авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Юридическая ответственность несовершеннолетних и деятельность детских пенитенциарных учреждений по ее реализации в советском государстве послевоенного времени

-- [ Страница 2 ] --

2. В послевоенное время юридическая ответственность несовершеннолетних преступников определялась законодательной базой, сформированной в основном в довоенное время, что отражало в целом особенности развития правовой системы СССР (прежде всего это УК РСФСР 1926 г. и ИТК РСФСР 1933 г. с последующими изменениями). Действовавший тогда уголовный закон содержал нормы, смягчающие наказание для несовершеннолетних преступников. Вместе с тем по ряду составов преступлений наказуемость подростков-преступников была значительно ужесточена принятым 7 апреля 1935 г. и действовавшим в рассматриваемый период Постановлением ЦИК и СНК СССР «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних», которым снимались ранее действовавшие исключения при назначении наказания несовершеннолетним преступникам, в том числе порог уголовной ответственности был снижен до 12 лет. Однако правоприменительная практика по факту часто смягчала этот драконовский закон, и в целом после 1947 г. определилась тенденция на гуманизацию уголовно-наказательной политики в отношении несовершеннолетних преступников, при этом случаи неоправданно жесткого наказания несовершеннолетних все же имели место.

3. В юридической и политологической литературе длительное время шла дискуссия по вопросу о том, означает ли формулировка постановления от 7 апреля 1935 г. об отнесении к несовершеннолетним «всех мер уголовного наказания» применение к ним смертной казни или нет. Чисто юридический анализ показывает, что, поскольку прямого указания не содержалось, то действовала норма Общей части УК РСФСР (ст. 22) о неприменении смертной казни к несовершеннолетним. Однако в 2004 г. был опубликован ранее совершено секретный документ - Циркуляр Прокypатypы СССР и Верховного Суда СССР от 20 апреля 1935 г. который кардинально изменил ситуацию, поскольку там прямо указывалось на возможность применения смертной казни. Представляется, что данное в циркуляре предписание являлось заведомо незаконным, поскольку указывалось «считать отпавшими» ни много ни мало ранее принятые законодательные нормы, а само появление такого документа стало возможным потому, что сила закона в советском государстве того времени была далеко не на первом плане. Между тем диссертанту не удалось обнаружить ни одного приговора к смертной казни несовершеннолетнего в послевоенный период 1945-1956 гг., в течение которых формально действовал циркуляр, и, вероятно, их не было вообще, учитывая, что и взрослых за многие общеуголовные тяжкие преступления (убийства, изнасилования и др.) по закону нельзя было приговаривать к расстрелу.

4. Систему детских пенитенциарных учреждений в рассматриваемый период составляли трудовые колонии (открытые, закрытые, специальные), трудовые воспитательные колонии, приемники-распределители. Предусматривались также колонии с особым режимом – для злостных нарушителей режима, содержавшихся в указанных выше колониях. При этом, несмотря на формально действующий ИТК РСФСР 1933 г., развитие системы этих учреждений определялось ведомственными решениями (НКВД-МВД СССР), и более того, ряд важных изменений вводился даже структурными подразделениями наркомата (министерства). В колониях могли содержаться как подростки-преступники, так и беспризорные, то есть лица, не обвиненные в совершении конкретных преступлений, при этом обе категории подвергались одинаковым правоограничениям. Кроме того, срок пребывания в трудколонии не ограничивался судебным приговором, а определялся административно по мере «подготовки для самостоятельной трудовой жизни»; в трудовой воспитательной колонии могли содержаться дети с 11 лет. Указанные нормы противоречили фундаментальным социально-правовым принципам, учитывая, что в послевоенное время активно развивался институт детских домов, а по месту жительства функционировали детские комнаты милиции.

5. В 1948 г. было принято решение об организации особых лагерей и тюрем МВД для содержания особо опасных преступников (шпионов, диверсантов, террористов, троцкистов, участников других антисоветских организаций и групп и лиц, представляющих опасность по своим антисоветским связям и вражеской деятельности) в отдаленных районах страны (Колыма, Коми АССР, Мордовская АССР и др.). Несовершеннолетние преступники, осужденные за контрреволюционные (государственные) преступления, также направлялись в особые лагеря, поскольку чисто по формальной стороне дела представляли для советской власти опасность. Такой подход отражал последнюю волну усиления карательной политики в СССР рассматриваемого периода.

