авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

Экстрадиция в международном уголовном праве: проблемы теории и практики

-- [ Страница 2 ] --

1. Экстрадиция рассматривается как существенный составной элемент системы межгосударственного сотрудничества, что предопределяет ее роль и значение для организации эффективной борьбы с преступностью. Обосновывается доминирующая роль экстрадиции в механизме взаимодействия государств по уголовно-правовым вопросам. Несмотря на появление новых форм взаимодействия для обеспечения уголовного преследования обвиняемых, и, в частности, передачи лиц согласно европейскому ордеру на арест, а также передачи обвиняемых Международному уголовному суду, экстрадиция занимает ведущее положение в межгосударственной системе правового сотрудничества в борьбе с преступностью, поскольку возможность использования указанных процедур передачи лиц носит ограниченный характер. Европейский ордер на арест применяется только в отношениях стран-членов Евросоюза и не затрагивает процедуры экстрадиции с третьими государствами. Что же касается передачи обвиняемых Международному уголовному суду, то, во-первых, данная процедура может иметь место лишь в отношении лиц, которые преследуются за совершение геноцида, преступлений против человечности, военных преступлений и агрессии; во-вторых, с учетом основного функционального принципа МУС - дополнительности (комплементарности), даже в случаях, когда имеют место преступления, формально подпадающие под юрисдикцию МУС, основная роль в преследовании обвиняемых будет принадлежать государствам, которые для обеспечения физического присутствия соответствующего лица будут обращаться именно к процедуре экстрадиции.

2. Обосновывается необходимость разработки и принятия универсальной конвенции об экстрадиции. Несмотря на наличие отдельных региональных инструментов по экстрадиции (Европейская конвенция об экстрадиции, Межамериканская конвенция об экстрадиции, Конвенция СНГ о правовой помощи и т.д.) представляется необходимым принятие универсальной конвенции, которая на основе учета современных тенденций развития международного сотрудничества по уголовно-правовым вопросам, а также ситуации, складывающейся в сфере противодействия наиболее опасным видам международной преступности, и, прежде всего, терроризму, позволила бы сформировать систему выдачи, функционирующую в более гибком режиме, свободном от отдельных экстрадиционных ограничений, препятствующих эффективному взаимодействию государств в борьбе с преступностью.

3. Экстрадиция как процедура, применяемая в межгосударственной практике борьбы с преступностью, требует использования взаимосогласованных правил, и в частности, правила “специализации”. Выдвигается и обосновывается идея универсальности “специализации”, в основе которой лежат следующие факторы: во-первых, “специализация” является производной от понятия государственного суверенитета. В этом смысле одна из важнейших функций рассматриваемого правила заключается в защите суверенных прав запрашиваемого государства; во-вторых, универсальность “специализации” подтверждается его правозащитными характеристиками, роль которых сводится к ограничению возможного произвольного выхода со стороны запрашивающего государства за пределы экстрадиционного запроса. В этой связи вторая основная функция “специализации” - защита прав выдаваемого лица; в-третьих, универсальность “специализации” подтверждается ее применимостью не только для экстрадиции, но и для механизма функционирования иных инструментов правового сотрудничества в борьбе с преступностью, и, в частности, передачи лиц согласно европейскому ордеру на арест либо передаче обвиняемых МУС.

4. Обосновывается, что урегулирование конфликта запросов об экстрадиции должно принимать во внимание ключевую роль фактора защиты прав человека. Хотя в современной практике выдачи и наблюдается тенденция по установлению некоторых формализованных критериев для урегулирования коллизионных ситуаций (в частности, относительная тяжесть преступлений, место их совершения, соответствующие даты запросов об экстрадиции и т.д.), необходимость обеспечения индивидуальных прав является одной из ведущих детерминант, оказывающих значительное влияние на выбор государства, которому следует экстрадировать обвиняемого либо осужденного при наличии нескольких запросов. Обеспечение правозащитного фактора – одна из важнейших составляющих процесса выдачи в целом, оказывающих значительное влияние на принятие решения на всех стадиях экстрадиционного процесса, включая урегулирование коллизионных ситуаций.

5. “Исключение политических преступлений” из сферы экстрадиции впервые рассматривается как целостная концепция, раскрывается ее содержание и роль как одной из фундаментальных детерминант, предопределяющих саму возможность международного сотрудничества по уголовно-правовым вопросам. При этом показано, что в современных условиях применение указанной концепции должно находиться в тесной увязке с реалиями ситуации, складывающейся в сфере борьбы с наиболее опасными видами преступности, что в свою очередь, обуславливает тенденцию по сужению сферы применения данного исключения, в частности, приводящую к “деполитизации” терроризма, позволяющую обеспечить экстрадицию обвиняемых.

