авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

Системная среда уголовного права

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

БОЙКО Александр Иванович

СИСТЕМНАЯ СРЕДА

УГОЛОВНОГО ПРАВА

12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Москва - 2008

Работа выполнена в Северо-Кавказской академии государственной службы (г. Ростов-на-Дону)

Официальные оппоненты:

Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор

юридических наук, профессор Кругликов Лев Леонидович

(Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова)

Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор

юридических наук, профессор Побегайло Эдуард Филиппович

(Институт гуманитарного образования, г. Москва)

Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор

юридических наук, профессор Рарог Алексей Иванович

(Московская государственная юридическая академия)

Ведущая организация: Саратовская государственная академия права

Защита состоится 9 сентября 2008 г. в 15. 15 часов на заседании диссертационного Совета Д. 501. 001. 73 при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991, г. Москва, Ленинские горы, 1-й корпус гуманитарных факультетов, ауд. 826.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

Автореферат разослан «__» ________________ 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного Совета Лушечкина М.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Общеизвестно, что основной предмет обслуживания уголовного права – преступность как разрушающий гражданское общество феномен – никак не удаётся взять под контроль, ввести в социально-терпимые рамки; более того, в последнее время она стремительно прогрессирует (приобрела организованные формы, выходит за рамки национальных границ) и даже превратилась в существенную препону развития всей цивилизации1. Это обстоятельство служит существенным раздражителем общественного мнения, основанием постоянных попрёков представителям уголовного права (законодателю, учёным, практикам) в их низкой квалификации, в рутинности культивируемых ими знаний и в неэффективности предлагаемых ими решений по борьбе с преступностью, предопределяет даже повестки дня мировых Конгрессов ООН2.

Рост объёмов общественно опасного поведения и неспособность государства обеспечить эффективную защиту своих граждан от преступлений сопровождается целым рядом негативных обстоятельств: активным и бессистемным3 правотворчеством или негодной попыткой властей решать все социальные проблемы директивным образом вместо ставки на саморегуляцию, в результате чего растёт рассогласованность многочисленных законов; трудным процессом приспособления России к международным стандартам по борьбе с преступностью, что объясняется большой разницей её и общеевропейского юридического опыта, а также менталитета народов; разрушением духовных стержней общежития, в первую очередь коммунальной морали россиян, а также болезненной заменой их (протестантским) индивидуализмом, более созвучным рыночной экономике.

Ситуация отягощается также реформами, во время которых всегда присутствует большой элемент риска и высокая вероятность ошибок. Первые негативные плоды перемен порождают обычно критику их организаторов и пропагандистов. Однако бесконечные публичные попрёки – не лучший выход для интеллекта; назначение истинной науки должно состоять во взвешенной оценке криминальной ситуации, в исследовании её глубинных причин и тенденций, в употреблении координатного или системного стиля мышления с выходом на предложения по коррекции плохо сделанного и недоделанного с тем, чтобы власть поняла и даже согласилась с научным приговором во всех его деталях. Проще говоря, ругая правящую элиту за поклонение очередным импортным идеям жизненного устройства, за корысть, коррумпированность, коллаборационизм и даже глупость, её нужно всё-таки и наставлять – в части восстановления системности уголовного законодательства и сбалансированности карательной деятельности.

Но и уголовно-правовая наука сегодня – не образец рассудительности и творческих возможностей4, пока как бы подтверждает название вольтеровской статьи «Плохая юриспруденция умножает преступление»5. Когда-то великий Ф. Лист сетовал: «мы находимся лишь в самом начале нашей работы и мы даже не нашли ещё метода, обладание которым давало бы нам основание надеяться на успешное разрешение нашей задачи»6. С тех пор теория не может гордиться большими успехами на данном пути: «российские криминалисты не смогли ещё должным образом разработать новые методологические подходы, что является одной из актуальнейших задач современной науки»7; в юридических науках криминального цикла «доминирует прикладное направление», а за фундаментальнее исследование нередко «принимается механическое списывание норм с законодательства так называемых развитых стран под знаменем вестернизации, демократизации, гуманизации и других политических призывов», что «может принести только вред юридической науке и практике»8; «линейное развитие традиций уголовно-правовой мысли уже недостаточно для решения обострившихся уголовно-правовых проблем»9. Эти оценки как бы говорят: нужна новая методологическая ориентация, та познавательная культура, которая позволит возвыситься над частностями, обозреть действующее в обществе уголовное право с самой высокой смотровой площадки и внести рациональные предложения по его модификации.

