авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Социальная защита лиц, пострадавших от радиационных и (или) техногенных катастроф в рф: правовые вопросы

-- [ Страница 2 ] --

Теоретическая и практическая значимость исследования. Выводы и положения, содержащиеся в настоящем диссертационном исследовании, могут быть использованы в работе по подготовке нормативных актов в сфере социального обеспечения, в правоприменительной практике органов государственной власти и органов местного самоуправления, в деятельности организаций, а также учтены в преподавании курса «Право социального обеспечения» и специального курса «Социальная защита лиц, пострадавших от радиационных и (или) техногенных катастроф» и иной научно-практической деятельности.

Выводы, сделанные в работе, могут быть использованы при совершенствовании ныне действующего законодательства, а также учтены в работе судов и соответствующих органов, сориентировав их на иной уровень понимания вопросов социальной защиты лиц, пострадавших от радиационных и (или) техногенных катастроф.

Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена на кафедре социального права, государственной и муниципальной службы Уральской государственной юридической академии и обсуждалась на заседаниях кафедры. Положения диссертации используются автором при проведении практических занятий в рамках курса «Право социального обеспечения».

Основные положения и выводы диссертации докладывались на научных и научно-практических конференциях: «Отраслевые аспекты экономики, управления и права» (Москва, 11 апреля 2011 г.), «Эволюция российского права: тезисы докладов IX Всероссийской научной конференции молодых ученых и студентов» (Екатеринбург, 22-23 апреля 2011 г.); «Актуальные проблемы права России и стран СНГ-2011» (Челябинск, 1-2 апреля 2011 г.); «Проблемы реформирования российской государственности» (Екатеринбург, 2-3 декабря 2010 г.); «Право в современном мире» (Екатеринбург, 7 декабря 2012 г.).

По теме диссертационного исследования автором опубликован ряд научных статей.

Структура диссертации определена целью и задачами исследования. Диссертационная работа состоит из введения, двух глав, объединяющих пять параграфов, заключения и библиографического списка.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, раскрывается состояние разработанности темы, определяются цель, задачи, объект и предмет исследования, его методологическая основа и методы исследования, теоретическая, информационная и эмпирическая основы работы, показана научная новизна диссертации, сформулированы основные положения, выносимые на защиту, изложены сведения об апробации и внедрении результатов работы, показано ее теоретическое и практическое значение, раскрыта структура работы.

Глава первая «Общая характеристика социальной защиты лиц, пострадавших от радиационных и (или) техногенных катастроф» состоит из двух параграфов.

Первый параграф «Понятие социальной защиты лиц, пострадавших от радиационных и (или) техногенных катастроф» посвящен анализу теоретических и нормативных подходов к определению понятий «лица, пострадавшие от радиационных и (или) техногенных катастроф», «социальное обеспечение лиц, пострадавших от радиационных и (или) техногенных катастроф» и «социальная защита лиц, пострадавших от радиационных и (или) техногенных катастроф». Это обосновано тем, что качество выражения юридической нормы во многом зависит от правильно подобранных терминов, обладающих признаками ясности, однозначности, самодостаточности, адекватности, понятийного содержания его словесному эквиваленту (С. Ю. Головина).

В частности, обращаясь к анализу первого понятия «лица, пострадавшие от радиационных и (или) техногенных катастроф», автор делает вывод, что в нормах действующего законодательства РФ (Федеральный закон от 15 декабря 2001 г. № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в РФ») используется термин «граждане, пострадавшие от радиационных и (или) техногенных катастроф», что говорит о достаточно узком подходе законодателя к определению количественного состава данной категории лиц и их права на получение отдельных видов социальной защиты, находящей свое выражение в критерии гражданства.

На взгляд автора, нельзя согласиться с подобного рода подходом законодателя, так как институт социальной защиты от радиационных и (или) техногенных катастроф распространяет свое действие на всех лиц, которые на законных основаниях пребывают на территории Российской Федерации, так как понятие «лицо» применительно к физическим лицам в действующем законодательстве РФ включает в себя не только граждан РФ, но и иностранных граждан и лиц без гражданства (Д. В. Винницкий, Д. Н. Бахрах, Ю. Н. Старилов).

