авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Антикоррупционная политика россии: криминологические аспекты

-- [ Страница 2 ] --

5. Дано авторское определение антикоррупционного мониторинга, под которым предлагается понимать единую государственную систему регулярных наблюдений, оценки и прогноза состояния коррупции и противодействия ее проявлениям, а также перманентных изменений, возникающих под влиянием различных факторов (социальных, политических, экономических, правовых).

Разработан криминологический механизм антикоррупционного мониторинга, который основывается на анализе уголовной и судебной статистики, материалов правоприменительной практики, анкетировании сотрудников правоохранительных органов и населения, и предусматривает оценку результативности деятельности правоохранительных и судебных органов в сфере противодействия коррупции. Основными компонентами оценки являются: количество и удельный вес преступлений, связанных с коррупционными проявлениями, раскрытых по оперативным данным, а также уголовных дел, направленных в суд и рассмотренных судом; динамика выявления лиц, совершивших коррупционные преступления; практика назначения уголовного наказания виновным; сумма возмещенного в результате совершенного преступления ущерба.

6. Установлено, что проявления организованной коррупции не однородны по содержанию. В их генезисе участвуют криминологически значимые признаки подкупа, либо продажность государственных или муниципальных служащих. Исходя из такого понимания, выделяются соответствующие виды организованной коррупции. Первый вид образуют преступления, которые связаны с незаконным распоряжением государственными или муниципальными служащими государственными (муниципальными) активами (бюджет, имущество, льготы, заказы). Второй вид составляет деятельность организованных преступных формирований (сообществ), которые выступают заказчиком действий подкупленной стороны. Оба вида проявлений организованной коррупции могут продуцировать или, напротив, выступать в качестве предикатных, по отношению к криминальным и околокриминальным явлениям («рейдерство», недобросовестная конкуренция, «крышевание», наркобизнес).

7. Противодействие организованной коррупции связано с необходимостью совершенствования:

- законодательства (введение специальной меры уголовной ответственности за посредничество во взяточничестве, сокращение сферы уголовно-правового иммунитета, придание конфискации статуса меры наказания);

- правоприменительной практики (выявление не эпизодов, а системы противоправных деяний, связанных с организованными проявлениями коррупции, активное использование оперативно-розыскных методов выявления коррупционных преступлений, реализация принципа неотвратимости наказания, исключение либеральной практики назначения уголовного наказания лицам, виновным в совершении коррупционных преступлений).

8. В целях исполнения требований международных антикоррупционных конвенций, в которых участвует Россия, а также для обеспечения гармонизации потребностей практики правоприменения и правотворчества в сфере противодействия коррупции (касающихся конфискации) предлагается расширить перечень преступлений (ст.ст. 201, 285.1, 289, 291 УК РФ), в случае совершения которых может применяться конфискация имущества в соответствии со статьей 104.1 УК РФ. Данную меру необходимо рассматривать в контексте усиления репрессивного и предупредительного содержания антикоррупционных мер, принимаемых для целей противодействия организованной коррупции. Представляется целесообразным пункт «а» части 1 статьи 104.1 УК РФ изложить в следующей редакции:

«1. Конфискация имущества есть принудительное безвозмездное обращение по решению суда в собственность государства следующего имущества:

а) денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений, предусмотренных частью второй статьи 105, частью второй статьи 111, частью второй статьи 126, статьями 127.1, 127.2, 146, 147, 164, частями третьей и четвертой статьи 184, статьями 186, 187, 188, 189, 201, частями третьей и четвертой статьи 204, статьями 205, 205.1, 205.2, 206, 208, 209, 210, 212, 222, 227, 228.1, 229, 231, 232, 234, 240, 241, 242, 242.1, 275, 276, 277, 278, 279, 281, 282.1, 282.2, 285, 285.1, 289, 290, 291, 355, частью третьей статьи 359 настоящего Кодекса, и любых доходов от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу;».

