авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Механизм уголовно-правового регулирования режима военного положения

-- [ Страница 3 ] --

Одним из первых отечественных историко-правовых памятников, который содержал элементы военно-уголовных наказаний, является Литовский статут 1529г. Один из его разделов был посвящен вопросам обороны государства («Об обороне земской»). Смертной казнью санкционировались такие преступления, допускаемые во время «столкновения с неприятелем», как отсутствие бдительности, уход с «караула» до смены, неявку к месту боя. Больший научный интерес представляют нормы Соборного Уложения 1649г., которые предусматривали репрессию за преступления, совершенные именно во время войны (глава II «О государьской чести и как его государьское здоровье оберегать», глава VII «О службе всяких ратных людей Московского государьства», глава VIII «О искуплении пленных»), и достаточно подробно регламентировали отношения, обеспечивающие хозяйственные повинности населения в пользу армии, устанавливали ответственность за злоупотребления «служилых людей» - грабежи, насилие и т.д.

Артикул воинский от 26 апреля 1715 года с кратким толкованием (уголовное законодательство Петра I) был ориентирован на особые исторические задачи, решаемые российским государством посредством ведения войн. В Артикул воинский включены и те воинские преступления, ответственность за которые наступала именно во время военных действий (главы «О дезертирах и беглецах», «О штурмах или приступах», «О взятии городов, крепостей, добычей и пленных», «О здаче крепостей, капитуляции и аккордах с неприятелем», «О измене и переписке с неприятелем» и т.д.). Анализ положений данного акта позволяет говорить о том, что специальной общей уголовно-правовой нормы, оговаривающей «пусковой механизм» соответствующих составов преступлений, не существовало. Особенностью законодательной техники в данном случае является включение специальных терминов или словосочетаний, указывающих на действие таких норм именно в особых условиях (ведения войны), непосредственно в диспозицию конкретного артикула – «стоя перед неприятелем или в акции» (арт.94), «полки или роты, которые с неприятелем в бой вступят» (арт.97), «к неприятелю перебежит», «от неприятеля пленен будет» (арт.99), «когда крепости или шанцы штурмованы будут» (арт.101), «когда город приступом взят будет» (арт.106), «с неприятелем в трактат или капитуляцию вступить» (арт.117) и т.п. Уголовное законодательство военного времени Петра I закрепило сложившиеся правила ведения войн и отношения к мирному населению, военнопленным. Представленный в диссертации подробный анализ положений Артикула позволил диссертанту классифицировать преступления военного времени на две подгруппы: преступления, совершаемые во время войны и посягающие на военные интересы государства, боеспособность армии; преступления, совершаемые во время войны и посягающие на интересы военнопленных и мирного населения.

Диссертант особо отмечает в российском уголовном праве преемственность норм, регламентирующих ответственность за преступления, совершаемые в военное время, в том числе военнослужащими. Развитие общественных отношений, реформирование армии и ее инфраструктуры, изменение характера самой войны налагали отпечаток и на содержание уголовно-правовых запретов, их целеполагание. Так, например, Воинский устав 1716 г. сохранил свое действие до царствования императора Николая I; только в 1812 г. он был дополнен изданием военно-уголовных законов, действующих в военное время, так называемым Полевым уложением.

Таким образом, Уголовное законодательство военного времени исторически восходит к положениям Литовского статута 1529 г., Устава ратных, пушкарских и других дел, касающихся до военной науки 1621г., Соборного Уложения 1649г., получая развитие в Артикуле воинском 1715г., Полевом уголовном уложении 1812г. и других источниках. Именно эти памятники права заложили основы уголовного законодательства военного времени в российском уголовном праве. Нормы данных источников законодательства эволюционировали по мере развития общего военного права, реформирования российской армии, отражали сложившиеся правила ведения войны, были направлены на поддержание боеспособности армии, правового обеспечения военного времени в целом. В российском уголовном праве отмечается преемственность норм, регламентирующих ответственность за преступления, совершаемые в военное время, в том числе военнослужащими. Развитие общественных отношений, реформирование армии и ее инфраструктуры, изменение характера самой войны налагают отпечаток и на содержание уголовно-правовых запретов, их целеполагание.

