авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Социальные притязания в праве

-- [ Страница 4 ] --

Четвертым критерием институционализации социального притязания в законе является формальное равенство субъектов отношений, получающих отражение в нормах права. Социальные интересы субъектов, выраженные в притязаниях, реализуются в правовой форме в том случае, когда свобода в реализации интереса одного субъекта допускает равную меру свободы для интереса другого субъекта (то есть нет привилегий для одного интереса за счет ущемления другого). При юридико-социологическом изучении и рассмотрении конкретных форм проявления общеправового принципа формального равенства определенную сложность представляет проблема правовой трактовки и оценки таких различных по своей сути явлений, как льготы и привилегии.

Пятым критерием законодательного закрепления социального притязания выступает подверженность отношений, получающих отражение в норме права, внешнему контролю и прямая заинтересованность в них общества. Право регулирует далеко не все отношения между людьми. Многие из них оно вообще не в состоянии урегулировать, ибо они не подвержены внешнему контролю — там действуют иные социальные нормы, в том числе и этические нормы, внутренние «тормоза» личности.

Шестой критерий объективации социального притязания в законе предстает как требование соответствия социального притязания нормам общечеловеческой морали, которые аккумулируют многовековой опыт человечества, формируя гуманистические представления об отношениях между людьми.

Седьмым критерием успешного закрепления социального притязания в законе является его реальная исполнимость. Реальная исполнимость социальных притязаний означает, что закон должен закреплять только практически осуществимые права и обеспечивать их юридическим механизмом реализации.

Степень развитости системы институционализации социальных притязаний в действующем законодательстве предопределяет степень его эффективности, действенности, это в свою очередь и обусловливает важность правильного выделения соответствующих критериев.

Делается вывод, что если требования, выдвигаемые притязателями, отвечают вышеперечисленным критериям, то они должны быть закреплены в нормах права и получить свою дальнейшую реализацию в субъективных правах или законных интересах. Подчеркивается, что закрепление социальных притязаний в нормах права — это не какие-то уступки и льготы, которые законодатель преподносит притязателям; этот очень важный процесс служит средством достижения социальной удовлетворенности субъектов, является методом повышения их общечеловеческой активности и жизненного уровня. Именно от степени развитости системы институционализации социальных притязаний в действующем законодательстве зависит степень его эффективности, действенности, что в свою очередь и обусловливает важность правильного выделения соответствующих критериев.

В третьем параграфе второй главы «Механизм выявления социальных притязаний» проведен комплексный теоретический анализ механизма выявления социальных притязаний.

В диссертации отмечается, что выявление социальных притязаний, психологических моментов, заинтересованности людей в своих делах и стремлениях, изучение движущих мотивов их поведения, в том числе в сфере правового регулирования, анализ сложного взаимодействия этих факторов — составляет одну из важных задач современной правовой науки, социологии и психологии.

Существует необходимость в новых, эффективных способах выявления социальных притязаний, в том числе оценки адекватности всей правовой системы развивающимся общественным потребностям. К новационным способам, образующим механизм выявления социальных притязаний, относится правовой мониторинг. Под правовым мониторингом в юридической науке понимается динамичный организационный и правовой институт информационно-оценочного характера, движущийся по всем стадиям функционирования управления, хозяйствования, проявляющийся на всех этапах возникновения и действия права18.

Советом Федерации разработана Концепция создания системы мониторинга законодательства и правоприменительной практики в Российской Федерации на 2008–2012 годы19, которая дает понятие, классификацию и, самое главное, методологию организации и проведения правового мониторинга в России. В современной юридической науке правовой мониторинг сводится в основном к мониторингу в правотворчестве и правоприменительной практике. К основным способам выявления социальных притязаний относится мониторинг в правотворчестве. Его конечной целью является создание эффективного механизма правотворчества, в результате которого принимались нормативные правовые акты, отражающие общественные потребности и закрепляющие назревшие социальные притязания субъектов. Основой информационной базы этого вида мониторинга являются данные социологических исследований: анкетирование граждан, специалистов-практиков и опросы общественного мнения.