Так необходимо ещё и по той причине, что уголовное право – одна из последних по технологии (очередности) управления общежитием отраслей права (что доказывается высокой бланкетностью уголовно-правовых запретов), а потому как бы зависимая минисистема от других групп юридических предписаний (в первую очередь от норм конституционного, гражданского, административного права). Вместе с экономикой, преступностью, этнокультурой, языком, юридической практикой, наукой, политикой правящей элиты, международными стандартами и т.д. они образуют внешнюю системную среду уголовного права, под которую последнее вынуждено подстраиваться в целях самосохранения и решения социальных задач10.

Тысячелетний опыт нашей цивилизации, когда были испробованы различные технологии воздействия на преступность (устрашение, публичные казни, ставка на неотвратимость, исправительная цель, «композиции» или практика материальных компенсаций и пр.), показал всю сложность объекта воздействия и скудные аппаратные возможности уголовного права. В силу этого адепты гуманитарного знания давно условились: поскольку преступность – социальное явление, то и влияние на неё должно быть общесоциальным; что уголовное право есть всего лишь хирургический блок машины госуправления, сильно зависящий от состояния диагностических служб и первичной терапии общества, а потому не решающий болезненную социальную проблему кардинальным образом; что оно лишь несколько приглушает резонансное чувство неудовлетворённости людей уровнем защищённости от криминальных посягательств. Попутно множились негативные оценки криминальных перспектив человечества, согласно которым «преступление также вечно, как смерть и болезнь», а «наказание никогда не исчезнет», будто «меры предупреждения никогда не победят преступности, точно также как величайшее развитие гигиены не победит смерти и болезней»11; что около 5,6% населения страны всегда будут составлять преступники, и никакие законодательные, организационные, превентивные, кадровые меры на ситуацию повлиять не смогут12. Как следствие, предыдущий социальный мажор (установка на непримиримую «борьбу с преступностью») заменяется пессимистической нотой (некоторые специалисты уголовного права и криминологи современности стали предлагать государству и обществу более нейтральное руководство – «противодействие преступности»).

При такой мировоззренческой ориентации подвергаются сомнению не только защитные возможности уголовного права, но и его статус как самостоятельной отрасли юридического регулирования (взгляды Биндинга, В.Г. Беляева, С.В. Поленовой и др.). Социум как бы возвращается на стартовую ступень своего развития в том смысле, что им перепроверяются даже аксиомы, столетиями казавшиеся незыблемыми. Эти соображения подвигают к выбору такого методологического подхода к уголовному праву, который выглядел бы как поиск и учёт максимально возможного числа контактов (связей) уголовного права с окружающей средой (в том числе ранее не замечавшихся или оценивавшихся изолированно) – всё с целью проверки регулятивно-охранительных возможностей уголовного права, причин мимикрии его содержания и структуры, для оценки перспектив сохранения его в качестве цельного объекта. Vulgo, нужно заново посмотреть на уголовное право через призму среды обитания и попытаться объяснить его союзы с партнёрами этой среды, его обновление под внешним давлением.

К проблеме социальных оснований права на волне российских реформ и их результатов обращаются в последнее время теоретики общей юриспруденции. Автор фундаментальной монографии на эту тему13, в частности, отмечает, что: а) «до появления современных научных методологий юристы слабо себе представляли, до какой степени право и его регулятивный потенциал зависят от состояния более широких сфер регулирования, частью которых они являются» (с. 6), в то время как любой объект испытывает «направляющее воздействие» внешней среды» (с. 8), а «в процессе регуляции среда подтягивает систему (цельный объект – А.Б.) до своего уровня, не позволяет ей отставать в развитии, а тем более деградировать и распадаться» (с. 14); б) в обществе применяется только многофакторное регулирование, «между регуляторами различных уровней существуют своего рода ранговые отношения» (с. 16), а порядок всегда есть «регулятивный эффект полифонии всех или большинства элементов социальной системы, гармонии факторов, удачно сложившегося взаимодействия между регуляторами» (с. 775); в) при безрезультатности дорогостоящих реформ «было бы разумным выйти за пределы права и поискать причины его плохой работы не в нём самом, а в экономике, культуре, идеологии или какой-нибудь иной сфере общественной жизни» (с. 769-770).

