авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Механизм уголовно-правового регулирования режима военного положения

-- [ Страница 5 ] --

Формирование уголовной политики российского государства, по мнению диссертанта, должно быть связано не только с теми общественными реалиями, которые уже сложились и модифицируются, но и с теми явлениями общественной жизни, которые существуют потенциально. Такой альтернативой должна быть модель уголовной политики, подлежащей реализации в период военного положения.

Нормы Общей части обеспечивают реализацию концептуальных направлений действия уголовного закона, поскольку регламентируют его фундаментальные институты. Автор полагает, что специфика военного времени неизбежно влияет на содержание целого ряда институтов Общей части уголовного права. При этом уголовное законодательство военного времени сохраняет и предмет и метод регламентации, но существенно смещает акценты такой регламентации, обеспечивая приоритетные интересы военной, политической безопасности государства, его территориальной целостности. Специфика регламентации уголовно-правовых отношений в военное время не задает жесткой необходимости трансформации базовых институтов уголовного права, что не исключает целевого воздействия на образующие их субинституты в интересах обеспечения государственных военных интересов. В работе проанализированы проблемы изменения и содержательного дополнения в условиях военного времени субинститутов действия уголовного закона во времени, действия уголовного закона в пространстве, действия уголовного закона по кругу лиц, расширен круг субинститутов обстоятельств, исключающих преступность деяния, подчинен целям военного характера субинститут видов уголовного наказания и т.д.

В работе обосновывается предложение о дополнении системы принципов уголовного права принципом целесообразности, вводимым на период военного положения отдельной нормой:

«В условиях военного положения создание, изменение и последующее применение норм уголовного законодательства подчиняется целям обеспечения военной и государственной безопасности, защиты государственного суверенитета и конституционного строя Российской Федерации, обеспечения мира и безопасности человечества, охране прав и свобод граждан.

Целесообразность не должна выходить за рамки законности».

Обсуждение вопроса о введении в уголовный закон на период военного положения принципа целесообразности в интервьюируемой экспертной группе показало, что единого мнения нет. Суждения разделились практически поровну. Сторонники введения данного принципа полагают, что в условиях военного времени нормотворчество должно быть безусловно подчинено целям обеспечения военной и государственной безопасности, защиты государственного суверенитета и конституционного строя Российской Федерации, обеспечения мира и безопасности человечества, охране прав и свобод граждан. Противники указывают на повышенный риск злоупотребления властью в ущерб законным правам и интересам граждан. На взгляд диссертанта, формулировка о том, что целесообразность не должна противоречить законности в значительной степени такой риск снижает.

В целях установления параметров действия изучаемого типа уголовного закона во времени и его формально-юридического закрепления обосновывается и вносится предложение ввести в текст уголовного закона, действующего в период военного положения норму следующего содержания:

«Действие уголовного закона военного времени

1. Действие данного уголовного закона начинается с даты и времени начала действия военного положения, которые устанавливаются указом Президента Российской Федерации о введении военного положения, и заканчивается датой и временем отмены (прекращения действия) военного положения на территории Российской Федерации или в отдельных ее местностях.

2. Уголовный закон военного времени действует наряду с Уголовным кодексом Российской Федерации, но в случае противоречия с последним действуют нормы, содержащиеся в уголовном законе военного времени.

3. Временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий».

Проведенный анализ позволяет утверждать, что предлагаемая норма о действии уголовного закона (соответствующего военному положению) во времени должно стать адекватной заменой статьи 9 действующего УК РФ, но статья 10 УК РФ может продолжать свое действие в неизменном виде.

Покровительственный принцип в отношении российских военнослужащих, зафиксированный в ч.2 ст.12 УК РФ, обязательно должен сохраняться и в уголовном законодательстве военного времени.

