авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Конституционно-правовые основыгосударственной политики российской федерациив отношении соотечественников за рубежоми ее реализация федеральной миграционной сл

-- [ Страница 2 ] --

Апробация результатов диссертационного исследования осуществлена в порядке обсуждения и одобрения на кафедре государственно-правовых дисциплин Академии управления МВД России. Основные положения диссертации докладывались автором на теоретических, научно-практических конференциях, семинарах и круглых столах международного («Русскоязычная диаспора: идентичность, ценности, интеграция, партнерство» (IV Международная ассамблея Русского мира, г. Москва, 2010 г.; «Миграция в России» (III Международный форум, г. Москва, 2011г.)), всероссийского («Эволюция российского права» (VIII Всероссийская научная конференция, г. Екатеринбург, 2010 г.)) и регионального (научно-практическая конференция аспирантов и соискателей, посвященная
40-летию Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации «Актуальные проблемы современного права в научных исследованиях молодых ученых-юристов» г. Москва, 2010 г.; межвузовский «круглый стол» «Современные проблемы государственно-правового строительства» г. Орел, 2010 г.; межвузовский научный семинар «Соблюдение законности и обеспечение правопорядка в деятельности ОВД» г. Москва, 2011 г. и др.) уровней.

Отдельные положения диссертации используются при преподавании учебных дисциплин «Конституционное право Российской Федерации», «Административное право Российской Федерации» в юридическом институте ФГБОУ ВПО «Государственный университет – учебно-научно-производственный комплекс» (г. Орел); при подготовке учебно-методи­ческих материалов и проведении занятий по курсу «Международное право», «Конституционное право Российской Федерации» в Московском институте предпринимательства и права.

Результаты исследования были внедрены в практическую деятельность Общественной палаты Российской Федерации; Управления иммиграционного контроля ФМС России.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в 9 научных статьях, в том числе три в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК России, общим объемом 3,2 п.л.

Структура диссертационного исследования обусловлена его целью и поставленными задачами, а также логикой развития проблемы. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы, охарактеризована степень научной разработанности проблемы, изложены цель и задачи, определены объект и предмет исследования, указаны теоретическая и правовая основы, представлена эмпирическая база исследования, дана характеристика его методологии, обоснована научная новизна, сформулированы основные положения, выносимые на защиту, аргументирована теоретическая и практическая значимость работы, приведены данные об апробации полученных результатов научных изысканий, обозначена структура диссертационного исследования.

Глава первая – «Конституционно-правовая концепция государственной политики Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» посвящена раскрытию понятия, содержания, конституционно-правовых основ государственной политики Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом; анализу этапов их становления; характеристике конституционно-правовых гарантий государственной политики в данной сфере.

Диссертантом исследованы нормы Федерального закона «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом», определяющие содержание понятия «соотечественник» и обращается внимание на многозначность их толкования. Автор полагает, что часть 2 статьи 1 данного Федерального закона следует интерпретировать как перечисление отдельных категорий соотечественников за рубежом, которые нуждаются в особой правовой защите. При таком подходе законодатель не отрицает принадлежности ряда иных лиц к соотечественникам за рубежом, но вследствие ограниченности организационно-правовых ресурсов по защите их прав предпочитает установить юридические гарантии лишь для данной категории лиц. В таком случае становится логичным предписание части 2 статьи 3 данного Федерального закона, согласно которой «признание своей принадлежности к соотечественникам лицами, состоявшими в гражданстве СССР, выходцами (эмигрантами) и потомками соотечественников должно быть актом свободного выбора».

Правовой статус соотечественников за рубежом является объектом государственной деятельности (следовательно, правового регулирования, государственного управления, прокурорского надзора, судебной защиты) и, одновременно с этим, – предметом государственной политики. Согласно части 3 статьи 80 Конституции Российской Федерации «основные направления внутренней и внешней политики государства» определяются Президентом Российской Федерации «в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами». Поэтому, на взгляд автора, определение в федеральном законе организационно-правовых мер, направленных на покровительство, поддержку и защиту российских соотечественников в государствах пребывания за пределами территории России, а также реализацию прав и законных интересов соотечественников, не имеющих российского гражданства, в их взаимодействии с уполномоченными органами власти Российской Федерации является конституционно допустимым.

Конституция Российской Федерации не исключает права законодателя вводить дифференциацию в правах и обязанностях отдельных категорий соотечественников за рубежом в целях более справедливого правового регулирования общественных отношений, обеспечения соразмерности и разумной достаточности, социальной детерминации соответствующих критериев, обеспечения эффективных правовых механизмов защиты их прав и законных интересов. По мнению соискателя, содержательная часть государственной политики по сотрудничеству с зарубежной диаспорой должна, с одной стороны, предполагать общие правовые гарантии для всех соотечественников на равных основаниях, с другой – обеспечить дифференцированное правовое регулирование в отношении каждой из соответствующих категорий лиц. Подобного рода опыт имеется в ряде зарубежных стран. Так, в Польше принят закон о Карте Поляка («Karta Polaka»), подтверждающей принадлежность к польскому народу. Великобритания и Франция после утраты статуса колониальных империй активно поддерживают свои национальные языки в бывших колониях. Четкое разграничение на группы поддержки соотечественников за рубежом характерно для политики Китая.

