авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Системная среда уголовного права

-- [ Страница 3 ] --

17. Следует различать политику и её реализаторов, тонкий оперативный инструмент управления страной и лиц, владеющих этим инструментом, – не всегда по праву, часто без должного интеллекта и даже в корыстных целях. Уголовная политика есть бесспорная доминанта официального отраслевого правотворчества и правоприменения, но далеко не первый и не лучший фактор естественного правообразования. Посему «уголовный закон должен иметь не только политическое, но и этическое обоснование»20.

18. Россия вновь переживает полосу реформ, а в такие эпохи требуется обращение к духовным истокам нации, к поведенческому багажу предшествующих поколений, к медленно вырабатываемым естественным порядкам, а не к «навязанному» властью праву. Религия и мораль, а равно находки юриспруденции прошлого служат очищающей средой для уголовного права, задают ему общечеловеческое измерение и призываются для экспертизы наиболее значимых репрессивных правил и экспериментов.

19. Современность показывает, что священники лучше усваивают уроки истории, чем светская власть и даже опережают последнюю в разработке Программ социального развития. Религия, избравшая венцом своего мировоззрения недосягаемый практичному разуму Абсолют, может считаться учителем государства и сциентизма в вопросах прочной организации общественной жизни под флагом постоянной веры (у правящих элит она всегда временная и спекулятивная). Другой компонент канонической апологетики (жизненные назидания мирянам) давно задействован в уголовном праве, но не полностью и не всегда осмысленно, нужен и сегодня для проверки ряда исключительных норм отрасли, возраста уголовной ответственности, списков смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, при криминализации отдельных деяний, в том числе вызванных научно-техническим прогрессом.

20. Право, как и мораль, универсально лишь в том плане, что оно адресуется всем. А вот выражать интересы всех (или хотя бы большинства населения) и создавать психологическую почву для добровольного подчинения граждан правовым нормам может только «нравственное» право. Сегодняшнее уголовное право нашей страны не содержит требуемого морального содержания, а лишь его minimum minimorum. Причина этого – в самоуверенной замене «сверху» исконно коллективистской ориентации россиян на индивидуалистическую психологию, прочно именуемую в мире протестантской моралью. Для отраслевых целей требуется частичная балансировка государственной идеологии в пользу духовных традиций Отечества, отвержение как некоего Абсолюта новой идеологической формулы «личность –общество – государство», возвышение институтов обязанностей и ответственности в противовес прославлению только прав и свобод человека и гражданина.

21. Профессиональная мысль должна согласиться с постулатом о возможности коллизии права и морали и о приоритете последнего феномена, а также найти способы официальной фиксации специализированной нормы об этом приоритете (в Конституции России или в отраслевых кодексах). Кроме этого: а) следует ввести в генеральную инструкцию отрасли – об основаниях уголовной ответственности – «золотое правило нравственности» и сконструировать ст. 8 УК следующим образом: «Основанием уголовной ответственности является совершение лицом деяния, противоречащего основным нравственным заповедям и содержащее все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом»; б) увеличить список форс-мажорных обстоятельств (глава 8 УК РФ) нормой, «исключающей ответственность лица за совершение преступления, обусловленного отказом правоохранительных органов от предоставления правовой защиты»21; в) дополнить ст. 7 частью третьей следующего содержания: «Нарушение лицом при совершении умышленного преступления основных нравственных и религиозных заповедей исключает освобождение его от уголовной ответственности и наказания, а равно применение других мер поощрения».

22. Язык или видовой признак человека, обеспечивающий его приспособление к природной среде обитания и к поведению других людей, сегодня представляет сложную систему (синкретическое единство семиотики, семантики и стилистики) с многочисленными функциями (коммуникативная, генетическая, мыслительная, информационная, управленческая, номинационная), что с неизбежностью предполагает и особую культуру пользования им. Для права же особое значение имеет управленческая функция языка, ибо с его помощью отдаются команды и принимаются сообщения об их выполнении.

