авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Социальное обеспечение семьи, материнства, отцовства и детства в россии: теоретические и практические проблемы

-- [ Страница 3 ] --

Установлено, что система социального обеспечения семей с детьми включает пенсии по случаю потери кормильца, страховые выплаты в случае смерти кормильца в результате несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, пособия в связи с рождением и воспитанием детей, субсидии и компенсации социально значимых расходов семьи, социальные услуги и медицинскую помощь.

В Конституции РФ закреплены фундаментальные положения, на которых должно строиться законодательство о социальной защите семьи, материнства, отцовства и детства, однако отсутствие эффективных механизмов распределения полномочий между федеральными и региональными органами государственной власти в социальной сфере, игнорирование конституционных положений при формировании социально-обеспечительного законодательства приводит к нарушению права семей с детьми на социальное обеспечение.

В параграфе третьем «Материнство, отцовство и детство как основания возникновения социально-обеспечительных отношений и дифференциации в правовом регулировании социального обеспечения» выявлено содержание категорий «материнство», «отцовство», «детство» в праве социального обеспечения и проведено их исследование в качестве оснований дифференциации правового регулирования.

Материнство, отцовство и детство рассмотрены как взаимосвязанные правовые категории, ввиду того, что обязанность по воспитанию и содержанию детей лежит на родителях до тех пор, пока ребенок не достигнет совершеннолетия. Установлено, что российское законодательство не предусматривает специальных видов социального обеспечения, адресованных исключительно отцам, и приоритетным правом на все виды социального обеспечения обладает мать ребенка. С учетом мировых тенденций в области охраны материнства обоснована необходимость направленности регулирования на мужчин, что позволит повысить ответственность мужчины за семью и стимулировать проявление заботы о ней.

Материнство, отцовство и детство определены как правообразующие факты-состояния, служащие основанием для возникновения определенных видов правоотношений по социальному обеспечению. На основании предложения применять к юридическим фактам в праве социального обеспечения термин «социальные риски», поскольку он является своеобразным отграничением данной отрасли права от других отраслей российского права и указывает на ее публичный характер (А.Л. Благодир), материнство, отцовство и детство рассмотрены в качестве социальных рисков, поскольку все эти состояния создают для семьи угрозу материальной необеспеченности, ведь с появлением каждого ребенка уровень жизни семьи резко снижается.

Ввиду отсутствия эффективных мер социальной защиты семья рискует оказаться за чертой бедности. Более того, бедность воспроизводит бедность: дети, лишенные возможности жить достойно, вытесняются из социума, опасным следствием бедности является дезинтеграция населения (алкоголизм, наркомания, беспризорность и социальное сиротство). Тенденции нарастания в российском обществе «застойной» бедности и воспроизводства ее в новых поколениях убедительно доказывают необходимость признания материнства, отцовства и детства социальными рисками.

Диссертант доказывает, что именно дифференциация правового регулирования социального обеспечения по субъектному критерию позволяет учесть потребности и нужды определенной социальной группы и, принимая их во внимание, эффективно регулировать социально-обеспечительные отношения.

Автор полагает, что наличие на иждивении детей должно стать непременным условием дифференциации всех видов социального обеспечения, адресованных лицам с семейными обязанностями. Это позволит стимулировать выполнение семьей воспитательной функции, что особенно актуально в условиях роста социального сиротства.

Установлено, что у законодателя отсутствует четкая стратегия поддержки семьи с определенным количеством детей. Если для простого воспроизводства населения достаточно рождения двух детей в семье, то для обеспечения прироста населения необходимо стимулировать появление семей с тремя детьми, и для достижения указанной цели такой критерий дифференциации как очередность рождения ребенка в семье должен получить большее развитие. Предложено дифференцировать размеры «детских» пособий в зависимости от возраста детей с учетом их изменяющихся потребностей: чем старше ребенок, тем выше размер пособия.

Не получила пока должного отражения в законодательстве дифференциация социального обеспечения в зависимости от типа семей с учетом специфики свойственных им потребностей (молодые семьи, многодетные семьи, неполные семьи, малообеспеченные семьи и т.д.), в то же время это позволит добиться адресности и повысит эффективность социального обеспечения семьи.