Правовая основа государственной политики Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом характеризуется многоуровневым содержанием, включающим в себя акты конституционного, законодательного и подзаконного характера Российской Федерации и субъектов Федерации, а также международные правовые акты. Обеспечение их согласованности и непротиворечивости является важной гарантией защиты прав и законных интересов соотечественников за рубежом.

Диссертантом обосновано, что политика в отношении соотечественников за рубежом, как и всякий другой объект правового регулирования общественных отношений, опирается на пройденный путь исторического генезиса, имеющиеся тенденции и исторически обусловленные перспективы дальнейшего развития. Первый существенный этап в историческом формировании эмиграционных процессов в Российской империи следует связывать с реформой 1861 г. Именно либерализация политического режима второй половины XIX в. вызвала расширение структуры эмиграционных потоков и привела к росту стремлений покинуть страну.
Для XIX века характерен также специфический феномен революционной эмиграции.

Следующим крупным этапом, рассматриваемым автором, в формировании зарубежной диаспоры россиян явился процесс так называемой «белой эмиграции». Приведенное наименование весьма условно, поскольку значительная масса эмигрировавших лиц не имела отношения к гражданской войне и не участвовала в боевых операциях. Феномен «белой эмиграции» показателен не только в количественном аспекте (страну покинуло около трех млн. чел.), но и в качественном составе (эмигрировали представители науки, искусства и т.д.). Советская власть отрицательно реагировала на формирование зарубежной диаспоры бывших подданных Российской империи. Об этом, в частности, свидетельствует Декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР «О лишении прав гражданства некоторых категорий лиц, находящихся за границей» от 28 октября 1921 г. При этом революционное правительство представляло возможности для беспрепятственного приобретения советского гражданства рабочим, крестьянам и социалистическим революционерам других стран.

Очередной волной российской эмиграции явились так называемые «невозвращенцы» после окончания Великой отечественной войны. 16 августа 1941 г. для ужесточения дисциплины в армии советское руководство издало приказ № 270. Кроме того, приказом от 28 июля 1942 г. № 227 «Ни шагу назад» объявлялось предательством Родины любое отступление без разрешения командования. В годы Великой отечественной войны в плен попало около 4,5 млн. советских военнослужащих. Репатриация советских военнопленных и перемещенных лиц с 1944 по 1947 г. имела не только добровольный, но и принудительный характер. Позиция СССР состояла в обязательном возвращении в страну всех соотечественников, особенно – военных преступников по законодательству того времени.

После завершения второй мировой войны и восстановления причиненных войной разрушений, в СССР сформировалась новая волна эмиграции. С конца 60-х г. XX в. до 1987 г. из страны на постоянное место жительства выехало более 320 тыс. немцев, 300 тыс. евреев, 55 тыс. армян. Указанная тенденция усилилась в период «горбачевской либерализации»: с 1987 по 1990 г. СССР покинуло более 1 млн. соотечественников. «Третья волна» русской эмиграции была теснейшим образом связана с жизнью СССР, что заметно отличало ее от двух предыдущих «волн» – послереволюционной и послевоенной.

Пересмотр официальной государственной политики в отношении зарубежных соотечественников в современной России в значительной мере обусловлен обновлением идейно-политических взглядов и политических установок. Лишь к последнему десятилетию XX в. сложились исторические условия для нормативно-правового регулирования государственной политики поддержки соотечественников за рубежом, включая принятие: 11 августа 1994 г. Указа Президента Российской Федерации «Об основных направлениях государственной политики Российской Федерации в отношении соотечественников, проживающих за рубежом»; 31 августа 1994 г. Постановления Правительства Российской Федерации «О мерах по поддержке соотечественников за рубежом»; 8 декабря 1995 г. Декларации Государственной Думы «О поддержке российской диаспоры и покровительстве российским соотечественникам»; 24 мая 1999 г. Федерального закона «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом».

Соискателем определено, что конституционно-правовые гарантии государственной политики в отношении соотечественников за рубежом представляют собой комплексный механизм взаимодействующих друг с другом государственно-правовых элементов, объединенных в единое целое. Данная политика имеет смысл лишь в условиях эффективной реализации; ее декларативность и необеспеченность полноценным механизмом воплощения в практическую действительность приводит к весьма негативным юридическим результатам.

Механизм реализации государственной политики Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом имеет комплексный и многоплановый характер. Он включает взаимосвязанную систему органов, правил и процедур, обеспечивающих согласованное функционирование и взаимодействие субъектов правоотношений. В диссертации раскрыто содержание следующих компонентов указанного механизма: во-первых, правового регулирования общественных отношений, складывающихся в процессе обеспечения прав и законных интересов соотечественников за рубежом; во-вторых, исполнительно-распорядительной деятельности уполномоченных органов общей и специальной компетенции; в-третьих, прокурорского надзора за соблюдением законодательства в сфере обеспечения прав соотечественников за рубежом; в-четвертых, судебной защиты нарушенных прав субъектов данных правоотношений; в-пятых, дипломатических форм взаимодействия Российской Федерации с зарубежными странами, в которых проживает значительное число соотечественников.

