авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

Системная среда уголовного права

-- [ Страница 2 ] --

На пути к данной цели, с учётом современного состояния науки, автор был вынужден ставить и решать частные поисковые задачи, а именно: 1) выбор наиболее адекватного цели и программе исследования методического аппарата; 2) критический обзор философских, общеправовых и отраслевых представлений о системе и структуре с целью приложения добытого знания к анализу собственно уголовного права; 3) выявление субординационных связей Конституции и УК РФ; 4) оценка качества уже состоявшейся проверочной деятельности Конституционного Суда России в отношении положений уголовного закона; 5) установление проблем, трудностей и техники имплементации международных стандартов по борьбе с преступностью в национальное право и юридическую практику; 6) уточнение основных аспектов понимания уголовной политики; 7) выдвижение предложений по повышению ответственности власти за результаты правоохранительной деятельности; 8) проверка состоятельности замены парадигмы «борьба с преступностью» на «противодействие» ей; 9) уяснение антикриминальных возможностей религии и нравственности; 10) критическая оценка новой идеологемы «личность – общество – государство» в рамках исконно публичной отрасли права, каковой является уголовное право; 11) осмысление с помощью общих лингвистических стандартов заглавий, дефиниций, терминов и оценочных понятий действующего УК РФ; 12) формулирование новых теоретических постулатов и предложений de lege ferenda.

Методология и методика диссертационной работы. Основной познавательный приём представлен системным подходом к объекту и предмету исследования. Причина в том, что одновременная многоуровневая и разновеликая детерминация уголовного права объективно требует широкоформатного или координатного взгляда на него. Но системология должна быть дополнена структурализмом, поскольку назначение права – управление общежитием через его намеренную стандартизацию, с помощью абстракций, имеющих по преимуществу вид конструкций. Системно-структурный взгляд на уголовное право позволяет совместить динамическое и статическое представления об объекте: первое направление показывает развитие отрасли под влиянием внешних факторов, а второе – объясняет её стремление сохранить самостоятельность и работоспособность с опорой на внутреннюю структуру. Задача же гомеостатического равновесия решается не только в силу прочности внутренних конструкций и связей, но и по причине одновременного и разновекторного давления на уголовное право нескольких внешних объектов.

Системно-структурный подход сегодня – общетеоретическое или междисциплинарное методологическое направление науки. Он предназначен прежде всего для обслуживания сложноорганизованных объектов социальной действительности, чьё развитие детерминировано многими переменными. Уголовное право, порождённое обществом как защитная реакция на преступность, относится к их числу: его одновременная зависимость от состояния экономики и политики, социально-психологического склада населения и международных обязательств, конституционных директив и рецептов поведения от созидательных отраслей, религиозных догм и нравственных требований, лексического запаса нации и общего культурного фона, накопленных традиций по борьбе с преступностью и юридических кадров общеизвестна. Сложность порождает адекватное реагирование. Многоуровневая обусловленность уголовного права предполагает при его обследовании: во-первых, использование нескольких (частных) методик, а во-вторых, их сопряжение в дихотомические пары и более сложные методологические объединения – дабы окончательные выводы о развитии отрасли были застрахованы от неполноты и односторонности. Поэтому предпочтительно объединять исторический и сравнительный методы в исторический компаративизм, теории криминализации и эффективности – в правовой мониторинг, стабилизирующие (принципы) и развивающие (презумпции) установки отрасли, исторический метод с герменевтикой, классификаторские приёмы с архивированием накопленных знаний и т.д.

Теоретическая база диссертационной работы представлена трудами системологов и структуралистов из числа философов (Р.М. Айдинян, В.Г. Афанасьев, Л. фон Берталанфи, Б.В. Бирюков, И.В. Блауберг, А.А. Богданов, М.С. Каган, В.В. Казаневская, А.С. Казарян, Б.М. Кедров, В.П. Кузьмин, Э.М. Мирский, Н. Мулуд, И.Б. Новик, А.П. Огурцов, Л.А. Петрушенко, В.Н. Садовский, В.И. Свидерский, Ю.С. Туркин, А.И. Уемов, Э.Г. Юдин), представителей общей (С.С. Алексеев, В.К. Бабаев, Н.Н. Вопленко, О.С. Иоффе, Д.А. Керимов, Н.И. Матузов, С.В. Поленина, В.Н. Синюков, В.М. Сырых, Л.Б. Тиунова, Ю.А. Тихомиров, А.Ф. Шебанов, ) и отраслевой (А.А. Арутюнов, Н.Г. Иванов, В.П. Коняхин, И.А. Петин, Н.И. Пикуров, А.А. Пионтковский, К.А. Сыч, А.С. Тенчов, М.Д. Шаргородский) юриспруденции, специалистов в области законодательного языка (Н.А. Власенко, Т.В. Кашанина, Д.А. Керимов, А.С. Пиголкин, В.В. Питецкий, И.А. Покровский, Н.Н. Полянский, Е.А. Прянишников, В.М. Савицкий, Ю.А. Тихомиров, А.А. Ушаков, С.П. Хижняк, А.Ф. Черданцев и т.д.), нравственно-религиозной почвы общества и юриспруденции (А.А. Гусейнов, И.А. Исаев, А.С. Кобликов, Р. Папаян, С.В. Рыбаков, А.В. Тихонравов, Г.Г. Черемных).