Таким образом, генеральный мотив выбора темы исследования составляет неудовлетворенность фрагментарными, иногда поверхностными научными объяснениями содержания, изменений и структуры уголовного закона, а также практики его применения.

Степень научной разработки проблемы можно квалифицировать как относительно удовлетворительную в том смысле, что 1) каждый отраслевик при обследовании частных предписаний вынужден хотя бы интуитивно искать либо ритуально объяснять их социальную основу, 2) всё корпоративное сообщество криминалистов постепенно возвышается над узкодисциплинарной логистикой. В частности, нужно особо отметить и похвалить: организаторов ежегодных Конгрессов уголовного права в МГУ – за выбор тематики коллективных слушаний14; ИГП РАН – за успешное модельное правотворчество на солидной социологической основе; кафедру уголовного права МГЮА, ежегодно организующую международные конференции с глобальной повесткой «Уголовное право: стратегия развития в XXI веке»; Российскую криминологическую ассоциацию во главе с проф. А.И. Долговой, В.В. Лунеева, а прежде А.А. Герцензона – за результативный анализ социологических корней преступности и мер борьбы с ней; профессора А.В. Наумова – за возрождение теоретического семинара Н.И. Загородникова, построенного теперь по методу состязательности (международное и национальное, социалистическое и общечеловеческое начала в сфере борьбы с преступностью).

Внешней детерминированности отрасли посвятили отдельные монографии такие известнейшие криминалисты, как: А.И. Алексеев, Н.А. Беляев, С.С. Босхолов, В.А. Владимиров, П.С. Дагель, А.Л. Дзигарь, Н.А. Загородников, И.А. Исмаилов, А.И. Коробеев, В.И. Курляндский, Ю.И. Ляпунов, Г.М. Миньковский, В.С. Овчинский, П.Н. Панченко, Э.Ф. Побегайло, Н.А. Стручков, А.А. Тер-Акопов и С.Г. Чаадаев (уголовная политика), Л.Е. Владимиров, Б.Т. Разгильдиев и С.Ф. Милюков (социальные задачи уголовного закона), М.М. Бабаев, М.Н. Гернет, В.М. Коган, В.С. Комиссаров, Н.М. Кропачев, В.Н. Кудрявцев и Х.М. Чарыхов (социальные факторы преступности и механизм уголовно-правового реагирования), В.А. Елеонский (восприятие наказания осужденными), Г.Н. Борзенков, В.В. Векленко, Б.В. Волженкин, С.А. Елисеев, А.Э. Жалинский, Н.А. Лопашенко, Ю.И. Ляпунов и А.М. Яковлев (экономические основы преступности и уголовного правотворчества), Б.С. Волков, В.С. Нерсесян, А.И. Рарог, И.М. Тяжкова (психологические механизмы преступного поведения и уголовной ответственности), И.И. Карпец, Н.Ф. Кузнецова, С.И. Никулин и А.Е. Якубов (нравственные основы уголовного права), Ф.Н. Малинин (тюремный патронат), Г.К. Мишин (естественно-правовая теория и уголовное право), Ю.В. Голик, А.Э. Жалинский, Н.Г. Иванов, Н.Г. Кадников, С.Г. Келина, И.Я. Козаченко, Ю.А. Красиков, Л.Л. Кругликов, А.И. Марцев, А.В. Наумов, Т.Г. Понятовская и А.И. Рарог (философские и общетеоретические основы уголовно-правовой мысли), В.В. Есипов и А.А. Тер-Акопов (теологические корни отрасли), О.Н. Ведерникова, Л.В. Иногамова-Хегай, И.И. Карпец, А.Г. Кибальник, В.Н. Кудрявцев, А.В. Наумов и Ю.С. Трунцевский (международная среда национального уголовного права), Н.Ф. Кузнецова (идеологические и политические причины квалификационных ошибок), В.В. Кулыгин (этнокультура уголовного права), Т.В. Клёнова, Е.В. Кобзева, И.Я. Козаченко, М.Б. Кострова, Н.Ф. Кузнецова и В.В. Питецкий (отраслевая юрислингвистика), Н.И. Пикуров (уголовное право в системе межотраслевых связей), И.В. Шмаров (социальная адаптация освобожденных из мест лишения свободы), А.В. Усс (социально-интегративная роль уголовного права), Г.С. Фельдштейн (полидетерминированная эволюция отраслевого знания), В.Д. Филимонов (криминологические основы антикриминальных правил), Л.В. Иногамова-Хегай, З.А. Незнамова и Б.В. Яцеленко и (противоречия и коллизии отрасли). Широкую колею для системных обзоров уголовного права последователями проложили авторы теоретических разработок и комплексных программ по борьбе с преступностью: Ю.М. Антонян, С.В. Бородин, А.Э. Жалинский, В.К. Звирбуль, В.В. Клочков, В.Н. Кудрявцев, А.Г. Лекарь, Г.М. Миньковский, П.П. Осипов, А.Б. Сахаров, А.С. Шляпочников и др.

