авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Правовое регулирование вооруженных конфликтов и его роль в обеспечении безопасности российской федерации (

-- [ Страница 4 ] --

Заключение мирного договора означает полное прекращение состояния войны. Взаимоотношения восстанавливаются в полном объеме, устанавливается длительный и прочный мир. В целом, мирные договоры регулируют следующий круг вопросов: восстановление мирных отношений; территориальные проблемы; компенсация, причиненного боевыми действиями вреда; наказание военных преступников. Примером этому служат послевоенные мирные договоры.

В третьей главе проводится теоретический и сравнительно-правовой анализ правового положения лиц, участвующих и затрагиваемых вооруженным конфликтом, содержания правовых норм, регулирующих защиту гражданского населения, режима военного плена, интернированных лиц, а также противоправности наемничества.

Право вооруженных конфликтов защищает различные категории лиц, участвующих и затрагиваемых вооруженным конфликтом. Лиц, которых международное право полностью бы лишало защиты в процессе вооруженной борьбы, нет. Различны лишь объем и содержание предоставляемой защиты. Для правильного определения объема и содержания необходимой защиты важно правильно определить характер участия конкретных лиц в вооруженном конфликте. Речь идет о комбатантах и некомбатантах.

Комбатанты - это лица, входящие в состав вооруженных сил воюющих сторон и участвующие в таком качестве в вооруженном конфликте.

В соответствии с нормами права вооруженных конфликтов к комбатантам относятся: во-первых, личный состав вооруженных сил, находящихся в конфликте; во-вторых, личный состав ополчения и добровольческих отрядов, входящих в состав вооруженных сил; в-третьих, личный состав организованных движений сопротивления; в- четвертых, население неоккупированной территории, которое берется за оружие для борьбы с вторгающимися войсками, не успев сформироваться в регулярные войска; в-пятых, военные разведчики, при соблюдении определенных условий.

Отнесение к комбатантам личного состава регулярных вооруженных сил не ставится в зависимость от факта признания другой воюющей стороной власти, в подчинении которой находятся вооруженные силы. Право быть комбатантами и обязанность признавать такой статус вытекает из международно-правовых правил, а не из внутригосударственных установлений. Неслучайно, нормы Протокола I закрепляют, что лица, входящие в состав вооруженных сил, находящихся в конфликте (кроме медицинского и духовного персонала), являются комбатантами, т.е. имеют право принимать непосредственное участие в военных действиях.

Другой категорией, которая в разной степени затрагивается вооруженным конфликтом, являются некомбатанты. Они отличаются от комбатантов и мирного населения характером причастности к боевым действиям. К некомбатантам (несражающимся) Гаагское положение 1907 г. относит корреспондентов, репортеров, маркитантов, поставщиков. Женевские конвенции 1949 г. сохранили деление на комбатантов и некомбатантов и увеличили круг лиц, причисляемых к некомбатантам. К числу лиц, которые следуют за вооруженными силами, но не входят в их состав непосредственно, отнесены: гражданские лица, входящие в экипажи военных самолетов, личный состав команд по бытовому обслуживанию вооруженных сил. Протоколом I к некомбатантам отнесен медицинский и духовный персонал.

Более 40 лет Гаагская конвенция о законах и обычаях сухопутной войны 1907 г. оставалась единственным договорным источником международного права, относящимся к защите гражданского населения, т.к. содержала ряд важных положений, имеющих целью разграничение на войне комбатантов и гражданского населения, устанавливающих иммунитет последнего от военных действий, а также определяющая правовой режим военной оккупации.

Грубейшее попрание фашистской Германией прав мирного населения в период Великой Отечественной войны обусловили необходимость разработки новых, более универсальных норм, направленных на защиту гражданского населения от последствий вооруженных конфликтов. Не случайно, Женевская конвенция о защите гражданского населения во время войны 1949 г. регулирует исключительно эти вопросы. На дипломатической конференции в 1977 году были приняты два Дополнительных протокола к Женевским конвенциям 1949 г., которые, в частности, значительно усовершенствовали правовую защиту гражданского населения.

