авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Объективное и субъективное в преступлении

-- [ Страница 2 ] --

Основание ответственности (ст. 8 УК РФ) должно характеризоваться не только как совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, но и как виновное совершение общественно опасного деяния, содержащего все признаки состава преступления. Общественная опасность выражает сущность преступления, а последняя не является элементом преступления и состава, а скрыта во взаимосвязях его отдельных сторон. В существующей редакции ст. 8 УК РФ акцент сделан на формальных основаниях ответственности, что противоречит ч. 2 ст. 14 УК РФ.

Вина является морально-этическим оправданием уголовной ответственности как регулятора общественных отношений посредством объявления социально опасных деяний преступлениями и проявляется в единстве как субъективных, так и объективных признаков преступления. Преобладающая в теории трактовка вины как элементарного признака преступления не согласуется с законодательным статусом вины как принципа уголовной ответственности, который должен проявляться, во-первых, в характеристике всего преступления, во-вторых, отражать его влияние на общественные отношения. С учетом этого содержание вины усматривается в нарушении социальной нормы – сложившемся в обществе представлении о границах поведения человека, а сущность вины в невыполнении долга, основанного на чувстве совести.

В нормах УК РФ о соучастии, выражающих диалектическое противоречие единства во множестве, не проводится четкой градации степеней слитности объективных и субъективных элементов, в значительной мере определяющих степень опасности этого социально-правового явления. В сочетании со следованием исторически традиционному разделению соучастия по ролевым функциям участников, не учитывающем названных степеней слитности, сложилась противоречивая форма юридического закрепления квалификации действий соучастников, не вполне соответствующая социальной значимости соучастия как объединения усилий преступников, что затрудняет его оценку и ослабляет предупредительный эффект норм о соучастии. Предлагается градация типов взаимодействия нескольких лиц при совершении одного преступления по степени слитности (спайки) объективных и субъективных элементов в единое действующее начало с реорганизацией совместной деятельности в более широкий институт стечения преступников, в котором наряду с соучастием предусматриваются иные степени сочетания объективных и субъективных элементов: сопричинение преступления, причастность к преступлению и прикосновенность к преступлению.

Стадии преступления представляют собой развертывание субъективных элементов в объективные (объективацию субъективного). При полной объективации субъективных представлений лица, совершающего деяние, в формально установленных юридических границах преступление завершается. До данного момента возможен добровольный отказ от доведения преступления до конца. Однако не всякое сознательное прекращение преступления можно рассматривать как добровольное, поскольку прерываемая объективация субъективного может иметь негативную социальную основу – диктоваться недобросовестным расчетом (созданием видимости добровольности и т.п.), быть вынужденной.

На защиту выносятся следующие научные положения, выводы и рекомендации:

1. Разделение объективного и субъективного в преступлении относительно. Необходимо учитывать предметный (онтологический) и познавательный (гносеологический) параметры объективного и субъективного, преобладание последнего в процессе установления преступления, взаимосвязь, а также возможность перехода одного в другое.

Содержание объективных и субъективных признаков преступления определяется уровнем обобщения, приоритетности объективных или субъективных элементов в зависимости от целей и задач исследования.

Использование категорий объективного и субъективного требует при анализе уголовно-правовых норм разделения словесного, смыслового и предметного значений, самостоятельного их рассмотрения и недопустимости подмены одного другим.

