авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Механизм уголовно-правового регулирования режима военного положения

-- [ Страница 4 ] --

В данной главе представлен подробный юридический анализ материальных и формальных оснований введения правового режима военного положения. Механизм обеспечения правового режима военного положения, по мнению диссертанта, включает юридическую активацию системы нормативно-правовых актов, регламентирующих права и обязанности государства (в лице специально уполномоченных органов), организаций и граждан в условиях (в период) военного времени, а также практику их применения. И если система соответствующих нормативно-правовых актов создается и развивается по мере общественно-государственной необходимости, то апробация может иметь место лишь в случае фактического введения военного положения.

Содержание режима военного положения диссертант рассматривает, прежде всего, как предпосылку формирования уголовного законодательства военного времени, прежде всего, в части регламентации действия уголовного закона во времени и пространстве, изменения системы наказаний и т.д. В данной главе диссертации автор подробно останавливается на содержании основных мер, сопровождающих введение военного положения, в связи с тем, что нарушения соответствующих норм могут приобретать при определенных условиях повышенные показатели общественной опасности, т.е. юридическому анализу подвергнуты те специальные меры, которые в военное время нуждаются в сопровождении мерами уголовно-правового содержания (например, усиление общественного порядка, запрещение продажи оружия и др.).

Уголовно-правовое направление деятельности государства по обеспечению национальной и военно-политической безопасности автор работы рассматривает как часть всей политики государства, ее структурный элемент. Содержание и интенсивность мер уголовно-правового обеспечения национальной и военно-политической безопасности, по мнению диссертанта, должны предопределяться характером тех угроз, которые складываются в современном мире, степенью их потенциальной вредоносности. Угроза военно-политической безопасности может быть определена как некий ущерб, интегральный показатель которого будет выражаться степенью снижения военно-оборонного потенциала страны за определенный промежуток времени.

Такой подход, по мнению диссертанта, позволяет научно обосновать социально-правовую обусловленность уголовного законодательства военного времени, основания криминализации определенных форм поведения людей именно в условиях военного положения.

Однако уголовно-правовое обеспечение военного времени сегодня нельзя признать соответствующим общественным и правовым реалиям. В соответствии со ст.20 Федерального конституционного закона от 30 января 2002 г. № 1-ФКЗ «О военном положении» за нарушение положений данного конституционного закона, других федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации по вопросам военного положения, а также за правонарушения, совершенные в период действия военного положения, виновные лица несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. По правилам законодательной техники данная норма предполагает наличие специальных норм (или даже группы норм, образующих законодательный блок), действующих именно в военное время. По смыслу статьи 20 ФКЗ «О военном положении» они отнесены к группе норм, устанавливающим ответственность за деликтное поведение, нарушающее установления, ограничения или запреты, введенные в соответствии с правовым режимом военного положения. Несомненно, в качестве таковых должны выступать и нормы уголовного законодательства. Однако, как показывает анализ действующего уголовного законодательства Российской Федерации, соответствующее профильное обеспечение правового режима военного положения в них отсутствует. В результате ФКЗ «О военном положении» не получает необходимой поддержки со стороны уголовного закона, наиболее эффективного при реализации императивных правовых установлений государства.

С наличием в российском законодательстве данного пробела, касающегося регламентации уголовной ответственности именно в военное время, согласились 84% опрошенных специалистов. Характерно, что среди сотрудников ФСБ и МВД России, профессиональная деятельность которых непосредственно связана с участием в проведении контртеррористических операций на Северном Кавказе, не нашлось ни одного респондента, который не выразил бы уверенности в необходимости подкрепления правового режима военного положения нормами уголовного законодательства. При этом большинство респондентов апеллировали к правовой ситуации, сложившейся во время Великой Отечественной войны.

Автор особо подчеркивает, что в случае наступления в установленном законом порядке военного положения, автоматически возникнет социальная зона, уголовным законом в настоящее время не охраняемая. И если к моменту, когда военное положение объявлено, не будет создан механизм его правового обеспечения, в том числе уголовно-правовой, неизбежно возникнет ситуация правового хаоса. Разработку адекватных норм уголовного закона придется производить в авральном режиме, очевидно, в ущерб качеству соответствующих норм. В этом диссертант видит самостоятельную правовую опасность. Именно поэтому формирование уголовного законодательства, обеспечивающего нормальное функционирование правового режима военного положения и военно-политическую безопасность государства в целом, должно происходить вне зависимости от того - активирован ФКЗ «О военном положении» или он существует как «пассивный» нормативный акт.

Соответственно, формирование системы уголовного законодательства военного времени автор диссертации связывает с необходимостью преодоления «белого пятна» уголовно-правовой регламентации общественных отношений и защиты общественных отношений, приоритетно важных в условиях военного времени. Поскольку действующий Уголовный кодекс Российской Федерации не обеспечивает адекватного уголовно-правового сопровождения режима военного времени, необходима разработка и принятие дополнительного специального нормативного акта уголовно-правового содержания, нормы которого действовали бы исключительно в период объявленного в Российской Федерации или на отдельных ее территориях военного положения.

