авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Правовой статус прокурора в уголовном преследовании (досудебное и судебное производство)

-- [ Страница 4 ] --

В третьем параграфе «Эволюция института уголовного преследования в России и правового статуса прокурора в его структуре: история и современность» рассмотрены общие вопросы развития в России правового регулирования обвинительной деятельности, направленной на установление события преступления и лиц, совершивших преступные деяния.

Соискатель в работе присоединяется к выводам российских исследователей о том, что в России со времени издания Указа Императора Александра II от 8 июня 1860 года «Об отделении следственной части от полиции» наступает период разграничения функций охраны правопорядка, следствия, прокурорского надзора и разрешения судом уголовных дел.

В диссертации обосновывается научное положение о том, что до октября 1917 года прокурор и его товарищ по своему статусу обладали правом возбуждения уголовного дела и вынесения особого постановления о привлечении лица, совершившего преступление, в качестве обвиняемого. Это положение существовало в уголовном судопроизводстве в советский и постсоветский периоды, вплоть до 7 сентября 2007 года. Принятая в июне 2007 года законодательная новелла, не предусматривающая право прокурора на возбуждение уголовного дела и принятие постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, не основана на историческом опыте отечественного законодательного регулирования уголовного судопроизводства.

Диссертант присоединяется к выводам современных исследователей о наличии серьезных проблем в сфере уголовно-процессуального производства уголовных дел и низкой эффективности прокурорско-надзорной деятельности по восстановлению режима законности в уголовном преследовании. Автор делает вывод о том, что российскому законодателю при проведении оптимизации правового статуса прокурора в уголовном преследовании целесообразно использовать положительный опыт правового регулирования института уголовного преследования, накопленный в России в результате его эволюционного развития.

В четвертом параграфе «Международный и зарубежный опыт реализации уголовного преследования: пределы его учета» автор анализирует особенности указанного опыта, показывает возможности посредством правового статуса прокурора воздействовать на данную обвинительную деятельность в зарубежных странах.

Диссертант присоединяется к научной позиции российских процессуалистов о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права являются самостоятельными источниками российского права, в том числе и для его основополагающего института – уголовного преследования. Вместе с тем, автор работы формулирует научное положение о том, что международное право выступает не только источником права, но и является приоритетной формой его выражения, которая при правоприменении имеет бесспорное первенство в своей юридической силе.

Далее в исследовании подробно рассматривается зарубежный опыт процессуальной деятельности прокурора по организации уголовного преследования; анализируется процессуальное законодательство, регулирующее уголовное преследование и статус прокурора в части его реализации в США, Великобритании, Шотландии и других странах англо-саксонской правовой семьи. В работе раскрываются особенности правовых конструкций осуществления прокурором уголовного преследования в указанных странах.

На основании анализа правового регулирования института уголовного преследования в ведущих странах романо-германской правовой семьи (ФРГ, Франции, Италии, Нидерландах, Финляндии и др.) автор обосновывает вывод о том, что уголовно-процессуальное законодательство этих стран рассматривает прокурора в уголовном преследовании как инициатора законодательно установленных альтернатив принятия решения о нецелесообразности возбуждения публичного обвинения. К ним относятся правовые основания, указанные в законе, позволяющие прокурору считать нецелесообразным принятие решения о возбуждении уголовного преследования.

Соискатель в данной части исследования формулирует правовые условия заимствования опыта иностранных государств по совершенствованию правового статуса прокурора в уголовном преследовании российским законодателем.

Глава 2 «Процессуальный статус прокурора в досудебном производстве» содержит два параграфа и посвящена исследованию спорных и актуальных вопросов правового статуса прокурора на досудебных стадиях уголовного процесса.

В первом параграфе «Правовые основы деятельности прокурора и его полномочия в досудебном производстве» обобщены и систематизированы разработанные в доктрине уголовного процесса основные классификации полномочий прокурора в досудебном производстве, показаны их сильные и слабые стороны.

