авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Правовой статус прокурора в уголовном преследовании (досудебное и судебное производство)

-- [ Страница 5 ] --

Диссертант анализирует существующие в процессуальной литературе научные положения, которые по-разному оценивают назначение и соотношение прокурорского надзора и судебного контроля. В диссертации автор поддерживает выработанное в середине 90-х годов XX столетия научное положение (А.Д. Бойков) о наличии правовой общности, объединяющих суд и прокуратуру: единство задач, решаемых при реализации правозащитной функции этими органами государства. Соискатель этот вывод дополняет новым положением о наличии в структуре данной правовой общности, объединяющих прокуратуру и суд, второго элемента – общности решения задач, как прокурором, так и судом, исключительно в интересах законности.

Опираясь на основополагающие принципы уголовного процесса, диссертант в этой части работы приходит к выводу, что на практике, в результате нечеткости правового регулирования порядка, объема, сроков представления в суд (судье) материалов, позволяющих судить о законности и обоснованности обжалуемых действий и решений, не формируется единообразное правоприменение нормативных установлений ст.125 УПК РФ, что очевидно не соответствует интересам законности. Им обосновывается предложение о целесообразности дополнения Главы 16 УПК РФ статьи 1251 «Порядок направления материалов в суд», которая, в случае восприятия ее законодателем, позволила бы детализировать как возникающие существенные отношения порядка, условий и объема предоставления в суд (судье) материалов по предмету поступившей в суд жалобы, так и алгоритм действий прокурора по данным вопросам.

Второй раздел «Уголовное преследование в судебном производстве: уголовно-процессуальные аспекты деятельности прокурора» предметом своего исследования имеет проблемные вопросы законодательного регулирования правового статуса прокурора в уголовном преследовании на стадиях судебного производства уголовных дел и анализ научных положений, обосновывающих необходимость его оптимизации. Раздел включает в себя 4-6 главы, содержащие 11 параграфов.

Глава 4 «Правовая основа деятельности прокурора в суде первой инстанции по поддержанию государственного обвинения» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Процессуальная деятельность прокурора на стадии подготовки уголовного дела к судебному заседанию организационно-правовая основа реализации уголовного преследования в суде первой инстанции» проанализированы научные взгляды на понимание сущности и основного содержания первой стадии судебного производства – подготовки уголовного дела к судебному заседанию с уяснением в ней роли и назначения прокурора.

Автор формулирует и обосновывает научное положение о том, что эффективной реализации полномочий прокурора в стадии подготовки уголовного дела к судебному заседанию препятствует отсутствие в уголовно-процессуальном законе процессуального порядка предания обвиняемого суду и наделения его статусом подсудимого. Отказ законодателя от наполнения стадии подготовки дела к судебному заседанию нормами, предусматривающими предание обвиняемого суду и определение его статуса подсудимого, является ошибочным решением.

Соискатель отмечает, что действующие в нормативном единстве статьи 227 и 231 УПК РФ позволяют автоматически превращать положение обвиняемого в статус подсудимого, что противоречит требованию основополагающего уголовно-процессуального принципа – установлению порядка уголовного судопроизводства только на основании закона (ст.1 УПК РФ). Аргументируется целесообразность изменения названия нормы статьи 231 УПК РФ, с обозначением ее «Назначение судебного заседания и предание обвиняемого суду», и внесением в часть 2ю этой нормы дополнительно пункта 11, в проекте которого автор предлагает предусмотреть обязанность судьи разрешить вопрос о признании обвиняемого подсудимым и назначении судебного заседания. В развитие данного положения соискатель рекомендует дополнить часть 1 ст. 227 УПК РФ пунктом 3, которым предлагается установить такой вид принимаемого судьей решения по поступившему в суд уголовному делу.

Во втором параграфе «Формы государственного обвинения на этапе разрешения уголовного дела по существу процессуально-правовая основа реализации уголовного преследования в суде» детально исследуются государственное обвинение как процессуально-правовое явление и формы его выражения на этапе разрешения судом уголовного дела по существу.

