авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

Союзное государство россии и белоруссии в системе форм государственного устройства: проблемы идентификации и перспективы развития

-- [ Страница 4 ] --

Подобная трактовка с незначительными оговорками до настоящего времени воспроизводится в некоторых учебниках по теории государства и права. При этом сама проблематика объяснения сущности опускается, а объяснение сущности государства сводится лишь к выводу о том, что она проявляется в его роли и назначении в обществе, что соответствует действительности, но вместе с тем не дает ответа на вопрос, что же представляет собой сущность государства.

В конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века в отечественной юридической науке появились концепции, альтернативные традиционному марксистскому объяснению сущности государства: заимствованные из западной юридической и социологической науки либо сформированные российскими авторами под ее влиянием. Наибольшее распространение получили, в частности, социологическая, нормативистская и либертарная концепции.

Согласно первой, сущность государства сводится к тому, что государство – это социальная сила, фактические отношения повеления и подчинения, организация и деятельность власти, не связанной собственными законами о власти (Дж. Остин, Л. Гумплович). Ее разновидностью называют марксистско-ленинскую интерпретацию классического марксизма (В. И. Ленин, Н. И. Бухарин, И. В. Сталин), для чего имеются некоторые основания, однако вряд ли их можно поставить в один ряд, поскольку акценты в них существенно различаются.

Нормативистская концепция сущности государства, наиболее разработанная в трудах Г. Кельзена, интерпретирует сущность государства как законную форму власти. Государство сводится к законам о государстве и его власти, которые, в свою очередь, покоятся на «почвенной норме» конституции, в силу чего не государство создает законы, а законы создают власть государства.

Либертарная концепция (В. С. Нерсесянц, В. А. Четвернин) сводит сущность государства к правовой форме власти. При наличии правовых законов организация, осуществляющая власть в обществе, – государство, а при их отсутствии – деспотия. Данная концепция представляет собой своеобразную интерпретацию двух предшествующих с тем, однако, отличием, что в ее основе лежит либертарно-юридическое правопонимание, согласно которому правом является «всеобщая и необходимая форма свободы в общественных отношениях людей, право – это всеобщая справедливость и т. д.» (В. С. Нерсесянц). Соответственно, законодательство государства, не отвечающее этим требованиям, правом не является, как и само государство – государством. Либертарно-юридическое правопонимание подвергалось вполне справедливой критике (М. И. Байтин, О. В. Мартышин), в связи с чем следует ограничиться замечанием о том, что лежащие в его основе идеи, доведенные до абсурда, могут привести к неверному выводу о том, что поскольку рабовладельческое или феодальное право не отвечало представлениям о необходимой форме свободы и всеобщей справедливости, то и права никакого не было и, соответственно, государства.

Считается, что истина находится между полярными мнениями, однако диссертант, солидаризуясь с классиком, считает, что между ними – пропасть. Уставить истину, эклектически соединяя эти концепции, вряд ли удастся, хотя все они в той или иной мере содержат рациональное зерно. Поиск ответа на вопрос о сущности государства следует искать в другой плоскости. Ориентиром для этого является философское понимание сущности как того, что она есть сама по себе, в отличие от других вещей, как единство связей и глубинных связей и отношений, определяющих основные черты и тенденции развития явления.

С этих позиций под сущностью государства следует понимать те связи и отношения, которые отличают его от других социальных явлений и остаются относительно стабильными, в отличие от изменяющихся содержания и форм, и благодаря которым государство в процессе своего развития остается тем же, чем оно было в момент своего возникновения – организацией, осуществляющей руководство, управление обществом с помощью власти. Как считает диссертант, сущность государства состоит в том, что оно является особым социальным институтом, искусственно созданным социальным образованием, публичным учреждением, выполняющим функцию по управлению обществом. Сущностные связи – это устойчивые, стабильные связи институционального и политического (властного) порядков (внутренние), а также связи государства с его экономической, социальной и территориальной основами (внешние).