9.  Тезаурус, выражающий различные аспекты доминантного понятия «коррупция», в настоящее время не имеет ни научно-обоснованных, ни нормативных основ. К числу основных понятийных категорий, имеющих криминологическое значение, относятся: «коррупционная практика» и «коррупционные риски», правовая природа и предупреждение которых не исследованы.

Под коррупционной практикой предлагается понимать систему методов, способов и средств конструирования благоприятных условий (в том числе посредством использования недостатков законодательства, подкупа лиц, обладающих специальной деликтоспособностью) для совершения коррупции и обеспечения ее латентности.

В свою очередь к коррупционным рискам, связанным с государственной службой, следует отнести вероятность возникновения коррупционного поведения, которое может быть вызвано:

- несоблюдением обязанностей, запретов и ограничений, установленных для государственных служащих в связи с прохождением государственной службы;

- реализацией полномочий при осуществлении профессиональной деятельности государственного служащего.

10.  Правовой институт урегулирования и разрешения конфликта интересов на государственной службе не выполняет функции предупреждения коррупции. Повышение эффективности данного института связано с совершенствованием законодательства, в котором следует:

- определить специальный порядок и условия передачи государственными служащими финансовых активов, которыми они владеют, в доверительное управление (уполномоченную государством организацию);

- расширить антикоррупционные требования, которые содержатся в федеральном законодательстве о государственной гражданской службе, и отнести их к предмету рассмотрения комиссий по урегулированию конфликта интересов;

- установить специальные критерии отбора независимых экспертов комиссий по урегулированию и разрешению конфликта интересов, которые позволят исключить необъективность при принятии комиссией решений.

11. Внесены предложения по изменению законодательства. В частности, подпункт «а» пункта 21 Положения о комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих Российской Федерации и урегулированию конфликта интересов, утвержденного Указом Президента РФ от 3 марта 2007 г. № 269 «О комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих Российской Федерации и урегулированию конфликта интересов» предлагается изложить в следующей редакции:

«21. Основанием для проведения заседания комиссии является:

а) полученная от правоохранительных, судебных или иных государственных органов, от организаций, должностных лиц или граждан информация о совершении гражданским служащим поступков, порочащих его честь и достоинство или об ином нарушении гражданским служащим требований к служебному поведению, предусмотренных статьями 15, 17 и 18 Федерального закона;».

Раздел III Положения предложено дополнить пунктом 18 следующего содержания: «Независимыми экспертами в составе комиссии не могут быть граждане Российской Федерации:

- не имеющие высшего юридического образования;

- связанные с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью руководителю комиссии или субъектам конфликта интересов, или имеющие связи близкого родства или свойства с ними».

12. Информационное обеспечение антикоррупционной политики в настоящее время осуществляется односторонне (со стороны государства) и имеет ярко выраженный ознакомительно-пропагандистский характер. Между тем, активные и качественные формы участия населения и институтов гражданского общества в противодействии коррупции достижимы в рамках информационно-контрольного подхода, при котором происходит их включение в практику противодействия коррупции. Ключевое звено такого подхода образуют контрольные механизмы СМИ (ведение реестра физических и юридических лиц, причастных к коррупции, проверка полноты декларирования доходов государственными служащими и их родственниками).

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическое значение диссертации видится в том, что результаты проведенного автором исторического, сравнительно-правового и теоретико-правового исследования криминологических аспектов антикоррупционной политики могут служить методологической и теоретической базой для дальнейших научно-практических разработок в этой области. Положения диссертации позволяют сформировать модель реализации антикоррупционной политики в криминологически значимом ее содержании.

Ряд новых понятий, имеющих криминологическое значение в предупредительном контексте («коррупционные риски, связанные с государственной службой», «коррупционная практика»), введен в научный оборот впервые.

Основные положения и выводы работы могут быть использованы при дальнейшем изучении особенностей коррупции и противодействия ее проявлениям в рамках криминологии, иных отраслевых юридических науках, а также в преподавании специальной учебной дисциплины по проблемам противодействия коррупции (в том числе разработанной автором).