6. В числе установленных в нормативно-правовом порядке основных принципов реализации в детских пенитенциарных учреждениях юридической ответственности несовершеннолетних были минимум режимных правоограничений, дифференциация воспитанников по возрастному критерию, привлечение их к обучению; значительное внимание уделялось также вопросам дальнейшего жизненного устройства освобождаемых. Указанные принципы в своей основе используются до настоящего времени. Вместе с тем в практике они соблюдались далеко не всегда.

7. Условия содержания несовершеннолетних в детских пенитенциарных учреждениях в рассматриваемый период послевоенной истории имели системное правовое регулирование и характеризовались, если иметь в виду установленные требования, достаточной гуманностью. В частности, непосредственно после окончания Великой Отечественной войны нормы питания разделялись на несколько видов (основная, льготные и «штрафная»), позволявших поддерживать растущие детские организмы, хотя ассортимент не отличался широтой. В последующем в связи с большими трудностями в стране с продовольствием, нормы питания на некоторое время были снижены. Вместе с тем в правоприменительной практике условия содержания несовершеннолетних в местах лишения свободы зачастую не соответствовали утвержденным нормам. Наибольшее количество злоупотреблений приходилось на расхищения материальных ценностей, грубое обращение с воспитанниками. При этом власть использовала довольно жесткие подходы к нарушителям законности со стороны администрации о чем свидетельствуют как частые проверки пенитенциарных учреждений, так и строгие меры ответственности, вплоть до уголовной, которым подвергались должностные лица.

8. В течение нескольких лет после окончания Великой Отечественной войны ситуация с состоянием режима в детских пенитенциарных учреждениях некоторым образом ухудшилась, что объяснялось прежде всего последствиями войны, породившей безотцовщину, а вместе с ней и повышенную беспризорность, которая способствовала большей криминализации такой категории несовершеннолетних лиц. При этом в сравнении с довоенным периодом в регулировании режимных требований преобладала в целом гуманистическая тенденция; вместе с тем эта тенденция так и не достигнет уровня воспитательного приоритета, который имел место в годы активного использования в деятельности детских пенитенциарных учреждений методов А.С. Макаренко. Кроме того, по-прежнему имели место нормы, противоречащие фундаментальным принципам правосудия, в частности, направление в колонии с особым режимом, где режим был жестче, принималось в административном, а не в судебном порядке, и несовершеннолетний был лишен права на обжалование данного решения.

9. Отличительной чертой осуществления производственной деятельности в детских колониях послевоенного времени было достаточно широкое распространение социалистического соревнования за досрочное выполнение установленных заданий, как правило, в честь каких-либо дат. Такие меры носили, безусловно, пропагандистско-воспитательный характер, однако они имели и определенное стимулирующее воздействие. Существенное место в организации производства в детских пенитенциарных учреждениях занимали вопросы безопасности труда. Вместе с тем нередко выполнение установленного плана стояло на первом плане, что способствовало некоторому ухудшению криминогенной обстановки в детских пенитенциарных учреждениях.

10. В сфере воспитательного воздействия со второй половины 1940-х гг. наблюдалось определенное совершенствование методов исправительного воздействия, в частности, чаще стало применяться условно-досрочное освобождение, а к концу рассматриваемого период в директивных документах МВД СССР достаточно четко предписывалось ставить перевоспитание несовершеннолетних в качестве главных задач детских колоний, был введен институт попечительских советов, а многие содержащиеся в Положении о трудовых колониях 1956 г. принципы и методы перевоспитания несовершеннолетних преступников в местах лишения свободы используются и в настоящее время.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования заключается прежде всего в том, что результаты проведенного историко-правового анализа института юридической ответственности несовершеннолетних правонарушителей и места детских пенитенциарных учреждений в механизме реализации этой ответственности в послевоенное время (1945-1956 гг.), а также теоретические положения, содержащиеся в диссертационном исследовании, могут представить научный интерес в изучении истории развития правоохранительных органов в нашей стране. Текст исследования может применяться при подготовке методических и научных разработок по истории отечественного государства и права, в учебно-воспитательном процессе, при чтении академических курсов, лекций, спецкурсов по истории судебной власти, правоохранительных органов и др.