Вместе с тем сущность государства нельзя воспринимать как нечто неизменное, застывшее во времени и пространстве. Государство, являясь частью общества, эволюционирует вместе с ним. Связи и отношения, образующие сущность государства, нельзя рассматривать изолированно от его социальной, экономической, пространственной и правовой основы. Они детерминируют эту сущность, вызывая ее к жизни, и оказывают влияние на ее бытие, в силу чего изменяется и сама сущность. Меняются, хотя не так динамично, как содержание и форма, сущностные связи и отношения. В разные исторические периоды развития общества и государства сущность последнего претерпевает определенные изменения, не схожими могут быть даже сущности двух разных государств в рамках одного исторического периода.

В свою очередь, сущностные связи детерминируют содержание государства, которое, по мнению диссертанта, образуется следующими элементами: субстанциональным (люди, их коллективы, практически осуществляющие управление обществом), институциональными (система государственных органов, функционирующая на основе принципов субординации, координации и субсидиарности – взаимодополняемости), политическим (политическая власть, осуществляемая на основе разделения «властного труда» и объема полномочий между государственными органами и составными частями в сложных государствах), телеологическим (система целей и задач государства), функциональным (деятельность по решению стоящих перед государством задач и реализации его целей) и правовым (внутригосударственное законодательство и действующие в нем нормы и принципы международного права).

Не затрагивая в настоящем параграфе проблему классификации форм государства и принимая традиционную для теории права и государства концепцию формы государства (единство формы правления, формы государственного устройства и формы политического режима), диссертант считает необходимым подчеркнуть, что, исходя из философского понимания формы, форма государства – это способы организации элементов содержания государства, объединения их в единую целостность – функциональную систему и ее внешнего выражения в обществе.

Форма оказывает влияние на содержание государства, на состояние образующих его элементов, поскольку они, в известной степени, и есть эта самая форма. Однако и сами элементы оказывают непосредственное влияние на форму. Ведущая роль в этом принадлежит субстанциональному, институциональному и правовому элементам.

Анализ генезиса государства, его сущности, содержания и форм дает основания для вывода о том, что государство, включенное в процесс общественного развития, также развивается. В современном состоянии государственности специфически преломляется общая закономерность устойчивости (сохранения гомеостазиса) и подвижности развития, облекающегося в различные формы. В государстве все более проявляется тенденция к гармонизации: внутренней (между сущностью, содержанием и формой) и внешней (между государством и обществом). Сущность и содержание государства все более утрачивают классовые черты, становятся классово индифферентными. Роль современного государства сегодня сводится к роли «социального управляющего», «наемного менеджера» на службе у общества, наделенного его политической властью для решения «общих дел». Это общая тенденция, в которую не вписываются отдельные государства, поскольку не являются определяющими в «едином оркестре государственности» на политической карте мира.

При этом нельзя полностью исключать влияние классовых начал на сущность государства, даже в условиях, когда классовая структура современного общества размыта, социальная неоднородность, асимметричность не устранена. И вряд ли это возможно в обозримом будущем. Другое дело, что «классовое» в обществе принимает новый облик – интересы доминирующих в обществе экономических элит вуалируются под интересы демократии, их цели маскируются под цели утверждения свободы и прав человека, однако классовая природа транснациональных корпораций отчетливо проявляется в политике государств – проводников их воли, в отношении недостаточно демократических политических режимов и стран третьего мира.

В свою очередь, изменения сущности не могут не отразиться на содержании и форме государства. В содержании государства появляются элементы, которых оно не знало в предшествующие периоды своего развития: государственная власть реализуется на основе разделения, изменяется «архитектоника» государства – оно приобретает характеристики демократического, правового социального; в фокусе целей оказывается человек, его права и свободы, обеспечение достойной жизни членов общества, стабильное и поступательное развитие общества в целом; перестраивается государственный аппарат; наполняются новым содержанием его функции, развивающееся законодательство пополняется новыми отраслями и институтами.