Несомненно, преступления, совершаемые в период военного положения, обладают повышенной общественной опасностью (именно за счет фактора военного времени). Концентрация усилий народа и государства на отражении военных угроз требует в данном случае отвлечения усилий на противодействие преступности, а в ряде случае, полагаем, допустимо говорить о подавлении преступности в условиях военного времени. Достигнута эта задача может быть двумя основными способами, относящимися к юрисдикции уголовного законодательства: криминализация деяний в соответствии с потребностями военного положения и усиление уголовной репрессии.

По мнению диссертанта, сама идеологема военного времени несет в себе столь значительную специфику, что целый ряд институтов Общей части и значительная часть норм части Особенной претерпевают значительную трансформацию. Это обусловлено, прежде всего, функциональностью уголовного закона военного времени. Ни в коей мере не ставя под сомнение ценность и значимость гуманизации уголовной политики России, ее аксиологическую составляющую, диссертант подчеркивает принципиальную разницу функционирования общества в мирное и военное время. Военные угрозы по масштабам своей реальной и потенциальной вредоносности таковы, что ставят под вопрос само существование российского государства и общества. Декларирование общечеловеческих ценностей в условиях развернутых реальных угроз суверенитету и военной безопасности Российской Федерации (в том ключе, как данные угрозы сформулированы в нормах ФКЗ «О военном положении») и их приоритетности в противовес военно-национальной безопасности было бы безответственным фарисейством. И хотя это вопрос в большей степени политический, но разрешен он должен быть в легальном правовом поле. Характерно, что из числа опрошенных представителей судейского корпуса лишь 65% согласились с необходимостью изменения приоритетов в системе объектов, охраняемых уголовным законом в военное время и усиления охраны именно военных интересов государства и общества. 35% специалистов полагают, что в данной области ничего менять не следует, в формализации изменений системы охраняемых объектов нет необходимости, поскольку и в условиях военного положения должен сохраняться примат охраны личности. По мнению автора, результаты опроса в полной мере отражают определенное непонимание специалистами характера и глубины тех криминальных угроз, с которыми неизбежно сопряжено военное положение.

Именно поэтому автор отстаивает тезис о том, что задачи уголовного законодательства военного времени должны быть существенно изменены и переформулированы. Речь не идет об отступлении от общечеловеческих ценностей и идеи правового государства, но в условиях военного положения под приоритетную охрану уголовного закона должны быть поставлены военная и государственная безопасность, суверенитет и конституционный строй Российской Федерации, мир и безопасность человечества. Вносится предложение о том, что уголовное законодательство Российской Федерации, действующее в период военного положения, должно включить в себя норму следующего содержания: «Задачами уголовного законодательства Российской Федерации, действующего в период военного положения, являются: обеспечение военной и государственной безопасности, защита суверенитета и конституционного строя Российской Федерации, обеспечение мира и безопасности человечества, охрана общественной безопасности и общественного порядка, прав и свобод человека и гражданина, собственности, окружающей среды, а также предупреждение преступлений».

Кроме того, правотворчество в сфере уголовно-правового обеспечения правового режима военного времени должно основываться на несколько иной информационной базе по сравнению с уголовным законодательством мирного времени. Если традиционный уголовный закон основывается на результатах системного анализа социальной обусловленности уголовно-правовых запретов или особого механизма регламентации универсальных институтов уголовно-правового содержания (понятие преступления, соучастия, вины, наказания и т.д.), то уголовный закон военного времени помимо этих детерминирующих информационных блоков должен опираться на доминирование идеологемы защиты национальных государственных интересов, экстраординарность уголовно-правовых решений, адекватную военным угрозам для Российской Федерации, информационную базу о военных технологиях и т.д. Действующее уголовное законодательство, обладающее международно-правовой, конституционной, криминологической и прогностической обоснованностью, в данном случае, несомненно, подлежит технико-юридическому совершенствованию.

При подготовке норм уголовного закона, действующих в период военного положения, необходимо акцентировать внимание на объективном повышении показателей общественной опасности преступлений, совершаемых именно в военное время.

