авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Уголовное преследование, осуществляемое в частном порядке (теоретические основы и механизм реализации)

-- [ Страница 2 ] --

Эволюцию развития и становления уголовного преследования в России предложено разделить на три основных этапа. Первый этап характеризуется полным подчинением государственного начала частному. До образования государственного суда многие народы, в том числе и народы России, пережили эпоху частной расправы с нарушителями права. Русский уголовный процесс носил ярко выраженный частно-исковой, состязательный характер. Второй этап в генезисе уголовного преследования ознаменован сведением процесса к безличностному производству, отсутствию какого-либо проявления частного начала. Потерпевший не имел прав стороны в процессе, и дело двигалось без его деятельного участия. Третий этап наступил в середине XIX в. с введением в действие Устава уголовного судопроизводства от 20 ноября 1864 г. На смену инквизиционному розыскному процессу пришел процесс состязательный, основанный на свободной оценке судом доказательств, рассматриваемых в ходе гласного судебного разбирательства. Он был проникнут публичным началом, а его движущей силой стало государственное обвинение.

С падением монархии в России произошли кардинальные перемены, в том числе и в сфере правоотношений. Положением о народном суде РСФСР от 30 ноября 1918 г. частное начало было исключено из уголовного судопроизводства. В УПК РСФСР 1922 и 1923 гг. в качестве основы уголовного процесса было определено публичное начало, однако потерпевшие получили право поддерживать обвинение в суде по делам частного обвинения.

На сегодняшнем этапе развития института уголовного преследования само лицо по-прежнему вправе решать вопросы, связанные с возникновением, изменением и прекращением уголовно-процессуальных правоотношений только в прямо предусмотренных законом случаях. Данное право образуется и обеспечивается действием частного начала, в рамках которого государство перераспределило свои полномочия, предоставив личности широкие возможности самостоятельно обеспечивать свои права и законные интересы. Однако процесс реформирования уголовно-процессуального законодательства еще не закончен. Не исключено, что законодатель пойдет по пути дальнейшего расширения частного начала в уголовном судопроизводстве.

Во втором параграфе – «Соотношение публичного и частного начала в уголовном судопроизводстве» – исследованы правовые положения, обусловливающие наличие органической взаимосвязи публичных и частных интересов в современном уголовном процессе.

Публичность уголовного судопроизводства – это требование, которое выражается в том, что возбуждение уголовных дел, их расследование и разрешение осуществляется соответствующими публичными (государственными) органами: дознания, предварительного следствия, суда независимо от усмотрения заинтересованных лиц.

Несмотря на отсутствие четкого законодательного закрепления, требование публичности служит основой современного российского уголовного процесса. Оно пронизывает всю систему процессуальных действий и процессуальных отношений и содержит в себе обязанность государственных органов и должностных лиц совершать все процессуальные действия, требуемые для реализации назначения уголовного судопроизводства, не ставя совершение этих действий в зависимость от усмотрения и воли потерпевшего и иных лиц. На основании исследования правовых норм предложено более осуществить более четкое законодательное закрепление требований публичности уголовного судопроизводства.

В отличие от публичного начала, которое обеспечивается государством, частное начало действует либо самостоятельно, либо в рамках публичного, но всегда исходит только от конкретного лица и, если укладывается в сферу деятельности, отведенную ему законом, обеспечивается государством как его веление.

Частное начало по своей сути и прямому предназначению обособлено и представляет собой самостоятельный институт уголовно-процессуального права, направленный на защиту сугубо личных интересов частного лица. Поэтому его не следует смешивать с публичным началом, так как это будет противоречить содержанию принципов уголовного судопроизводства.

Частное начало уголовного судопроизводства, по мнению соискателя, должно быть охарактеризовано не только в качестве правовой формы осуществления свободы личности в уголовном процессе, но и как средство обеспечения и защиты прав и интересов личности в сфере уголовно-процессуальной деятельности. Частное начало зачастую помогает началу публичному раскрывать преступления, изобличать и привлекать к уголовной ответственности и наказанию виновных и, наоборот, освобождать от ответственности и следить за тем, чтобы компетентные органы в процессе расследования и рассмотрения уголовного дела не сделали бы ничего противоречащего интересам любого участника процесса. Таким образом, за счет расширения частных начал укрепляются и начала публичные.