По мнению диссертанта, видится обоснованным внесение изменений в нормативные акты, регулирующие вопросы социальной защиты лиц, пострадавших от радиационных и (или) техногенных катастроф, в части использования вместо термина «граждане, пострадавшие от радиационных и (или) техногенных катастроф», понятие «лица, пострадавшие от радиационных и (или) техногенных катастроф». При этом на законодательном уровне необходимо выделить те критерии (признаки), при наличии которых иностранный гражданин имеет право на меры социальной защиты. Диссертант считает, что в качестве таковых могут быть использованы: критерий законности пребывания на территории РФ; факт негативного повышенного (сверх нормальных пределов) воздействия радиационной и (или) техногенной аварии на жизнедеятельность человека; лицо по законодательству РФ либо по законодательству иностранного государства прошло экспертизу и признано в установленном порядке в качестве субъекта, пострадавшего от радиационных и (или) техногенных катастроф.

Более того, изучение нормативных актов показало, что классификация граждан, пострадавших от радиационных и (или) техногенных катастроф, проводится, во-первых, по виду произошедшей аварии («Чернобыль», производственное объединение «Маяк» и т.д.), во-вторых, по нормативному акту, определяющему основы статуса конкретной категории получателя мер социальной защиты. Аналогичный подход в научной литературе разделяют также М. Л. Захаров и Э. Г. Тучкова.

Анализ иных нормативных актов в сфере социальной защиты рассматриваемой группы лиц (Закон РФ от 12 февраля 1993 г. № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей»; Федеральный закон от 26 ноября 1998 г. № 175-ФЗ «О социальной защите граждан Российской Федерации, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча») показывает, что исследуемая группа включает в себя не только лиц, пострадавших в прямой (например, ликвидаторы последствий катастроф), но и в косвенной (сын умершего лица, перенесшего лучевую болезнь) формах от негативных воздействий радиационных и (или) техногенных катастроф.

С учетом всего изложенного, диссертант выделяет основные признаки, присущие понятию «лица, пострадавшие от радиационных и (или) техногенных катастроф» и обосновывает следующую дефиницию. Под лицами, пострадавшими от радиационных и (или) техногенных катастроф, следует понимать группу людей, прямо или косвенно пострадавших от чрезвычайной ситуации радиационного или иного техногенного характера (взрывы и испытания ядерного оружия; аварийные ситуации на ядерных и иных объектах гражданского и военного назначения; иные техногенные катастрофы), субъекты которой признаны в качестве таковых в установленном законом порядке и нуждающихся в социальной защите, которую характеризует постоянный и непредсказуемый рост численности, а также наличие присущих специфических потребностей социального, психологического, экономического и иного характера.

В научной и учебной литературе используется два ключевых понятия «социальное обеспечение» и «социальная защита».

В Российской Федерации социальное обеспечение представляет собой совокупность общественных отношений, складывающихся между гражданами, с одной стороны, и органами государства, местного самоуправления, организациями, — с другой, по поводу предоставления гражданам за счет специальных фондов и (или) бюджетных средств медицинской помощи, пенсий, пособий и других видов обеспечения при наступлении жизненных обстоятельств, влекущих за собой утрату или снижение дохода, повышенные расходы, малообеспеченность, бедность (В. Ш. Шахайтдинов).

Автор находит обоснованным подход ученых, в соответствие с которым возможно наличие отдельного института социального обеспечения лиц, пострадавших от радиационных или техногенных катастроф, что обусловлено не только реалиями современной жизни, но и нормами Конституции Российской Федерации, которая предусматривает возможность выделения в качестве самостоятельных институтов социальной защиты различных категорий населения (М. И. Лепихов, А. М. Лушников, М. В. Лушникова, Н. В. Витрук).

Диссертант не может согласиться с мнением О. А. Шенкарева, который в качестве оснований предоставления социального обеспечения лицам, подвергшимся радиационному воздействию указывает на: 1) наступление специфических социальных рисков; 2) профилактика риска потери здоровья; 3) заслуги перед РФ; 4) необходимая обществу деятельность на территориях радиоактивного загрязнения; 5) семейные связи с облученными гражданами.