Апробация результатов исследования. Наиболее важные результаты диссер­тационного исследования нашли отражение в авторских публикациях, они использованы при проведении занятий по курсу «История отечественного государства и права» в Краснодарском университете МВД России, других высших учебных заведениях. Научные, педагогические работники, работники правоохранительной системы могли ознакомиться с основными положениями диссертации на научно-практических конференциях в Краснодаре, Ростове-на-Дону, Ставрополе, в работе которых участвовал диссертант.

Структура диссертации определена характером и объемом научного исследования и включает в себя введение, две главы, объединяющие шесть параграфов, заключение и библиографический список.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе «Государственная политика по вопросам юридической ответственности несовершеннолетних преступников и развитие системы детских пенитенциарных учреждений после окончания Великой Отечественной войны» содержится три параграфа.

В первом параграфе «Меры государства в сфере борьбы с преступностью в послевоенном Союзе ССР и ее ювенальная составляющая» отмечается, что Великая Отечественная война, несмотря на ее значимость как для СССР, так и для международных отношений, не изменила тем не менее сущности государственно-политических форм советской страны – достаточно сказать, что продолжала действовать сталинская Конституция СССР 1936 г., в карательной политике также сохранялся прежний вектор. При этом криминогенная обстановка осложнилась сложным продовольственным положением, сложившимся в СССР, что способствовало хищениям продуктов питания. В этих условиях власть принимает ряд жестких решений, характеристика которых дается в работе. Так, 27 июля 1946 г. было принято постановление Совмина СССР и ЦК ВКП (б) «О мерах по обеспечению сохранности хлеба, недопущению его разбазаривания, хищения и порчи», а позже, 25 октября 1946 г. - постановление «Об обеспечении сохранности государственного хлеба», был определен приоритет – усиление карательных мер. Через год репрессивные меры ужесточили в отношении всего общественного и государственного имущества – 4 июня 1947 г. были изданы законы: «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» и «Об усилении охраны личной собственности граждан», где было значительно усилено наказание (например, за особо квалифицированное хищение личного имущества путем разбоя предусматривалось лишение свободы на срок до 20 лет, а ранее было до 10 лет). По этим указам была осуждена значительная часть несовершеннолетних. В этом же ряду был и принятый 2 июня 1948 г. Указ Президиума Верховного Совета СССР «О выселении в отдаленные районы лиц, злостно уклоняющихся от трудовой деятельности в сельском хозяйстве и ведущих антиобщественный паразитический образ жизни», содержание которого явно расходилось с действующим законодательством (по аналогии с подобными актами периода империи допускалось выселение граждан, ведущих «паразитический образ жизни», то есть применение по сути уголовно-правовых мер, по решению общего собрания сельчан), и в этом усматривалась еще одна особенность борьбы с преступностью в рассматриваемый период. В работе характеризуются и другие меры, направленные на борьбу с преступностью.

Далее автор анализирует особенности правового статуса органов, ведущих правоохранительную деятельность (НКВД-МВД, прокуратура, суд), указывается, в частности, что в системе судебных инстанций создавались специальные участки по делам о преступлениях несовершеннолетних. Всего же было создано на конец 1946 г. 237 «специальных участков» народных судов. Кроме того, имелся еще 81 участок народных судов, на ко­торые наряду с общей подсудностью, была возложена обязанность рас­сматривать дела о хулиганстве и о преступлениях несовершеннолетних, поступающие в народные суды других участков данного города или района. Как представляется диссертанту, подобный подход Минюста СССР отвечал усложнившейся криминогенной обстановке в стране (однако тогда без достаточных на то оснований он был признан ошибочным в силу прежде всего формального противоречия по-прежнему действовавшему тогда довоенному закону о судоустройстве СССР). Более того, такой подход востребован и в настоящее время в России - уже несколько лет идет речь о создании ювенальный судов, однако практических шагов по не применяется. Очевидно, в этом смысле может быть востребован опыт послевоенный специальный судебных участков по делам о несовершеннолетних.