Третий параграф – «Частное обвинение как одно из проявлений уголовного преследования» – посвящен определению того, каким образом соотносятся институты частного обвинения и уголовного преследования, а также выявлению роли частного обвинения в общей процедуре движения уголовного дела.

С введением в действие в 2002 г. УПК РФ частное обвинение (ст. 20 Кодекса) стало одним из полноправных видов уголовного преследования. Вместе с тем само понятие уголовного преследования, закрепленное в пункте 55 ст. 5 УПК РФ, включает в содержание этой деятельности не только предъявление обвинения, но и всю процессуальную деятельность, направленную на изобличение лица, совершившего преступление.

В результате исследования точек зрения ученых (В.М. Савицкого, Н.Н.Полянского, Ф.Н Фаткуллина, А.Б. Соловьева, Н.А. Якубович, А.Г. Халиулина и др.) в работе обоснован вывод о том, что уголовное преследование осуществляется лишь в отношении конкретного лица, имеющего статус подозреваемого или обвиняемого. Но одновременно указано, что могут иметь место и случаи, когда процессуальный статус подозреваемого или обвиняемого лицу необоснованно не предоставляется.

Суть функции уголовного преследования состоит в обнаружении процессуальным путем виновного в совершении преступления и доказывании инкриминируемого обвинения. Причем доказывание обвинения является юридической обязанностью обвинителя. Возложение на подозреваемого, обвиняемого, подсудимого или лицо, в отношении которого подано заявление по делам частного обвинения, обязанности доказывать свою невиновность, какими бы оговорками это ни сопровождалось, неизбежно противоречит сущности обвинительной функции, а также нарушает положения принципа презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ и ст. 14 УПК РФ).

Обосновано, что уголовное преследование следует рассматривать с точки зрения характера производимых действий, а обвинение – с точки зрения его направленности. Подтверждением этому может служить то обстоятельство, что уголовное преследование не всегда предполагает обязательное предъявление обвинения. Так, следователь, руководитель следственного органа, дознаватель, начальник подразделения дознания в пределах своей компетенции могут вначале осуществлять уголовное преследование, а затем при появлении соответствующих оснований вынести постановление о его прекращении.

Следовательно, по своей юридической природе это - различные правовые институты. Кроме того, термин «уголовное преследование» гораздо шире, чем термин «обвинение», так как его основное процессуальное предназначение как раз и направлено на собирание доказательств, необходимых для предъявления обвинения. Таким образом, обвинение является одной из составных частей уголовного преследования, и лишь при наличии достаточной совокупности доказательств может логически вытекать из него.

В результате сделан вывод, что, установив знак равенства между терминами «обвинение» и «уголовное преследование», законодатель поступил некорректно, так как это совершенно разноплановые понятия с присущей каждому из них спецификой и определенным назначением в уголовном судопроизводстве. В этой связи высказано предложение о необходимости новой редакции пункта 55 ст. 5 УПК РФ: «Уголовное преследование - это процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в публичном, частно-публичном, частном порядке, содержанием которой является изобличение подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления». Предложение о необходимости перечисления всех видов уголовного преследования непосредственно в тексте данного пункта поддержали 66,1% из числа опрошенных мировых судей.

Следовательно, содержанием уголовного преследования на стадии предварительного расследования уголовного дела является деятельность участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения, направленная на изобличение лица в совершении преступления, а на стадии судебного разбирательства – поддержание обвинения государственным обвинителем, частным обвинителем, гражданским истцом или представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя.

Вторая глава «Механизм реализации уголовного преследования, осуществляемого в частном параграфе» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе – «Правовая природа уголовных дел частного обвинения» – обращено внимание на сущность уголовных дел, возбуждаемых только по жалобе потерпевшего и подлежащих обязательному прекращению в связи с примирением сторон.