Развитие уголовного законодательства военного времени в России всегда проходило в общем историческом контексте и было призвано решать военно-политические задачи, стоящие перед государством на том или ином этапе его развития. И если изначально такое законодательство ориентировано на обеспечение правопорядка в условиях ведения внешних войн, то в XIX-ХХ столетии явно обозначилась и другая его функция – обеспечение правопорядка в условиях народных волнений, борьбы с внутренней политической оппозицией. 28 апреля 1877г. начинает действовать Указ «О порядке ответственности лиц гражданского ведомства, совершивших в местностях, состоящих на военном положении, наиболее тяжкие преступления». Как отмечают исследователи, сущность военного положения в XIX в. заключалась в том, что при его объявлении вся власть в районе действия режима военного положения переходила к военному командованию. При этом резко ограничивались права и свободы граждан с установлением их повышенной ответственности за совершение правонарушений по законам военного времени.2 Согласно «Положению о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия» от 14 августа 1881г., явившегося реакцией правительства на революционную ситуацию в стране, на местах могли быть введены временно, в случае необходимости, для «водворения полного спокойствия и искоренения крамолы» такие меры как «военное положение», «исключительное положение», «усиленная» и «чрезвычайная охрана». Правовая регламентация режима военного времени получила свое развитие по мере осложнения внутренней политической ситуации в России. «Правила о местностях, объявляемых состоящими на военном положении» от 18 июня 1892г. устанавливали еще одну стадию «исключительного положения» — военное положение, когда вся полнота власти передавалась военным учреждениям, а к гражданским лицам широко применялись элементы военной юрисдикции. Эти акты действовали вплоть до 1917 года.

Усложнение военно-технической, экономической и информационной составляющей войн ХХ столетия обусловили появление в уголовном законодательстве России группы специальных норм, обеспечивающих экономические интересы государства и общества в военное время, надлежащее комплектование вооруженных сил, информационную защищенность государственной и военной тайны. В работе анализируются нормы Уголовного уложения 1903г., в том числе глав «О бунте против верховной власти и о преступных деяниях против священной особы императора и членов императорского дома», «О государственной измене», «О смуте», которые были введены в действие в годы революции (1904-1905гг.) и регламентировали уголовную ответственность за преступления, совершенные в условиях военного положения.

Во время Первой мировой войны был принят ряд законодательных актов, продиктованных условиями военного времени. В июле 1914 года устанавливается уголовная ответственность за нарушение военно-судовой повинности, а позднее - за умышленное членовредительство с целью уклонения от службы. Вводятся в действие «Временное положение о военной цензуре» (Указ от 10 июля 1914 года) и «Перечень сведений и изображений, касающихся внешней безопасности России и её военно-морской и сухопутной обороны, оглашение и распространения коих в печати, в речах или докладах, произносимых в публичных собраниях, нормы которых также анализируются в работе с точки зрения оснований уголовной ответственности за преступления, совершенные в военное время. Диссертант особо отмечает, что появляется группа специальных норм, обеспечивающих экономические интересы государства и общества в военное время - установлена уголовная ответственность за уклонение от государственных заказов, сокрытие товаров и сырья, позднее - за нарушение запретительных законов в торговле и промышленности иностранными подданными, за промедление в выполнении госзаказов. В этот период российское государство принимает участие в регламентации международных военных преступлений.

Независимо от собственных идеологических позиций, специалисты отмечают, что правовые режимы чрезвычайного и военного положения сохранили свое основное целеполагание – борьбу с внутренней политической оппозицией и после революции 1917г. Помимо таких «классических» преступлений как шпионаж, мародерство, уклонение от военной службы, советское государство признает наиболее опасными в военное время спекуляцию, хищения, подрывную и диверсионную деятельность, а также такое информационное преступление как публикация материалов, не прошедших цензуру. Самостоятельную оценку как опасные преступления военного времени получили неявка по призыву в тыловое ополчение, уклонение от призыва на военную службу.