Практическая значимость диссертации определяется возможностью использования результатов исследования для целей оптимизации противодействия коррупции, прежде всего на уровне правотворчества и правоприменения. Положения диссертации могут быть использованы в практической деятельности должностных лиц, осуществляющих профилактику коррупционных правонарушений в рамках ведомственной юрисдикции.

Апробация и внедрение результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре криминологии, психологии и уголовно-исполнительного права Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина.

Комплексный характер исследования обусловил различные формы апробации и внедрения его результатов.

Диссертация является итогом многолетнего (с 1998 г. по н/в) межотраслевого и междисциплинарного исследования проблем противодействия коррупции, в ходе которого было опубликовано 82 работы научного, учебного, научно-методического характера, из которых по теме диссертации – 64, из их числа: четыре персональные монографии, учебно-методический комплекс, Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 25 декабря 2008 г. №273-ФЗ «О противодействии коррупции», 28 статей в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России.

Авторские предложения нашли практическое применение в законотворческой деятельности Государственной Думы Российской Федерации в связи с имплементацией положений Конвенции ООН против коррупции и Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию (2006-2007 гг.). В период работы в органах прокуратуры автор являлся одним из разработчиков модельного закона «О противодействии коррупции» (Принят Межпарламентской Ассамблеей государств – участников СНГ 25 ноября 2008 г.4), а также Соглашения о сотрудничестве и взаимодействии Генеральных прокуратур государств-участников СНГ в области противодействия коррупции (2006 г.).

В целях внедрения в образовательный процесс положений Национального плана противодействия коррупции (утвержденного Президентом Российской Федерации 31 июля 2008 г. № Пр1568), а также указа Президента Российской Федерации от 26 мая 2009 г. №599 «О мерах по совершенствованию высшего юридического образования в Российской Федерации» автор разработал учебно-методический комплекс учебной дисциплины «Противодействие коррупции и предупреждение коррупционных рисков в профессиональной деятельности служащих органов государственной власти», которая входит в национально-региональный вузовский компонент и включена в учебный план ГОУ ВПО «Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации» решением Ученого совета Академии.

Результаты проведенного исследования использовались автором в ходе работы в качестве члена экспертного совета межведомственной рабочей группы, образованной Указом Президента Российской Федерации от 3 февраля 2007 г. № 129 для подготовки предложений по реализации в законодательстве Российской Федерации положений Конвенции ООН против коррупции и Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию, в том числе при подготовке к оценочной миссии ГРЕКО в 2008 г.

В опертивно-поисковом управлении ФСБ России практическую апробацию получили результаты диссертационного исследования в части, касающейся противодействия организованной коррупции.

Результаты диссертационной работы использованы в рекомендациях «круглого стола» по вопросам развития механизма разрешения конфликта интересов на государственной и муниципальной службе, который был организован Комитетом Государственной Думы по безопасности и Российской правовой академией Минюста России в июне 2009 года.

Диссертант выступал с докладами на научно-практических конференциях, проводимых Российской криминологической ассоциацией (1999-2005 гг.); на международных конференциях, организованных русско-немецким обществом экономики и права «Социология коррупции» (г. Москва, 2003 г.), Институтом государства и права РАН «Государственная политика противодействия коррупции и теневой экономике в России» (г. Москва, 2007 г.), Советом Федерации РФ «Коррупция: история и современность» (г. Москва, 2007 г.), Московским университетом МВД России и МВД земли Северный Рейн-Вестфалия «Правовые и организационные основы борьбы с коррупцией» (г. Москва, 2008 г.); на круглых столах, организованных Северо-западным филиалом Российской правовой академии Минюста России «Основные направления изменения законодательства в свете антикоррупционной политики государства» (г. Санкт-Петербург, 2009 г.), Центром стратегических разработок и Комитетом Государственной Думы по безопасности «Антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов Российской Федерации: организация проведения и совершенствование механизма» (г. Москва, 2009 г.), Минюстом Финляндии «Вопросы сотрудничества России и Финляндии в противодействии коррупции» (г. Хельсинки, 2009 г.), Комитетом Государственной Думы по безопасности и Российской правовой академией Минюста России «Публично-правовые и частноправовые аспекты развития механизма разрешения конфликта интересов на государственной и муниципальной службе» (г. Москва, 2009 г.)