Одновременно происходит трансформация его форм: республиканская форма правления находит более законченное выражение, стираются фактические грани между монархической и республиканской формами; усиливаются процессы регионализации: в унитарных государствах расширяются права автономий, в федеративных – происходит оптимизация субъектного состава, образуются высокоинтегрированные межгосударственные объединения; демократический режим становится господствующей формой политического режима.

Таким образом, заключает диссертант, несмотря на отдельные «отклонения» и «задержки» в развитии, современное государство как сложноорганизованная динамическая система постоянно эволюционирует в направлении поиска оптимальных форм государственной организации общества.

В третьем параграфе «Некоторые методологические проблемы классификации форм государственного устройства» анализируются подходы к классификации форм государства, определяются возможности существующих классификационных подходов адекватно описать многообразие форм конкретных государств и природу государственных и межгосударственных образований.

Диссертант отмечает, что вопрос об идентификации Союзного государства в системе форм государственного устройства находится в тесной связи с вопросом о классификации государств. Долгое время этот вопрос решался в рамках наиболее обобщенной классификации государств – глобальной типологии государства и права, основательно разработанной советской юридической наукой в учении об историческом типе государства и права.

Категориями анализа в рамках глобальной типологии выступают понятия типа «капиталистическое государство», «социалистическое государство» – исторические типы, а также формы правления (монархии и республики), государственного устройства (унитарные, федеративные и конфедеративные государства), политического режима (тоталитарный и демократический (либеральный) – типы форм. Такой подход к классификации («мега- и макроклассификация») связан с тем, что советская юридическая наука, восприняв идеологический лозунг об отмирании государства, не задавалась целью разобраться в многообразии государственных явлений, историческая судьба которых предрешена.

В современной юридической науке наблюдается тенденция отхода от глобальной типологии, центр тяжести переносится на внутритиповую классификацию, ориентированную главным образом на видовые различия. Считается, что последняя более гибка: она позволяет учесть смешение разных элементов государства, их рецепирование одними и экспансирование другими государствами, точно установить сходство и различие государств и межгосударственных объединений. В ее основе морфологический метод, основанный на познании явления через его форму. Анализ государства, предпринимаемый с целью выявления общих закономерностей, осуществляется посредством выделения определенных формообразующих признаков, которые затем анализируются, классифицируются и сводятся в критерии для построения классификационной модели.

В связи с этим обращает на себя внимание, что в современной государствоведческой науке критически оценивается методологический потенциал существующего подхода к типологии государства, связанной с общественно-экономическими формациями, и высказывается мнение о том, что существующий элементный подход (форма правления, форма государственного устройства и форма политического режима) должен быть дополнен наиболее общей классификацией государственных форм, объединяющих три указанных элемента. Таковыми являются: монократическая («единовластная» государственная форма, имеющая высокоцентрализованный характер, при которой государственная власть находится центра, а разделение властей, подлинная автономия в территориально-политическом устройстве и местное самоуправление не допускаются); поликратическая (многовластная форма, характеризующаяся разделением властей, размежеванием ролей по управлению государством, определенной автономией различных звеньев и территориальных единиц, развитием местного самоуправления, демократическими методами политического режима); сегментарная (структура, складывающаяся из отрезков целого, имеющая в значительной мере олигархический характер, допускающая известное разделение властей, и разделение ролей между различными органами государства, допускающая некоторые элементы автономии и местного самоуправления, демократических элементов в управлении государством, но при этом характеризующаяся отсутствием баланса, равновесия и существованием лидирующего органа, должностного лица (В. Е. Чиркин).

Указанная классификация представляет значительный интерес, однако, несмотря на утверждение о том, что она опирается именно на признаки формы государства, может быть понятна и успешно применяться в практических целях только с опорой на уже существующую классическую модель формы государства с учетом детальной разработанности разновидностей различных форм. Иными словами, применяя ее, следует иметь в виду триаду (форма правления, форма государственного устройства и форма государственного режима) и характеристики государства как правового и демократического.