Уголовные кодексы РСФСР 1922, 1926, 1960г. в части регламентации ответственности за преступления, совершаемые в военное время, а также практику их применения отличают характерные особенности.

Во-первых, усиливается характер и степень уголовной репрессии за совершение преступлений в особых условиях – во время войны или боевых действий, что отражает резкое возрастание коэффициента общественной опасности таких деяний; во-вторых, отчетливо дифференцируется ответственность военнослужащих и гражданских лиц; в-третьих, нормы о преступлениях, совершаемых во время войны, включаются в различные главы Уголовного кодекса в зависимости от фактического содержания тех общественных отношений (родового объекта), которым причиняется или может быть причинен вред; в-четвертых, совершенствование законодательной техники позволило законодателю оценивать критерий «военного времени» или «боевых действий» как в качестве основного, так и в качестве квалифицирующего признака преступлений, т.е. квалификация приобрела универсальный характер.

В новейшей истории отмечается тенденция к восприятию российским уголовным правом конвенционных норм международного права в части установления ответственности за преступления, совершаемые в военное время. При этом наказания за преступления, совершаемые в условиях военного времени, адекватны их общественной опасности, отличаются заметным усилением уголовной репрессии, интенсивным применением смертной казни. Диссертант отмечает, что законодательство военного времени в исторической ретроспективе предусматривает не только усиление уголовной ответственности за преступления, представляющие повышенную общественную опасность, но и особый порядок реализации уголовно-процессуальных отношений, отличающийся упрощенными и ускоренными процедурами.

Глава вторая «Социально-правовая обусловленность уголовного законодательства военного времени» - включает два параграфа, каждый из которых посвящен военно-политической безопасности как объекту уголовно-правовой охраны, а также содержанию режима военного положения как предпосылке формирования уголовного законодательства военного времени.

В кризисных ситуациях особенно обостряется потребность общества в обеспечении безопасности, поддержании ее на приемлемом уровне в процессе общественного развития. Концепция национальной безопасности, утвержденная Указом Президента Российской Федерации от 10 января 2000г. № 24, опирается на соответствующие положения Конституции Российской Федерации, законы Российской Федерации «О безопасности» от 5.03.1992 г., положения «О Совете Безопасности Российской Федерации» от 10.07.1996 г., письмо Президента Федеральному Собранию «О национальной безопасности» от 13.06.1996 г., Основные положения Концепции внешней политики Российской Федерации, Основы пограничной политики Российской Федерации от 5.10.1996г., что придает рассматриваемому нормативному акту необходимую юридическую легитимность. Концепция национальной безопасности делегирует формулирование задач военной безопасности Военной доктрине Российской Федерации. Раздел I (пункт10) Военной доктрины дифференцирует такие задачи в зависимости от военно-политической обстановки, получившей формально-юридическое закрепление: 1) обеспечение военной безопасности в мирное время, 2) в угрожаемый период и с началом войны или вооруженного конфликта, т.е. в период военного положения.

Конституция России и Военная Доктрина Российской Федерации отчетливо фиксируют принципы формирования военно-оборонительной и правовой политики государства в соотношении с принципами и нормами международного права. Принципы, нормы международного права, а также международные договоры являются источниками российского права, в том числе уголовного права, действующего в период военного положения.

Анализ источников российского законодательства позволяет утверждать, что военно-политическая безопасность государства получила институциональный статус в системе национальной безопасности Российской Федерации. Военно-политическая безопасность является подвидом национальной безопасности, ее составляющим необходимым элементом. Кроме того, военно-политическая безопасность образует материальную основу национальной безопасности. Ни в коей мере не умаляя значения военных методов обеспечения национальной и военной безопасности, признавая их доминанту, диссертант акцентирует внимание на необходимости их нормативно-правовой регламентации, придания им правовой легитимности на конституционном уровне, уровне федерального законодательства, а также множественных детализирующих ведомственных (подзаконных) и локальных нормативных актов.