Основаниями для конструирования данной процессуальной формы является небольшая общественная опасность и личная заинтересованность потерпевшего в привлечении обвиняемого к ответственности. В современной юридической литературе институт частного обвинения рассматривается в материальном и процессуальном аспектах. В материальном значении уголовные дела частного обвинения – это дела о преступлениях, предусмотренных определенными статьями УК РФ (ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129, ст. 130). Уголовные дела частного обвинения в процессуальном значении – это дела, которые возбуждаются не иначе как по жалобе пострадавшего, поддерживающего обвинение, выдвинутое и сформулированное им в суде, но подлежащие прекращению за примирением сторон, а также в случае отказа от обвинения в свя­зи с неявкой потерпевшего в судебное заседание.

В основу выделения уголовных дел частного обвинения положена незначительная общественная опасность содеянного, под которой следует одновременно понимать и объективное свойство, способность деяния причинять вред об­щественным отношениям, и оценочную категорию, базирую­щуюся на изучении отклоняющегося поведения человека.

То, что общественная опасность является важнейшим критерием дифференциации уголовных дел по видам обвинения, подтверждают и результаты анкетирования (это мнение поддержали 78,6% мировых судей из числа подвергшихся опросу).

Еще один аспект исследуемой проблемы, который порождает многочисленные дискуссии в уголовно-правовой науке и практике, связан с возможностью освобождения правонарушителя от уголовной ответст­венности за содеянное. Значительное количе­ство преступлений совершается в результате всевозможных семейных, дружеских, сосед­ских конфликтов и ссор, а также подобных действий на работе, службе, то есть в той среде, где человек про­водит значительную часть своей жизни. Одним из определяющих моментов проблемы является то обстоятельство, что после судебного разбирательства и на­казания виновного участники конфликта вынуждены в дальнейшем совместно проживать, работать, служить и т.д. Следовательно, конфликт между ними может не только не угаснуть и по­сле рассмотрения дела в суде, но еще с большей силой разгореться и привести к совершению более тяжкого преступления. Поэтому было бы целесообразным на законодательном уровне более четко закрепить требование о том, чтобы такое разбирательство про­исходило по воле и желанию пострадавшего. Исключение могут составлять лишь случаи, когда пострадавший является недееспособным или находится в беспомощном, зависимом положении (ч. 4 ст. 20 УПК РФ). Поэтому вмешательство посторонних лиц, в том числе государственных органов, приведшее к судебному разбира­тельству и огласке личных взаимоотношений между потерпевшим и обвиняе­мым, может не только не способствовать налаживанию отношений, а, наоборот, привести к дальнейшему их обострению, к втягиванию в орбиту конфликта по­сторонних лиц. В связи с данными обстоятельствами примирение участников конфликта представляется лучшим способом его разрешения.

Исследуя правовую природу института примирения сторон, соискатель пришла к выводу о его схожести с институтом освобождения от уголовной ответст­венности лиц, совершивших преступления. По своему юридическому предназначению эти два правовых феномена призваны, во-первых, оградить общество, государство и отдельно взятую личность от преступных посягательств путем установления уголовной ответственности за совершение общественно опасных деяний и, во-вторых, уменьшить отрицательные по­следствия криминализации.

Второй параграф – «Порядок возбуждения уголовных дел частного обвинения» – посвящен разрешению проблем, возникающих на первоначальной стадии уголовного судопроизводства по делам частного обвинения.

Согласно статье 147 УПК РФ, регулирующей вопросы возбуждения уголовных дел частного обвинения, законным поводом является заявление самого потерпевшего или его законного представителя, если оно подано в отношении конкретного лица. Возбуждение уголовного дела частного обвинения при отсутствии заявления потерпевшего или возбуждение уголовного дела не уполномоченным на то лицом признается незаконным, а приговор, вынесенный при наличии таких нарушений, подлежит отмене. Однако, с другой стороны, при возбуждении уголовного дела в порядке, предусмотренном частью 4 ст. 20 УПК РФ, поводом может служить любое сообщение о совершенном или готовящемся преступлении.

Бесспорно, что первостепенное место среди лиц, правомочных осуществлять обвинительную деятельность в частном порядке, принадлежит лицу, понесшему от преступления непосредственный вред, то есть потерпевшему. С другой стороны, потерпевший не должен злоупотреблять имеющимися у него правами. На заявление потерпевшего о возбуждении уголовного дела в полной мере распространяется правило о том, что оно не должно быть основано на догадке, предположении, слухе. На этом настаивают и опрошенные мировые судьи (96,4% из них сообщили о том, что при поступлении подобных заявлений они выясняют, из каких источников потерпевший получил соответствующие сведения).