Этот подход развивается применительно к формам правления: монократия, олигократия и исократия. В результате деления государств на основе политического правоотношения число его разновидностей, с учетом группы, рода, вида и подвида, составляет более 30 (И. В. Столяров) и фактически отражает не способ «возникновения, изменения и прекращения государственной власти», а приобретения политической власти «гонорантами» (по авторской терминологии) – лицами, приобретающими государственную власть. Признавая терминологическое несовершенство обозначения двух основных форм правления, тем не менее диссертант отмечает, что оно может быть снято детальной их классификацией на микроуровне, а также делением форм на типичные и нетипичные.

Упреки в несовершенстве мега- и макроклассификаций форм в определенной степени справедливы. Разработка классификаций, особенно «среднего уровня», очевидна, и указанные выше подходы могут рассматриваться как вспомогательные. Государство полиморфно, и необходимость в исследовании его формы не вызывает сомнений. При этом нужно учитывать то, что существующая типология форм государства призвана отразить главные черты содержания государства, и эту задачу она выполняет. В связи с этим, полагает диссертант, говорить о том, что и глобальная типология, и типология форм государства утратили свой методологический и гносеологический потенциал, преждевременно.

Относительно существования «государственно-правовых аномалий» – явлений в сфере государственности, образовавшихся в результате смешивания различных элементов, неполноты, «гибридности» признаков, не поддающихся исчерпывающему объяснению в рамках существующего понятийно-категориального аппарата глобальной типологии и типологии форм, диссертант полагает, что на современном этапе развития теоретико-правовой науки они в известной степени могут быть объяснены через конструкции «государство переходного типа» (постсоциалистическое государство, постмодернистское государство), «квазигосударство», «квазиконфедерация» и «квазифедерация». Вместе с тем это обстоятельство детерминирует развитие классификаций микроуровня и промежуточного между макро- и микроуровнями, классификации «среднего уровня», разработка которых пока далека от завершения и находится сегодня больше в постановочной стадии. Не ставя перед собой задачу разработки развернутой теории форм государственного устройства, а тем более форм государства, которая неизменно повлекла бы изменения направления настоящего исследования, диссертант считает необходимым, затронув проблему в постановочном плане, предложить варианты решения отдельных аспектов этой проблемы, не выходя за рамки стоящей перед ним исследовательской цели.

Наряду с этим необходимость достижения цели настоящего исследования предопределяет наличие определенных методологических ориентиров, «системы координат», в рамках которых можно идентифицировать Союзное государство. В качестве таковых использовать классическую типологию форм государства, а в рамках последней – классификацию форм государственного устройства. Несмотря на некоторую односторонность, очищенная от идеологических догматов глобальная типология сохраняет методологический и гносеологический потенциал и вполне применима в отношении Союзного государства России и Белоруссии.

Для настоящего исследования существенное значение имеют два самостоятельных исторических типа государства: буржуазно-демократическое (капиталистическое) и социалистическое, а также промежуточный тип – постсоциалистическое государство. С его помощью обозначаются государства, бывшие некогда социалистическими, но изменившие направление дальнейшего развития. К числу таковых относятся те государства, которые после распада социалистического лагеря восприняли либеральные ценности и взяли ориентир на рыночную экономику. При этом постсоциалистические государства находятся на различных стадиях перехода. Такой тезис в полной мере применим и к субъектам Союзного государства. Россия находится в «конце перехода», поскольку ее экономическая основа приобрела ярко выраженные капиталистические черты, в ней налицо институты буржуазного государства, либерально-буржуазная парадигма воспринята и законодательством, однако при этом наблюдается разрыв между целями и практикой их реализации, особенно в социальной сфере, в неразвитом виде его социальная основа – гражданское общество.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.