Прежде, при работе над римско-византийскими корнями российского уголовного права, его международно-правовой, внешнеэкономической, социально-психологической и нравственно-религиозной заданностью17, автор закономерно обратился к суждениям и оценкам «международников» (И.П. Блищенко, Я. Броунли, В.Г. Буткевич, А.С. Гавердовский, Л.Н. Галенская, Б.Л. Зимненко, Г.В. Игнатенко, И.И. Лукашук, Ф.Ф. Мартенс, Р.А. Мюллерсон), компаративистов (Г.А. Есаков, А.М. Иванов, А.Г. Корчагин, Н.Е. Крылова, А.А. Малиновский, А.В. Наумов, А.А. Тилле, Ю.А. Тихомиров, Г.В. Швеков), специалистов теории и истории права (В.М. Баранов, М.Ф. Владимирский-Буданов, П.Н. Галанза, Г.В. Мальцев, И.А. Покровский, В.А. Томсинов и др.), теологов (митрополит Иоанн, священники А. Борисов, А. Кураев, В. Хопко, В. Цыпин, И. Экономцев и др.), позволивших более глубоко представить этиологию, генезис (содержания и структуры УК) и даже будущее уголовно-правового регулирования.

Эмпирическую основу работы составляют: постановления и определения Конституционного Суда РФ в связи с петициями и запросами граждан, организаций и судов по поводу сомнений в конституционности отдельных положений УК; официальные данные о регистрируемой преступности; результаты личного обсчёта основных фрагментов языка уголовного закона; обработанные мнения священников Ростовской-на-Дону епархии относительно профилактических и ресоциализационных возможностей уголовного права; разбитый на кластерные единицы общий массив научных публикаций по теме исследования; многочисленные законопроекты по борьбе с преступностью и пояснительные записки к ним, ставшие доступные автору в силу вхождения в различные комиссии и экспертные советы.

Научная новизна исследования, в представлении автора, заключается в том, что оно является первым комплексным монографическим обследованием социальной обусловленности уголовного права, сопряжённым с адекватной исследовательской методикой, пригодной для аналогичных обзоров других отраслей юриспруденции либо отдельных правовых институтов.

На защиту выносятся следующие основные положения завершённого исследования:

1. Ухудшение параметров преступности на рубеже тысячелетий и постоянное усложнение социальной организации выдвигают повышенные требования к уголовному праву и его исследованиям. Многоуровневая детерминированность отрасли заказывает особую рефлексию познания, а именно широкоформатное или координатное обследование аппаратных возможностей мер по борьбе с преступностью. Наиболее адекватной методологической технологией диссертант считает системный подход, позволяющий объяснять содержательно-структурные модификации объектов и даже управлять ими с учётом их зависимого поведения в окружающей среде.

2. Системология одновременно: а) одна из мировоззренческих ориентаций науки (для изучения преимущественно полидетерминированных предметов и явлений); б) мыслительный принцип (согласно которому все объекты познания рассматриваются в рамках внешней для них среды); в) оптимальное соединение онтологического (реальные объекты действительности) и гносеологического (их представление в союзе с внешней средой) начал; г) средство от агностицизма (тезис об искусственности систем помогает при объяснении сложных союзов объектов и их многофакторной детерминации); д) содержит большой запас прочности (в плане возможности приращений предметного и прочего знания без отказа от общего системного видения мира – новое целое образуется из частей, ранее рассматриваемых как самостоятельные объекты).