Концепция исследования. Уголовное право занимает в нормативном массиве любой страны заведомо подчинённое положение; не только исполняет конституционные директивы, но и обеспечивает своими принудительными возможностями так называемые «созидательные» отрасли права. Кроме того, его содержание зависит (напрямую либо в переработанном другими отраслями виде) от состояния экономики, правосознания, политики, нравственности и религии, преступности, уровня развития науки, правоохранительной деятельности, национального языка, преступности и т.д. При этом, вопреки ангажированным профессиональным ожиданиям, проблемы борьбы с преступностью, даже на фоне кричащей криминальной статистики, никогда не станут первостепенными для общества, всегда обеспокоенного более насущными заботами: производством, потребительским благополучием, культурой и досугом, демографией, экологией и пр. Отсюда: продуктивное научное обследование уголовного права предполагает широкоформатный или координатный взгляд на него, когда размещение нашей отрасли в окружающей его среде и объяснение модификаций уголовного кодекса, а равно организация правоприменительной практики производятся через согласование сугубо отраслевых знаний, традиций и предпочтений с более важными ингредиентами социума. Такую возможность в современной мыслительной культуре способен предоставить прежде всего системный подход. С его помощью можно объяснять не только социально-детерминированное содержание УК, но даже его структуру и вообще эволюцию уголовно-правовых знаний.

Полная программа реализации концепции. Для обеспечения полновесного исследования современного уголовного права и определения перспектив его совершенствования, как представляется, нужно: 1) обозреть философские, общеправовые и сугубо отраслевые анклавы знаний о «системе» и «структуре» в целях последующего приложения «сухого остатка» к отрасли; 2) представить важнейшие социальные детерминанты уголовного права, влияющие на его содержание и структуру; 3) наложить добытые таким образом данные на структуру УК и объяснить её генезис, разрешить проблему самостоятельности уголовного права, обсудить круг официальных и неформальных источников отрасли плюс культуру герменевтики, предложить частное методическое сопровождение системно-структурного подхода к уголовному праву.

Программа исследования в настоящей работе ограничена, тем не менее, только анализом важнейших15 внешних детерминант отрасли, что продиктовано сложившимися в науке требованиями к объёму докторских диссертаций (1) и пониманием того обстоятельства, что стремление к охвату всех связей уголовного права с окружающей его средой при существенном сокращении текста скажется на силе аргументов и целостности труда (2). Поэтому: на суд научной общественности выносится завершённое трёхтомное исследование16, а содержание диссертации ограничивается только изучением зависимостей уголовного права от важнейших детерминант социальной среды.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационной работы надлежит считать генетические, управленческие и функциональные связи уголовного права с основными фрагментами окружающей его (системной) среды – Конституцией, международными стандартами по борьбе с преступностью, уголовной политикой, нравственностью, религией, языком.

Предметом диссертационного исследования являются: а) конституционное и отраслевое законодательство; б) проверочная практика Конституционного Суда России в отношении УК РФ; в) Концепция национальной безопасности РФ 2000 года; г) международные принципы и нормы по борьбе с преступностью; д) религиозные догматы и нравственные идеалы, имеющие своей целью снижение объёмов правонарушительного поведения; е) стандарты народного и законодательного языка; ж) стереотипы и развивающиеся положения отраслевой доктрины по поводу внешней детерминации уголовного права.

Цель и задачи исследования. Целью диссертации является комплексная оценка содержания и возможностей уголовного права – через призму его внешних зависимостей – для проверки состоятельности традиционных технологий и представлений по борьбе с преступностью и определения будущей эволюции отрасли.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.