авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

Меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях в системе мер административного принуждения

-- [ Страница 5 ] --

Стремясь восполнить имеющийся правовой пробел, автор приводит формулировку привода, под которым понимается принудительное препровождение сотрудником органа, уполномоченного на осуществление функций по принудительному исполнению исполнительных документов и обеспечению установленного порядка деятельности судов либо органов внутренних дел, на основании определения органа, рассматривающего дело об административном правонарушении, физического лица либо законного представителя юридического лица, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, законного представителя несовершеннолетнего лица, привлекаемого к административной ответственности, свидетеля, надлежащим образом уведомленных о времени и месте явки, уклоняющихся от явки без уважительной причины, к месту совершения процессуальных действий.

Характеризуя помещение в специальные учреждения иностранных граждан или лиц без гражданства, подлежащих административному выдворению за пределы Российской Федерации, в качестве кратковременного лишения свободы, диссертант указывает на личный характер данной меры и ее применение в отношении специального субъекта административной ответственности – иностранного гражданина или лица без гражданства. Отталкиваясь от базовых конституционных установлений, диссертант представляет целесообразным законодательным образом отразить недопустимость принятия решения о содержании иностранного гражданина или лица без гражданства, в отношении которого принято решение о выдворении из пределов Российской Федерации или продлении содержания сверх 48-часового срока иными, чем суд, субъектами административной юрисдикции. Кроме того, автор убежден в необходимости ограничения срока применения рассматриваемой меры месячным сроком с установлением возможности его разового продления в судебном порядке на тот же срок. Контроль, проводимый судебными органами, позволит объективно оценивать эффективность исполнения должностными лицами компетентных государственных органов принятого по делу постановления о назначении административного наказания в виде принудительного выдворения за пределы Российской Федерации, а также повысит уровень защищенности прав, являющихся объектом ограничительного воздействия.

Особое внимание в характеристике освидетельствования на состояние алкогольного опьянения уделено соискателем выявлению терминологического значения данного понятия в виду отсутствия его легального определения в действующем административно-деликтном законодательстве. Клиническая классификация алкогольного опьянения, принятая в отечественной наркологии, рассматривающая субклиническую форму легкой степени алкогольного опьянения при концентрации алкоголя в крови 0,3–0,7 %, не позволяет отнести состояние лица, при котором концентрация алкоголя в крови менее 0,3 %, к состоянию алкогольного опьянения. Подобное положение приводит автора к мысли о необходимости замены термина «состояние алкогольного опьянения», используемого при определении объекта освидетельствования, термином «наличие алкоголя в организме».

В заключение резюмируется, что освидетельствование на состояние алкогольного опьянения представляет собой меру обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, заключающуюся в определении с использованием технических средств измерения наличия или отсутствия алкогольного опьянения у физического лица, применяемую должностными лицами, осуществляющими государственный надзор и контроль за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида и военной автомобильной инспекции к лицам, отстраненным от управления транспортным средством, в отношении которых имеются достаточные основания полагать, что они находятся в состоянии алкогольного опьянения.

Отличительным признаком медицинского освидетельствования на состояние опьянения выступает его проведение в медицинских организациях, имеющих лицензию на осуществление медицинской деятельности с указанием соответствующих работ и услуг. Автором обращается внимание на одновременное, ничем не обусловленное существование в действующем законодательстве двух различных порядков проведения медицинского освидетельствования – по делам об административных правонарушениях, связанных с управлением в состоянии опьянения транспортным средством соответствующего вида, и – в иных случаях, установленных КоАП РФ. Отождествляя пределы принудительного воздействия в права и свободы граждан в обоих случаях, диссертант убежден в необходимости унификации процессуальных правил применения медицинского освидетельствования на состояние опьянения независимо от категории дела.

Проведенное исследование правовой природы данной меры позволило определить медицинское освидетельствование на состояние опьянения как меру обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, заключающуюся в определении с использованием технических средств измерения наличия или отсутствия абсолютного этилового спирта, наркотических средств, психотропных или иных вызывающих опьянение веществ или их метаболитов в организме физического лица, применяемую должностными лицами, осуществляющими государственный надзор и контроль за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида и военной автомобильной инспекции, к лицам, отстраненным от управления транспортным средством, в отношении которых имеются достаточные основания полагать, что они находятся в состоянии опьянения.

В главу шестую «Меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, направленные на ограничение имущественных прав» включены шесть параграфов.

Объединение личного досмотра, досмотра вещей и товаров, досмотра транспортных средств и осмотра помещений, территорий и находящихся там вещей и документов в один параграф обусловлено их правовой близостью, которая однако никоим образом не свидетельствует об их тождественности.