К способам выявления социальных притязаний относятся метод экспертных оценок и прогнозирование.

Одним из эффективных способов выявления социальных притязаний на стадии проработки проекта нормативного правового акта является его общественное обсуждение. Если социальные притязания не получили своего отражения в проекте нормативного правового акта, или получили отражение, но искаженно, — на этот случай существует механизм правовой экспертизы, который может устранить данные несоответствия. Одним из видов такой экспертизы является антикоррупционная экспертиза.

Другим способом выявления социальных притязаний является мониторинг правоприменения. В работе делается вывод, что в целях обеспечения эффективного законотворчества необходима специальным образом организованная деятельность специальных органов по выявлению социальных притязаний, а также возможных вариантов развития общественных отношений, законодательства, определение оптимальных средств и методов правового регулирования тех или иных сфер социальных отношений.

В четвертом параграфе второй главы «Лоббизм как инструмент защиты социальных притязаний» исследуются причины, по которым общезначимые притязания могут не получить законодательного закрепления: лоббизм, низкий уровень деятельности правотворческих органов и др.

Отмечается, что мало выявить социальные притязания, гораздо важнее их адекватно отразить в законодательстве.

В ходе законодательного процесса следует объективно учитывать разные правовые позиции социальных слоев и групп общества. Однако, как свидетельствует практика, нередко борьба вокруг законопроектов порождается не столько стремлением найти и выбрать наилучший вариант правового регулирования, сколько интересами фракций и узких групп депутатов, что находит свое выражение в институте лоббизма. В работе анализируется влияние лоббизма на процесс объективации в праве социальных притязаний.

Низкий уровень законодательной деятельности отражается на качестве принимаемых законов и в конечном итоге приводит к несоответствию действующего законодательства общественным потребностям, интересам, притязаниям.

Сделан вывод: социальные притязания и лоббизм являются двумя взаимосвязанными явлениями. Лоббизм выступает одним из инструментов защиты и отстаивания субъектами своих социальных притязаний. Законодательное урегулирование лоббистской деятельности на федеральном уровне будет способствовать более активной деятельности притязателей по воплощению в законодательстве их насущных потребностей, интересов и приведет к повышению эффективности всего действующего законодательства.

В третьей главе диссертации «Формы институционализации социальных притязаний в праве», включающей пять параграфов, исследуются формы институционализации социальных притязаний в праве.

В первом параграфе третьей главы «Общая характеристика форм институционализации социальных притязаний» решается задача по выявлению форм закрепления социальных притязаний в праве.

Одна из задач правовой науки заключается в обосновании, правильном закреплении социальных притязаний в соответствующих формах.

В работе выявлены следующие формы институционализации социальных притязаний: нормативный правовой акт, нормативный договор, правовые позиции Конституционного Суда, правоположения судебной практики, индивидуальный договор, правовые акты муниципальных и иных негосударственных образований, правовой обычай и другие.

Основной формой институционализации социальных притязаний выступает нормативный правовой акт. Однако, в связи с внедрением в правовую систему России общепризнанных норм и принципов международного права; возрождением идей частного права; становлением института конституционного судопроизводства и деятельностью Конституционного суда по формированию правовых позиций; укреплением самостоятельности и независимости судебной власти в процессе проведения судебной реформы — можно говорить о существовании и других форм институционализации социальных притязаний в праве. К ним отнесены правовые позиции Конституционного суда, правоположения судебной практики, правовые акты муниципальных и иных негосударственных образований, индивидуальный договор и др.

Отмечается, что данные формы институционализации социальных притязаний остаются малоизученными правовыми феноменами.

Во втором параграфе третьей главы «Институционализация социальных притязаний в нормативном правовом акте» раскрывается нормативно-правовой акт как основная форма закрепления социальных притязаний в праве, выявляются его преимущества и недостатки.

