авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Юридическая ответственность несовершеннолетних и деятельность детских пенитенциарных учреждений по ее реализации в советском государстве послевоенного времени

-- [ Страница 3 ] --

В работе отмечается, что существенным шагом государства репрессивной направленности было увеличение в 1937 г. предельного срока лишения свободы с 10 до 25 лет. Соответственно и подростки получали большие сроки. Так, в 1947 г. 12-летние подростки Смирнов и Тимошкин получили по 10 лет лишения свободы каждый за соучастие в краже 150 рублей, двух тетрадей и трёх книг из лабаза № 18 «Мосфуража». Тогда же два подростка во Владимирской области были приговорены к 8 годам заключения в лагере за то, что они, «находясь в ночном (пасли лошадей), сорвали на колхозном поле 3 огурца и съели их», но этим ребятам повезло - Владимирский областной суд отменил этот приговор Суздальского районного народного суда и прекратил дело производством.  Аналогичным образом обстояли дела также в ряде других регионов советского государства. Если к этому добавить отмеченные выше указы от 4 июня 1947 г. об усилении ответственности за хищения, в целом законы в отношении несовершеннолетних следует оценивать как очевидно жестокие, причем настолько, что судебная практика шла зачастую по пути их смягчения, и это по-человечески было вполне объяснимо, если представить судью, как правило, немолодого человека, которому нужно было мальчика или девочку лишать свободы на длительный срок за, по сути, детские провинности, ничего общего не имевшие с понятием «общественно опасное деяние». Практику нижестоящих судов поддержал и Пленум Верховного Суда СССР в своем постановлении от 17 февраля 1948 г. «О применении указов от 4 июня 1947 года в отношении несовершеннолетних». Это стало отправной точкой для постепенного в целом смягчения в последующие годы юридической ответственности несовершеннолетних.

Затем в работе анализируются документы о правоприменительной практике по назначению несовершеннолетним мер уголовного наказания, в частности, материалы органов юстиции и прокуратуры, отмечается, что эти органы в послевоенные годы более внимательно относились к жалобам родителей несовершеннолетних правонарушителей и их самих. В параграфе рассматривается также деятельность государства по предупреждению подростковой преступности, и в этом смысле особое внимание уделено деятельности детских приемников-распределителей, школам ФЗУ, которым в профилактике девиантности отводилось существенная роль.

В третьем параграфе «Виды детских пенитенциарных учреждений и основные принципы реализации в них юридической ответственности несовершеннолетних преступников» отмечается, что структура мест лишения свободы для несовершеннолетних преступников в послевоенном СССР (1945-1956 гг.) отличалась определенной стабильностью. Дело в том, что к окончанию Великой Отечественной войны уже сложилась система детских пенитенциарных учреждений. В поствоенный период изменения имели место, но они не носили принципиального характера - в отличие от системы исправительно-трудовых учреждений для взрослых, где произошла существенная трансформация, в частности, были созданы особые исправительно-трудовые лагеря, а также лагеря для военнопленных, которые в конце рассматриваемого период были ликвидированы. Применительно к несовершеннолетним отмеченным выше Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 31 мая 1935 г. были установлены следующие типы учреждений для несовершеннолетних правонарушителей: изоляторы, трудовые колонии и приемники-распределители, а внутри ГУЛАГа был сформирован Отдел трудовых колоний для несовершеннолетних. В работе даются основные характеристики этих учреждений. При этом подчеркивается, что, несмотря на формально действующий ИТК РСФСР 1933 г. (номинально перестал действовать в 1970г.), в дальнейшем развитие системы пенитенциарных учреждений для несовершеннолетних преступников в своей основе определялось преимущественно ведомственными решениями, и более того, ряд важных изменений вводился даже структурными подразделениями наркомата внутренних дел – такая тенденция иллюстрируется конкретными решениями НКВД-МВД СССР. Далее анализируется первое Положение о трудовой колонии для несовершеннолетних (1935 г.), которое стало базовым для последующих изменений статуса основного пенитенциарного учреждения для несовершеннолетних преступников, то есть трудовой колонии. Обращает не себя внимание то обстоятельство, что в трудовой колонии предписывалось содержать две категории несовершеннолетних (преступники и беспризорные, то есть лица, не совершавшие преступлений), которые подвергались одинаковым правоограничениям, кроме того, срок пребывания в трудколонии не ограничивался судебным приговором, а определялся административно по мере «подготовки для самостоятельной трудовой жизни», что противоречило фундаментальным социально-правовым принципам. Одним из основных методов воспитания несовершеннолетних в трудовых колониях на том этапе было самоуправление, и в целом тогда акцент в работе с несовершеннолетними основывался на воспитательной функции и с учетом опыта известного советского педагога А. С. Макаренко, однако с середины 1930-х гг.приоритетными стали режимные соображения, и новая волна гуманизации начнется с 1947-1948 гг.

