и другим отраслям права, например, административному, исправительно-трудовому праву в части регламентации режима и порядка отбывания наказания. Однако в названных отраслях права, имеющих иные задачи и предметы правового регулирования, категория общественной опасности, в отличие от уголовного права, не приобретает качества доминанты, определяющей содержание и функциональные роли их юридических институтов и норм.

Четвертая глава диссертации «Перспективы развития и определение приоритетов совершенствования уголовного законодательства с точки зрения общеправового принципа социальной справедливости» посвящена определению проблем и приоритетов развития уголовного права и законодательства с точки зрения реализации общеправового принципа социальной справедливости.

В первом параграфе четвертой главы «Проблемы реализации общеправового принципа социальной справедливости в уголовной политике современной России» сделан вывод о том, что уголовная политика определяет направление деятельности соответствующих органов и организаций в трех сферах приме­нения наказания. Это деятельность по:

– быстрому и полному раскрытию преступлений, изобличе­нию виновных и обеспечению правильного применения закона;

– правильной квалификации совершенного преступления и назначению справедливого и целесообразного наказания;

– исполнению назначенного судом наказания и закреплению положительных результатов воздействия наказания.

Деятельность, осуществляемая в каждой из сфер, имеет свою специфику по субъекту деятельности, по непосредственным це­лям и характеру отношений, выступающих предметом регу­лирования. Эта специфика послужила поводом для разделения в советской юридической литературе единой политики в области борьбы с преступностью на самостоятельные уголовно-правовую политику, уголовно-процессуальную политику и исправительно-трудовую политику. При этом уголовно-правовая политика часто обозначается термином «уголовная политика». Вряд ли подобное разделение имеет веские основания. Указанные выше сферы деятельности в области борьбы с пре­ступностью представляют собой единство: имеют одну и ту же конечную цель – ликвида­цию преступности; у них единая сущность – борьба с преступ­ностью путем применения уголовного наказания или заменяющих наказание мер общественного воздействия; они не могут существовать одна без другой: нельзя назначать наказание, если преступник не изобличен, нельзя исполнять наказание, если оно не назначено.

Следует говорить об уголовно-правовой политике, с одной стороны, как об определении пределов использования, места и роли уголовного закона в борьбе с антиобщественными проявлениями, а с другой – как о выработке содержания и форм деятельности государственных органов по созданию и применению норм уголовного права в борьбе с совершенными преступлениями.

Поскольку причинная связь между деянием и последствием – это необходимая, закономерная связь, по­стольку деяние становится причиной тогда, когда представляет собой необходимое, решающее, главное условие наступления последствия.

Поэтому признать деяние причиной можно тогда, когда оно, с одной стороны, было необходимым условием наступления последствия, т.е. таким, при отсутствии которого последствие не могло наступить, и с другой – имен­но это, а не иное необходимое условие с внутренней необходимостью закономерно вызвало наступление данного последствия.

Отдельной проблемой, на борьбу с которой в настоящее время брошены все силы государственного аппарата, является борьба с коррупцией. В своем ежегодном Послании Федеральному Собранию 5 ноября 2008 г. Президент России в целом негативно оценил работу государственного аппарата: «В результате государственный аппарат у нас - это и самый большой работодатель, самый активный издатель, самый лучший продюсер, сам себе суд, сам себе партия и сам себе, в конечном счете, народ. Такая система абсолютно неэффективна и создает только одно - коррупцию. Она порождает массовый правовой нигилизм, она вступает в противоречие с Конституцией, тормозит развитие институтов инновационной экономики и демократии».20

Развитие за предыдущие годы научных исследований и законотворческой деятельности выдвинуло в число практических задач планирование правотворчества как на сравнительно короткое время, так и на длительную перспективу21. Этот вопрос применительно к уголовной политике и проблеме реализации в ней принципа социальной справедливости связан с прогнозированием характера развития антиобщественных явлений в нашем обществе и с заблаговременным, перспективным определением тех уголовно-правовых мер, которые необходимы в борьбе с ними.

Поскольку право имеет своим источником материальные условия жизни общества, то планирование будущих изменений в правовых нормах, безусловно, требует глубокого анализа экономических и социальных процессов, а также свойственных им тенденций. Поэтому основой юридического, в том числе уголовно-правового, планирования является предвидение тех будущих изменений в жизни современного общества, которые потребуют изменения правовых норм.

Согласно ст. 6 УК РФ, справедливость наказания означает, что оно соответствует трем критериям: характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Статья 43 УК РФ в ч. 2 уточняет и существенно дополняет это положение: наказание применяется, помимо исправления самого осужденного и предупреждения совершения новых преступлений, в целях восстановления социальной справедливости. Это означает, что для определения судом преступнику адекватного совершенному им преступлению наказания необходимо доказать причинно-следственную связь между деянием и последствием – один из наиболее сложных в теории уголовного права вопросов.

Во втором параграфе четвертой главы «Особенности применения общеправового принципа социальной справедливости в деятельности судебной системы Российской Федерации» сделан вывод о том, что обеспечить общественный порядок и законность в обществе, социальную справедливость наказания и восстановление (компенсацию) прав и свобод пострадавших и потерпевших от преступлений призван судебный по­рядок рассмотрения уголовных дел, иными словами, эффективная деятельность российской судебной системы на всех ее уровнях (инстанциях). В идеале факт вынесения судом приговора призван свидетельствовать либо о том, что справедливое наказание реализовано и госу­дарство прекращает карательное воздействие, либо о том, что справедливое наказа­ние не реализовано и принудительное воздействие на осужденного должно быть продолжено или изменено.

Критерии справедливого наказания, назначаемого по совокупности имеющихся в деле доказательств в ходе судебного заседания по конкретному уголовному делу, следует разделить на три груп­пы:

– обусловливающие наличие права наказания у субъекта правоприменения, к которым относится справедливость установленного уголовно-правового запрета, нравственно высокий уровень лиц, реализующих наказание (беспристрастность, истинность, законность, честность), наличие властных отношений между наказывающим и наказываемым.

– характеризующие наказание по форме как меру, применяемую к преступнику: направленность на личность преступника и соразмерность наказания характеру и степени общественной опасности преступления, личности виновного и об­стоятельствам, смягчающим и отягчающим наказание, правильное применение уголовного законодательства.

– характеризующие наказание по сути как процесс: достоверность, полнота и объективность данных, на основе которых принимаются решения по делу, приоритет обеспечения право­вого смысла мер воздействия, включаемых в систему наказания, направленность системы наказания на восстановление справедливости, избрание одного масштаба оценки мер воздействия, применяемых к осужденному, согласительная процедура принятия решений, возможность изменения меры наказания.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.