2. Реальный акт общественно опасного поведения, являющийся предметом уголовно-правовой оценки, представляет собой неразрывное единство объективных и субъективных сторон в их слитности, органическую (металогическую) целостность, которая не может рассматриваться как отдельные элементы, арифметически (механически) соединенные в единое целое. В силу этого фиксация отдельных элементов предусмотренного законом деяния является недостаточной для вывода о наличии преступления без установления его сущности – общественной опасности;

3. Понятие преступления есть обобщение первого (наивысшего) уровня, в нем объективные и субъективные элементы укрупнены (деяние) и отражают взаимосвязь с социальной средой (свойства), представляя не просто логические, но и социально-правовые смыслы (виновность, противоправность, наказуемость). В отличие от понятия состава преступления понятие преступления характеризует не его отдельные элементы, а акт преступного поведения в целом с точки зрения социального значения, социально-юридической сущности. В познавательном плане все преступление предстает как объективное явление (логическая структура) во всех его мыслимых элементах и свойствах. Вместе с тем на уровне общего понятия преступление включает субъективное второго порядка (подчиненную, второстепенную с точки зрения познания субъективность), охватывая сознание субъекта преступления и иных лиц, задействованных в нем. В общем понятии преступления выражено и субъективное третьего порядка, поскольку оно производно от сознания и воли законодателя, и субъективное четвертого порядка (правоприменительная интерпретация преступления).

4. Состав преступления есть понятие, выражающее обобщение второго уровня и отражающее индивидуальные акты общественно опасного поведения в обобщенном виде, но одновременно и рассеченном на основные структурные элементы (модель, чертеж, схему). В познавательном плане субъективное в составе преступления (в первом порядке) исчерпывается психической деятельностью лица, совершающего (по законодательной характеристике) общественно опасное деяние. Все остальные элементы противостоят ей как объективные. Вместе с тем объективное (во втором порядке) в нем может включать (поглощать и субъективное – сознание иных лиц, задействованных в преступлении: потерпевших, соучастников и др.). Таким образом, объективное первого порядка в составе преступления включает субъективное второго порядка как второстепенную субъективность (с точки зрения распознания преступления). В свою очередь субъективное первого порядка в составе – сознание лица, совершающего общественно опасное деяние, во втором порядке содержит объективное – отражение объективных элементов преступления.

5. Разделение объективного и субъективного на уровне индивидуального поведения является третьим уровнем. Объективные и субъективные компоненты индивидуального поступка специфичны. Они должны рассматриваться в двух ракурсах: по элементарной структуре (для установления соответствия составу) и в целостности (для обнаружения сущности). Поэтому объективное и субъективное в отдельном преступлении соответствует как уровню состава преступления, так и уровню преступления в целом.

6. Понятие преступления и состава преступления выполняют специфическую служебную роль в установлении преступления. Состав преступления, раскрывая элементарное строение преступления, служит средством, инструментом его практического обнаружения и реконструкции; понятие преступления позволяет выявить его сущность. Как понятия (логические конструкции) они различны. Вместе с тем в них находит отражение один и тот же предмет – преступление, но в разных ракурсах (элементов и сущности). Для вывода о наличии преступления необходимо установление соответствия деяния как составу преступления, так и понятию преступления.

7. Квалификацию преступления нельзя рассматривать лишь как установление сходства или тождества совершенного деяния и признаков состава преступления, что характеризует ее как механический процесс наложения одного на другое. Квалификация есть оценка, т.е. творческий акт сличения деяния и законодательной модели преступления. Он несет отпечаток личности и правосознания правоприменителя. Творческий характер процесса квалификации определяется необходимостью раскрытия понятий, отражающих признаки преступления и правовую норму, что невозможно без соответствующего воображения оценивающего, способности к созданию комбинаций элементов, моделей поведения, а также вне системы ценностей и правосознания оценивающего.

8. Деяние в уголовно-правовом смысле не совпадает полностью с деянием в психофизиологическом значении, что определяет недостаточность оценки его лишь как психофизиологического акта. В целом оно представляет собой специфическое социально-правовое образование, основанное на психофизиологических свойствах, но не исчерпывающееся ими, а дополняемое нормативными (например, «должен и мог» при бездействии), в том числе условно фактическими элементами (приготовление при неудавшемся соучастии, покушение при ошибке в объекте и т.п.).

9. При рассмотрении деяния как элемента объективной стороны состава преступления неправомерно характеризовать его через субъективные свойства, поскольку при этом происходит смешение разных уровней познания объективного и субъективного.