23. В условиях, когда уголовный закон официально объявлен единственным источником уголовной ответственности (ст. 3 УК РФ), высокие требования к его языковой форме неизбежны, ибо язык выражает и заложенный в тексте смысл, и волю властей. Потребность в совершенствовании законодательного языка заказана и другими обстоятельствами: а) поскольку в российском законодательстве уже задействована треть национальной лексики, нужно искать внутренние (терминологические) резервы для описания преступных деяний; б) пришла эра машинной информации, что предполагает устранение из текста УК слабо информативных слов; в) неизбежное последствие любого неэволюционного витка истории – засорение всех сфер языка политизированными эпитетами, никогда не работающими в живом правоприменении, а лишь дезориентирующими практиков; г) культурное давление единственной супердержавы приводит к заимствованию англоязычных терминов – всегда только в одном значении из нескольких, а на родине (США, Англия) к тому же есть существенное различие между тем, что написано и как оно читается; д) временное превращение юридического образования в юридический всеобуч, а науки – в софистику с неизбежностью понижает правотворческую культуру и качество законов.

24. Национальный язык – внешняя среда действия уголовного права и закона. Сегодня эта детерминанта характеризуется в первую очередь многозначностью словарного фонда нации. Филологи давно зафиксировали то обстоятельство, что примерно 80% слов любого современного европейского языка, имеющего длительную литературную традицию, многозначны22. Реагировать на полисемию праву, в том числе уголовному, возможно только двумя способами – либо конкретизацией (дальнейшим ростом) лексики, либо большей свободой употребления законодательных текстов (аналогия, прецедент). Ясно, что экстенсивный ресурс развития практически исчерпан, а потому юристам (криминалистам) предстоит нелегкий переход к большей свободе толкования смыслов, заложенных в текстах закона.

25. Культура названий разделов, глав и статей УК, а также использования дефиниций, терминов и оценочных понятий пока далека от совершенства. Вместе с тем, нужно согласиться с неизбежностью отступления законодателя от некоего идеального варианта описания преступлений и правил их преследования, предлагаемого в науке (полное отсутствие в тексте УК синонимии и вообще полисемии, архаизмов и тропов, метонимии и неологизмов, просторечий и т.д.), ибо «строгое следование языковым правилам законодательной техники на уровне отдельных норм УК не всегда возможно и целесообразно» и «не является дефектом формы уголовного закона»23.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. В теоретическом отношении проделанная работа может рассматриваться как экспериментальный образец более развёрнутого, чем это принято в отраслевой науке, подхода к выяснению содержания, структуры и генезиса уголовного права, к уточнению его аппаратных возможностей. Пока у криминалистов не сложилась традиция объяснять изменения отраслевых запретов и конструкций действием внешних детерминант (среды). Возможно, так происходит потому, что «традиционные формы преступлений… в достаточной мере объяснимы и в рамках представлений о причинности как физическом линейном процессе. Тем не менее, ограниченность применения системного подхода не означает, что вопросы уголовного права решаются вообще (при соприкосновении с внешней средой) вне системных отношений»24.

В практическом отношении проделанная работа может представлять интерес: для парламента России – в плане расширения системного кругозора, нахождения более адекватных решений по борьбе с преступностью и снятия межотраслевых коллизий благодаря опоре на большее число детерминант отраслевого закона; для сотрудников правоохранительных органов и правозащитников – как информационная и методическая помощь по преодолению трудностей с пониманием социальной обусловленности отдельных норм и предельных возможностей уголовно-правового регулирования; для преподавателей вузов и научных работников – в части уточнения традиционных представлений о системе и структуре отрасли, внесения корректив в содержание лекций, разработки специальных курсов.

Апробация результатов исследования. Сам ход работы над темой и, в большей степени, её итоги представлялись автором профессиональному сообществу в различных формах и в различных инстанциях. 1. Многолетнее увлечение социальной обусловленностью уголовно-правовых технологий и возможностями облагораживания карательной деятельности государства последовательно актуализировалось нами в нескольких монографиях, которые показывали зависимость отрасли от окружающей среды (от экономики – исследование о контрабанде; от морально-канонических ограничений – исследование о нравственно-религиозных основах уголовного права; от мировых стандартов – исследование о связи российского и международного уголовного права; от социальной психологии – исследования о преступном бездействии и памяти) или демонстрировали вспомогательное предназначение отдельных частных методов (исследование о классификации преступлений) или их союзов (исторический компаративизм – исследование о генетической связи римского и современного уголовного права).