Рассмотрен проблемный вопрос о моменте приобретения лицом, пострадавшим в результате преступления, которое преследуется в частном порядке, процессуального статуса потерпевшего.

По смыслу части 1 ст. 42 УПК РФ решение о признании потерпевшим принимается по инициативе соответствующего должностного лица, о чем последний выносит постановление. Таким образом, для потерпевшего как субъекта уголовно-процессуальных правоотношений требуется официальное оформление его статуса. Однако, как показывает судебная практика, по делам частного обвинения мировым судьей постановление о признании лица потерпевшим не выносится, хотя он назван в числе должностных лиц, управомоченных выносить данное постановление (ч. 1 ст. 42 УПК РФ). Из этого следует, что лицо, которое считает, что в отношении него было совершено деяние, предусмотренное частью 1 ст. 115, частью 1 ст. 116, частью 1 ст. 129 и статьей 130 УК РФ, становится потерпевшим «автоматически», то есть без вынесения специального процессуального акта, как это предусмотрено по уголовным делам публичного обвинения. Так, мировые судьи (56,2% из числа опрошенных) полагают, что по уголовным делам лицо приобретает статус потерпевшего с того момента, когда его заявление было принято к производству.

Проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что по уголовным делам частного обвинения необходимо придерживаться общепринятого порядка, установленного статьей 42 УПК РФ. Следовательно, на законодательном уровне нужно закрепить положение, обязывающее мирового судью выносить постановление о признании лица, подавшего заявление, потерпевшим. В этой ситуации было бы логичным, чтобы мировой судья, вынося постановление о принятии заявления к своему производству, одновременно признавал лицо, его подавшее, потерпевшим, разъяснял ему соответствующие права и обязанности, предусмотренные статьей 42 УПК РФ, и удостоверял все соответствующей подписью. Наряду с этим мировой судья должен разъяснить потерпевшему его право на примирение с лицом, в отношении которого подано заявление, а также предупредить об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со статьей 306 УК РФ.

В работе высказаны дополнительные аргументы в пользу того, чтобы потерпевшими по уголовным делам о клевете признавались и юридические лица. В частности, указано, что возможность возбуждать уголовные дела частного обвинения представителем юридического лица прямо закреплена в части 2 ст. 26 УПК Республики Беларусь.

Проведенное исследование позволяет сделать вывод о необходимости внесения дополнений в часть 7 ст. 318 УПК РФ, которые будут реально отражать состояние современного отечественного уголовного судопроизводства.

С другой стороны, на практике зачастую возникают ситуации, когда обвиняе­мый необоснованно ограничивается в реализации своих прав и законных интересов. Поэтому представля­ется целесообразным закрепить в законе порядок, предоставляющий ему достаточный резерв времени для более тща­тельного ознакомления с поступившим заявлением частного обвинителя.

До того как подсудимому будет разъяснена процедура его примирения с потерпевшим в порядке части 4 ст. 319 УПК РФ, он должен четко знать, что может защищать свои права и законные интересы путем подачи встречного заявления. В этой связи было бы целесообразно, чтобы это заявление подавалось уже в ходе подготовительных действий судьи к судебному заседанию. Это означает, что лицо, в отношении которого подано заявление, может подать встречное заявление с момента его вызова в суд и до начала судебного следствия, то есть во время подготовительной части судебного разбирательства. Поэтому часть 3 ст. 319 УПК РФ целесообразно изложить в новой редакции.

Третий параграф – «Деятельность мирового судьи по уголовным делам частного обвинения» – посвящен исследованию проблемных аспектов принятия решений и производства действий мировым судьей при рассмотрении им уголовных дел частного обвинения.

Особенности производства у мирового судьи предусмотрены главой 41 УПК РФ. По общему правилу мировому судье подсудны уголовные дела, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы, однако часть 1 ст. 31 УПК РФ устанавливает перечень составов преступлений, которые мировой судья не рассматривает.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.