Это обосновано тем, что в качестве основания для предоставления конкретного вида обеспечения выступает определенный социальный случай (риск), влекущий за собой возникновение негативных последствий. Таким образом, речь идет лишь о воздействии на жизнедеятельность человека неблагоприятных факторов как результата произошедшей радиационной или техногенной катастрофы. В то же время, например, сама деятельность граждан на территории радиоактивного загрязнения либо семейные связи с облученными гражданами сами по себе не могут влечь за собой возникновение отношений по социальному обеспечению. Соответствующее правоотношение возникает лишь при наличии специфических юридических фактов.

На основе анализа нормативных актов, а также научной и учебной литературы, предлагается авторское определение понятия «социальное обеспечение лиц, пострадавших от радиационных и (или) техногенных катастроф», под которым понимается система общественных отношений, складывающихся между лицами, пострадавшими от радиационных и (или) техногенных катастроф, с одной стороны, и органами государства, местного самоуправления, организациями – с другой, по поводу предоставления им за счет специальных фондов и (или) бюджетных средств медицинской помощи, пенсий, пособий, компенсационных выплат и других видов обеспечения при наступлении жизненных обстоятельств (смерть, инвалидность и иные), влекущих за собой утрату или снижение дохода, повышенные расходы, малообеспеченность, и связанных с последствиями радиационных и (или) техногенных катастроф.

При этом институт социального обеспечения лиц, пострадавших от радиационных и (или) техногенных катастроф, входит составной частью в состав более общего – социальная защита лиц, пострадавших от радиационных и (или) техногенных катастроф.

Диссертант не разделяет мнение О. А. Шенкарева по поводу «особого характера социального обеспечения лиц, пострадавших от радиационных и (или) техногенных катастроф, заключающегося в том, что они имеют право на дополнительные виды и повышенный уровень (объем) обеспечения в случае воздействия радиации сверхнормативного уровня при наступлении социальных рисков (заболевание, инвалидность, потеря кормильца) и для профилактики риска потери здоровья, предоставляемые с учетом прожиточного минимума в субъекте РФ за счет бюджетных ассигнований». Это обосновано тем, что институт социального обеспечения лиц, пострадавших от радиационных и (или) техногенных катастроф, может функционировать лишь тогда, когда наступают определенного рода негативные последствия различных социальных рисков. Сказанное само по себе свидетельствует о том, что воздействие радиации имеет характер сверхнормативного уровня. Поэтому выделенный ученым критерий не носит на себе самостоятельного научного значения. Более того, О. А. Шенкарев в числе социальных рисков указывает лишь заболевание, инвалидность и потерю кормильца. Однако ученым не принято во внимание, что и иные социальные риски могут быть основанием для предоставления данным лицам отдельных видов социального обеспечения (например, обеспечение пенсиями по старости лиц, пострадавших от радиационных и (или) техногенных катастроф, в основе которого лежит старость; меры социальной поддержки, как предоставляемые гражданам, претерпевавшим лишения и т.д.). Более того, социальное обеспечение лиц, пострадавших от радиационных и (или) техногенных катастроф, не ставиться в зависимость от уровня прожиточного минимума в субъекте РФ.

При формулировании термина «социальная защита лиц, пострадавших от радиационных и (или) техногенных катастроф» автором проанализированы основные подходы ученых.

В частности, Г. Х. Шафикова указывает, что под социальной защитой понимается система мер правового, социально-экономического и организационного характера, гарантированная и реализуемая государством, для обеспечения достойной жизни человека, т. е. его материальной обеспеченности на уровне государственных стандартов современного развития общества и доступа к ценностям культуры.

С учетом проанализированных нормативных актов, а также принимая во внимание основные теоретические подходы, изложенные в научной и учебной литературе диссертант под социальной защитой лиц, пострадавших от радиационных и (или) техногенных катастроф понимает деятельность государства и органов местного самоуправления, общественных объединений, организаций, иных физических и юридических лиц по предоставлению денежных выплат, услуг, натуральных выдач лицам, пострадавшим от радиационных и (или) техногенных катастроф (охрана материнства, отцовства, детства, пенсионное обеспечение, обеспечение пособиями и компенсационными выплатами и т.д.).