Основной формой закрепления социальных притязаний выступает нормативный правовой акт. Данная форма исходит от государства, устанавливается его властными структурами.

Нормативный правовой акт представляет собой официальный письменный документ правотворческого органа, отвечающий определенным требованиям его выработки и согласования, принятый в установленном законом порядке.

Нормативные правовые акты занимают ключевое место в правовом пространстве любого общества. Сложна, но эффективна их система, которая задает законный строй общественной жизни в стране, упорядочивает социальные связи во времени, пространстве и по кругу лиц, закрепляет общезначимые социальные притязания субъектов. Она представлена различными видами законов и подзаконных нормативных правовых актов. В них локализуются и уточняются все юридические предписания. Здесь они приобретают определенность, строгость и согласованность между собой. Благодаря этому обеспечивается относительная стабильность общественных отношений, облегчается толкование и систематизация правовых норм всей законодательной базы. Конкретизируется и упрочняется контроль над соблюдением, исполнением и применением нормативных регуляторов.

В третьем параграфе третьей главы «Правовые позиции Конституционного Суда как форма институционализации социальных притязаний» доказывается, что правовые позиции Конституционного Суда фактически выступают одной из форм закрепления социальных притязаний в праве.

Подчеркивается, что на современном этапе развития Российской Федерации в рамках процесса демократических преобразований происходит формирование новых общественно-экономических отношений, закладывается основа гражданского общества, правового государства. Значимый вклад в этот процесс вносит Конституционный Суд РФ, роль которого в правовом государстве сводится не только к отправлению конституционного правосудия, но и участию в правотворческой деятельности, в процессе которого происходит институционализация назревших социальных притязаний граждан и юридических лиц. Логика такого подхода закономерна для стран, проводящих радикальные социальные, экономические и политические реформы. Нормативное регулирование в таких странах находится в постоянном противоречивом развитии: то отстает от проводимых реформ, то опережает их, что вызывает потребность в конституционализации текущего законодательства, то есть во встраивании его в непротиворечивую правовую систему, основанную на верховенстве Конституции.

Юридическая природа правовых позиций Конституционного Суда широко обсуждается юридической общественностью и позволяет их причислять к формам закрепления социальных притязаний в праве.

Нормативные начала решений Конституционного Суда обладают высокой степенью информационно-правовой насыщенности и обобщенности, способностью отражать посредством своих конституционно-интерпретационных характеристик высшие конституционные ценности на основе выявленного в решении Суда баланса государственных (публичных) и частных интересов, соответствующих социальных притязаний. Правовые позиции Конституционного Суда РФ, которыми приостанавливается действие правовых норм, противоречащих Конституции, выступают одной из форм институционализации социальных притязаний в праве. Так, Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 23 июня 1995 года № 8-П20 положения части первой и пункта 8 части второй статьи 60 Жилищного кодекса РСФСР, допускающие лишение гражданина (нанимателя жилого помещения или членов его семьи) права пользования жилым помещением в случае временного отсутствия, были признаны не соответствующими статьям 40 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции РСФСР — а также статьям 19.46 (часть 1) Конституции Российской Федерации. Положения ст. 60 ЖК РСФСР, устанавливающие ограничения конституционного права на жилище в связи с временным отсутствием нанимателя или членов его семьи, были признаны не соответствующими этим требованиям Конституции Российской Федерации. Кроме того, часть первая данной статьи была признана противоречащей провозглашенному статьей 27 (часть 1) Конституции Российской Федерации праву гражданина на свободное передвижение, выбора места пребывания и жительства, не ограниченному какими-либо сроками. Указанные положения жилищного закона были признаны не соответствующими также статье 40 (часть 1) Конституции Российской Федерации, согласно которой каждый имеет право на жилище и никто не может быть произвольно лишен жилища. Данная правовая позиции и, соответственно, социальные притязания граждан нашли свое отражение в законе только в 2001 году21 и впоследствии — в положениях Жилищного кодекса РФ от 29.12.2004 № 188-ФЗ22.