В параграфе четвертом «Семья как субъект правоотношений» исследовано понятие семьи и охарактеризован статус семьи в современных правоотношениях.

Анализ положений российского законодательства позволил выявить тенденцию опережающего правотворчества субъектов РФ в установлении понятия семьи, которая вызвана безмолвием федерального законодателя и чревата тем, что в зависимости от региона проживания статус семьи может наполняться разным содержанием и приводить к различным правовым последствиям. Для исключения неоднозначного толкования понятия семьи диссертантом внесено предложение о фиксации соответствующего понятия в федеральном законодательстве.

С учетом тенденций правового регулирования в зарубежных государствах и практики Европейского Суда по правам человека диссертантом предложено определение понятия семьи как совокупности лиц, связанных браком, родством, свойством, принятием детей на воспитание, или совместно проживающих и ведущих общее хозяйство.

Установлено, что действующие правовые нормы не определяют права семьи как общности лиц, не предусматривают механизмы взаимодействия семьи и государства, что на практике приводит к отсутствию подлинных гарантий, обеспечивающих существование института семьи и выполнение присущих ему функций. Диссертант доказывает отсутствие объективных препятствий для признания правосубъектности семьи и усматривает причины, сдерживающие процесс признания семьи субъектом права, в отсутствии соответствующих правовых решений.

В диссертации выявлены предпосылки наделения семьи правосубъектностью в гражданско-правовых и жилищных правоотношениях и исследована проблема правосубъектности семьи в праве социального обеспечения. В силу того, что семья выступает субъектом пенсионных правоотношений по случаю потери кормильца, правоотношений по поводу обеспечения семейными пособиями, материнским (семейным) капиталом, сделан вывод о специальной правосубъектности семьи.

На современном этапе формирования правовой системы признание семьи субъектом права позволит адресовать различные меры защиты и охраны непосредственно семье как коллективу граждан, имеющему общие интересы и обладающему особым статусом (малообеспеченные, многодетные, неполные, молодые семьи). Сделан вывод, что в случаях, когда правоотношение направлено на удовлетворение общего интереса всех членов семьи, субъектом права должна признаваться семья.

В параграфе пятом «Гендерное равенство субъектов правоотношений» доказано значение и обоснована необходимость последовательного воплощения в российском законодательстве принципа равенства прав и возможностей мужчин и женщин.

Установлено, что существование в российском законодательстве гендерно-асимметричных правовых норм обусловлено советским правом, четко определявшим гендерные роли (поддержка работающих женщин и фрагментарное участие мужчин в воспитании детей). Анализ практики Конституционного Суда РФ и Европейского суда по правам человека свидетельствует о нарушениях принципа гендерного равенства в российском законодательстве, связанных с умалением прав мужчин с семейными обязанностями.

Доказано, что гендерная асимметрия правовых норм допустима только по основаниям, обусловленным физиологическими особенностями мужского и женского организма. В ракурсе гендерного равенства материнство необходимо рассматривать в двух аспектах. Первый подход связан с физиологическими особенностями и репродуктивными способностями женщины (возможность зачатия, вынашивания и рождения ребенка). Субъектом прав и обязанностей, связанных с деторождением, выступает только женщина-мать. Второй подход позволяет рассмотреть материнство (родительство) как социальный институт, связанный с заботой и воспитанием ребенка. Воспитательные функции может выполнять не только мать, но и отец, бабушка, дедушка и другие члены семьи независимо от пола, для этого им необходимо обеспечить равный объем прав и обязанностей.

В главе 3 «Социальные выплаты семьям с детьми и в связи с материнством, отцовством и детством», состоящей из трех параграфов, исследована совокупность социальных выплат, адресованных семьям с детьми.

В параграфе первом «Пособия гражданам, имеющим детей» исследованы все виды пособий семьям с детьми, предусмотренные российским законодательством о социальном обеспечении, через призму их целевого назначения.