В параграфе автор раскрывает процессуальные формы поддержания государственного обвинения, которые им дифференцируются на: 1) государственное обвинение при рассмотрении судом первой инстанции уголовных дел в общем порядке; 2) государственное обвинение при рассмотрении судом первой инстанции уголовных дел в особом порядке судебного разбирательства; 3) государственное обвинение при рассмотрении уголовных дел в суде с участием присяжных заседателей. Соискатель формулирует и аргументирует положение о том, что только анализ совокупности всех этих форм обвинения позволяет правильно оценить достаточность воздействия правового статуса государственного обвинителя на законность и обоснованность постановляемого судебного решения. Данный статус во всех процессуальных формах поддержания государственного обвинения содержательно свидетельствует о независимом положении государственного обвинителя в уголовном судопроизводстве.

В работе соискатель обращает внимание на существующую проблему правильного уяснения понятия и сущности независимого статуса государственного обвинителя. Диссертант проводит системно-логическое толкование действующих правовых норм статей 37 и 246 УПК РФ и делает вывод о том, что их правильное уяснение не позволяет считать прокурора – государственного обвинителя связанным в своей процессуальной деятельности по поддержанию обвинения с каким-либо внешним административно-управленческим решением по конкретному уголовному делу, в рассмотрении которого он участвует. На основании этого научного положения он вносит предложение Генеральной прокуратуре РФ отменить пункт 4 Приказа Генеральной прокуратуры РФ от 20.11.2007 г. №185, которым установлено право вышестоящего прокурора, несогласного с позицией государственного обвинителя, заменять последнего либо обеспечивать поддержание обвинения лично.

В третьем параграфе «Отказ государственного обвинителя от обвинения процессуальный вид обвинительной деятельности и правовая основа прекращения уголовного преследования в суде первой инстанции» автор раскрывает процессуальную деятельность прокурора – государственного обвинителя (далее - прокурора) в суде первой инстанции при отказе от обвинения и как вид обвинительной деятельности, и как правовое основание прекращения уголовного преследования в суде.

Соискатель формулирует важное в научном и практическом плане положение, согласно которому отказ от обвинения с позиции теории уголовного процесса пресекает осуществляемую прокурором функцию государственного обвинения. Вместе с тем, считает автор, нельзя признать научно-обоснованным правило действующего уголовно-процессуального закона о правовых последствиях отказа прокурора от обвинения для суда, автоматически влекущего его обязанность прекратить уголовное дело или уголовное преследование в точном соответствии с позицией государственного обвинителя.

Соискатель раскрывает и подробно аргументирует положение о возможной коллизии принципа состязательности и принципа свободы оценки доказательств в уголовном судопроизводстве, при условии сформировавшегося внутреннего убеждения суда о незаконности или необоснованности отказа государственного обвинителя от обвинения. Предлагается внести в ст.246 УПК РФ дополнительно часть 71, в которой предусмотреть право суда, при условии его убеждения в необоснованности или незаконности отказа государственного обвинителя от обвинения, не разрешать дело по существу, а возвращать его прокурору, утвердившему обвинительное заключение (обвинительный акт).

В пятой главе «Прокурор в уголовном судопроизводстве при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции», состоящей из четырех параграфов, излагается и обосновывается концепция оптимизации правового статуса прокурора – государственного обвинителя в судебном разбирательстве уголовного дела по существу.

В первом параграфе «Реализация полномочий государственным обвинителем в подготовительной части судебного разбирательства» соискатель формулирует и обосновывает положение о том, что на исследуемой стадии судебного разбирательства процессуальная деятельность государственного обвинителя осуществляется исключительно в целях создания надлежащих правовых условий законного и обоснованного осуществления им уголовного преследования и разрешения судом уголовного дела по существу. Прокурор заинтересован в безусловном соблюдении судом такого алгоритма действий как: а) открытие судебного заседания для придания ему легальности и осуществления проверки явки участников судебного заседания в суд для определения возможности проведения судебного заседания; б) установление законности участия в судебном разбирательстве всех участников процесса и доведение до суда позиции сторон о возможности судебного производства по делу в случае неявки конкретных участников судебного заседания; в) обеспечение наличия необходимых средств доказывания путем заявления и разрешения ходатайств.