Выработанная Конституционным Судом правовая позиция выступила формой институционализации социальных притязаний граждан, в том числе и осужденных, которые были лишены права на жилую площадь на основании решений судов, в связи с их судимостью или не проживанием (временным отсутствием) на жилой площади более шести месяцев.

Социальные притязания закрепляются в правовых позициях Конституционного Суда не только в результате лишения норм юридической силы и признания их неконституционными, но также в процессе их толкования Конституционным Судом РФ. Возникает и немало таких ситуаций, когда мысль законодателя при закреплении какой-то нормы права оказалась настолько нечетко выраженной, что позволяет давать разные ее толкования, причем взаимоисключающие. В результате толкования Конституционным Судом РФ норм права социальные притязания субъектов получают свою институционализацию в правовых позициях Конституционного Суда РФ, в результате которого нередко диаметрально меняется понимание нормы, а также практика ее применения, а в некоторых случаях создается абсолютно новая норма, которая становится самостоятельным правилом нормативного значения.

Так, Постановление Конституционного Суда от 21 апреля 2003 года № 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса РФ в связи с жалобами О. М. Мариничевой, А. В. Немировской, З. А. Скляновой, Р. М. Скляновой и В. М. Ширяевой»23 полностью изменило практику по делам о признании сделок недействительными и применения последствий их недействительности, ограничило использование судами такой юридической конструкции, как двусторонняя реституция. Таким образом, несмотря на то, что Конституционный Суд признал содержащиеся в пунктах 1 и 2 статьи 167 ГК РФ общие положения о последствиях недействительности сделок, в части, касающейся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке, не противоречащими Конституции РФ, конституционно-правовой смысл данных положений был выявлен другой и практика их применения изменилась. В правовых позициях данного постановления Конституционного Суда РФ получили свое закрепление и соответствующую защиту назревшие социальные притязания добросовестных приобретателей имущества.

Кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации, удовлетворяя социальные притязания субъектов, может создать и новое правило. Так, Конституционный Суд в Постановлении от 26 февраля 2010 № 4-П по делу о проверке конституционности части второй статьи 392 ГПК РФ по жалобам граждан А. А. Дорошко, А. Е. Кота и Е. Ю. Федотовой пришел к выводу, что суды общей юрисдикции не вправе отказывать в пересмотре по заявлению гражданина вынесенного ими судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам в случае, если Европейским Судом по правам человека установлено нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении конкретного дела, по которому было вынесено данное судебное постановление, послужившее поводом для обращения заявителя в Европейский Суд по правам человека24.

Существование особых последствий принятия, юридической силы и сферы действия таких решений Конституционного Суда придает данному правовому явлению относительно самостоятельное, новое и уникальное качество. Таким образом правовые позиции Конституционного Суда РФ выступают как одна из форм институционализации социальных притязаний.

В четвертом параграфе третьей главы «Институционализация социальных притязаний в правоположениях судебной практики» выясняется правовая природа правоположений судебной практики как формы закрепления социальных притязаний, ее особенности.

Социальные притязания субъектов могут удовлетворяться сначала фактически, путем защиты таких притязаний в судах, других государственных органах и общественных объединениях, которые в дальнейшем получают свое отражение в нормах права. В этих случаях социальные притязания находят свою институционализацию в правоположениях судебной практики.

Под правоположениями судебной практики понимаются своеобразные правовые средства, институционные образования, обладающие определенной юридической силой и степенью обязательности. Правоположения судебной практики выражены, как правило, не только в резолютивной части судебного решения, формулирующей окончательные выводы суда, но и в мотивировочной части, в которой суд приводит мотивы в обоснование этих выводов.

При помощи правоположений судебной практики осуществляется поднормативная функция, которую принято называть нормоконтролем. Данная функция судов осуществляется в двух формах — в форме непосредственного и опосредованного нормоконтроля.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.