Диссертант не разделяет мнение И. Н. Киселева, который под социальной защитой граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС понимает комплекс мер экономического, правового, социального и иного характера, осуществляемых государством, направленных на возмещение вреда, причиненного аварией, социальную адаптацию и реабилитацию пострадавших граждан, материальную поддержку, повышенное медицинское и социальное обслуживание лиц, подвергшихся радиоактивному облучению, выполняющую правоохранительную и правовосстановительную функции.

В данном определении, по мнению диссертанта, во-первых, сужен круг обеспечиваемых субъектов (мероприятия по социальной защите касаются лишь граждан и тех лиц, кто непосредственно подвергся радиации). Однако, как указывалось ранее, мероприятия по социальной защите, в том числе и лиц, подвергшихся воздействию катастрофы на Чернобыльской АЭС, распространяются также на иностранных граждан и лиц без гражданства, на законных основаниях пребывающих на территории РФ; а также граждан, опосредованно пострадавших от последствий катастрофы (члены семей и лица, отдавшие костный мозг для спасения жизни людей, перенесших лучевую болезнь). Во-вторых, И. Н. Киселев формулирует цель социальной защиты как возмещение государством вреда, причиненного аварией. В то же время основной целью социальной защиты является устранение или смягчение негативных последствий социальных рисков (болезнь, малообеспеченность и т. д.), а также преодоление ситуации социальной нуждаемости (отсутствие жилого помещения для проживания, обеспечение трудоустройства и занятости и т.п.). Сама по себе цель компенсации вреда, причиненного государством, носит гражданско-правовой характер и не является доминирующей в праве социального обеспечения. В-третьих, те меры социальной защиты, которые составляют его содержание, перечисленные в дефиниции И. Н. Киселевым (материальная поддержка, повышенное медицинское и социальное обслуживание), составляют содержание системы социального обеспечения рассматриваемой группы лиц. С учетом этого, в трудах этого ученого отсутствует четкое разграничение между терминами «социальное обеспечение» и «социальная защита». Наконец, социальная защита включает в себя не только деятельность государства, но и мероприятия, проводимые органами местного самоуправления, общественными объединениями, организациями.

В завершение рассмотрения данного параграфа диссертант отмечает, что отношения по социальной защите лиц, пострадавших от радиационных и (или) техногенных катастроф имеют определенное сходство с правовыми связями, возникающими в области предоставления мер социальной защиты лицам, пострадавшим от различных природных катастроф, а также от террористических действий.

В этой связи выглядит обоснованным принятие единого консолидированного нормативного акта, который бы заложил основы правовой регламентации вопросов социальной защиты лиц, пострадавших от радиационных, техногенных, природных катастроф, а также террористических действий, которые достаточно сходны по внутреннему содержанию и целевой направленности.

Второй параграф называется «Источники права, регулирующие отношения по социальной защите лиц, пострадавших от радиационных и (или) техногенных катастроф».

В теории права в качестве основных источников права выделяют нормативные правовые акты (законы и подзаконные акты), правовые договоры (международные и коллективные), а также судебную практику. Эти положения развиты в науке трудового права и права социального обеспечения (С. Ю. Головина, С. И. Кобзева, Н. М. Саликова, Г. Х. Шафикова).

Обращаясь к анализу первой группы источников – нормативные правовые акты – диссертант отмечает, что вопросы социальной защиты лиц, пострадавших от радиационных и (или) техногенных катастроф, урегулированы как законами, так и подзаконными актами. К числу основных законов, на сегодняшний день, относится Конституция РФ, так как именно в данном документе закреплен принцип социальной направленности проводимой государством политики в отношении своего народа.

Более того, юридические свойства Конституции РФ оказывают непосредственное влияние на содержание всей системы источников права социального обеспечения, отражают общие, родовые черты, присущие источникам права (С. И. Кобзева).

Конституционные положения, затрагивающие институт социальной защиты исследуемой группы лиц, могут быть разделены на несколько групп: нормы, определяющие основы социальной политики, проводимой в отношении лиц, пострадавших от радиационных и (или) техногенных катастроф; положения, регламентирующие правовой статус лиц, пострадавших от радиационных и (или) техногенных катастроф; правила о международных взаимоотношениях, принятых РФ и применяемых в отношении всех лиц, пребывающих на законных основаниях на территории РФ.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.