Всего по теме диссертации нами опубликовано более 70 работ общим объёмом свыше 280 п.л., в том числе: 7 монографий; трёхтомник «Система и структура уголовного права»; 3 учебных пособия, из которых два получили одобрение отраслевого УМО по юриспруденции; главы в комментариях к УК и УИК РФ, в учебниках по Общей и Особенной части уголовного права, по теории государства и права; 21 материал по итогам участия в международных и всероссийских конференциях; 19 статей в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук.

2. Автор – непременный участник отраслевых конгрессов и конференций в крупнейших вузах страны (МГУ, МГЮА, УрГЮА, СПбГУ), где им докладывались диссертационные позиции по вопросу о социальной обусловленности отрасли. 3. Нами по просьбе судей КС РФ подготовлено 4 экспертных заключения по рассматриваемым Судом делам (по запросу Останкинского межмуниципального районного суда г. Москвы и жалобам гр-н Д.А. Скородумова, А.А. Шевякова и Л.М. Запорожец). 4. Соискатель в период работы над темой входил в состав Экспертного совета по судебно-правовой реформе и правоохранительной деятельности при Полномочном представителе Президента РФ в Южном федеральном округе, научно-консультативного совета при прокуратуре Ростовской области, комиссии по правам человека при Администрации г. Ростова-на-Дону, где готовил экспертные заключения и аналитические записки, а также рецензировал законопроекты, за что поощрялся. 5. Материалы диссертации используются автором при чтении курса «Общей части уголовного права» и таких дисциплин специализации, как «Уголовная политика» и «Международное уголовное право» в Северо-Кавказской академии государственной службы.

Структура диссертации предопределена целями, задачами, избранной методикой исследования, достигнутой ступенью развития отраслевой доктрины и её традициями, в результате чего она (структура работы) состоит из введения, пяти глав, включающих 15 параграфов, заключения и библиографического списка из 657 позиций. Общий объём текста – 460 машинописных страниц (с учётом библиографии).

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении к работе обосновывается актуальность избранной темы исследования, показывается современная степень её научной разработки, объявляются объект, предмет, цель, задачи, методология, а также теоретический и эмпирический фундамент диссертации, постулируется её научная новизна, формулируются основные научные положения и предложения de lege ferenda, выносимые на защиту, излагается (в понимании автора) теоретическая и практическая значимость проведённого исследования, приводятся данные о предварительной (до защиты) апробации результатов диссертации в профессиональном сообществе криминалистов, оглашается структурная композиция исследования.

В небольшом предисловии к первой главе («Конституция и уголовное право») отмечается, что в общем нормативном массиве страны Конституции принадлежат важные управленческие или системостроительные качества; она консолидирует внутригосударственное законодательство, определяет принципы пропуска в национальное правоприменение международных правил, служит средством защиты граждан от чиновничьего произвола и законодательных ошибок, неоправданно затрудняющих общественную и личную жизнь.

Первый параграф главы – «Наука о средообразующем значении Основного закона» – посвящен анализу доктринальных взглядов на местоположение Конституции в правовой системе общества и её детерминирующему влиянию на уголовное право. При этом автор ставит вопрос о допустимости предварительной конституционной экспертизы готовящихся нормативных решений. Эта работа составляет, конечно же, обязанность парламента, но он в значительной степени озабочен общесоциальной и политической детерминацией законопроектов; предложения же учёных (И.В. Котелевская и др.) о возложении экспертной нагрузки на КС РФ власть в 90-х гг. не приняла, предписав последнему только «негативное правотворчество». Наше предложение – ограничиться предварительной экспертизой в Конституционном Суде РФ всех ФКЗ и только тех ФЗ, которые в наибольшей степени способны влиять (ограничивать, нарушать, искажать) на реализацию конституционных прав и свобод граждан. Очевидно, что Уголовный кодекс и добавки к нему входят в число подобных нормативных актов (Е.Б. Пашуканис).

При рассмотрении взаимосвязи Основного и отраслевого законов в диссертации особо оцениваются мысли о: недоработках законодателя как причине прямого действия Конституции (Н.И. Пикуров); признании Конституции не только материальным (духовным, ориентирующим), но и формально-юридическим (обязывающим в конкретных уголовных делах) источником отрасли (Г.Р. Гарипова, Ю.В. Голик, А.В. Денисова, М.В. Кирюшкин, Н.Ф. Кузнецова, К.В. Ображиев, Т.Ю. Орешкина, В.Д. Филимонов); нереализованных конституционных идеях в УК РФ (О.В. Борисова, А.Н. Игнатов, Т.В. Клёнова, Н.Ф. Кузнецова и др.); поисках (благодаря конституционному закреплению) возможностей реализации в УК самых важных процессуальных принципов (толкование сомнений о виновности в пользу подозреваемого – А.Г. Кибальник; презумпции невиновности – Б.Т. Разгильдиев).