Затем в диссертации выявляются и исследуются тенденции развития системы мест лишения свободы для несовершеннолетних, отмечается, в частности, что в дополнение к трудовым колониям были организованы (с мая 1937 г.) и стало расширяться число закрытых трудовых колоний – для нарушителей режима содержания, в июне 1943 г. были созданы трудовые воспитательные колонии – для беспризорных и «замеченных в незначительных преступлениях» в возрасте от 11 до 16 лет, а в ноябре того же года – специальные трудовые колонии, в которых организовывались специализированные производства с привлечением наиболее способных подростков-заключенных. В дальнейшем такая структура оставалась неизменной до начала 1960-х гг. Диссертант по итогам анализа делает соответствующие выводы, в частности, подвергает критике правовой статус трудовых воспитательных колоний по причинам, изложенным в положениях, выносимых на защиту.

При решении вопросов о направлении беспризорных в детские учреждения, в том числе в трудовые колонии значительные полномочия имели детские преемники-распределители, в связи чем в диссертации подробно рассматривается их правовой статус, определенный утвержденным в июне 1945г. Положением о детских приемниках-распределителях НКВД. Отмечается, что в целом предусматривались достаточно гуманные условия содержания несовершеннолетних. Вместе с тем в практике нормативные предписания выполнялись далеко не всегда. Как правило, в детские приемники-распределители попадали подростки, задержанные на улице милицией за бродяжничество, нищенство или воровство. Существовала практика, когда органы просвещения направляли туда учащихся школ за их плохое поведение.

По мере усиления гуманистических начал в деятельности детских пенитенциарных учреждений несколько трансформировались и их основные задачи, в частности, особое внимание стало уделяться подготовке специалистов различных профессий. Наиболее востребованными специальностями в трудовых колониях были профессии столяров, специалистов по механической обработке древесины, токарей, фрезеровщиков. Начиная с 1950 г. организация производственного обучения в трудовых колониях для воспитанников старше 14 лет начинает вестись по программам и в объеме школ ФЗО - 1048 часов обучения в мастерских, 104 часа на теоретическую подготовку, полный курс - 48 недель. Таким образом, происходило повышение требований к подготовке специалистов в детских пенитенциарных учреждениях и создавались оптимальные условия для их адаптации после освобождения. При этом детские пенитенциарные учреждения сочетали в себе как производственное обучение несовершеннолетних, так и возможность их работы на производстве, поэтому при открытии новых трудовых колоний учитывались возможности реализации таких требований. Эти и другие аспекты нашли отражение в обновленном Положении o детских тpудовых колониях МВД СССР (1956 г.), которое подробно анализируется в работе. Здесь указывалось, что в трудовые колонии направляются все несовершеннолетние до 18 лет, осужденные к лишению свободы; детские трудовые колонии являются местами заключения для содержания и воспитания несовершеннолетних, осуж­денных к лишению свободы. Основной задачей детских трудовых колоний является коммунистическое воспитание осужденных несовершеннолетних, подготовка их к общественно полезной трудовой жизни; предусматривались также колонии строгого режима. Такой принцип сохранится и будет действовать вплоть до распада СССР в 1991 г. В этом положении приоритет вновь отдается воспитательным функциям.