Выявлено соотношение денежных выплат и натуральной помощи в системе социального обеспечения семей с детьми. Установлено, что нередко в неблагополучных семьях полученные в виде пособий денежные средства не расходуются на удовлетворение прямых потребностей детей: дефицит средств существования обусловливает то, что неудовлетворенность даже витальных потребностей в таких семьях носит хронический характер, и появление дополнительного источника дохода уже не связывается с основной целью выплаты – удовлетворением нужд ребенка. Это позволяет предположить, что наибольшая эффективность социальной помощи семьям с детьми может быть достигнута путем сочетания денежной и натуральной форм обеспечения.

Установлено, что система пособий гражданам, имеющим детей, не выполняет своего главного предназначения – выравнивания доходов бездетных граждан и граждан с детьми, что позволяет сделать вывод о ее неэффективности. Несмотря на разнообразие видов пособий, предназначенных для граждан, имеющих детей, их доля в доходах семьи незначительна, а уровень выплат остается недостаточным для создания условий воспитания и достойного проживания семей с детьми. Ни одно из пособий гражданам, имеющим детей, не достигает цели, ради которой оно введено. Страховые пособия по беременности и родам получает чуть больше половины работающих женщин по причине «серой» занятости. Размер нестрахового пособия по беременности и родам не адекватен потребностям матери и новорожденного ребенка. Единовременное пособие женщинам, вставшим на учет в ранние сроки беременности, не стимулирует их к обращению в медицинские учреждения. Единовременное пособие при рождении ребенка не компенсирует семье расходы на покупку товаров первой необходимости для новорожденного. Пособия по уходу за ребенком в возрасте до полутора лет не решают проблемы повышения уровня жизни семей с детьми, поскольку уровень бедности в старших возрастных группах детей существенно превышает среднероссийские показатели. Ежемесячные пособия на ребенка, несмотря на адресный характер, не улучшают условия жизни малообеспеченных семей.

Изложенное позволяет сделать вывод, что количество пособий должно перерасти в качество: целесообразно сократить количество выплат, но существенно повысить размеры оставшихся. Принимая во внимание основополагающие проблемы семей – нереализованную потребность в детях и низкий уровень жизни, целями пособий должно стать стимулирование рождаемости и помощь малообеспеченным семьям.

В параграфе втором «Компенсационные выплаты, субсидии, материнский (семейный) капитал в системе социальных выплат семьям с детьми» рассмотрены отличные от пособий и пенсий денежные выплаты в системе социального обеспечения.

Установлено, что компенсационные выплаты имеют принципиальное отличие от пособий, они должны быть направлены на возмещение понесенных или предстоящих расходов, но законодатель, произвольно устанавливая размеры компенсаций, снижает их значимость. Сейчас компенсационные выплаты не возмещают гражданам последствия социальных рисков, а, в лучшем случае, сглаживают их. Для того, чтобы компенсационные выплаты не растворились в системе пособий и стали самостоятельным видом целевых социальных выплат, законодателю необходимо учитывать и развивать особую природу этих предоставлений как адекватного механизма восстановления имущественного положения, нарушенного вследствие неблагоприятных последствий, соответствующего характеру вредного воздействия или фактически понесенным расходам в случаях, признаваемых государством социально значимыми. Именно, компенсаторная, восстановительная функция должна явно прослеживаться в нормативно-правовых актах.

Диссертант доказывает, что компенсационные выплаты – самостоятельный вид социальных выплат, отличный от пособий, обладающий следующими признаками: 1) они предоставляются при наступлении социальных рисков с целью возмещения предстоящих или понесенных расходов; 2) их виды и размеры устанавливаются в законодательстве; 3) финансируются из бюджетных средств; 4) предоставляются безвозмездно и безвозвратно.

Анализ законодательства о социальном обеспечении позволил выявить еще один вид социальных выплат, отличный от других, – субсидии. Главный сущностный признак субсидии - четко обозначенная в законодательстве цель ее предоставления.

Диссертант определяет субсидию в праве социального обеспечения как социальную выплату, предоставляемую на безвозмездной основе из бюджетных средств, предназначенную для использования строго в целях, установленных в законе, и в случае нарушения требования о целевом использовании, подлежащую возврату.