Согласно нормам международного права гражданским лицом является любое лицо, не входящее в личный состав вооруженных сил, ополчений и добровольческих отрядов, в стихийно сформировавшиеся вооруженные группы для борьбы с вторгающимися вражескими войсками. В этом качестве они находятся под защитой международного права. Гражданские лица не имеют права принимать участие в военных действиях.

Международное право предусматривает предоставление гражданскому населению разных уровней защиты и соответственно предоставление определенных режимов обеспечения безопасности. Право вооруженных конфликтов обеспечивает ему как общую, так и специальную правовую защиту от последствий военных действий. Общая защита предоставляется всему гражданскому населению независимо от возраста, политических взглядов, религиозных убеждений, возраста, расовой принадлежности и т.д. Предоставление специальной защиты связано с повышенной уязвимостью определенных категорий покровительствуемых лиц (дети, женщины) в условиях вооруженных конфликтов либо объясняется их особой ролью в оказании помощи гражданскому населению и обеспечении его выживания в ходе боевых действий (персонал медицинских формирований).

Кроме того, нормы права вооруженных конфликтов закрепляют, что воюющие стороны обеспечат защиту и необходимое содействие тому гражданскому населению, которое отзовется на обращение властей об оказании помощи в подборе раненых, больных и розыске мертвых. Такой подход представляется достаточно общим. Во-первых, для недопущения проявлений мародерства и других противоправных актов такими гражданскими лицами, необходимо назначить ответственное лицо, которое отвечало бы за оказание помощи раненным, больным и розыске погибших. Это может быть местный житель или военнослужащий регулярной армии воюющей стороны. В любом случае такое назначение должно быть осуществлено военным командованием. Во-вторых, гражданское население, оказывающее такую помощь, на период ее выполнения, должно быть обеспечено установленными опознавательными знаками и эмблемами или любыми другими отличительными знаками с уведомлением другой воюющей стороны.

В связи с этим, первое предложение пункта 2 ст.17 Протокола I целесообразно дополнить следующими словами: «Военное командование для поиска и оказания помощи раненым, больным и лицам, потерпевшим кораблекрушение, ухода за ними, розыска мертвых назначает лицо, ответственное за своих подчиненных. Гражданским лицам, отозвавшимся на обращение властей, предоставляются специальные отличительные знаки на период оказания помощи».

Важным и актуальным вопросом права вооруженных конфликтов является регулирование военного плена и соответствующего режима, который регулирует нахождение военнопленных во власти неприятельского государства.

Под режимом военного плена следует понимать совокупность международно-правовых норм и внутригосударственных установлений, регулирующих правовое положение военнопленных. Основные положения режима военного плена закреплены в Женевской конвенции об обращении с военнопленными 1949 г. (Конвенция III). Рассматриваемый режим включает следующие элементы: а) уважение и соблюдение прав военнопленного; б) обязанности и права военнопленного; в) ответственность военнопленных и должностных лиц, обеспечивающих соблюдение правил обращения с военнопленными.

Конвенция определяет, что военнопленными являются попавшие во власть неприятеля лица, принадлежащие к: 1) личному составу вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте; 2) личному составу ополчений и добровольческих отрядов, входящих в эти вооруженные силы; 3) личному составу организованных движений сопротивления; 4) лицам, следующим за вооруженными силами, но не входящим в их состав непосредственно, т.е. выполняющим обслуживающие (в том числе и тыловые) функции, при условии полученного разрешения от командования вооруженных сил, которое оформляется приказом по конкретной воинской части и наличия соответствующего удостоверения личности; 5) членам экипажей судов торгового флота и экипажей гражданской авиации сторон, находящихся в конфликте, если они не пользуются каким-либо льготным режимом - например, вывозят раненых, больных, детей, сирот, членов дипломатического и консульского персонала или доставляют в район боевых действий сотрудников ООН, Красного Креста, других международных организаций, медицинский и духовный персонал.