Диссертант показывает степень разработанности правовой основы процессуальной деятельности прокурора в уголовном преследовании, в частности, единство позиций о природе двойственного положения прокурора, осуществляющего уголовное преследование, которое определяется содержанием задач обвинительной и правозащитной деятельности. Автор приходит к выводу о том, что указанная общепризнанная в доктрине уголовного процесса научная позиция, в УПК РФ не находит своего законодательного закрепления и, как следствие, приводит к несбалансированности правовых средств прокурорского статуса по направлениям его деятельности в уголовном преследовании.

Предлагается в статью 21 УПК РФ внести дополнительно часть 21, которой установить обязанность должностных лиц органов предварительного следствия и дознания осуществлять уголовное преследование посредством соединения задач обвинительной и правозащитной деятельности, а на прокурора возложить функцию обеспечения исполнения данного требования закона.

Соискателем формулируются и обосновываются основные положения теоретической концепции о рациональном соотношении основных групп полномочий прокурора в досудебном производстве уголовных дел. Диссертант, на основе полученных новых эмпирических материалов формулирует и обосновывает положение о наличии в доктрине уголовного процесса крупной научной проблемы – неразработанности обоснования оптимизации правового статуса прокурора на стадиях досудебного производства исходя из разумного соотношения всех дифференцированных им основных групп полномочий прокурора.

Второй параграф «Соотношение статуса прокурора с процессуальным положением основных участников досудебного производства» раскрывает проблемные вопросы соотношения правового статуса прокурора с положением основных участников уголовного процесса, вовлеченных в производство предварительного расследования уголовных дел.

Проанализировав подходы процессуалистов к вопросу о характере отношений прокурора с руководителем следственного органа, следователем, органом дознания, начальником подразделения дознания и дознавателем, соискатель делает аргументированный вывод о том, что прокурор по конкретному уголовному делу выступает процессуальным арбитром межведомственного уровня по отношению ко всем должностным лицам органов дознания и предварительного следствия, а процессуальная деятельность должностных лиц этих органов является для него объектом надзорной деятельности.

В параграфе рассматриваются проблемные вопросы процессуального положения прокурора и его отношений с участниками досудебного производства со стороны защиты. Диссертант анализирует существующие в доктрине уголовного процесса позиции процессуалистов по обозначенным вопросам и обосновывает свое несогласие с мнением о противостоянии прокурора и участников стороны защиты (И.Л. Петрухин). Им формулируется и обосновывается положение о том, что прокурор в досудебном производстве обязан в равной мере и с равным рвением защищать права, свободы и законные интересы любых участников уголовного судопроизводства, в том числе и со стороны защиты.

Автор работы, рассматривая деятельность суда по соблюдению прав и свобод человека и гражданина в досудебном производстве, формулирует научное положение о значительном совпадении целей и задач, решаемых судом, с целями и задачами, стоящими перед прокурором на этом этапе процесса.

Третья глава «Основные направления деятельности прокурора в сфере осуществления уголовного преследования в досудебном производстве» посвящена анализу проблем, которые не разрешены в доктрине уголовного процесса в части реализации правового статуса прокурора на конкретных стадиях досудебного производства уголовных дел.

В первом параграфе «Надзор за исполнением закона при приеме, регистрации, проверке и разрешении сообщений о преступлениях в стадии возбуждения уголовного дела» отмечается, что исследуемая стадия уголовного процесса охватывает комплекс процессуальных действий, совершаемых правомочными должностными лицами в связи с принятием сообщений о преступлениях и уяснением наличия повода и оснований для возбуждения уголовного дела.

В диссертации указывается, что отсутствие базового федерального закона, устанавливающего порядок регистрации преступлений, является существенным пробелом в законодательстве Российской Федерации. Автором предлагает разработанный им проект Федерального закона о регистрации преступлений. Принятие данного закона позволило бы оптимизировать правовой статус прокурора в обозначенном предмете его надзорной деятельности.