Анализируя проблемные вопросы преодоления формального отношения к реализации права на отводы, в том числе судьи и секретаря судебного заседания, а также получение полной информации об участниках судебного разбирательства и, прежде всего, о переводчике, эксперте и специалисте, диссертант формулирует методические рекомендации государственным обвинителям по использованию правовых средств в их решении.

Второй параграф «Участие государственного обвинителя в судебном следствии» содержательно и подробно раскрывает процессуальное положение прокурора в основополагающей части судебного разбирательства – в судебном следствии.

Анализируя точки зрения относительно содержания словосочетания «порядок исследования доказательств», автор обосновывает положение о том, что при допросе подсудимого тактические преимущества направлять ход допроса не в режиме установления достоверности доказательств по делу, а получать результаты одностороннего характера в интересах защиты, отданы стороне защиты. В этой связи, соискатель считает целесообразным часть 1 ст.275 УПК РФ изложить в новой редакции, и закрепить новое правило, ставящее стороны в равные условия, когда первым подсудимого допрашивает та сторона, чью позицию подтверждают своим содержанием показания подсудимого.

Рассматриваются также спорные вопросы возможности предоставления государственным обвинителем таких доказательств как заключения эксперта и специалиста. Диссертант в своих методических рекомендациях по использованию этих доказательств опирается как на доктринальные источники (Р.С. Белкин, О.Я. Баев, И.И. Белохортов, Г.А. Воробьев, Е.И. Галяшина, А.В. Кудрявцев и др.), так и на разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 года №28 «О судебной экспертизе по уголовным делам».

В третьем параграфе «Поддержание обвинения государственным обвинителем» акцент делается на анализ уголовно-процессуальной концепции назначения публичной речи государственного обвинителя на стадии судебных прений.

В указанной части работы формулируется и обосновывается положение о том, что речь государственного обвинителя является процессуальным выражением итогового вывода прокурора о результатах реализации стороной обвинения уголовно-процессуальной функции обвинения. Автор поддерживает и дополнительно аргументирует выработанную прокурорской практикой позицию о том, что структура речи прокурора представляет собой внутреннее строение взаимосвязанных, относительно самостоятельных частей публичного выступления, в основе которых лежат достоверно установленные с позиции государственного обвинителя факты и явления, явившиеся предметом исследования в суде первой инстанции. Содержание речи обвинителя определяется формой государственного обвинения и нормативными требованиями, которые УПК РФ устанавливает для суда при постановлении обвинительного приговора.

Соискатель, при исследовании проблемных вопросов поддержания государственного обвинения, утверждает, что данная деятельность не должна основываться на предположениях и недостоверных фактах, а обоснование предмета преступления возможно только относимыми, допустимыми и достоверными доказательствами. Действующий уголовно-процессуальный закон в части 4 статьи 292 УПК РФ не воспроизводит общих правила оценки доказательств, что делает ее некорректной, в связи с чем, соискатель считает целесообразным изложить данную норму в новой редакции. Формулируется предложение об установлении запрета сторонам ссылаться на доказательства, которые не только не рассматривались в судебном заседании или признаны судом недопустимыми, но и не имеют свойств относимости и достоверности.

Четвертый параграф «Особенности реализации государственного обвинения в суде присяжных» предметом исследования делает одну из самых дискуссионных тем науки российского уголовного процесса в части определения назначения суда присяжных и уяснения в нем роли прокурора.

Соискатель отмечает, что болевой точкой суда присяжных является формирование коллегии присяжных, в отборе которой принимает участие и государственный обвинитель. Анализируя имеющийся в литературе эмпирический материал о фактах ненадлежащего отбора состава коллегии присяжных, а также практику Верховного Суда РФ по данной форме судопроизводства, диссертант делает вывод о необходимости повышения роли сторон, и в частности, государственного обвинителя в отборе коллегии присяжных заседателей. Им обосновывается целесообразность принятия части 7 ст.328 УПК РФ в новой редакции, в которой предлагается закрепить право сторон, с согласия кандидатов в присяжные заседатели и при наличии необходимости, вести сбор информации о них вне судебного заседания.