3. Весь окружающий мир – система или условная целостность, поскольку все явления реальности взаимосвязаны между собой. Существование и эволюция каждого объекта зависит от сочетания их внутренних (структурных) и внешних (со средой) связей. Уголовное право сохраняет свои идентификационные черты и функциональную результативность лишь благодаря одновременному, но разновекторному давлению нескольких внешних детерминант и прочности ранее выработанных конструкций своего содержания. Способствует этому и момент сознания; ведь если в природе наблюдается естественный гомеостазис, то в обществе (социальных системах) – управление (Концепция национальной безопасности РФ, уголовное законодательство, научные Программы по борьбе с преступностью, текущая правоохранительная деятельность и т.д.).

4. Между Конституцией и уголовным правом действует по преимуществу субординационная (вертикальная) связь, означающая принципиальную заданность правил по борьбе с преступностью, идущую от Основного закона к отраслевому. Однако органические акты рождаются не на пустом месте, а получают питательную силу из тех отраслевых достижений, которые со временем приобретают межотраслевое признание. На счету уголовного права достаточно много подобных «конституционных» результатов (обратная сила закона, принцип non bis in idem, законность и т.д.). Получившие прописку в Основном законе отраслевые принципы приобретают значительно больший вес или обязывающую силу для отраслей-прародителей, чем они имели до момента перемещения из отраслевого кодекса в Конституцию.

5. Действующий УК РФ, несмотря на систематические нововведения в него и проверочную практику Конституционного Суда, пока нельзя признать полностью соответствующим Основному (учредительному) акту страны. Соображения исключительной важности основных прав и свобод граждан, а также безусловной и достойной охраны провозглашаемых в Основном законе страны ценностей силами и средствами уголовного права, требуют повышения санкций за преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина (глава 19) до уровня ответственности за деликты третьей-четвёртой категории (ст. 15 УК). Находящимися «под сомнением в конституционности» нужно объявить: нормы действующего УК, предусмотренные статьями 11-13; 198, 199, 1991, 2851 и 2852 (в комплексе); статьи 1-3 № 64-ФЗ от 13 июня 1996 г. Представители конституционной и уголовно-правовой науки обязаны оценить состоятельность презумпции знания закона и межотраслевых последствий судимости, увязать идею равенства с универсальной конструкцией основания ответственности – составом правонарушения.

6. С учётом принудительной направленности и потенциальной опасности для прав и свобод граждан все акты по борьбе с преступностью должны иметь статус Федеральных конституционных законов, а на Конституционный Суд страны следует возложить обязанность проведения предварительной экспертизы подобной группы законопроектов.

7. Один из общих законов управления требует не регулировать те участки жизни, которые в этом остро не нуждаются, т.е. саморегулируются. Данное правило применимо и к проблеме согласования международных и внутригосударственных норм. Если национальное уголовное право справляется с социальной нагрузкой (защита базовых ценностей общежития и предупреждение роста преступности – ст. 2 УК РФ) и не имеет чрезмерных издержек на этом пути, реформировать его только на том основании, что этот участок правовой системы ещё не обновлен, – значит, нарушать базовые начала управления. Вмешательство МУПа18 в национальное уголовное право должно быть щадящим, ограниченным, расчётливым и деловитым19.

8. Вместе с тем, преобладание и нарастание интеграционных тенденций в современном мире с непреложностью свидетельствуют о том, что эпоха абсолютно автономного правотворчества парламентов и независимости национальной юстиции заканчивается. Международное и внутреннее право – постоянные конкуренты по управлению, в ближайшее время сохранят своё противостояние, однако международное уголовное правосудие приобретёт большее влияние. Для должного (сбалансированного, интенсивного, качественного) восприятия Россией норм международного права требуется стандартизация этой работы. Нужны: строгие критерии для определения приоритетов МУПа над национальным законом; ФЗ о коллизионном праве; унификация реальных процедур согласования двух правовых систем.

9. На сегодняшней ступени развития цивилизации соотношение международного и национального права характеризуется двумя уровнями превосходства мировых стандартов над государственным законодательством (и наоборот): абсолютного (примат) и относительного (приоритет). При этом конструкция примата в области уголовно-правового регулирования должна распространяться на деяния, предполагающие исключительную компетенцию мировых и национальных властей (международные преступления – примат мировой юстиции, преступления с «иностранным элементом» – примат внутригосударственного права); приоритет же культивируется в самой обширной и меняющейся сфере совместной борьбы с преступностью (преступления международного характера). Именно область относительного превосходства международного права над внутригосударственным нуждается в самой добротной научной обработке и помощи.