В работе указывается, что расчленение законодателем объекта досмотра на составляющие элементы не означает полной самостоятельности личного досмотра и досмотра вещей, находящихся при физическом лице. Перечень имущества, образующий содержание объекта досмотра вещей, находящихся при физическом лице, перечисленный в ч. 3 ст. 27.7 КоАП РФ, куда законодателем включены ручная кладь, багаж, орудия охоты и рыболовства, добытая продукция и иные предметы, не является исчерпывающим. Отсутствие критерия отнесения конкретных видов имущества к определенному объекту досмотра приводит к невозможности однозначного отграничения рассматриваемых мер. В этой связи досмотр перечисленных видов имущества производится как в ходе личного досмотра, так и в ходе досмотра вещей, находящихся при физическом лице.

Присоединяясь к указанию на неудачность термина конструктивная целостность, использование которого не позволяет нарушать целостность конструкции вещей в необходимых случаях (О.Н. Гапонов), соискатель настаивает на законодательном закреплении наряду с обязанностью сохранения конструктивной целостности вещей также обязанности сохранения их функциональных качеств.

Отмечая отсутствие законодательных разъяснений «случаев, не терпящих отлагательства», диссертант предлагает рассматривать в качестве таковых: неявку лица, во владении которого оно находится либо если такое лицо неизвестно; существование угрозы национальной (государственной) безопасности, жизни и здоровью человека, животных, возникновения эпизоотической ситуации, окружающей среде и при иных обстоятельствах, не терпящих отлагательства, в том числе при наличии признаков, указывающих на наличие в транспортном средстве легковоспламеняющихся веществ, взрывоопасных предметов, взрывчатых, отравляющих, опасных химических и биологических веществ, наркотических средств, психотропных, сильнодействующих, ядовитых, токсичных, радиоактивных веществ, ядерных материалов и других подобных товаров, если они (товары) распространяют неприятный запах.

Принимая во внимание позицию Конституционного Суда РФ, отмечается необходимость предоставления возможности участия при досмотре, при отсутствии лица, во владении которого находится транспортное средство, физическому лицу, управляющему транспортным средством.

Анализ различных мнений в отношении определения элементов, составляющих содержание и структуру изъятия вещей и документов, как одной из форм административного вмешательства в правовой статус правонарушителя, затрагивающей его имущественное положение, позволил автору предложить собственное видение ее объема и выделить такие этапы, как: 1) подготовительный (установление сведений о наличии имущества, подлежащего изъятию и его местонахождении, приглашение понятых, специалистов); 2) изъятие обнаруженных объектов (вещей, явившихся орудиями совершения или предметами административного правонарушения, и документов, имеющих значение доказательств по делу об административном правонарушении); 3) документальное оформление.

Резолютируя исследование правовой природы изъятия вещей и документов, автор определяет ее в качестве урегулированных административно-процессуальными нормами действий компетентных органов и их должностных лиц, выражающихся в принудительном временном ограничении в административном порядке физических или юридических лиц, совершивших административное правонарушение, права владения, пользования, распоряжения такими вещами и документами с последующим перемещением вещей и документов в места, контролируемые должностными лицами.

Характеризуя задержание транспортного средства, соискатель приходит к выводу о необходимости совершенствования регулирующих его норм административно-деликтного законодательства, включая установление дефиниции рассматриваемой меры в КоАП РФ и закрепление положений, предусматривающих возможность прекращения задержания транспортного средства в случае устранения причины задержания на месте выявления административного правонарушения.

Опираясь на практику Верховного Суда и законодательство зарубежных государств, диссертант убежден в необходимости законодательного исключения возможности помещения транспортного средства на специализированную стоянку при возможности устранения причины задержания на месте совершения правонарушения в течение трех часов.

Основываясь на результатах проведенного исследования, задержание транспортного средства определяется соискателем как временное ограничение специального права управления транспортным средством, применяемое до устранения причины задержания на месте выявления административного правонарушения либо достигающееся государственно-властным изъятием имущества у правонарушителя, включая помещение транспортного средства на специализированную стоянку и хранение до устранения причины задержания, применением блокирующих устройств при невозможности перемещения транспортного средства по его техническим характеристикам или перемещением транспортного средства, создающего препятствия для движения в близлежащее место с последующей блокировкой.

В процессе рассмотрения содержания ареста товаров, транспортных средств и иных вещей диссертант солидаризируется с мнением А.Ю. Анненкова о возможности распространения применения данной меры также в отношении товаров, транспортных средств и иных вещей, имеющих доказательственное значение по делу.

Отмечается, что КоАП РФ не предусматривает обязанности вынесения компетентным должностным лицом письменного постановления о производстве ареста товаров, транспортных средств и иных вещей. Поэтому автор не разделяет имеющиеся в науке предложения о внесении соответствующих изменений в административно-деликтное законодательство в связи с тем, что таковые неизбежно повлекут за собой необоснованное усложнение процессуального порядка применения данной меры, что, как следствие, увеличит сроки производства по делу об административном правонарушении.