В Конвенции закреплена возможность передачи военнопленного другому государству-участнику. Однако не решен вопрос о возможности обжалования военнопленным самой процедуры его передачи другому государству, что в определенной мере, является нарушением прав военнопленного. Cт.12 Конвенции III, целесообразно дополнить следующим пунктом: «Решение вопроса о передаче военнопленного другому государству может быть обжаловано военнопленным в трехдневный срок, со дня получения уведомления об этом. Жалоба подается в письменной форме начальнику лагеря для военнопленных с указанием причины, из-за которой происходит обжалование. Такими причинами могут быть болезнь, нарушение прав и свобод человека, в государстве предполагаемой передачи по признакам расовой, национальной, социальной, религиозной принадлежности и т.д. В каждом случае по жалобе создается комиссия из представителей лагеря для военнопленных, сотрудников МККК, представителей государства, предполагаемой передачи. По результатам работы комиссии составляется протокол с указанием причин рассмотрения жалобы, полученных результатах и выносится соответствующее решение. Копия протокола выдается военнопленному, подавшим жалобу. Решение комиссии является окончательным и обжалованию не подлежит».

С военнопленными всегда надлежит обращаться гуманно. Специально выделен запрет на проведение над военнопленными научных или медицинских опытов, если это не оправдывается состоянием здоровья или интересами военнопленного. В данном случае должно быть мотивированное заключение врачей, заверенное по соответствующим правилам и письменное согласие самого военнопленного. Последнего необходимо ознакомить с процедурой эксперимента (опыта), времени его проведения, последствиях и т.д. К сожалению данное требование не получило в Конвенции должного закрепления. Cт.13 Конвенции III, целесообразно дополнить следующим пунктом: «Военнопленный может письменно обратиться к держащей в плену Державе с просьбой о проведении научного и медицинского опыта, вызванного состоянием его здоровья. После проведения специального обследования письменно выносится соответствующее решение, которое сообщается военнопленному. Кроме того, военнопленному обязательно сообщается характер опыта, его продолжительность, последствия, сроки восстановления и другая необходимая информация».

Протокол I закрепляет, что шпионы и наемники не имеют права на статус комбатанта и поэтому режим военного плена на них не распространяется. Они несут уголовную ответственность на основании национального законодательства.

Добровольцы (в зависимости от выполняемых ими в армии функций) могут считаются комбатантами, на них будет распространен режим военного плена.

Военный плен возможен только в период вооруженного конфликта международного характера. В период вооруженного конфликта немеждународного характера, т.е. боевых действий между правительственными войсками и подразделениями отрядов вооруженной оппозиции (антиправительственных сил) ограниченного рамками территории суверенного государства, состояние военного плена существовать не может. В военном противостоянии принимают участие граждане одного государства. Их свобода в районе и в период боевых действий может быть ограничена, они могут быть захвачены (лишены свободы) противоборствующими сторонами. Они считаются не военнопленными, а являются лицами, лишенными свободы по причинам, связанным с вооруженным конфликтом. На таких лиц режим военного плена не распространяется, а Протокол II закрепляет общие гарантии, связанные с безопасностью личности, уважением прав и свобод.

С началом вооруженного конфликта привычный уклад жизни любого государства претерпевает значительные изменения. Это касается практически всех жизненно важных сфер общества, которые начинают подчиняться особому, исключительному чрезвычайному режиму. Такой особый режим, связанный с войной, напрямую влияет на правовое положение иностранных граждан и особенно граждан неприятельских государств, а также граждан государств, оказывающих различную поддержку неприятелю, находящихся на территории воюющих сторон. Такие иностранные граждане могут быть интернированы.

Нормы Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны 1949 г. (Конвенция IV) определяют целый ряд частных ограничений, налагаемых на интернированных. В частности закрепляется, что по соображениям безопасности стороны могут ввести специальные меры контроля в отношении иностранцев. Документ не раскрывает конкретные меры. По нашему мнению, к ним следует отнести - запрещение покидать определенное место жительства, ограничение мест посещений, введение строго разрешительной (а не уведомительной) системы выездов в другие регионы страны, регистрация в определенное время о месте нахождения и т.д.

Далее устанавливается, что если такие специальные меры являются недостаточными, то государство может прибегнуть к более суровым мерам- принудительно поселить в определенном месте или интернировать, но лишь при условии, что это необходимо для безопасности задерживающего государства.