В значительной степени это связано с колоссальной вредоносностью самих военных угроз, в связи с наступлением которых и вводится правовой режим военного положения. Анализ показывает, что значительная часть угроз военно-политической безопасности и суверенитету Российской Федерации с высочайшей степенью вероятности приобретает криминальные формы (незаконная миграция, незаконные операции с оружием и т.д.). Соответственно, общественная опасность конкретных деяний, которые прямо или косвенно могут способствовать развитию военных угроз для России, многократно возрастает. В соответствии с аксиоматичным положением науки уголовного права повышенная общественная опасность преступлений определенно влечет государственно-правовую реакцию – усиление уголовной репрессии.

В работе аргументируется точка зрения о том, что система уголовных наказаний в период военного положения должна воспринять опыт конструирования аналогичных норм периода Великой Отечественной войны. Диссертант отстаивает тезис о том, что включение смертной казни в период действия военного положения в систему видов наказания является обязательной мерой. Это обеспечит не только карательную, но и превентивную функцию закона. Проведенное в рамках диссертационного исследования интервьюирование практических сотрудников правоохранительных органов показало, что 92% из них считают восстановление смертной казни как вида уголовного наказания в военное время обязательным. 8% затруднились с ответом. Еще более неоднозначную позицию продемонстрировали члены судейского корпуса. 40% представителей этой профессиональной группы полагают, что смертная казнь не решит проблем борьбы с преступностью и военное время, и что достаточно такого весьма сурового вида наказания как пожизненное лишение свободы.

Система наказаний также подлежит расширению за счет включения таких видов наказаний как выдворение за пределы Российской Федерации, ссылка и высылка. Предложены соответствующие законодательные формулировки.

Диссертантом вносится ряд предложений, направленных на изменение регламентации уголовных наказаний в период военного положения. Статью 44 УК РФ «Виды наказаний» предлагается изложить в следующей редакции:

«Видами наказания являются:

а) штраф;

б) лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью;

в) лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград;

г) обязательные работы;

д) исправительные работы;

е) ограничение по военной службе;

ж) выдворение за пределы Российской Федерации;

з) ссылка;

и) высылка;

к) арест;

л) содержание в дисциплинарной воинской части;

м) лишение свободы на определенный срок;

н) пожизненное лишение свободы;

о) смертная казнь».

Часть 2 статьи 45 УК РФ «Основные и дополнительные виды наказаний» предлагается изложить в следующей редакции:

«2. Штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, выдворение за пределы Российской Федерации, ссылка и высылка применяются в качестве как основных, так и дополнительных видов наказаний».

Вносится предложение главу 9 УК РФ «Понятие и цели наказания. Виды наказаний» дополнить статьями следующего содержания:

«Статья 51-1. Выдворение за пределы Российской Федерации

Выдворение за пределы Российской Федерации заключается в принудительном контролируемом перемещении иностранных граждан и лиц без гражданства через Государственную границу Российской Федерации за пределы Российской Федерации.

Порядок и условия выдворения устанавливаются законодательством Российской Федерации».

Разумеется, в контексте предлагаемой модели наказания речь не идет о насильственном переселении групп людей и народов за пределы государства или отдельного региона как форме произвола военных властей, а именно о виде наказания, применяемого к конкретному субъекту в связи с совершением им конкретного преступления, назначаемого при этом исключительно в установленном законом порядке. В условиях военного положения данная мера может применяться не только к гражданам государства, находящегося в состоянии войны с Российской Федерацией, но и к гражданам других иностранных государств и лицам, не имеющим гражданства (апатридам). Эта позиция получила одобрение у 90% опрошенных специалистов.

«Статья 51-2. Ссылка

Ссылка состоит в удалении осужденного из места его жительства с обязательным поселением в определенной местности.

Ссылка как в качестве основного, так и в качестве дополнительного наказания может назначаться на срок от двух до пяти лет либо до окончания военного положения.

Порядок, места и условия отбывания ссылки устанавливаются законодательством Российской Федерации».

«Статья 52-3. Высылка

Высылка состоит в удалении осужденного из места его жительства с запрещением проживать в определенных местностях.