Проведенный анализ позволяет определить арест товаров, транспортных средств и иных вещей как меру обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, применяемую в целях обеспечения сохранности доказательств по делу об административном правонарушении, пресечения противоправного деяния и недопущения вредных последствий его развития, обеспечения исполнения постановления по делу об административном правонарушении о назначении в качестве административного наказания возмездного изъятия или конфискации орудия совершения или предмета административного правонарушения, обеспечения производства по делу об административном правонарушении, при невозможности изъятия товаров, транспортных средств и иных вещей либо наличии возможности обеспечения их сохранности без изъятия уполномоченными на то должностными лицами, компетентными производить административное задержание, а также составлять протоколы по делам об административных правонарушениях в случаях, когда имущество имеет существенное значение в процессе доказывания совершения лицом административного правонарушения и установления его вины либо оно может быть сокрыто или отчуждено, выражающуюся в составлении описи товаров, транспортных средств и иных вещей с объявлением лицу, в отношении которого применена данная мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении, либо его законному представителю о запрете распоряжаться (а в случае необходимости и пользоваться) ими.

Рассмотрение свойств временного запрета деятельности позволяет постулировать его применение при наличии исключительной ситуации, требующей немедленного приостановления деятельности юридических лиц, а также лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, лишь в случае, если за совершение данного административного правонарушения санкция состава предусматривает возможность назначения административного наказания в виде административного приостановления деятельности, когда предотвращение указанных обстоятельств другими способами невозможно.

Соискателем обращается внимание на неурегулированность многих процедурных вопросов, к числу которых относится отсутствие в КоАП РФ срока, в течение которого лица, в отношении которых применен временный запрет деятельности, должны реально прекратить такую деятельность, перечня должностных лиц, компетентных осуществлять исполнение временного запрета деятельности, в случае, если хозяйствующий субъект не исполняет самостоятельно данную меру обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, исчерпывающего перечня мероприятий, составляющих его содержание. Указанные пробелы на практике позволяют констатировать отсутствие реального механизма применения временного запрета деятельности и, как следствие, возможность лиц, в отношении которых применен временный запрет деятельности, продолжать данную деятельность и эксплуатацию объектов.

Признавая закрепление залога за арестованное судно как самостоятельную меру обеспечения производства по делам об административных правонарушениях в качестве весьма удачного шага законодателя, автор видит в возможности применения данной меры сочетание оптимальной степени принуждения с одновременным соблюдением конституционных прав лица, в отношении которого ведется производство по делу. Залог не лишает данное лицо возможности владения, пользования, распоряжения судном, он связывает свободу его действий угрозой имущественных потерь, одновременно обеспечивая нормальный ход производства по делу об административном правонарушении.

Отмечая отсутствие верхнего размера суммы залога за арестованное судно, автор предостерегает правоприменителя от установления неоправданно высоких сумм залога в связи с недопустимостью превращения данной меры в меру наказания.

Обосновывая свои заключения нормами международного права, не отождествляющими предмет залога исключительно с денежными средствами, автор склоняется к необходимости установления в качестве предмета данной меры наряду с денежными средствами и иных видов имущества, в частности недвижимого имущества и движимого имущества в виде ценностей и допущенных к публичному обращению в Российской Федерации ценных бумаг, также гарантий физического либо юридического лица. Соискатель убежден, что подобные нововведения позволят исключить финансовые потери залогодателей, связанные с продажей имущества, а также упущенную выгоду, вытекающую из потери банковских процентов, начисляемых на сумму залога.

Глава шестая «Меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, направленные на ограничение субъективных прав управления транспортным средством соответствующего вида» состоит из двух параграфов.

Обращение к исследованию отстранения от управления транспортным средством соответствующего вида позволяет охарактеризовать данную меру как запрещение физическому лицу осуществлять действия, которыми транспортное средство приводится в движение. В качестве объекта правоограничительного воздействия выделяются такие конституционные права граждан, как право частной собственности, право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Направление такого государственно-властного воздействия обусловлено возможностью причинения существенного вреда эксплуатацией имущества, являющегося источником повышенной опасности.

Логическим завершением исследования данной меры служит приведенная дефиниция: отстранение от управления транспортным средством есть краткосрочное лишение физического лица ранее предоставленного ему специального права на использование имущества, представляющего собой источник повышенной опасности, в связи с совершением или с обоснованным предположением о совершении грубого, способного причинить существенный вред охраняемым законом интересам, нарушения порядка пользования этим имуществом в случаях, предусмотренных статьями Особенной части КоАП РФ, длящееся до устранения причины отстранения.

При рассмотрении правовых аспектов запрещения эксплуатации транспортного средства диссертант обращает внимание на отсутствие правовой регламентации вопроса о правомерности самостоятельного движения к месту прохождения технического осмотра для определения факта устранения причины запрещения эксплуатации транспортного средства без государственных регистрационных знаков. Соглашаясь с предложениями К.В. Хвастунова, автор допускает возможность введения процедуры технического осмотра транспортного средства, в отношении которого запрещена эксплуатация и сняты государственные регистрационные знаки, на месте запрещения эксплуатации.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.