Основываясь на научных положениях процессуалистов, исследовавших особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, автор формулирует научное положение об ошибочности законодательного установления ограниченных возможностей присяжных заседателей проявлять активность в исследовании доказательств. Соискатель полагает, что излишняя опека в судебном следствии председательствующего по отношению к присяжным заседателям, нарушает принцип равенства и независимости судей в Российской Федерации. Им формулируется и обосновывается вывод о целесообразности внесения изменения в часть 4 ст. 335 УПК РФ в новой редакции, которой предлагается закрепить право присяжных заседателей исследовать доказательства непосредственно.

Глава 6 «Прокурор в уголовном судопроизводстве при проверке правосудности приговоров и иных судебных решений по уголовным делам» посвящена исследованию правового статуса прокурора в пересмотре уголовных дел в судебно-контрольных стадиях уголовного судопроизводства. Она содержит четыре параграфа, содержание которых раскрывают предмет и объект исследования данной главы.

Название первого параграфа «Выявление и устранение судебных ошибок, допущенных при разбирательстве уголовных дел, как одно из направлений деятельности прокурора при производстве уголовных дел в суде» предопределяет формат исследования, содержание которого раскрывает проблемные вопросы данной процессуальной деятельности прокурора.

Соискатель формулирует теоретическое положение о том, что правовой статус прокурора при производстве уголовных дел в апелляционном, кассационном, надзорном порядках, а также ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, представляет ему возможность реализовать три взаимосвязанных его функции в механизме уголовного преследования: процессуальную, позволяющую отстаивать обвинение на условиях его законности и обоснованности; выявления судебных ошибок и принятия процессуальных мер к их устранению, позволяющую обращать к исполнению только правосудные приговоры; правозащитную, предоставляющую возможность восстанавливать нарушенные права и свободы участников уголовного судопроизводства.

В работе также делается вывод о том, что результативность реализации обозначенных выше функций прокурора в механизме осуществляемого им уголовного преследования зависит от содержания правового статуса прокурора. Низкая эффективность исполнения указанных функций прокурора на современном этапе правоприменения уголовно-процессуального закона свидетельствует о необходимости проведения оптимизации правового статуса прокурора на судебно-контрольных стадиях уголовного процесса, в том числе и с учетом предложений, сформулированных в диссертации.

Автор вступает в дискуссию с процессуалистами (И.Л. Петрухин, Л.А. Курочкина, Р.В. Мазюк и др.), отрицающими наличие у прокурора в механизме осуществляемого им уголовного преследования правозащитной функции. Он полагает, что прокурор – субъект процесса, защищающий не только публичные интересы, но и законные права осужденного, потерпевшего и другого участника процесса.

Второй параграф «Прокурор субъект апелляционного обжалования и пересмотра уголовных дел в суде апелляционной инстанции» своим содержанием на основе сравнительного анализа действующего уголовно-процессуального закона (Главы 44, 45 УПК РФ) и идущих к ним на смену с 1 января 2013 года правовых установлений Главы 451 УПК РФ, раскрывает существующие общие и особенные положения законодательного регулирования процессуальной деятельности прокурора на исследуемой стадии уголовного процесса.

Автор в работе формулирует и обосновывает вывод о целесообразности законодательного установления правового статуса прокурора в судах второй инстанции отдельной нормой закона. Он вносит предложение дополнить главу 451 УПК РФ статьей 3891.1, обозначив ее «Прокурор - государственный обвинитель в суде апелляционной инстанции».

В параграфе поддерживается научно-обоснованная позиция законодателя о распространении на судебное разбирательство апелляционного суда правил производства в суде первой инстанции, за исключением особенностей, предусмотренных нормами главы 45 УПК РФ. Вместе с тем, как отмечает соискатель, нормами частей 3-9 статьи 38913 УПК РФ, вступающих в силу с 01.01.2013 года, не предусмотрено каких-либо особенностей представления доказательств в ходе судебного следствия в суде второй инстанции. Это позволяет автору сделать вывод о возможности формирования судебной практики, когда государственный обвинитель на основании части 2 статьи 274 УПК РФ в судебном следствии апелляционного суда должен первым представлять доказательства обвинения, независимо от того, кто из сторон инициировал апелляционное производство.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.