авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

Союзное государство россии и белоруссии в системе форм государственного устройства: проблемы идентификации и перспективы развития

-- [ Страница 5 ] --

В этом смысле весьма показательно, что Белоруссия, находясь на более ранней стадии перехода, экономика которой в большей степени сохранила социалистические черты, при очевидном крене политического режима в авторитарную сторону гораздо более социальное государство, чем Россия. Вместе с тем формально и Россия, и Белоруссия обладают внешними чертами буржуазной государственности: конституционным закреплением прав и свобод человека, институтом разделения властей, независимым судом и пр.

Также существенное значение имеет деление форм государства на унитарные, федеративные, конфедеративные государства и империи. Форма государства может быть рассмотрена в качестве типологической характеристики более низкого типа, нежели исторический тип государства.

Не разделяя точки зрения относительно того, что формы существующих или существовавших в прошлом государств укладываются в дихотомическую схему «унитарное – федеративное государство», и считая ее примером типичных форм, диссертант полагает необходимым различать нетипичные формы сложных государств (конфедерации и союзы), а также переходные, предгосударственные или постгосударственные сложные формы (унитарные квазигосударства, квазиконфедерации и квазифедерации).

К числу простых, унитарных квазигосударств представляется возможным отнести так называемые непризнанные государства, фактически имеющие все признаки государства (организация политической власти, внутренний суверенитет, постоянное население (государствообразующее население, состоящее из народов исторически проживающих на этой территории), собственная территория, правопорядок), однако при этом не обладающие внешним суверенитетом, не являющиеся субъектами международного сообщества в силу того, что расположены на территории, формально (де юре) составляющей часть территории другого государства (Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье).

Сложными квазигосударствами с динамическим рядом признаков можно считать Европейский Союз и Союзное государство России и Белоруссии.

Поскольку понятие конфедерации, как, впрочем, федерации и империи, определяется через союз, объединение (при этом прилагательные «государственное» или «межгосударственное» имеет не только терминологическое различие, поскольку, хотя деление и основывается на иных критериях, оно отражает существенные характеристики этих объединений, ибо международная организация – это тоже объединение государств), диссертант обращается к анализу межгосударственных объединений, уделяя особое внимание региональным межгосударственным объединениям, историческим аспектам их развития и правовой природе.

Результаты этого анализа позволяют выделить ряд специфических признаков, отличающих конфедерацию от родовой категории «международные организации» и на основе которых соискатель предлагает определение понятия «межгосударственное объединение»: региональный союз государств, созданный в целях интеграции государств-участников, которые сохраняют свой суверенитет, но передают определенную часть своих полномочий надгосударственным органам, с помощью которых координируют свою деятельность и деятельность самого объединения. Из определения следует, что межгосударственные объединения выступают вторичными субъектами международного права. При этом в доктрине международного права нет единства мнений о правовой природе межгосударственных объединений. Вопрос о правосубъектности этих образований тоже остается дискуссионным.

Неоднозначно определяются правовая природа и правосубъектность Европейского Союза, Содружества Независимых Государств и Союзного государства России и Белоруссии, хотя при регистрации Договора и Устава Союза Беларуси и России в ООН в сентябре 1997 года он был признан международной межправительственной организацией.