При этом автором обращено особое внимание на необходимость принятия Федерального закона «О порядке добровольного переселения соотечественников, проживающих за рубежом». В настоящее время Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, утверждена не федеральным законом, а указом Президента Российской Федерации. В Федеральном законе «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» отсутствует норма, которая наделяла бы Президента Российской Федерации таким полномочием. Реализация данной программы обеспечена не только развернутым правовым регулированием в подзаконных актах Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, но и рядом федеральных законов (статья 6 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», часть 7 статьи 14 Федерального закона «О гражданстве Российской Федерации»).

В качестве одного из аргументов в обоснование необходимости законодательного регулирования указанных общественных отношений, в диссертации приведено конституционное установление недопустимости определения социальных пособий в подзаконных нормативных правовых актах (часть 2 статьи 39 Конституции Российской Федерации). Не только наименования социальных пособий для соотечественников, добровольно переселяющихся в Российскую Федерацию и членов их семей, но и все существенные элементы данных социальных пособий должны указываться непосредственно в федеральном законе.

Во второй главе – «Государственная политика Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом как направление функционирования Федеральной миграционной службы Российской Федерации» проанализировано место и роль ФМС России в системе институциональных компонентов государственной политики Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом; рассмотрены проблемы реализации политики переселения данной службой и ее взаимодействие с органами внутренних дел.

Соискателем обоснована дифференциация федеральных органов исполнительной власти, основанная на разграничении министерств, служб и агентств, что является сравнительно новым феноменом российского конституционализма. Конституция Российской Федерации непосредственно не устанавливает видов федеральных органов исполнительной власти. Она не запрещает и полного отсутствия видовой дифференциации этих органов (обязательными в силу норм Конституции Российской Федерации являются только министерства). При подобных обстоятельствах чрезвычайно важным является научное и законодательное определение признаков, на основании которых разграничиваются понятия «министерство», «служба» и «агентство». В противном случае система федеральных органов исполнительной власти окажется произвольной, необоснованной и, вследствие этого, неэффективной с конституционно-правовой точки зрения.

Федеральная миграционная служба Российской Федерации как субъект правоотношений была учреждена Указом Президента Российской Федерации от 9 марта 2004 г. «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти». В определенной мере Федеральная миграционная служба Российской Федерации является правопреемником паспортной службы полиции, которая функционировала в дореволюционный период отечественной истории, и паспортно-визовой службы органов внутренних дел – в советское время. Их основной функцией являлся учет населения и контроль за его передвижением.

В Федеральном законе «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» (статья 21) Федеральная миграционная служба Российской Федерации как субъект правоотношений не упоминается. Буквально анализируемая статья предписывает, что «государственное управление и контроль в области отношений с соотечественниками осуществляются: на федеральном уровне – Правительством Российской Федерации и специально уполномоченным на то федеральным органом исполнительной власти; в субъектах Российской Федерации – органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации». Под «специально уполномоченным на то федеральным органом исполнительной власти» понимается не только Федеральная миграционная служба Российской Федерации, но также Федеральное агентство по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству, Министерство регионального развития Российской Федерации и другие федеральные органы исполнительной власти.

Возложение на Федеральную миграционную службу Российской Федерации функций по осуществлению контроля и надзора в сфере поддержки соотечественников за рубежом есть вопрос политического выбора, осуществляемого главой государства посредством указного правотворчества. Однако Президент Российской Федерации в соответствии с требованиями Конституции Российской Федерации не вправе действовать произвольно, нарушать основополагающие конституционные принципы. Возложение данных функций на Федеральную миграционную службу Российской Федерации должно быть подчинено правовой логике, иметь юридическое обоснование и мотивацию.

Автором исследовано одно из наиболее реализуемых направлений государственной политики Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом в деятельности Федеральной миграционной службы Российской Федерации – оказание содействия их добровольному переселению на историческую территорию проживания.

В третьем квартале 2011 г. в уполномоченные органы за рубежом и территориальные органы ФМС России соотечественниками подано 8 394 анкеты для участия в Государственной программе переселения, всего на
17 339 человек. С начала реализации Государственной программы переселения, по состоянию на 1 октября 2011 г., подано 62376 анкет, всего на 138 546 человек. Уполномоченными органами за рубежом и территориальными органами ФМС России выдано соотечественникам 31987 свидетельств участника Государственной программы переселения, из них в 3 квартале 2011 г. – 5 707 свидетельств.

Мониторинг реализации Государственной программы переселения показывает, что наибольшее количество свидетельств участника программы по линии Федеральной миграционной службы Российской Федерации было выдано в пяти странах: в Казахстане (30 %), Узбекистане (24,8 %), Молдове (12,4 %), Армении (9,8 %) и Украине (8,3 %). Количество соотечественников, получивших свидетельство в «дальнем зарубежье», на этом фоне относительно невелико. Наименьшее количество свидетельств выдано в Эстонии, Израиле, Литве и Германии.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.