В работе раскрываются также особенности управления детскими пенитенциарными учреждениями. Так, в апреле 1953 г. Отдел трудовых колоний МВД СССР передается в ведение Министерства юстиции СССР и подчиняется ГУЛАГу, в составе которого создается Управление детских колоний, переименованное с марта 1954 г. в Отдел детских трудовых и воспитательных колоний МВД СССР, куда вновь были переданы детские трудовые колонии (вместе с другими исправительно-трудовыми учреждениями). Изменялся и лимит наполнения детских мест лишения свободы. Так, согласно приказу МВД СССР от 13 марта 1955 г. наполняемость составляла от 150 (Ставропольский край) до 700 человека (Грузинская ССР). В конце параграфа приводятся статданные по содержащимся в местах лишения свободы несовершеннолетним, в частности, сразу после войны был всплеск увеличения их числа (за счет беспризорных), а затем (с 1947 г.) наблюдалось сокращение, при этом, например, по состоянию на 1 июля 1950 г. в колониях для несовершеннолетних содержалось 33292 человека, кроме того в ИТК и ИТЛ для взрослых содержалось 17655 заключенных в возрасте от 17 до 18 лет, осужденных за преступления, совершенные в возрасте до 16 лет, абсолютное большинство из них отбывало наказание за хищения – 82,5%.

Вторая глава «Организационно-правовое обеспечение основных функций пенитенциарных учреждений для несовершеннолетних и практика их осуществления в послевоенный период» включает в себя три параграфа.

В первом параграфе «Условия содержания несовершеннолетних правонарушителей в детских пенитенциарных учреждениях и надзор за деятельностью администрации по их соблюдению» отмечается, что в послевоенное время (1945-1956 гг.) условия содержания несовершеннолетних в детских пенитенциарных учреждениях в рамках отмеченной выше общей тенденции к гуманизации некоторым образом улучшались, о чем свидетельствуют принимаемые в этом период соответствующие нормативно-правовые акты, в которых данные вопросы находили более системное регулирование, чем ранее. В работе анализируются соответствующие документы. Так, в Положении о детских приемниках-распределителях от 26 июня 1945 г. жилищно-бытовым и санитарным условиям был посвящен самостоятельный раздел. В частности, указывалось, что помещения и оборудование детских приемников-распределителей должны обеспечивать соответствующие санитарные и кyльтypно-бытовые условия для приема и содержания детей, в том числе приемник-распределитель должен иметь: a) комнату первичного приема детей; б) баню-санпропускник c дезокамерой и прачечную; в) комнату для амбулаторного приема больных детей; г) медицинский стационар-изолятор для больных детей; д) спальные помещения из расчета 2,5 кв. метра на одного воспитанника; e) столовую и кухню c пропускной способностью, соответствующей лимитy воспитанников; ж) рабочие комнаты; з) клуб или комнату для проведения культмассовых мероприятий; и) благоустроенную и огражденную усaдьбу c оборудованной площадкой для игр и физкультурных занятий; к) подсобное сельское хозяйство. Подобные требования распространялись и на другие детские учреждения.

Существенное значение при регулировании условий содержания несовершеннолетних правонарушителей придавалось вопросам питания, что вполне объяснимо, поскольку речь шла, во-первых, о растущих неокрепших организмах, и, во-вторых, подростках, находящихся в местах лишения свободы, где они практически не имели иных, кроме как от государства, источников питания. В этой связи данный вопрос в работе рассматривается подробнее. Отмечается, что принимались несколько решений об изменении норм питания. Так, в октябре 1945 г. был издан приказ о введении новых норм питания. Это довольно обширный, можно сказать, фундаментальный документ. В общей его части определялась цель введения новых норм питания для несовершеннолетних правонарушителей – «улучшение» их питания. При этом нормы касались не только трудовых и трудовых воспитательных детских колоний, как явствовало из названия документа, но и приемников-распределителей, а также несовершеннолетних преступников, которые отбывали наказание в виде лишения свободы в ИТК и ИТЛ для взрослых. В отмеченном приказе предусматривалось шесть различных норм, в частности, норма № 1 была основной и предназначалась на общих основаниях, в нее включались: хлеб ржаной – 400 г. в день на человека (далее везде норма исчисляется, если не оговорено иное, в граммах на одного человека в день), хлеб пшеничный - 200, мука пшеничная – 50, крупа разная – 100, горох и другие бобовые – 20, мясо и мясопродукты – 50, рыба и рыбпродукты – 70, овощи – 250, картофель – 450, сахар – 20, жиры животные – 20, жиры растительные - 10, молоко цельное – 100, мука картофельная - 10, соль - 20, дрожжи, дрожжевые концентраты - 100, кофе суррогатный – 3, чай - 2, томат-пюре - 10, уксус - 1, лавровый лист - 0,1 грамма. Другие нормы были льготными, а одна – ограниченной (для содержащихся в ШИЗО).