В настоящее время большинство межгосударственных объединений имеет двойственную природу. С одной стороны, они представляют собой результат скоординированной деятельности различных государств и с этой точки зрения являются международными образованиями, с другой – многие особенности данных объединений делают их похожими на федерацию. Анализ интеграционных процессов в Европе свидетельствует, что их отличительной особенностью является своеобразное преломление в них элементов конфедеративных и федеративных образований. Государственные начала в ЕС проявляются в унифицированном законодательстве, а также в единой Конституции Европейского Союза (которая, образно говоря, продолжает трудный путь к вступлению в силу – после неодобрения на референдумах ее населением Франции и Нидерландов она тем не менее имеет все шансы стать Основным законом объединенной Европы). Кроме того, специфический характер ЕС проявляется в наличии центральных органов ЕС, их структуре и компетенции. Налицо классическая триада властей, которую осуществляют Европарламент, Совет, Комиссия и Суд. При решении вопросов, отнесенных к его компетенции, ЕС обладает полной самостоятельностью, он наделен правом принятия обязательных решений по регулированию функционирования общего рынка. Также обращает на себя внимание и то, что во взаимоотношениях с третьими странами ЕС выступает самостоятельным субъектом международного права, а в соответствии с Маастрихтским договором по истечении переходного периода государства, входящие в ЕС, лишаются суверенных прав заключения торговых соглашений с другими государствами и передают их в общую компетенцию Евросоюза. Однако пока преждевременно рассматривать ЕС в качестве сложившегося государства.

Европейский Союз, созданный изначально как региональная международная организация экономического характера, не позиционировал себя в качестве государства. В процессе дальнейшего развития интегративнные процессы распространились на политическую, социальную и правовую сферы. Наметилась тенденция к политической и юридической централизации. С момента подписания государствами-участниками 7 февраля 1992 года Договора о Европейском Союзе (Маастрихтский договор), зафиксировавшего переход к новому международному статусу, интеграция вышла за пределы экономики и затронула другие сферы деятельности государств-членов.

В настоящее время его международно-правовой статус не идентифицирован – с момента подписания Маастрихтского договора ЕС выходит за рамки уже известных ранее политико-правовых объединений и не укладывается ни в одну из существующих теоретических схем государства и межгосударственного союза, поскольку, строго говоря, он не является государством в обычном понимании и не подпадает ни под признаки федерации либо конфедерации. Это еще не федерация, но и вместе с тем уже не классическая конфедерация. Поэтому, думается, наиболее точно состояние государств, образующих Европейский Союз, можно охарактеризовать с помощью конструкции квазифедерации.

Понятие квазигосударства применимо и к Союзному государству России и Белоруссии, которое в правовых актах позиционируется как государство и пока не обладает классическим набором признаков государства, поскольку находится в стадии перехода к ним. Какова дальнейшая его судьба, состоится ли этот переход вообще, станет ли его конечным пунктом классическая конфедерация, квазифедерация, полноценная федерация или совершенно новый, доселе не известный тип формы государственного устройства, – в области гипотез с более или менее высокой степенью вероятности.

Вторая глава «Нетипичные формы современного государственного устройства: историко-теоретические аспекты» посвящена анализу сложных государств, не укладывающихся в современную дихотомическую схему «унитарное – федеративное».

В первом параграфе «Конфедерация: историческая характеристика и правовая основа» отмечается, что проблема идентификации в известной степени связана с необходимостью формирования целостного представления о конфедерации. Поэтому диссертант обращается к историческим аспектам конфедеративных союзов, к анализу их правовой основы и возможным перспективам их развития с учетом современных тенденций.

Диссертант отмечает, что термин «конфедерация» достаточно часто использовался и используется до сих пор в юриспруденции. В основном он применялся для обозначения одной из форм государственного устройства, а сама конфедерация как одна из правовых категорий изучалась в рамках формы государства, причем с оговоркой о том, что конфедерация формой государства не является. Это, полагает диссертант, не вполне логично: возникает вопрос о целесообразности ее рассмотрения в числе других явлений, к которым она не относится.

Русскими дореволюционными правоведами конфедерация определялась как союз государств, современными государствоведами – как объединение государств для решения каких-либо политических, военных, экономических, социальных задач. Такое определение основывается на том, что практика создания конфедераций ограничивается незначительным количеством конфедеративных союзов: Швейцарское клятвенное товарищество (1815-1848 гг.), США (1781–1791 гг.), Объединенная Арабская республика (1958–1961 гг.), Сенегамбия (80-е г. XX века) – и сравнительно коротким периодом их существования, по истечении которого они либо распались (ОАР, Сенегамбия), либо преобразовались в федеративное государство (США, Швейцарская конфедерация, сохранившая слово «конфедеративный» только в названии).