Структура работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, пятнадцати параграфов, заключения, библиографического списка и приложений.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении диссертантом обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень ее научной разработанности, определяются объект, предмет, цель, задачи исследования; приводятся методологическая, теоретическая и нормативная основа работы, эмпирическая база; обосновывается теоретическое и практическое значение, раскрывается научная новизна исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту, излагаются сведения об апробации и внедрении результатов исследования.

В первой главе «Закономерности формирования антикоррупционной политики в России и способы ее познания» анализируются и оцениваются компоненты формирования антикоррупционной политики в контексте отечественного многовекового опыта противодействия коррупции, международных антикоррупционных конвенций и современного антикоррупционного познания.

Первый параграф «Практический подход к законодательному обеспечению противодействия коррупции в истории России» посвящен ретроспективному анализу вопросов законодательного обеспечения противодействия коррупции в России в разных социально-экономических и политических условиях, начиная с середины XV в. до настоящего времени. Отмечается, что законодательное обеспечение в сфере противодействия коррупции строилось с учетом реалий коррупционных проявлений и их подверженности в отношении к предпринимаемым к ним мерам.

Проявлялся адекватный подход, при котором правотворчество основывалось на потребностях практики противодействия коррупции, учитывало процессы детерминации коррупции. Показателен пример, когда установленный Псковской судной грамотой (1467 г.) запрет на «тайные посулы» (обещание коррупционных выгод) применялся на протяжении 300 лет. Разным было только содержание применения, которое трансформировались под стать изменениям коррупции: в 17 в. – для предупреждения получения взяток через родственников или третьих лиц; в 18 в. – для пресечения гарантий оплаты «вымышленных подрядов»; в 19 в. – для предупреждения незаконных выгод (возникающих в связи с гражданско-правовыми деликтами), получаемых через родственников служащих.

Особенности законодательного обеспечения противодействия коррупции выражались не просто в определении конкретных деяний, но и их систематизации в зависимости от разной степени их общественной опасности. Определялись виды допускаемых приношений служащим («почесть», «гостинец», «поминки»), принятие которых становилось уголовно наказуемым при условии совершения действий, противных служебным обязанностям. Классифицировались виды коррупционных преступлений, отражающих две стороны коррупции (подкупающей и подкупаемой): «лиходательство – лихоимство», «мздодательство – мздоимство». Предусматривалась равная уголовная ответственность лиц, действия которых образовывали коррупцию, а уголовному преследованию всегда подвергались посредники и пособники. В периоды развития гражданского оборота законодательно отражалась система коррупционных деяний, и предусматривались соответствующие им виды юридической ответственности (гражданско-правовая, дисциплинарная, административная). Впервые, в комплексном содержании такая классификация была разработана в начале XIX века российскими сенаторами.

Оперативное и качественное законодательное обеспечение противодействия коррупции в российской ретроспективе предопределялось политической волей верховной государственной власти и криминологической обусловленностью принимаемых мер. Эти составляющие обеспечивались совмещением функций нормотворца и координатора правоприменения в лице государя.

В условиях неблагоприятной ситуации, связанной с эскалацией коррупционных проявлений и дефицитом кадровых ресурсов в сфере государственной службы, приоритет (и действенность) имели предупредительные меры, безупречные с точки зрения морали и права того времени. Так, в 1580-е г. был введен институт выборного Земского суда, деятельность которого была направлена на предупреждение коррупции среди назначаемых судей. После рассмотрения дела в государственном суде решение по этому делу проходило экспертизу в выборном суде. Деятельность выборных судей была подотчетной выборщикам, а дела о подкупе выборных судей подлежали разбирательству волостным миром.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.