В работе подчеркивается, что для совершенствования конституционных основ УК РФ очень полезно знать, как идёт унификация базовых идей по борьбе с преступностью в конституциях европейских государств. Диссертант предлагает, чтобы Россия приняла на вооружение следующие континентальные тенденции по гармонизации конституционного и уголовного законодательства: а) производство уголовного правотворчества только квалифицированным составом парламента; б) регламентация именно на конституционном уровне исключительных норм по борьбе с преступностью (обстоятельства, исключающие преступность деяния, амнистия и помилование, экстрадиция, сроки давности преследования); в) установление в Основном законе общих целей и гуманитарных ограничений по применению отдельных наказаний, а равно существенное сокращение иммунитетов от уголовной ответственности.

Оценив высказанные в науке и практике претензии процедурного и нравственно-политического порядка к деятельности нашего парламента (Л.Л. Кругликов, Н.Ф. Кузнецова, С.Ф. Милюков), диссертант предлагает, чтобы все законы по борьбе с преступностью в силу их конституционной важности и потенциальной опасности для прав и свобод граждан в последующем правоприменении имели статус ФКЗ; усложнённая процедура их принятия поднимет ответственность всех причастных к формированию уголовно-правовых предписаний инстанций и лиц. Кроме того, при таком подходе (УЗ ФКЗ) появляется дополнительная причина для возложения на Конституционный Суд страны обязанности предварительной экспертизы подобной (ограниченной) группы законопроектов.

Анализ «проверочной практики КС РФ» (§ 2 главы) показал, помимо прочего, что данная инстанция, как и Европейский Суд по правам человека, достигла того критического «порога насыщения» делами, когда настоятельно требуется повышение качества юридического обслуживания населения внутри страны. Автор объясняет причину сравнительно редкого обращения КС к анализу норм УК РФ25 тем обстоятельством, что по логике проверять в первую очередь надлежит созидательные, а не обеспечительные отрасли, а низкий процент «конституционного брака» в УК предопределён его придирчивой правозащитной критикой, упреждающей проверочную деятельность КС РФ.

Соискатель подробно (30 страниц текста) комментирует решения КС по жалобам гр-н Д.А. Скородумова и А.А. Шевякова, жалобам целых групп граждан и запросам Советского районного суда г. Челябинска и Останкинского межмуниципального суда г. Москвы, жалобе гр-ки Л.М. Запорожец, а также жалобам гр-на А.К. Айдарова и других26. Сделать это было относительно легко, поскольку почти на половину петиций (4) автором готовились экспертные заключения. В результате той (предварительной) аналитической работы и последующих размышлений диссертант согласился с «приговором» КС по делу Д.А. Скородумова, но по другим мотивам, чем указано в итоговом определении. Очень плохо, что законодатель по итогам слушаний в КС упразднил МРОТ для уголовно-правовых целей вовсе: во-первых, мы утратили уникальный межотраслевой регулятор и общую координату для правовой оценки жизни; во-вторых, МРОТ был закреплён и остаётся в тексте самой Конституции (ч. 2 ст. 7); в-третьих, не все характеристики (последствия) преступлений, даже в условиях рынка, можно измерить рублём; МРОТ суть более гибкая и социально-ориентированная единица оценки общественной опасности, чем сухой денежный эквивалент.

По делу А.А. Шевякова автор ориентировал КС на признание ст. 265 УК неконституционной и указывал в своём заключении, «сверх» доводов самой жалобы заявителя, на сомнительность криминализации умышленного поведения лица, содействующего завершению его же неосторожного преступления, а также на дублирование в УК административной ответственности за оставление места ДТП. В общем, очевидное отступление отраслевой нормы от гуманитарного духа Конституции предопределяет отрицательный ответ на вопрос: а нужна ли для решения задач борьбы с современной преступностью ст. 265 УК? Находим, что законодатель поступил правильно, упразднив этот состав позже.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.