Считается, что субъекты конфедеративного союза обладают правом сецессии и сохраняют суверенитет, которого нет у самой конфедерации, нет и единого конфедеративного гражданства, конституции и законодательства, а имеется только договор о создании конфедерации. Органы конфедерации обладают правом издания нормативных правовых актов, но при этом действует правило нуллификации. Отсутствуют единый бюджет и единая денежная единица.

В юридической науке в последнее время наметились определенные изменения категории «конфедерация». Проблемность ситуации заключается в несоответствии существующего уровня научных знаний о конфедерации современным потребностям, в их недостаточности для решения новых задач познания.

Наиболее остро устаревшие характеристики конфедерации обнаруживают свою несостоятельность в вопросе о ее правовых основах, ибо решение этого вопроса обусловливает изучение конфедерации конкретной отраслью юридической науки. Промедление с решением данного вопроса может привести к тому, что конфедерация в дальнейшем перестанет быть предметом изучения как в общей теории права и государства, так и в теории конституционного и международного права. Важно создать теоретическую основу для дальнейших исследований конфедерации, причем, в первую очередь, путем отнесения исследуемого феномена к конкретной области знаний, а также получения первичных результатов о ее базовом признаке – правовой основе.

В большинстве научных работ, посвященных конфедерации, указывается на международно-правовой характер союзного договора. Однако высказывались мнения и об эволюционирующей двойственной или возможной внутрифедеральной правовой природе этого договора. И та, и другая позиции по-своему правильны, так как союзный договор, являясь источником государственного права, может быть применен и в качестве источника международного права.

Учредительный акт конфедерации является межгосударственным соглашением и, следовательно, международно-правовым актом. Любой учредительный акт конфедерации, который является международным соглашением, следует считать международно-правовым актом. Однако только по особенностям субъектного содержания невозможно определить правовую форму договора, так как одно и то же содержание способно принимать разные формы.

Вместе с тем, по мнению диссертанта, цель союзного договора между Россией и Белоруссией не укладывается в рамки международного права. Такой договор заключается с целью урегулирования вопросов создания, как правило, нового государства – первичного субъекта международного права. Но эти вопросы не могут регулироваться международным правом, поскольку это противоречило бы принципу первичности государств как субъектов международного права, который заключается в том, что никто не создает их в качестве таковых, они существуют как объективная историческая реальность.

Конфедерация, основывающаяся на одном только союзном договоре, не может считаться окончательной, так как принятие решения и его осуществление суть два различных юридических факта. Единое государственно-правовое пространство в конфедерации возникает не в силу заключения союзного договора, а в результате его исполнения. Сам по себе союзный договор не дает оснований говорить о существовании единого государственно-правового пространства.

В этой связи наличие высокоинтегрированных межгосударственных союзов, в которых интеграционные процессы не прекращаются, сложных квазигосударств с динамическим рядом признаков государства, не позволяет рассматривать конфедерацию как исторический анахронизм или отклонение в государственном развитии. Наряду с классическими конфедерациями возможны и постклассические конфедерации – союзы государств (межгосударственные союзы), создаваемые на постоянной основе и характеризующиеся значительной интегрированностью экономической основы, солидарным суверенитетом (при сохранении суверенитетов субъектов конфедерации, совместно осуществляющих ряд внешних функций (обороны, участия в поддержании международного правопорядка и др.) и субсидарно некоторые внутренние функции (например, культурно-воспитательную, развития образования, науки и новых технологий), и институтом двойного гражданства, и др.;

Думается, что одним из вариантов развития союзной российско-белорусской государственности может стать и постклассическая конфедерация. Ее организационные и правовые контуры можно было бы очертить предварительно на теоретическом уровне в рамках междисциплинарного исследования с участием российских и белорусских специалистов различных отраслей юридической науки: теории права и государства, конституционного, международного, административного, бюджетного права и др., а также других отраслей научного знания и, прежде всего, социологии.