Современная теория кризисов, теория катастроф, юридическая теория чрезвычайных ситуаций и соответствующих им режимов позволяют вычленить потенциально опасные для общества и государства ситуации, имеющие социальное происхождение. Правовые режимы чрезвычайного положения, контртеррористической операции и военного положения имеют сходную социально-правовую природу, поскольку относятся к группе режимов, сопровождающих чрезвычайные ситуации социального происхождения, и объединены как режимы состояний. Такое позиционирование названных режимов отвечает как методологическим требованиям, так и общему алгоритму их правового обеспечения. Данная классификация не исключает «пересечения» правовых режимов, обладания ими признаков как состояний, так и территорий.

Основания применения особого (специального) режима, его целевое и функциональное назначение зависят от характера и источника тех угроз, которые потенциально или реально причиняют вред наиболее значимым общественным отношениям, дестабилизируют общество и его важнейшие институты. В системе оснований режима военного положения диссертант выделяет материальные основания (факт агрессии или угрозы агрессии в отношении Российской Федерации) и юридические основания (введение режима военного положения Указом Президента Российской Федерации в установленном законом порядке и последующая реализация его правового механизма). Систему источников обеспечения правового режима военного времени образуют международные нормативно-правовые акты, Конституция Российской Федерации, Федеральный конституционный закон «О военном положении», другие федеральные законы и подзаконные нормативные акты, предметом ведения и регламентации которых являются основания, условия, порядок установления военного положения, механизм отражения агрессии или ее угрозы, обеспечения обороноспособности и суверенитета Российской Федерации.

Правовой режим военного положения включает в себя особый порядок правоохранительной деятельности и должен рассматриваться как особый режим правоохраны, применяемый в случаях крайних угроз военно-политической безопасности государства и правопорядку в стране. Данный режим обладает специфичными социально-правовыми свойствами. Во-первых, режим военного положения урегулирован Федеральным Конституционным законом от 30 января 2002 г. № 1-ФКЗ «О военном положении», принятым Государственной Думой 27 декабря 2001г. и одобренным Советом Федерации 16 января 2002г. «О военном положении». Во-вторых, меры правоохранительной деятельности, применяемые в рамках названного режима, существенно отличаются от всех других, поскольку затрагивают гарантированные для обычных условий функционирования права и обязанности граждан страны и имеют императивный характер. В-третьих, наличие особых угроз военно-политической безопасности государства и правопорядку в условиях военного времени подразумевает наличие специальной правовой регламентации общественных отношений, в том числе посредством уголовно-правовых решений.

С категориальной точки зрения правовой режим военного положения включает порядок и основания его применения, целевое и функциональное назначение, совокупность прав и обязанностей субъектов в рамках действия режима, объект правового регулирования и непосредственного воздействия, механизм реализации правовых установлений в рамках действия режима и способ защиты правоотношений, возникающих в процессе практической реализации правовых положений, регламентирующих применение данного правового режима. Нормативная регламентация военного положения в ФКЗ от 30 января 2002г. адекватно отражает социально-правовую природу данного особого правового режима. Специфика оснований введения военного положения предполагает существенную трансформацию деятельности органов государственной власти. Усиливается значение деятельности военных органов управления, что, разумеется, не исключает взаимодействия властей военных и гражданских. Источники угроз, формализованные в Федеральном конституционном законе от 30 января 2002г. № 1-ФКЗ «О военном положении» как основания введения военного положения, и соответствующие меры реагирования государства на них обуславливают и саму специфику данного правового режима. Эта специфика заключается в усилении роли и расширении полномочий военных органов в управлении на территории, где введено военное положение. В местностях, объявленных на военном положении, полномочия представительных и исполнительных органов государственной власти в области обороны, охраны государственной и общественной безопасности сосредотачиваются в руках органов военного управления (в соответствии с ч.1 ст.10 ФКЗ «О военном положении»). Военное положение как особый правовой режим деятельности органов государственной власти, иных государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, предусматривающий ограничения прав и свобод, вводится на всей территории Российской Федерации или в отдельных ее местностях в случае агрессии или непосредственной угрозы агрессии против Российской Федерации.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.