Высылка как в качестве основного, так и в качестве дополнительного наказания может назначаться на срок от двух до пяти лет либо до окончания военного положения.

Порядок и условия высылки устанавливаются законодательством Российской Федерации».

Эта позиция нашла поддержку лишь у 55% респондентов. Другая часть респондентов высказала соображения об определенной архаичности данных видов наказаний. С последним суждением мы не можем согласиться, поскольку, как показала практика реализации ссылки и высылки как видов уголовного наказания по УК РСФСР 1960г., именно они обеспечивают вполне действенный контроль над лицами, совершившими те или иные преступления (как правило, небольшой и средней тяжести), без изоляции их от общества.

Кроме того, усиление уголовной репрессии за преступления, совершенные в период действия военного положения может быть реализовано посредством расширения перечня обстоятельств, отягчающих наказание (ч.1 ст.63 УК РФ), указанием на совершение преступления в период действия военного положения. Часть 1 статьи 63 УК РФ «Обстоятельства, отягчающие наказание» предлагается дополнить пунктом «о» следующего содержания:

«о) совершение преступления в период действия военного положения».

При формировании уголовного законодательства военного времени следует ориентироваться на несколько информационных исходных составляющих. Во-первых, круг уголовно-правовых запретов, усиливаемых введением квалифицирующего (или особо квалифицирующего) признака, связанного с оценкой обстановки совершения преступления, должен определяться особенностями объективной стороны того или иного преступления, в ряде случаев – особенностями характеристики предмета преступления, и всегда – степенью вредоносности данного преступления именно в условиях военного времени. Во-вторых, установление или усиление уже имеющихся уголовно-правовых запретов должно быть связано с положениями ФКЗ «О военном положении» в той его части, которая регламентирует возложение на граждан, организации и их должностных лиц дополнительных обязанностей, содержание мер, применяемых на территории, на которой введено военное положение, особенности деятельности органов государственной власти в период действия военного положения и т.д. Такой подход позволяет, с одной стороны, подчинить принимаемые уголовно-правые решения научно обоснованным и апробированным правилам криминализации, с другой – обеспечить уголовно-правовое сопровождение Федерального Конституционного закона «О военном положении».

Автор считает необходимым включить в санкции ряда наиболее опасных преступлений главы 29 действующего УК РФ такой вид наказания как смертная казнь, поскольку в условиях военного положения смертная казнь за данные деяния должна быть безальтернативным наказанием.

Вносится предложение дополнить большинство норм, включенных законодателем в главы 21 УК РФ «Преступления против собственности», 24 УК РФ «Преступления против общественной безопасности», 29 «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства», 32 УК РФ «Преступления против порядка управления» квалифицирующим признаком, отражающим время и обстановку совершения преступления – период военного положения.

Кроме того, предлагается дополнить все нормы, уже содержащиеся в УК РФ, устанавливающие ответственность за преступления против военной службы таким отягчающим обстоятельством (квалифицирующим признаком) как совершение деяния в период военного положения.

Часть 3 статьи 331 УК РФ должна быть изложена в следующей редакции:

«3. Уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в период действия военного положения, определяется уголовным законом, принятым на данный период времени в установленном порядке».

При конструировании норм о преступлениях против военной службы на период военного положения автор обосновывает и формулирует предложения, касающиеся установления уголовной ответственности за такие преступления как сдача или оставление противнику средств ведения войны; самовольное оставление поля сражения или отказ действовать оружием; добровольная сдача в плен; мародерство. Соответственно, вносятся предложения о дополнении главы 33 Уголовного кодекса Российской Федерации «Преступления против военной службы» статьями следующего содержания:

«Статья 352-1. Сдача или оставление противнику средств ведения войны.

Сдача противнику в период военного положения личного состава воинской части либо оставление противнику средств ведения войны (без признаков государственной измены), -

наказываются лишением свободы на срок от 10 до 20 лет либо смертной казнью».



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.