Во втором параграфе «СССР как особая форма государственного объединения суверенных государств» анализируется политико-правовая природа Союза ССР как нетипичного государственного объединения.

Образование Союза ССР явилось прямым следствием отношений, сложившихся между независимыми советскими республиками. В Конституции 1918 года было закреплено полное наименование нового государства – Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика, то есть в названии был отражен и тип государства.

Среди причин образования СССР важное место занимали внешние факторы: угроза новой военной интервенции, экономическая изоляция советской страны, дипломатические конфликты на Западе. К 1922 году централизация руководства обороной была налицо. Определенные успехи имелись и в объединении республик по линии дипломатической и внешнеторговой деятельности. Однако полного единства между республиками еще не было, а послевоенная обстановка выдвинула на первый план именно это требование.

Наконец, перехода к новым формам взаимоотношений республик друг с другом требовала необходимость укрепления дружбы народов, устранения проявлений шовинизма и национализма. Образование Союза ССР увенчало развитие отношений независимых советских республик, зародившихся после Октябрьской революции 1917 года. Оно означало, что существовавшее довольно несовершенное по форме объединение республик превратилось в единое союзное государство. Создание Советского Союза завершилось принятием союзной Конституции.

Процессу объединения в союзное государство предшествовал этап развития государственно-правовых отношений между советскими республиками, суть которого состояла в заключении договоров, регулировавших определенные правоотношения между ними. Наиболее ярким примером может служить заключенный между РСФСР и Белорусской ССР 16 января 1921 года рабоче-крестьянский договор, а также имели важное значение договоры, заключенные РСФСР с другими республиками: 30 сентября 1920 года – с Азербайджанской ССР (договор о военно-экономическом союзе), 28 декабря 1920 года – с Украиной (рабоче-крестьянский договор), 30 сентября 1921 года – с Арменией (соглашение по экономическим вопросам) и – с Грузией (рабоче-крестьянский договор).

Таким образом, советские республики встали на путь взаимного сотрудничества, которое развивалось по двум основным направлениям: во-первых, активное сотрудничество в области экономики, развитие внешних отношений, во-вторых, совместная защита государственных границ, необходимость в которой была продиктована иностранной интервенцией.

Военно-хозяйственные договоры между советскими республиками можно рассматривать как первый шаг на пути к объединению в союзное государство. Независимые республики, заключая такие договоры, налаживали основные направления сотрудничества, которое в дальнейшем переросло в создание объединенного Советского государства.

Во исполнение хозяйственных договоров происходило также объединение государственных органов. Единство высших органов власти и управления проявлялось в том, что все независимые советские республики посылали своих делегатов на всероссийские съезды Советов. Их представители имелись и во ВЦИК. Поэтому решения высших органов власти РСФСР другие советские республики считали для себя законом.

Приведенные соискателем примеры сотрудничества советских республик свидетельствуют о том, что эти республики в тот период встали на путь объединения в союзное государство. В то же время существует мнение, что договорные отношения между советскими республиками до образования Союза ССР можно характеризовать как сложившиеся государственные отношения. Так, С. И. Якубовская – сторонник идеи существования договорной федерации до образования СССР, которая в дальнейшем была преобразована в юридически оформленное союзное государство.

Следует отметить, что сложность правоотношений между советскими республиками, сочетавших в себе элементы федерализма и конфедерализма, была характерна для всего периода, предшествовавшего образованию Союза ССР. Однако заключенные между республиками хозяйственные договоры и соглашения не привели ни к образованию договорной федерации, ни к юридическому оформлению конфедеративных отношений в истинном их понимании. Отношения между советскими республиками до образования Союза ССР следует считать подготовительными к объединению в союзное государство.

Рассмотрев организацию государственной власти в СССР, диссертант сделал вывод о том, что она была построена по уже сложившейся в союзных республиках, главным образом в РСФСР, схеме.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.