Соискатель исследует проблемные вопросы осуществления прокурором надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина при совершении действий по проверке повода и оснований для возбуждения уголовного дела и, основываясь на международных стандартах обеспечения прав человека, предлагает внести дополнительно в норму ст.144 УПК РФ часть 21, которой предусмотреть судебный контроль в отношении проверочных действий, затрагивающих конституционные права и свободы человека и гражданина.

Автор аргументирует положение об объективной необходимости проведения оптимизации правового статуса прокурора посредством установления полномочия прокурора на возбуждение уголовного дела и поручения его расследования органам предварительного следствия и дознания в соответствии с правилами подследственности. Им предлагается законодательно закрепить это положение в новой редакции части 6 ст.148 УПК РФ, проект которой в диссертации формулируется в авторском изложении.

Название второго параграфа «Надзор за исполнением закона при совершении следственных действий и предъявлении обвинения» предопределяет его содержание. В нем автор формулирует и обосновывает научное положение о наличии инициативного права прокурора по осуществлению надзора за исполнением закона при производстве следственных действий по пяти основным направлениям.

Диссертант, анализирует существующие в доктрине уголовного процесса противоположные позиции о соотношении надзора и процессуального руководства расследованием. Указывается, что прокурорский надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования носит властно-распорядительный характер.

В работе обосновывается положение о том, что посредством надзора и процессуального руководства процессуальной деятельностью при производстве следственных и иных процессуальных действий создаются правовые гарантии безусловного исполнения закона при предъявлении обвинения. Автор аргументирует вывод об ошибочной позиции законодателя, отказавшегося закрепить в норме ст. 37 УПК РФ полномочие прокурора по осуществлению надзора за исполнением закона при предъявлении обвинения. Отсутствие в ст. 37 УПК РФ полномочия прокурора по надзору за исполнением закона при предъявлении обвинения не отвечает интересам законности на данном этапе досудебного производства. Соискатель предлагает внести в ч. 2 ст. 37 УПК РФ дополнительно п. 121, в котором закрепить полномочие прокурора изменять или предъявлять новое обвинение по уголовным делам, находящимся в производстве органов предварительного расследования.

В третьем параграфе «Надзор за исполнением закона при избрании и реализации мер процессуального принуждения» исследуются проблемные вопросы применения мер процессуального принуждения и процессуальная деятельность прокурора в этом сегменте его надзорной деятельности.

Обращается внимание на формирование в литературе научного положения о возможности задержания лица до возбуждения уголовного дела как потребности правоохранительной практики, которое вызывает неоднозначную научную реакцию со стороны практиков и ученых. Автор формулирует и обосновывает вывод о невозможности проведения задержания как меры процессуального принуждения до возбуждения уголовного дела.

В параграфе дан предметный анализ всем видам законодательно установленных мер пресечения. Автор формулирует и обосновывает научное положение об осуществлении прокурором инициативного надзора за исполнением правоустановлений статей 102, 103, 104, 105 УПК РФ, который не должен вызываться только полученной информацией о нарушении законности, а обязан проводиться упреждающе. Раскрыв и аргументировав данное положение, диссертант делает вывод о том, что УПК РФ не предусматривает обязанности должностных лиц органов предварительного расследования направлять копии процессуальных документов об избрании всех мер пресечения прокурору и права последнего требовать своевременного предоставления таких документов. Соискатель полагает целесообразным внесение соответствующих дополнений в нормы статей 37 и 101 УПК РФ, которые он формулирует в параграфе как законодательные инициативы.

Соискатель в работе обращает внимание на отсутствие в нормах статей 112 (обязательство о явке) и 113 (привод) УПК РФ обязанности следователя и дознавателя сообщать прокурору о взятии у лиц обязательства о явке и направлении ему копии постановления о приводе. Диссертант отмечает, что в норме ст. 114 УПК РФ не предусмотрено обязательное участие прокурора в суде при рассмотрении ходатайства следователя о временном отстранении от должности подозреваемого или обвиняемого. Автор формулирует предложение по внесению в нормы статей 112, 113 и 114 УПК РФ дополнений, содержание которых он излагает в параграфе. Им также аргументируется предложение о внесении дополнительно пунктов 11 и 21 в часть 2 ст.37 УПК РФ, которыми устанавливается право прокурора отменять незаконные и (или) необоснованные меры процессуального принуждения.