10. Сознание и воля, как и другие компоненты субъективного в поведении человека (мотив, цель, эмоции), представляют собой органическую целостность и могут быть разделены только как логические конструкции, выражающие относительно различные функции сознания. Волевое поведение при совершении преступного акта как поведение свободное, основанное на выборе допустимых его вариантов, одновременно является и причинно обусловленным (самодетерминация).

11. Получившая распространение в праве при определении пределов воздействия человека на окружающий мир (причинной связи) теория необходимого причинения не может быть признана теоретически достаточно обоснованной, а практически приемлемой. Предлагаемый ею подход к определению причины на основе различения необходимости и случайности не выдержан методологически, так как не учитывает, что в единичных актах необходимость и случайность представляют неразделимое органическое единство.

Достаточным критерием причинной связи является необходимое условие наступления последствия с учетом особенности его законодательной характеристики и отношения к последствию.

Предлагается законодательно закрепить признаки причинной связи в ч. 2 ст. 14 УК РФ:

«В предусмотренных законом случаях преступлением признается только действие (бездействие), причинившее указанное в законе последствие (последствия), то есть находящееся с ним (с ними) в причинной связи.

Совершенное деяние является причиной (одной из причин) предусмотренного уголовным законом последствия, когда:

а) оно было предшествующим условием, без которого данное последствие не наступило бы (необходимым условием);

б) соответствует законодательному описанию деяния;

в) удовлетворяет специальным требованиям о соотношении с последствием, установленным законом».

Соответственно ч. 2 ст. 14 УК РФ в действующей редакции считать частью 3.

12. Причинная связь в уголовном праве на уровне индивидуального акта содержательно (онтологически) является частично субъективной (сознание лица, совершающего преступление, и других лиц, участвующих в его совершении), а частично – объективной зависимостью (внешняя сторона поведения). В познавательном плане (гносеологически) она полностью объективна, поскольку закономерности ее развертывания (включая сознание самого деятеля и других лиц) не могут быть изменены действующим субъектом и другими лицами, не подвластны им, не зависят от них. В этом же плане (гносеологически) она субъективна во втором порядке в отношении сознания лица, совершающего преступление, и объективна в части внешнего поведения этого лица и сознания других лиц, задействованных в преступлении. В то же время она содержит субъективность третьего порядка (в рамках объективности второго порядка) в части сознания лиц, задействованных в преступлении, а также субъективность четвертого порядка, поскольку пределы отбора причин и следствий преступления обусловлены волей законодателя.

13. Вина может рассматриваться с трех позиций:

1) как отношение лица к совершенному им деянию через призму социального стандарта поведения;

2) как принцип уголовного права, в основе которого идея обусловленности уголовной ответственности внутренним отношением лица к совершенному им деянию;

3) как реальность, выражающая практическую возможность осуществления принципа вины по конкретным уголовным делам.

В первом значении вину образует не только внутреннее, психическое, субъективное, но и внешнее, объективное. Содержание вины представляет нарушение социальной нормы, основанной на сложившемся в обществе представлении людей о допустимом и должном поведении и его границах. Сущность вины заключается в невыполнении долга, вытекающего из принадлежности к сообществу людей, основанного на чувстве совести.

14. В познавательном плане первого порядка вина как отношение к совершенному деянию субъективна в части сознания виновного и объективна в других элементах. Во втором порядке она полностью субъективна, является конструкцией законодателя и выражением его воли. В третьем порядке вина объективна, поскольку воля законодателя основана на стандартах поведения. В четвертом порядке вина субъективна, так как социальные стандарты поведения имеют источником взгляды и представления людей о возможном и должном.