Третья глава диссертации посвящена теоретико-правовой концепции уголовного законодательства военного времени и включает параграфы, раскрывающие влияние основных положений международного уголовного права на формирование российского уголовного законодательства военного времени, а также понятие и систему уголовного законодательства военного времени.

Специфика современного уголовно-правового регулирования общественных отношений предполагает, что идеи, принципы, декларации, установления, разрешения, запреты и т.д. становятся элементами уголовного права лишь при условии известной их формализации, существовании в виде норм. Международные договоры являются самостоятельным источником отечественного уголовного права, обладая при этом такими важнейшими отличительными признаками как согласованность позиций государств-участников, наличие нормативной формы, императивный характер содержащихся в них положений. Международное уголовное право оказывается интегрированным в систему общеправового, комплексного покровительствования различным сферам международного правопорядка, реализуя его свойственными лишь данной юридической отрасли приемами и методами.

Формулировка агрессии, представленная в отечественном законодательстве, является результатом адаптивного восприятия международной нормы (Определение агрессии, принятое Генеральной Ассамблеей ООН в 1947г.), что обусловило более высокий уровень качества юридической техники. В российской формулировке объединены прямая и косвенная агрессия, возможные формы ее реализации, в том числе связанные с объявлением или необъявлением ведения военных действий. Такой законодательный прием исключает двойственность толкования актов агрессии как фактического основания введения военного положения. Содержание ст.3 ФКЗ «О военном положении» в части установления конкретных форм действий, признаваемых агрессией, позволяет утверждать, что внутреннее российское законодательство основано на аналогичных формулировках общепринятой международной нормы, но предлагает адаптированные юридические лексемы. Здесь автор опирается на положения Устава Международного военного трибунала, Устава Организации Объединенных Наций, ч.4 ст.15 Конституции РФ, Федерального закона Российской Федерации «О международных договорах Российской Федерации», а также постановления пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», от 10 октября 2003г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации». Соответственно, российское право, в том числе уголовное право, вполне легитимно располагает термином «агрессия», обеспечивая его именно тем содержанием, которое представлено в нормах международного права. Российское законодательство военного времени, таким образом, основано на международных общепризнанных идеях, принципах, нормах.

В диссертации рассмотрен также вопрос о влиянии международного уголовного права на механизм реализации ч.2 ст.12 УК РФ, в соответствии с которой военнослужащие воинских частей Российской Федерации, дислоцирующиеся за пределами Российской Федерации, за преступления, совершенные на территории иностранного государства, несут уголовную ответственность по УК РФ, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации. Данный покровительственный принцип, характерный для международного уголовного права, в уголовном законодательстве России получает и дополнительное применение, связанное с особенностями использования отдельных объектов после распада СССР.

Анализируя проблему реализации норм уголовного закона, относящихся к периоду военного времени, диссертант подчеркивает, что источник их активации находится за пределами самого уголовного законодательства. Таким источником (с формально-юридической точки зрения) следует считать Конституцию Российской Федерации и Федеральный конституционный закон от 30 января 2002г. № 1-ФКЗ «О военном положении». Кроме того, источниками уголовного законодательства военного времени следует признать профильные международные принципы и нормы, иные источники федерального законодательства Российской Федерации, прямо или косвенно регламентирующие реализацию общественных отношений в военное время, подзаконные нормативные акты Российской Федерации.

В целях обеспечения надлежащей юридической связи международных принципов и норм, относящихся к военному положению, норм ФКЗ Российской Федерации «О военном положении» и Уголовного кодекса Российской Федерации автором вносится предложение статью 1 Уголовного кодекса Российской Федерации «Уголовное законодательство Российской Федерации» изложить в следующей редакции:

«1. Уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Кодекса, основывающегося на Конституции Российской Федерации и общепризнанных принципах и нормах международного права.

2. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в настоящий Кодекс.

3. Принципы и нормы международного права, содержащиеся в международных договорах Российской Федерации, определяющие уголовную ответственность, подлежат включению в данный Кодекс.

4. В случае объявления военного положения на территории Российской Федерации может быть принято уголовное законодательство военного времени, действие которого ограничено временем действия военного положения, и нормы которого подлежат включению в настоящий Кодекс».

Как показало проведенное в рамках диссертационного исследования интервьюирование экспертной группы (30 человек из числа судей и руководителей военной прокуратуры, имеющих длительный опыт профессиональной деятельности), большинство специалистов полагают, что уголовный закон военного времени должен быть включен в текст действующего УК РФ, как того требует статья 1 действующего уголовного закона. Такой ответ дали 80% опрошенных. Вместе с тем, 20% специалистов полагают, что данный закон может (теоретически) существовать и автономно, как, например, действовали некоторые законы в период Великой отечественной войны, устанавливавшие уголовную ответственность за те или иные преступления, совершенные именно в период военного времени.