В системе органов внутренних дел текущей борьбой с преступностью занималась милиция под руководством ГУМ (Главное управление милиции), где в апреля 1952 г. был создан отдел по предотвращению преступности со стороны несовершеннолетних (ранее этим занимался уголовный розыск). Особое внимание в параграфе уделено характеристике ГУЛАГа, отмечается, что в этой сфере также наблюдалось усиление карательной составляющей лишения свободы, в частности, были образованы особые ИТЛ для осужденных за «контрреволюционные преступления», причем в эту категорию попадали и несовершеннолетние лица – так, во второй половине 1940-х – начале 1950-х гг. имел место такой феномен, как возникновение молодежных подпольных политических организаций, не согласных с правящим курсом в стране, что иллюстрируется рядом примеров.

Затем в диссертации приводятся статистические данные по состоянию преступности в СССР послевоенного времени, в частности, в 1946-1947 г. наблюдался всплеск как общеуголовной, так и корыстной хозяйственной преступности (ежегодный рост почти на 20%). Особенностью послевоенной преступности было активное втягивание в преступную деятельность несовершеннолетних. В работе дается объяснение этому явлению. В параграфе указывается далее, что с учетом осложненной криминогенной обстановки государство стало больше внимания уделять предупреждению преступности, и в первую очередь среди несовершеннолетних, поскольку именно эта возрастная категория населения оказалась наиболее криминогенной. После смерти Сталина общая карательная политика стала смягчаться, была, в частности, проведена крупномасштабная амнистия. При этом в отношении несовершеннолетних правонарушителей данная тенденция стала обнаруживаться с рубежа 1950 г.

Во втором параграфе «Законодательное регулирование юридической ответственности несовершеннолетних и предупреждение преступлений с их стороны» отмечается, что соответствующая правовая база сложилась еще в довоенный период, в основном во второй половине 1920-х – 1930-е гг., а в дальнейшем осуществлялись изменения и дополнения действующих нормативно-правовых актов. Это относится и к уголовному законодательству, которым определялась уголовная ответственность в отношении несовершеннолетних, совершивших преступления, - эти нормы действовали и в рассматриваемый послевоенный период (1945-1956 гг.). В этой связи в работе подробно рассматриваются нормы действующего тогда УК РСФСР 1926 г. Так, согласно ст. 20, 21 устанавливалась довольно об­ширная (13 видов), при этом расстрел назывался «исключительной мерой ох­раны государства». В отношении несовершеннолетних законодатель по некоторым наказаниям оговаривал условия применения. Так, согласно ст. 22 «не могут быть приговорены к расстрелу лица, не достигшие восемнадцатилетнего возраста в момент совершения преступления». В контексте рассматриваемой темы важной представляется норма, закрепленная в ст. 50 УК РСФСР, в соответствии с которой при назначении несовершеннолетнему лишения свободы или принудительных работ срок таковых подлежал уменьшению: а) для несовершеннолетнего от 14 до 16 лет – наполовину; б) для несовершеннолетних от 16 до 18 лет – на одну треть против срока, который был бы определен судом в случае совершения преступления взрослым. При этом срок лишения свободы, определяемый несовершеннолетнему, в любом случае не должен был превышать половины предельного срока, устанавливаемого кодексом за данное преступление (максимальный срок лишения свободы для взрослых в начальной редакции кодекса по данному кодексу составлял 10 лет).

В целом меры уголовного наказания в отношении несовершеннолетних, по оценке диссертанта, были достаточно гуманными, и такой подход законодателя связывается с воспитательной функцией уголовного наказания, которая в довоенный период превалировала в советской доктрине уголовного права, однако из нее исключались «классово чуждые» преступники. Однако с средины 1930-х гг. ситуация изменилась – тогда 7 апреля 1935 г. было печально известное принято Постановление ЦИК и СНК СССР «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних», где, в частности, предписывалось «несовершеннолетних начиная с 12-летнего возраста, уличенных в совершении краж, в причинении насилий, телесных повреждений, увечий, в убийстве или в попытках к убийству, привлекать к уголовному суду с применение всех мер (выделено авт.) уголовного наказания» (данное решение потеряло юридическую силу лишь с принятием Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г.). В работе подробно анализируется этот документ, в том числе затрагиваются дискуссионные моменты, связанные с тем, возможно ли было, исходя из процитированной формулировки, применять к несовершеннолетним расстрел. Автор на основании выявленных документов обосновывает свою позицию.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.