6. Обосновывается, что обеспечение оптимального баланса между интересами взаимного сотрудничества в сфере борьбы с преступностью и защитой прав индивидов, подвергающихся применению различных принудительных мер, в решающей степени влияет на эффективность международного взаимодействия по уголовно-правовым вопросам. Недостаточное внимание к обеспечению “правозащитного фактора” на практике способно привести к серьезному конфликту международных обязательств государств, которые обусловлены, с одной стороны, необходимостью тесного сотрудничества по уголовно-правовым вопросам, а с другой стороны, вытекают из положений международных договоров по защите прав человека. Подобные потенциальные конфликтные ситуации обуславливают необходимость установления баланса конкурирующих интересов в международном уголовном праве.

7. Определяется перечень и раскрывается содержание отдельных индивидуальных прав, оказывающих непосредственное влияние на принятие решения по поводу экстрадиции обвиняемого или осужденного. Выявляются новейшие тенденции в сфере обеспечения защиты прав человека в экстрадиционном процессе, раскрывается содержание критериев оценки законности экстрадиции при наличии угрозы дискриминации; применения смертной казни; угрозы пыток, жестокого или бесчеловечного обращения или наказания, а также нарушения запрета non bis in idem.

8. Раскрывается сущность насильственного похищения обвиняемых на территориях иностранных государств, а также формулируются критерии, позволяющие разграничивать международное сотрудничество в борьбе с преступностью от противоправного вторжения в суверенную юрисдикцию государств. Обосновывается, что применение противоправных способов доставки обвиняемых подрывает законность процесса их уголовного преследования в целом.

9. Обосновывается специфика взаимодействия экстрадиции с различными видами уголовной юрисдикции, включая универсальную юрисдикцию. На основе такого критерия как фактор присутствия обвиняемого на территории государства, которое осуществляет уголовное преследование, в научный оборот вводится классификация универсальной юрисдикции, предусматривающая два ее вида: а) абсолютная универсальная юрисдикция (юрисдикция in absentia), применение которой возможно без присутствия обвиняемого; б) ограниченная либо условная универсальная юрисдикция, применение которой связано с фактом присутствия лица на территории государства, которое преследует обвиняемого.

10. Вводится в научный оборот и обосновывается концепция различных моделей сотрудничества – “горизонтальной” (между государствами) и “вертикальной” (между государствами и международными уголовными трибуналами). При этом выявляются основные характеристики каждой из указанных моделей и проводится их дифференциация по важнейшим юридическим параметрам.

11. На основе концептуального анализа различных юридических процедур – передачи обвиняемых международным уголовным трибуналам и экстрадиции, осуществляется их разграничение.

12. В научный оборот впервые вводится концепция нового юридического инструмента – европейского ордера на арест, заменившего формальную процедуру экстрадиции механизмом передачи обвиняемых или осужденных между судебными органами государств-членов Евросоюза, выявляются общие черты и основные различия процедур экстрадиции и передачи лиц согласно европейскому ордеру на арест.

Теоретическое и практическое значение результатов исследования имеют ряд аспектов, которые проявляются в следующих областях:

1. Основные положения и выводы, сформулированные в настоящей диссертации, использовались и могут использоваться в практике законоподготовительных работ. В частности, результаты исследования нашли практическое применение в законотворческой работе Национального Собрания Азербайджанской Республики, и особенно, при разработке проекта УК Азербайджанской Республики 1999 г., проектов законов Азербайджанской Республики “О борьбе с терроризмом” (1999 г.), “О выдаче (экстрадиции) лиц, совершивших преступления” (2001 г.), “Об оказании взаимной правовой помощи по уголовным делам” (2002 г.).

2. Выводы диссертации могут быть использованы для совершенствования европейского механизма экстрадиции, приведения его в соответствие с современными потребностями борьбы с преступностью.

3. Рекомендации, содержащиеся в данном исследовании, использовались и могут быть использованы в практике разработки модельных законов, осуществляемых Межпарламентской Ассамблеей стран-членов СНГ. В частности, они нашли отражение при подготовке модельных законов “О борьбе с терроризмом”, “О противодействии наемничеству”, а также при подготовке Концепции борьбы государств-участников СНГ с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма.

4. Выводы и положения, сформулированные в диссертации могут быть использованы в процессе преподавания курса международного уголовного права и спецкурса “Права человека”.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и практические выводы диссертации нашли отражение в 38 опубликованных работах диссертанта, а также апробированы на международных научно-практических конференциях, и в том числе, конференции “Борьба с коррупцией и организованной преступностью” (Париж, февраль 2001 г.), Втором консультационном семинаре по вопросам ратификации и имплементации Статута Международного уголовного суда (Страсбург, сентябрь 2001 г.), Вторых Мартенсовских чтениях (Санкт-Петербург, июль 2001 г.), международной конференции “Международный уголовный суд и обеспечение верховенства права” (Москва, февраль 2003 г.), международном семинаре для государств – участников СНГ по правовой имплементации универсальных инструментов против терроризма (Москва, 2005 г.), международной конференции “Международное право и национальное законодательство”, организованной МГИМО (У) МИД Российской Федерации (Москва, 2005 г.), конференции “Совершенствование европейского сотрудничества в уголовно-правовой сфере”, организованной Комитетом Министров Совета Европы (Москва, 2006 г.). Результаты исследования были использованы в рамках международных курсов для государственных служащих и академических кругов по международному гуманитарному праву (Москва, 2003 г.), организованных Международным Комитетом Красного Креста.