Уголовное законодательство военного времени и практика его применения призваны обеспечивать не только правовые, но и политические полномочия государства. Задачи поддержания международного правопорядка не должны доминировать над задачами обеспечения военно-политической безопасности и суверенитета государства. Участие Российской Федерации в международных соглашениях уголовно-правового и уголовно-процессуального характера объективно необходимо. Однако, по убеждению диссертанта, Российская Федерация должна сохранять полную юрисдикцию на своей территории. Соответственно, механизм обеспечения соответствия внутреннего уголовного законодательства принципам и нормам международного уголовного права представляется необходимым элементом для поддержания баланса между интересами мирового сообщества или группы государств и интересами военно-политической безопасности России.

В ходе проведенного интервьюирования судей, сотрудников МВД и ФСБ, военной прокуратуры более 70% опрошенных согласились с суждением о том, что в военное время должен действовать существенно модернизированный Уголовный кодекс Российской Федерации с внесенными в него изменениями и дополнениями; 14% полагают, что должен быть создан новый самостоятельный уголовный закон; 16% затруднились с ответом. Результаты опроса свидетельствуют о том, что правовая ситуация даже среди специалистов воспринимается как неоднозначная и допускает различные варианты решения. К сожалению, следует констатировать, что в отечественной науке проблема институциональности уголовного права и уголовного закона военного времени практически не рассматривается. Предпринимая попытку решить данную проблему, автор предлагает рассматривать действующий в мирное время Уголовный кодекс Российской Федерации как своего рода «матрицу», которая сохраняет подавляющее большинство своих положений и в военное время. Однако особые характеристики военного времени и специфика задач, решаемых государством, потребуют внесения весьма существенных изменений и дополнений в данный Уголовный кодекс. Эти изменения и дополнения должны быть изложены в отдельном нормативном акте, который приводится в действие исключительно в случае объявления военного положения в Российской Федерации или на отдельных ее территориях. На усмотрение законодателя будет отнесен вопрос – следует ли кодифицировать данные изменения и дополнения, т.е. включить их в текст действующего Уголовного кодекса (и тогда произойдет «расширение» целого ряда институтов и норм), или же объединенные в таком отдельном акте данные нормы будут применяться со ссылкой на данный акт.

Уголовное право военного времени рассматривается в диссертации как подотрасль уголовного права, функционирующая в строго определенный промежуток времени – период военного положения и обеспечивающая посредством уголовно-правовых установлений и запретов защиту военно-политической безопасности государства, интересы общества и личности.

Диссертант последовательно отстаивает тезис о том, что в военное время уголовное законодательство должно сохранять структуру, соответствующую культурно-исторической правовой традиции, апробации соответствующих уголовно-правовых институтов в сфере правоприменения. В категориальном контексте уголовное законодательство военного времени должно представлять собой институт уголовного законодательства, ориентированного на регламентацию профильных общественных отношений в мирное время. Соответственно, логика структуры уголовного законодательства военного времени в полной мере должна быть подчинена общей логике структурирования уголовного закона в целом. Система правовых предписаний в рамках уголовного законодательства военного времени должна быть ориентирована на обеспечение задач военного времени на уровне субинституциональных уголовно-правовых образований. По мнению автора, изначальное нормативное обособление уголовного законодательства военного времени (а оно может состоять из нескольких уголовных законов, создаваемых по мере социально-правовой необходимости) обеспечит адекватное понимание его как временной и действительно экстраординарной меры, смысловую органичность усиления уголовной репрессии как за счет криминализации новых деяний, так и за счет дополнений, вводимых в институты Общей части.

Оценивая диапазон функций уголовного закона военного времени, автор приходит к выводу о том, что данный закон должен выполнять регулятивную, охранительную, карательную, социально-интегративную, превентивно-воспитательную функции. В работе анализируется специфика данных функций в условиях военного времени. Автор обращает внимание на усиление карательной функции уголовного закона в военное время. Как показало интервьюирование выбранной в ходе исследования экспертной группы из 30 человек, все они рассматривают усиление уголовной репрессии в период действия военного положения как объективную необходимость. 28 экспертов подчеркнули, что с отменой военного положения должны быть отменены и уголовно-правовые нормы, усиливающие уголовную ответственность за преступления, совершаемые в военное время. Однако двое интервьюируемых не исключили, что такое усиление может сохраняться и в течение какого-то короткого времени (год-два) и после отмены военного положения. В качестве аргумента они апеллировали к опыту подавления бандитизма и диверсионных актов в 1946-1947 г.г.

Проанализировав теоретико-правовые проблемы формирования уголовного законодательства военного времени, автор приходит к выводам о том, что в период действия военного положения уголовный закон должен быть ориентирован, во-первых, на отражение и формальное закрепление трансформаций тех институтов Общей части уголовного права, которые регламентируют действие закона во времени и пространстве, по кругу лиц и т.д.; во-вторых, на адекватную оценку повышения общественной опасности целого ряда общеуголовных и иных преступлений, уже содержащихся в действующем УК РФ; в-третьих, на криминализацию тех деяний, которые по своей природе и механизму совершения приобретают общественную опасность именно в период войны.

Четвертая глава – «Нормативно-правовая модель уголовного права военного времени» - содержит два параграфа, последовательно раскрывающих особенности институтов и норм Общей части, а также норм Особенной части уголовного права России в условиях военного времени.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.