10. Имплементация или перемещение на суверенные территории межгосударственных правил, принципов и стандартов включает в себя несколько механизмов (международно-правовой и внутригосударственный), направлений (в стране и на международном уровне), каналов (идейно-мировоззренческий или правотворческий и реальный или правоприменительный) и форм (простая отсылка либо трансформация) внутригосударственной работы. Самой испытанной и распространенной формой трансформации МУПа в Отечестве является инкорпорация: она сочетает в себе элементы отсылки и трансформации, олицетворяет техническую и содержательную сторону дела, готовит почву для квалифицированной работы национальных юристов. Особое же место в национальном механизме имплементации международного права занимает ратификация, обязательная в силу конституционных и межотраслевых (№ 101-ФЗ) предписаний именно для МУПа. С её помощью национальная выборная власть «легитимирует» МУП в пределах суверенной территории и этим фактически предопределяет инкорпорацию.

11. Длительная международная изоляция СССР, общий уровень развития национальной правовой доктрины, законодательное требование обязательной ратификации (и последующей инкорпорации) норм МУПа требуют признания любых международных стандартов и правил криминального характера несамоисполнимыми для нашей страны. Все и любые международные договоры по борьбе с преступностью приобретают свойство приоритетности и начинают применяться правоохранительными органами России только после их ратификации и инкорпорации (данные приёмы устраняют свойство несамоисполнимости конвенций).

12. Дисциплинарная организация юридического знания, жёсткое структурирование нормативного материала любой страны, существенное различие внешнего и внутреннего права ets. породили неприятные явления – конкуренцию (противоречия внутри обособленных нормативных актов или отраслей) и коллизию (противоречия между нормами целых отраслей). А вот рассогласованность международного и внутригосударственного права следует именовать дисгармонией, оставив за содержанием термина «коллизия» только межотраслевые противоречия в рамках национальной системы права. Для сглаживания негативных свойств дисгармонии нужна максимальная определённость в критериях примата и приоритета международного права, чёткая иерархия источников двух правовых систем.

13. Уголовная политика – оперативный пульт управления в той сфере жизни общества, где совершаются самые опасные поступки, а потому бездействие либо некомпетентность власти по организации профилактики, пресечению и преследованию преступлений (её монопольная функция) вызывают наибольшую критику населения и профессионалов. Политика есть комплекс идей и действий по борьбе с преступностью, охватывающий содержание, цели и направления специальных антикриминальных мер государства (законодательство, правоприменение, профилактика), а также согласование этих мер с более широкими социальными программами.

14. Среди употребляемых в отраслевой науке, законодательстве и политической лексике терминов, характеризующих процесс политического влияния на преступность и уголовное право (сущность, содержание, задачи, цели, стратегия и тактика, средства, линия и пр.) не вполне корректно выглядят «принципы уголовной политики». Для подвижной и компромиссной политики по сравнению с консервативным по своему назначению правом принцип – нонсенс; аксиологические предложения и предположения, которые выдаются за принципы уголовной политики, точнее было бы именовать «приоритетными направлениями борьбы с преступностью».

15. Наметившаяся в профессиональном правосознании тенденция отказа от установки на «борьбу с преступностью» в пользу её «сдерживания» есть и отказ от социального оптимизма, что всегда пагубно сказывается на развитии общества, минимум на его темпах. Призыв к «борьбе с преступностью» должен остаться в арсенале «официальной» уголовной политики Российской Федерации и духовной ориентации нашего общества, несмотря на то обстоятельство, что государство пока не справляется со своей функцией (борьба с преступностью), в том числе по причине отсутствия адекватной и наступательной уголовной политики.

16. Обстановка требует кардинального обновления уголовной политики Российской Федерации и её последующего официального закрепления в обособленном нормативном акте с опорой на следующие установки: восстановление системы государственной и общественной профилактики преступности и её приоритет перед преследованием уже совершённых преступлений; открытое предпочтение в области борьбы с преступностью публичному, а не частному интересу, потерпевшему, а не преступнику. Главное же заключается в том, чтобы господствующие стратегии по борьбе с преступностью (идея неотвратимости ответственности, усиление социально-правового контроля за поведением населения) дополнить установками 1) о безусловном удовлетворении прав и законных интересов жертв преступлений и 2) о резком повышении ответственности государства и его служащих за ошибки и результаты в сфере борьбы с преступностью.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.