15. Вина как принцип уголовного права представляет собой законодательно закрепленную основополагающую идею о признании преступлением и установлении ответственности в зависимости от отношения лица (не только психического, но и объективного), совершившего общественно опасное деяние, к социальным ценностям и его личностных свойств. В первом порядке вина как принцип субъективна, она является идеей. Но эта идея выражает материальные элементы (деяние, последствие, отношения), сознание лица, совершившего преступление, взгляды и представления общества и законодателя. В этом смысле (во втором порядке) она и объективна, и субъективна.

16. Вина как реальность есть фактическое применение принципа вины при рассмотрении уголовных дел. Поскольку правоприменитель обладает ограниченными возможностями для выявления подлинного отношения лица, совершившего общественно опасное деяние, к акту своего поведения и личностным свойствам субъекта, постольку реальная вина не всегда совпадает с установленным законом принципом вины. Решение правоприменителя о наличии вины лица в конкретном деянии несет определенную долю субъективной оценки, где решающую роль играет правосознание, правовые представления о должном и справедливом. В результате вина выступает как вывод суда о неправомерности поведения того или иного лица. Таким образом, вина «на выходе» субъективна в первом порядке как решение, выражающее мнение суда. Во втором порядке в ней переплетены субъективные и объективные элементы как отражение сознания задействованных в преступлении людей, так и различных материальных элементов, включая соотношение совершенного деяния со сложившимися в обществе представлениями о допустимом поведении (социальной нормой).

17. Характеристика небрежности не предполагает наличия действенного (к элементам состава преступления) психического отношения, поскольку она исключает какое-либо представление лица о вызываемых им изменениях, а фиксирует лишь потенциальную возможность их предвидения и оценки.

Нет достаточных оснований усматривать в небрежности неосознанное психическое отношение, так как утверждение о его наличии не согласуется с ориентирующей функцией психической деятельности.

Виновным небрежное поведение признается в силу его объективного несоответствия социальному стандарту (социальной норме), требующей от человека в определенных случаях использовать весь потенциал имеющихся у него в наличии психофизиологических и иных возможностей.

18. Разновидность умышленного отношения к деянию – косвенный умысел не имеет в социально-психологическом смысле какого-либо качественного своеобразия в сравнении с умыслом прямым и не может интерпретироваться как нежелание наступления последствий.

Предлагается следующая единая законодательная характеристика умысла:

«Статья 25. Преступление, совершенное умышленно

Преступление признается совершенным умышленно, если лицо сознательно вызывает обстоятельства, образующие в соответствии с законом элементы преступления.

Сознательно вызванными являются такие обстоятельства, наступление которых лицо предвидело и не рассчитывало на их предотвращение».

Необходима также норма, раскрывающая специальный умысел, когда законодатель требует наличия в нем мотивирующих, целевых или эмоциональных оттенков.

Она могла бы иметь следующий вид.

«Статья 251. Специальный умысел

В специально предусмотренных законом случаях деяние может быть признано совершенным умышленно и подлежащим ответственности только при указанных мотиве, цели, эмоции или их определенном сочетании.

Ответственность за неоконченное преступление со специальным умыслом наступает при наличии в деянии его специальных признаков».

19. Требует уточнения ст. 8 УК РФ об основаниях уголовной ответственности, которая не отражает сущность криминального акта и его морально-этическое порицание – вину, что не согласуется с закрепленным в законе принципом субъективного вменения. Предлагается следующий ее текст:

«Статья 8. Основание уголовной ответственности

Основанием уголовной ответственности является виновное совершение общественно опасного деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом».

20. Добровольный отказ от доведения преступления до конца следует отличать по объективным и субъективным признакам от вынужденного, но вместе с тем волевого и сознательного прекращения преступления.

Предлагается дополнить ст. 31 УК РФ частью 6 следующего содержания:

«Не является добровольным отказом вынужденное прекращение преступления, то есть отказ от доведения преступления до конца вследствие реальной угрозы разоблачения или задержания виновного, в результате допущенной им ошибки, вмешательства других лиц либо наличия труднопреодолимых или непреодолимых препятствий».



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.