Более строгими мерами по отношению к иностранным гражданам является принудительное поселение в определенном месте или интернирование. Документ вводит два термина, которые предполагают совершение определенных мер. Важным моментом в анализе этих терминов является содержание ч.2 ст. 42 Конвенции IV, определяющей, что интернирование, помимо принудительного характера, может быть добровольным. В этом смысле принудительное поселение служит более строгой мерой, применяемой к иностранным гражданам.

Принудительное поселение в определенной местности следует рассматривать в двух аспектах: превентивном и охранительном.

Рассматривая первый аспект необходимо отметить, что именно с такой позиции решался вопрос в период Второй мировой войны в отношении лиц немецкой национальности. Перед компетентными органами стояла задача проведения упреждающей профилактики, осуществления «подстраховочных мероприятий», и с точки зрения обеспечения безопасности государства это вполне объяснимо.

Второй, охранительный аспект представляет собой совокупность организационных и правовых мер, направленных на защиту иностранных граждан от последствий войны. Он связан с обеспечением безопасности гражданских лиц, которые находятся вблизи района боевых действий. Обеспечивая безопасность, их принудительно поселяют (переселяют) в иные безопасные места. Принудительный характер в данном случае проявляется в безоговорочном перемещении иностранных граждан в безопасные места, без учета субъективных желаний переселяемых, по соображениям безопасности.

Именно второй подход должен быть определяющим при разработке и анализе международных договоров и национального права.

Участие наемников в вооруженных конфликтах, их использование для вмешательства во внутренние дела, угрозы территориальной целостности и независимости суверенных государств, воспрепятствование процессу самоопределения народов, подрыва международного мира и безопасности вызвали негативное отношение мирового сообщества к такому явлению как наемничество.

Анализ норм международного права позволяет выделить определяющие критерии наемника. Во-первых, главным критерием определения наемника является материальное вознаграждение. Форма вознаграждения в нормах права не указана, но оно гораздо выше выплачиваемого комбатантам того же ранга, входящим в личный состав вооруженных сил данной стороны. Во-вторых, наемник специально вербуется для участия в конкретном вооруженном конфликте. В данном случае не является существенным, где наемник завербован: за границей или на территории государства, в котором происходит вооруженный конфликт, а также, кто его завербовал: специальная организация, частное лицо или представитель одной из воюющих сторон. В-третьих, наемник не является ни гражданином стороны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте. У наемника отсутствует какая-либо правовая связь с государством, на территории которого происходит вооруженный конфликт. В-четвертых, наемник не послан государством, которое не участвует в вооруженном конфликте, для выполнения официальных обязанностей в качестве лица, входящего в состав его вооруженных сил. Данный критерий проводит различие между наемниками и военными советниками. Последние направляются в иностранное государство на основе двусторонних соглашений для оказания помощи в создании вооруженных сил, подготовке военных кадров, обучения войск, но непосредственного участия в военных действиях они не принимают. В-пятых, наемник не входит в личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте. Это обстоятельство позволяет провести четкое разграничение между наемниками и добровольцами.

Наемники, в соответствии с нормами международного права, рассматриваются как преступники. Многие государства, в своих национальных законодательствах закрепили противоправность наемничества.

В четвертой главе исследуется и обосновывается возможность применения правовых режимов, которые могут использоваться в период вооруженного конфликта международного и немеждународного характера (так называемых исключительных режимов).

Правовые режимы, достаточно широко применяемые в международно-правовой и во внутригосударственной практике, представляют собой своеобразный институт (правовой с организационными обеспечивающими элементами и соответствующими санкциями), направленный на установление оптимальных (с точки зрения мирового сообщества и отдельного государства) отношений в конкретной, сравнительно узкой, но жизненно важной сфере.

Практика правового упорядочения жизненно важных сфер обеспечения жизнедеятельности государства показала, что в ряде случаев недостаточно ограничиваться лишь принятием норм, устанавливающих желательный круг правоотношений в конкретной области, особенно в сфере безопасности.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.