Автор делает сравнение с нормами довоенного времени, с нормами для взрослых того же времени, и с нормами, действующими в настоящее время в России, обосновывается вывод о том, что первые два сравнения – в пользу приказа 1945 г., однако в сравнении с современными нормами, и прежде всего по ассортименту (сейчас значительно больше молочных продуктов, овощей, мяса, появились фрукты, соки) было хуже, что вполне объяснимо, если учесть, что между двумя нормами прошло ни много ни мало 50 лет, кроме того, как мы отмечали, сразу после войны ситуация в СССР была в экономическом плане при разрушенном в значительной мере народном хозяйстве довольно сложной, и в этом контексте, как представляется, нормы питания, введенные в 1945 г., следует признать в целом вполне соответствующей для поддержания растущего подросткового организма. В дальнейшем в рассматриваемый период указанные нормы подверглись корректировке, причем сначала несколько снижались, а потом (в 1950 г.) вновь повышались.

В диссертации отмечается далее, что в утвержденном в 1956 г. Положении o детских трудовых колониях МВД СССР условия содержания несовершеннолетних были определены на более системном уровне, чем в предшествующих нормативно-правовых актах. Указывалось, в частности, что в каждой колонии в соответствии c нормативами должны быть общежи­тия из расчета не менее три квадратных метров жилой площади на одного воспитанника, школа, клуб c комнатами для кружковой работы и кинорадиоустановками, комнаты отдыха, библиотека с читальным залом, физкультурно-спортивнaя база, учебно-производственные мастерские, столовая, помещения для карантина, коммунально-бытовые и лечебно-санитарные yчрeждения. Следует заметить, что такая структура пенитенциарных учреждений для несовершеннолетних преступников закрепится и в своей основе она применяется и в настоящее время. В работе освещаются также вопросы медицинского обслуживания воспитанников, проведение оздоровительных мероприятий, в частности, для ослабленных подростков и подростков c пониженным питанием предписывлаось создавать оздоровительные группы.

В целом условия содержания несовершеннолетних правонарушителей в местах лишения свободы в послевоенный период, исходя из их нормативно-правового регулирования, следует признать достаточно гуманными. Однако в правоприменительной практике нередко указанные выше и другие нормы, определяющие эти условия, нередко нарушались, причем что нарушения имели систематический характер, - этот вывод обосновывается, исходя из анализа многих документов о проверке состоянии дел в детских колониях.

Во втором параграфе «Режимные правоограничения как средство реализации юридической ответственности несовершеннолетних преступников в местах лишения свободы» отмечается, что режимные требования применительно к детским пенитенциарным учреждениям в современном их понимании на системном уровне стали регулироваться, начиная с Положения о трудовых колониях для несовершеннолетних заключенных от 28 мая 1940 г., где был включен самостоятельный, правда, сравнительно небольшой, раздел. В работе дается анализ этих норм. Характерным предписание том, чтобы в каждой трудовой колонии создать штрафные изоляторы, которые должны были быть расположены за территорией трудовой колонии, c естественным светом и кyбатypой не менее 4-5 м.куб. на человека. Положение содержало также подробные нормы, представляющие собой распорядок дня, причем указывались мельчайшие детали. Делается вывод, что в целом установленные тогда режимные требования в своей основе действовали в рассматриваемый период (1945-1956 гг.). Вместе с тем наблюдалась динамика их изменений, издавались документы, уточняющие некоторые режимные аспекты. Так, 25 апреля 1946 г. министр внутренних дел СССР подписал Директиву «О порядке отбора и направления воспитанников в колонии с особым режимом», где указывалось, что в колонию c особым режимом подлежали направлению исключительно воспи­танники, систематически и злостно нарушающие режим и дисциплину в колонии. Здесь обращает на себя внимание два обстоятельства. Во-первых, направление в колонии с особым режимом принималось в административном, а не судебном порядке, и несовершеннолетний был лишен права на обжалование данного решения. В-вторых, в колонии с особым, то есть усиленным режимом, могли также направляться несовершеннолетние, не осужденные за совершение преступлений, что нарушало фундаментальный принцип справедливости, что ранее уже подчеркивалось.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.