Рассуждая о значении субсидий для российских семей с детьми, диссертант отмечает внутрисистемную связь социально-экономических прав. Развивая точку зрения о том, что право на социальное обеспечение включается в механизм опосредования ряда социально-экономических прав в целях обеспечения их доступности для граждан (Т.К. Миронова), обосновывается вывод, что субсидии, благодаря целевому предназначению, зафиксированному в законе, становятся важным элементом механизма реализации гражданами, имеющими детей, таких социально-экономических прав, как право на жилище, право на занятие предпринимательской деятельностью и других прав.

В работе исследована и такая мера поддержки семей, имеющих детей, как материнский (семейный) капитал. Диссертант не разделяет точку зрения исследователей, полагающих, что материнский (семейный) капитал является новым видом социального обеспечения (А.Н. Ахмедшина, Ю.Б. Корсаненкова). Обосновано, что целевой характер использования этой денежной выплаты сближает материнский (семейный) капитал с таким видом социальных выплат как субсидии, сходными чертами является безналичная форма предоставления и финансирование социальной выплаты из бюджетных средств, правильнее было бы для обозначения данной выплаты использовать понятие «многоцелевая субсидия».

Диссертант определяет место норм, регулирующих отношения по поводу предоставления материнского (семейного) капитала в системе отрасли права социального обеспечения, полагая, что они объединены в подинститут, который является составной частью института социальных выплат.

Принимая во внимание низкий уровень жизни российских семей с детьми, предлагается предусмотреть возможность использования материнского капитала на текущие нужды семьи в случае, когда семья оказывается в трудной жизненной ситуации. На основе анализа законодательства субъектов РФ выработаны предложения по расширению направлений использования средств материнского (семейного) капитала.

На основе идеи об отграничении пенсий от других социальных выплат (В.С. Андреев, М.Л. Захаров, Э.Г. Тучкова) и анализа Классификатора правовых актов автор обосновывает предложение о введении в научный оборот такой правовой категории как «социальные выплаты», видя ее практический потенциал в формировании единой системы выплат, адресованных семье, и возможность ее использования в качестве одного из системообразующих начал при кодификации законодательства о социальном обеспечении. Теоретическая ценность родовой категории «социальные выплаты» состоит в возможности усовершенствовать понятийный аппарат, разграничить и определить видовую принадлежность каждой такой выплаты.

Диссертант определяет понятие социальных выплат, подчеркивая, что главный их признак - это целевое назначение каждой социальной выплаты. Если целевое назначение пенсий всегда единое – быть источником средств существования, позволяющим удовлетворять жизненно необходимые потребности человека, то целевое назначение социальных выплат может быть различным, но именно оно позволяет оценить их эффективность путем оценки конечного результата: достигнута цель или нет.

В параграфе третьем «Социальные выплаты в механизме оказания государственной социальной помощи малоимущим семьям» диссертант исследует виды социальных выплат, адресованных гражданам, чьи доходы ниже прожиточного минимума.

Дается оценка эффективности правового регулирования отношений по предоставлению субсидий на оплату жилого помещения и коммунальных услуг, ежемесячных денежных выплат (ЕДВ), социальных доплат к пенсии и ежемесячных пособий на детей и констатируется их незначительное влияние на решение проблемы бедности семей с детьми.

Подвергается критике точка зрения о том, что целями государственной социальной помощи являются удовлетворение основных потребностей малоимущих и доведение их доходов до прожиточного минимума (Д.Е. Кожевников). Диссертант полагает, что данные цели являются промежуточными, а главное предназначение государственной социальной помощи – преодоление бедности, переход из категории социальных иждивенцев на самообеспечение.

Учитывая эту стратегическую цель, в диссертации исследуется региональное законодательство о социальных контрактах (договорах социальной адаптации), которые позволяют сочетать активные меры поддержки (социальные услуги) и пассивные (социальные выплаты). Диссертант полагает, что даже заключение социальных контрактов и предоставление целевых выплат не решит проблемы социального иждивенчества. Если социальный контракт преследует цель трудоустройства граждан, то низкий уровень оплаты труда и здесь окажет свое негативное воздействие на преодоление бедности семьи. Организация предпринимательской деятельности вряд ли возможна на длительный период, поскольку суммы пособий не велики и не могут выполнить функцию «стартового капитала».



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.