В четвертом параграфе «Надзор за исполнением закона при приостановлении и возобновлении предварительного расследования» раскрывается процессуальное понятие «приостановление предварительного расследования», и вносятся предложения по совершенствованию правового регулирования данного процессуального института, с оптимизацией в нем правового статуса прокурора.

В параграфе анализируется сущность исследуемого правового явления, раскрываются разные подходы процессуалистов к определению этого понятия. Диссертант приходит к выводу о том, что приостановление предварительного расследования это временное прекращение процессуальной деятельности по доказыванию обстоятельств совершения преступления посредством проведения следственных действий, свидетельствующей о факте незавершенности производством конкретного уголовного дела, при котором уголовно-процессуальные отношения не прекращаются, поскольку они возникают и реализуются в предмете раскрытия преступлений и установлении лиц, их совершивших.

Обосновывается вывод об ошибочном законодательном решении возложения основной процессуальной ответственности за раскрытие преступления на следователя и дознавателя. Данная правовая конструкция не отвечает назначению уголовного судопроизводства в связи с чем, вносится предложение дополнить статью 209 УПК РФ частью 21, проект которой формулируется в работе, а его положения позволяют возлагать обязанность раскрытия преступления и устанавливать лиц, их совершивших, и на органы дознания.

Соискатель предлагает дополнить главу 28 УПК РФ статьей 2091 «Действия органов дознания после приостановления предварительного расследования», что позволит активизировать деятельность органов дознания по раскрытию преступлений и установлению лиц, их совершивших.

В пятом параграфе «Надзор за исполнением закона при рассмотрении прокурором поступившего уголовного дела с обвинительным заключением или обвинительным актом» подробно исследуется процессуальное положение прокурора на этой стадии процесса.

Действующий УПК РФ не определяет, какие вопросы подлежат рассмотрению прокурором по делу, поступившему к нему с обвинительным заключением (обвинительным актом). Эта позиция явилась основанием постановки вопроса о внесении дополнительно части 12 в статью 221 и части 11 в статью 226 УПК РФ. В них соискатель предлагает сформулировать обязанность прокурора проверять поступившее уголовное дело на предмет полноты, всесторонности и объективности его расследования, а также соблюдения федеральных законов при собирании, закреплении и оценки доказательств, с принятием процессуального решения о недопустимости доказательств, полученных с нарушением федеральных законов. Предлагается закрепить за Генеральным прокурором РФ право устанавливать перечень вопросов, разрешаемых прокурором при поступлении к нему уголовного дела с обвинительным заключением (обвинительным актом).

Соискатель раскрывает существующую проблему отсутствия у прокурора права принятия в интересах законности решения о прекращении уголовного дела при наличии оснований, установленных УПК РФ. Диссертант аргументирует предложение о внесении в норму части 1 статьи 221 УПК РФ дополнительно пункта 4, которым прокурору предлагается предоставить право прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным статьями 24, 27 и 281 УПК РФ.

Диссертант в данной части работы делает вывод о том, что в механизме осуществляемого прокурором уголовного преследования процессуальный статус (при рассмотрении им уголовного дела с обвинительным заключением и обвинительным актом) не включает достаточных правовых средств для принятия решения в интересах законности, а также не включает процессуальную ответственность за принимаемое им решение. Обосновывается необходимость законодательно закрепить за прокурором полномочие по прекращению уголовного дела по реабилитирующим и иным законным основаниям, а также установить право суда возвращать ему уголовное дело, по которому он необоснованно утвердил обвинительное заключение (обвинительный акт).

Шестой параграф «Прокурорский надзор и судебный контроль в досудебных стадиях производства по уголовным делам» посвящен анализу назначения этих двух важных процессуальных институтов в досудебном производстве, их соотношению и взаимодействию.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.