Результаты исследования использовались в процессе преподавания курса “Международного уголовного права” в Бакинском государственном университете, “Международного публичного права” в университете “Азербайджан”, а также чтении лекций по проблемам взаимного сотрудничества в сфере борьбы с преступностью в качестве приглашенного лектора в МГИМО (У) МИД Российской Федерации.

Структура диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, 6 разделов, выводов, списка использованных источников.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность исследования, определяются цели, задачи, методология исследования, его научная новизна и практическая значимость, формулируются основные выводы и положения, выносимые на защиту.

Раздел первый диссертации “Международное сотрудничество в борьбе с преступностью: сущность, роль и значение экстрадиции” посвящен комплексному анализу экстрадиции как самостоятельного правового института, применяемого в сфере межгосударственного взаимодействия по уголовно-правовым вопросам.

Диссертантом отмечается, что прогрессивное развитие международного права, к сожалению, не привело к формированию обычно-правовой нормы, которая обязывала бы государства выдавать беглых правонарушителей. Кроме того, несмотря на многочисленные региональные соглашения по экстрадиции (Европейская конвенция об экстрадиции 1957 г., Межамериканская конвенция об экстрадиции 1981 г. и т.д.), не существует универсального международного договора, предусматривающего необходимость выдачи лиц, совершивших преступления. В этой связи автор считает целесообразным, разработку и принятие универсального юридического инструмента по экстрадиции, отражающего современные потребности сотрудничества государств в сфере борьбы с преступностью, и в особенности такими ее опасными видами, как терроризм, финансирование терроризма, торговля людьми и т.д.

Диссертантом обосновывается, что поскольку в качестве субъектов сотрудничества выступают суверенные государства, обладающие соответствующей компетенцией по принятию решения о выдаче, постольку процесс экстрадиции должен находиться в строгих юридических рамках, учитывая, с одной стороны, интересы государств, необходимость тесного взаимодействия в борьбе с преступностью, а с другой — не допускать ущемления прав индивидов. При этом превалирование какой-либо из указанных сторон могло бы иметь негативные последствия для всего процесса международного сотрудничества в сфере борьбы с преступностью.

В качестве важнейшего аспекта процесса формирования института экстрадиции диссертант выделяет безусловное соблюдение прав индивидов в экстрадиционном процессе. Совершенствование сферы защиты прав человека в период после Второй мировой войны изменило государственно-ориентированную концепцию экстрадиции. Индивид отныне рассматривается не как объект процесса, чьи права зависят исключительно от заинтересованных государств, а как субъект международно-правовой практики, самостоятельно притязающий на защиту прав, гарантированных международным правом.

В качестве одной из важнейших составляющих экстрадиции, характеризующих ее как самостоятельный правовой институт выделяется полисистемность выдачи, которая находит свое проявление в том, что она включает в себя как нормы международного права, так и нормы различных отраслей национального права, которые взаимодействуют и взаимно дополняют друг друга.

Другой фундаментальной составляющей экстрадиции является ее межгосударственный характер. Экстрадиция - это процедура, применяемая только в межгосударственной практике борьбы с преступностью. Учреждение МУС, осуществление сотрудничества с которым предполагает передачу под его юрисдикцию обвиняемых, актуализировало вопрос о разграничении процедуры экстрадиции, применяемой в отношениях между государствами, и процедуры передачи, применяемой в отношениях государств с международным судебным органом. Приравнивание запроса о передаче обвиняемого, исходящего от международного трибу­нала, к запросу об экстрадиции, который исходит от государства, могло бы позволить запрашиваемому государству как исполнить просьбу о сотрудничестве, так и отказать в передаче лица. Подобный подход к процедуре передачи обвиняемых, т.е. установление широкого круга оснований для того, чтобы государство-участник Статута МУС имело возможность отказаться, в частности, от сотрудничества с данным органом, мог бы блокировать деятельность МУС, и он, естественно, был отвергнут разработчиками проекта Римского статута, сделавшими основной акцент на различиях в субъектах сотрудничества.

В аспекте усиления такой специфической характеристики экстрадиции, как ее межгосударственный характер, важнейшее значение имеет впервые в российской юридической науке вводимая автором в научный оборот концепция “горизонтального” (между государствами) и “вертикального” (между государством и международными уголовными трибуналами) сотрудничества.

Таким образом, межгосударственный характер выдачи, не подвергавшийся специальному анализу в юридической литературе, приобрел в связи с учреждением международных уголовных трибуналов особую актуальность и стал рассматриваться в качестве важнейшего критерия отграничения экстрадиции от такой формы сотрудничества с международными судебными органами, как передача обвиняемых.

Раздел второй диссертации “Особенности правового регулирования экстрадиции: правила “двойного вменения”, “специализации”, коллизия запросов о выдаче” состоит из трех параграфов.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.